Встреча

Далекие, незабываемые, Советские времена.

Середина марта. Праздники закончились. Просторное помещение авиакассы  пусто. Только, у дальней стойки двое парней в форме курсантов, и высокий мужчина, средних лет, с чемоданом.

Не отрывая взгляда, смотрю  через застекленную стену. Цветущая урючина, словно в снегу. Весна в Ташкенте в самом разгаре. Но природа не радует. Битый час пытаюсь разжалобить кассиршу. И взглядом, и требованиями.

 Поднимаюсь со скамейки, и снова подхожу к окошку кассы.
— Понимаете, мне завтра надо быть в Москве. Назначена встреча с профессором. И  читальный зал в Центральной библиотеке.

— Билетов нет. Надо было забронировать. — кассирша непреклонна.
— Бронь, почему-то, аннулировали.
Медленно возвращаюсь к лавочке, но вдруг слышу вслед.
— Летите через Ленинград, вечерним рейсом. Из Пулково каждый час самолет. Утром будете в Москве. —  девушка за стеклянным окошком приветливо улыбнулась.
— А можно? —  обрадовалась я.
— Почему нет. По студенческому  скидка, затраты небольшие.
— Выписывайте билет.
— Прилетите в Ленинград в полночь. Придется погулять до утра.
— Согласна, оформляйте. — со вздохом облегчения, протягиваю  паспорт.
 
И вот, счастливая,  кладу портфель с багажом на полку, в котором несколько книг и немного белья. Снимаю пальто с песцовым воротником, шапку, ведь Россия еще не освободилась от зимних оков, и  удобно усаживаюсь в кресле  у окна салона самолета.

В иллюминаторе  черное небо и крупные звезды. Блаженно закрываю глаза  и рисую картину завтрашнего дня. Мысли путаются, образы расплываются.  Откидываюсь к спинке кресла. От волнения не могу спать, и достаю из сумки книгу.Скользя, глазами по строчкам, понимаю,  в голову ничего не лезет.

Полет тянется ужасно долго. Каждую минуту поглядываю на часы, но стрелки словно застыли. Ленинград, город моей матери. Здесь живет ее двоюродный брат. К сожалению, увидеться не получится. Прилечу ночью, да и за несколько часов до рейса на Москву, просто не успею к ним заскочить.

Самолет ныряет в яму,Понятно, началась посадка. В подтверждение моей догадки, стюардесса сообщает: «Наш самолет приземляется в городе-Герое - Ленинграде. Температура воздуха, минус десять. Будьте внимательны на трапе».

Выхожу на трап, и густая масса белого снега окутывает с головы до ног. Вот так погодка. Только бы, завтра улететь, а то просидишь несколько дней. По бетонному настилу, направляюсь к аэровокзалу. Толкаю тяжелую стеклянную дверь, стряхиваю снег с шапки и бортов пальто, и нетвердой походкой скользящих сапог от  налипшего снега, прохожу в зал.

 Поднимаю голову, и застываю от неожиданности. Прямо на меня идет «Командир счастливой щуки». Герой из любимого фильма. Где еще увидишь настоящих мужчин, как не в кино. А тут, живой подводник.  В черной форменной шинели,  шапке.  Губы раскрыты в широкой улыбке. Мужчина берет из моей руки портфель. А я, очарованная, не сопротивляюсь. Доверяю полностью. Странно, ощущение, будто мы знакомы сто лет. Наверное, я приглянулась ему, едва вошла, как снегурочка, вся в снегу.

Он заглядывает мне в лицо.
— Холодно?
— Немного.
Мы идем по залу к свободной скамейке, присаживаемся.
 
— Откуда и куда, если не секрет.
Сердце  бешено бьется.
— В Москву. Не было билетов, вот и  лечу через Ленинград.
— Кассы откроются только утром.
—  Знаю. Придется ждать.
— А мне надо в Мурманск, но погода не летная. Со вчерашнего дня здесь отдыхаю. —  он хлопнул себя ладонью по колену.
— Никогда не была в Мурманске.  Холод, полярная ночь. Трудно там жить?
— Привык, служба не дает скучать.

Мы смотрим в глаза друг другу, и улыбаемся.
— Был в гостинице, и в комнате отдыха. Свободных мест нет.
— Если для вас нет, а для меня, студентки, тем более.
— Какие дела в Москве?
— Диплом пишу. Надо посмотреть материалы, которых нет в Ташкенте.
— Значит, вы в Ташкенте живете?
— Да. У нас уже весна, тепло, деревья в цвету, а здесь, зима. —  сняла шапку, пригладила волосы. Удивительно, но рядом с незнакомым человеком, не ощущаю никакой скованности.
 — В  Мурманске тоже еще  зима?
— Климат у нас  суровый, но люди хорошие.
— Какие нервы надо иметь, чтобы месяцами находиться на подводной лодке, не видеть солнышка, не дышать свежим воздухом. Я бы не смогла, вообще не выношу маленьких замкнутых пространств. Вот уж, точно, для такой работы, как ваша, не подхожу.
Моряк тихо рассмеялся.
— Во время похода,  забываешь, про все неудобства.
— Задания серьезные и в наше время?
— Разные бывают ситуации. — он достал из кармана пачку сигарет. — Можно?
— Конечно.
Не могу оторвать взгляда от  широкого лба, чуть растрепавшихся темных волос, прямого носа, и  карих глаз. Господи, до чего же похож.
— Как вы похожи на Алексея Строгова из фильма « Командир счастливой щуки».   
— Многие так говорят.
— Такой случай был на самом деле, и возможно, не один?
—  Конечно, все бывает,  да еще в те трудные  времена.
— Всегда реву, но отказать в просмотре любимого фильма не могу. Преклоняюсь перед Вашей  службой.
— Спасибо! —  подводник  прищурил глаза, затянулся сигаретой. — Моя жена не выдержала. Два года прожили, родила сына, и сбежала к матери в Харьков.
— Южанка, тяжело привыкнуть к Мурманскому климату. Но она вернется, обязательно.
— Благодарю за поддержку.
— Я к военным  неравнодушна. Вот где  настоящие мужчины. Профессия — Родину защищать. Или насмотрелась фильмов?
— Вы романтик, но слушать Вас приятно.
— Любопытно узнать о вашей службе.  Только по фильмам знаю о подводных лодках.  Если нельзя, не обижусь.
— Вы правы, секретов много.
— Тогда расскажите о погоде.

Мужчина рассказывал о полярной ночи, а я слушала и не слышала.  Кто бы сказал, проездом, в Ленинградском аэропорту, встречу такого человека,   не поверила.
 
Усталость взяла верх,  склонив голову на плечо незнакомца, задремала. Сквозь сон, чувствовала, смотрит на меня. Влюбился?  Не удивительно. Много говорила, о фильме, и  уважении к военным. Конечно, все это запало  в душу. А я верила, моряк охраняет мой покой, и никому не позволит обидеть.
Однако, долго в таком положении не поспишь.
— Извините, устала. Неприятности с утра  преследовали,  пока достала билет, дорога. Но с вами,  очень спокойно. Будто знаю вас давно.
—  А я  увидел девушку, растерянную, в снегу. Захотелось помочь.

Мужчина встретил мой взгляд, и умолк. Приглянулась я ему. Но скрытость  характера, не позволит признаться в нежных чувствах.  И в этом не было необходимости. Мы  чувствовали взаимную симпатию.
 
Он крутил в пальцах незажженную сигарету.  Я глядела перед собой, не нарушая паузу. И вдруг почувствовала, как его голова склонилась на мое плечо. Мужчина задремал. Теперь настал мой черед охранять его сон.

Казалось, аэропорт затих.  Боялась пошевелиться, и сдерживала  желание дотронуться до него. Часто говорила в детстве: «Выйду замуж, у кого опасная профессия». Мама смеялась: «У мясника,  опасная работа, топором размахивает, вдруг что-нибудь, нечаянно отрубит  у себя». Страшно обижалась за непонимание.
   
Борясь со сном, разглядывала  ожидающих рейса, пассажиров.
На противоположной лавочке, поджав ноги, дремала женщина, обняв руками маленькую сумочку. Рядом с нею, старушка, моргала уставшими, красными глазами. У ее  ног большой чемодан. Вот еще путешественники. Не сидится зимой дома. А может быть неотложные дела, как  у меня.
 
Эта ночь в аэропорту, запомнится надолго. Встретились два человека, даже имени не спросив, словно давние друзья, сидели  рядом, мирно  беседовали. Настанет утро,  наступит расставание. Время сотрет очарование нежданной встречи.

Подводник пошевелился,  я повернула голову.
— Извините, задремал. —  он виновато улыбнулся.
— Теперь я вас охраняла. Не все ж вам, меня охранять.  Здесь, в зале аэровокзала, и в холодном северном море.
 
Взгляд остановился на часах.
—  Пора идти за билетом.  — встала, расправила пальто.

Мы  смотрели друг на друга и молчали. Я уеду в Москву, у меня защита диплома, подписанное назначение на послеинститутскую отработку в далеком неизвестном, городе. У него служба,  жена в Харькове, маленький сын. У каждого своя дорога.

Окошечко открылось.
— До Москвы. — подала девушке документы.

Он взял  билет, и раскрыл мой  паспорт. Что ищет? Штампа о браке нет.
 
Вот и стойка регистрации. Отметка в билете.  К полету готова.
— Всего Вам, доброго! Счастливой дороги домой и удачной службы!
— Спасибо! — военный приложил ладонь к виску.

С толпой пассажиров, не оглядываясь, пошла по длинному коридору. В комнате ожидания, прислонясь спиной к стене,  смотрела сквозь толстые оконные стекла, от потолка до пола, на падающий, огромными хлопьями, снег, и гадала, улетим, или рейс отменят. Вернуться, оставить адрес, сказать…  О чем говорить? Нет, пусть лучше самолет улетит.

Подъехал маленький автобус, и, петляя, по летному полю, среди расчищавших снег, машин,  повез  к самолету.

Устроившись в кресле,  поняла,  силы  покидают. Пристегнула ремень, и провалилась в сон. Очнулась,  ощутив толчок. Пошли на посадку. Открыла глаза. «Летел (а), спя»  вспомнилась фраза из фильма.

Как в кино. Было или не было?
 
И все-таки было. Была встреча. И было расставание. И осталась в памяти, страница из ненаписанной книги.
 
 


Рецензии
Так ВЕРНЕЕ -
И вот, счастливая, кладу на полку с багажом портфель , в котором несколько книг и немного белья, снимаю пальто с песцовым воротником, шапку, - ведь Россия еще не освободилась от зимних оков, - и удобно усаживаюсь в кресле у окна салона самолета.

Лев Постолов   16.05.2016 22:34     Заявить о нарушении
Понравилось.
Обязательно внимательно перечитайте и подчистите неверно поставленные запятые и недоставленные тирэ.

Лев Постолов   16.05.2016 22:45   Заявить о нарушении
Спасибо! Замечания учту.
Всего доброго!

Герцева Алла   23.05.2016 16:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.