Триллер по -нашему-4. Первый сон Бло

http://www.proza.ru/2013/02/21/2204  предыдущая  3 часть

А  в  это  время , бьющемуся  в определённом  направлении  телу  Бло, снился  сон.               
Который  потом   войдёт  в  историю ,  как  Первый  сон  Бло:
Бло  видел  себя  народом.    И  что   он,    Бло  -народ,  стоит  на  трибуне   мавзолея   под  собственным ,   большим  портретом.   И  принимает  парад,  посвящённый  десятой  годовщине  освобождения  от  диктатуры  КПСС.               
Перед   ним  по  Красной  площади  проходят  колонны  вождей. Вот   идёт  колонна  сталинов.       
В  руках  сталины  держат  трубки   и  слаженно,  чётко, затягиваются.  Выпуская      клубки  дыма, которые  голубями летели до  неба  и  складывались там  словами: -Деньги,  секс,  власть, свобода.
Бло –народ,  ласково  щурит  глаза  и  машет  сталинам  левой   рукой.   Правой,  он   незаметно  чешет  место,  чуть   ниже  копчика,  а  потом  место   - напротив…      Сразу  за  колонной  сталинов,  плечом  к  плечу,  чеканя  шаг   в  шаг,   идёт колонна  гитлеров. Последний  ряд  сталинов,  ловко  с  резким  поворотом  головы,  плевками  вел  прицельный   огонь  по  гитлерам.   На   что,  те , дружно  отвечали : -Хай  Бло! Хай  Бло!   До  Бло – народа,  это  долетало, как – хайло,  хайло…
-Молодцы!  Браво!  -  говорит  Бло  -народ  -   Мажету  и  Моноклю.  -  Выдать им  после,  по  чарке.
По   невидимой  команде,  колонна  сталинов  синхронно  приподняла  указательный  палец  и  пригрозила    стоящим   на  мавзолее.  По   плечам   Бло  -народа ,  дрожью   пробежал  холодок. -Хорошо  то  как!  - прошептал  Бло  -народ.
Будто   боженька  босичком  по  душе  пробежался.
Бло –народ,  вытянул  вперёд  руки,  как будто  держит  в  них винтовку,  прицелился  в  колонну  сталинов  и нажал  указательным  пальцем  на  невидимый  курок,  а  губками  выплюнул –П-у!
-Ура!  У-ра!  Ур-а!  раздалось  в  ответ  из колонн  сталинов  и  гитлеров.   
- У-аа!  Уа-а!  Уаа!  Это  на  Красную  площадь  вышла  колонна  ленинов.  У  каждого    Ильича          на   плече  было  по  большому  бревну,  которые  они  поддерживали  правой  рукой.  Левой  рукой  они  тянули  за  собой   кухаркиных детей. 
Те  строили  счастливые  рожи  и  яростно  нарезали  указательным  пальцем    резьбу  в  носу.          
На  эту  композицию  Бло  -народ,  Манжет  и  Монокль,  радостно,  но  с  достоинством  замахали  в  приветствии  руками.
-Ох ,  хорошо,  ох,  хорошо… 
-Кажись  заговорил,  -услышал,  не  по теме,  Бло  голос  Манжета.
-Очухался  родимый -  это  уже сказал  Монокль.
Открывшиеся  глаза  Бло,  поведали,  что на  данный  момент  он   находится  в комнате, ничего общего  с  мавзолеем  не  имеющей. Голова  трещала,  тело болело.  Или  наоборот.  Но,  как  не  меняй,  легче  от  этого  не  становилось.         
-Ну,  что  брат, ассимилировал  Доминиканскую  республику?  Вопрос   Манжета  гвоздём  царапал   головную кору  Бло.       
-А  где  ленины,  сталины? -  спросил Бло  у своих товарищей.   
-Где, где…  в  ямбической   рифме  Ивана  Семёновича  Баркова.  Ты их там,  что  не  видел? Стахановец   ты наш.   
Поди  болит отбойный молоточек? 
-Голова...               
- Если голова болит, значит  на  месте,  не отвалилась от  вибраций.  На - ка . полечись. И  Манжет  протянул   Бло  полный   стакан  с  виски.  Трясущимися  руками,   Бло опрокинул его  в приёмное  отверстие,кипящей пламенем головы  и  одним глотком отправил   виски  в внутрь.   Внутри, что  - закипело. Бло  бросило  в  жар.  И  будто  кто - то   стал  потихонечку  освобождать  голову  из  тисков.               
-Ещё.                -
-Ну  вот,  здравые  мысли  появились, а то ленины  в  глазах, –выдал  Манжет  и  налил в  стакан половину  от  предыдущей  порции.   Головные  тиски  раскрутились  и Бло  стал  вживаться  в  коллектив  вопросами.

Задача  была  выполнена. В  надёжном  месте  стояли  три  чемодана  , с  отменными тараканьеми яйцами.               
-Линять надо отсюда, -  начал  делиться  планами  Монокль,  а  то   никаких   гонораров  не  хватит  на  выплату  местных алиментов.
Было   решено  отправить    секретную   радиограмму  с  сообщением,    что задание  выполнено   и   потихонечку,   
по-  английски   покинуть  территорию  Доминиканской  республики.               
Во  время   связи с  Большой  Землёй,  были  получены   координаты  места, где наших  героев  с  грузом   должен  принять  корабль.  Отличительной  чертой  корабля  будет  периодическое  отключение    бортовых  огней.                Дождавшись,  когда  на  Доминиканскую  республику   опустится  ночь,  группа :  Бло,  Манжет  и  Монокль  с  тремя  чемоданами  отправились    к  полученным  координатам.               

Бухта,  куда  их  привёз  подозрительно   молчащий  всю дорогу  таксист,  была  тиха  и   уютна.  Крупные  звёзды   были  так   ярки,  что  добивали   своими   лучами  до  самого дна, тёплого , с  синей  водой  океана.  Серебренные  рыбки  безмятежно   играли и  искрились   во  всё  этом  благолепии.               
У  Бло  под ложечкой   предательски  засосало.   Память  зачесалась  сладкими   фрагментами. Да  так  сильно,  что  хотелось  разодрать   её   до  крови.  Мысль   по  предательски  зажужжала  в  самом  ухе,  а  потом  и  вовсе  запела  на  всю мощь   движка  с  неисправными  подшипниками.               
-  Останься,  останься,  останься…           Ведь… Там…    у  него  никогда  не было   и,  главное,    никогда   не  будет  такого  успеха  в любви.      Пусть  продажной,  но такой бесконечной.  Такой  ,  за  которую  не  жалко  и  всей жизни.               
Бло  чувствовал,  что  он нужен   этому  острову,   что  это  вовсе  и  не остров,  а  сердце, его сердце.            
–Работать  так,  чтобы  умереть в  любви  -   Бло не  заметил,  как  произнёс  эту фразу   вслух.               
– Это правильно , -  заметил  ему  на  это   Манжет.   А  Монокль предложил  по этому  поводу  выпить.
– Эй,  Диего  -позвал  Монокль  подозрительного таксиста -  Выпьешь  с  нами  за  рабочую  любовь?                Таксист  взял  пластмассовый  стаканчик  с  виски и  молча  выпил. И  вдруг  его,  как прорвало:  -Возьмите,  меня,  возьмите меня  с  собой. Хочу,   хочу  на  родину.  Таксист  говорил  на чистом  русском  языке.       
–Да  кто ты,  родимый?    Манжет  участливо  обнял  его  за  содрогающийся от    плача    плечи.               
–Я,  майор  Александров.   Я  ещё  могу  быть полезным  своей  стране,  своей  Родине.                Эта  сцена перевернуло  всё  внутри  Бло.  Нет!  Родина  главнее. Пусть всё  останется   сладким  воспоминанием,  чем  в  итоге   умереть  от   любовного   диабета.  Кто   я  здесь , -секс  машина,  а  на  родине   я  полковник.                Размышления  Бло  прервал   тёмный  силуэт  корабля,  высвеченный   в  расстоянии 500 – 505  метрах  от  берега, яркими ,  полными   любви ,  доминиканскими   звёздами.               
-  Смотрите,  -  закричал Бло,-  за  нами  прислали  корабль!               
Большой силуэт   корабля был   без   единого  бортового   сигнала.               
–Наш   -  хором  выдавили  Манжет  и  Монокль.  И  от этого –«Наш»  у  всех   прошла  сладкая  горячая  дрожь.               
-  Но,  как, как  мы  туда   доплывём  с  чемоданами,  товар  нельзя  мочить.  Бло обвёл всех  вопросительным взглядом.
–Не  проблема ,  -услышали  все  голос  таксиста -майора.  И таксист  к  удивлению всех   вытащил из багажника  резиновую надувную лодку.  При  свете  всё  тех  же   ласковых,  незабываемых  доминиканских  звёзд,  на  борту  лодки  все  отчётливо  увидели,  чуть  потёртую  надпись:       «КОТИК»  made  in USSA,  инвентарный  номер  7774 

продолжение http://www.proza.ru/2014/04/08/1950               


Рецензии