Мои сложные отношения с коммунизмом

                Из серии: "Комсомольская юность".



      Бабушка, "кулацкое отродье", корнями из Тверской губернии и дед, потомственный дворянин Таврической.
      Именно его наказ «В этой семье никто не вступит в коммунистическую партию» трижды стоил бабушке звания «Заслуженного врача Республики» (а семье права на кооперативную квартиру).
     Имея такой отягощенный антикоммунистический анамнез, я поступаю в Первый медицинский институт в еще «красном» 1983 году…
     Обязательной к посещению была лишь одна лекция - «История коммунистической партии СССР» (посещаемость контролировалась). Харизматичный лектор Монин, явно бравший уроки у Фиделя Кастро, несколько раз за лекцию возвращал  аудиторию к действительности выкриками «РЕВОЛЮЦИЯ» и «ПРОЛЕТАРИАТ». В голосе его при этом звучал такой патриотический надрыв, что даже на задних рядах подпрыгивали посмевшие заснуть. Все шутки и прочую легкомысленность Монин пресек еще на первой лекции, когда в ответ на смешок с галерки, он по-ленински выкинул руку в сторону сектора, в котором сидел шутник, и выкрикнул как на митинге: «Нам не нужны мелкобуржуазные смешки, нам нужна железная поступь батальонов рабочего класса!». У меня есть подозрение, что он брал уроки не только у Кастро, но и у Мессинга, так как после этого выступления у закодированной аудитории все шутки и смешки буквально застревали в горле.
     И вот мой первый экзамен в институте, где я твердо намерен получить красный диплом. Я сидел как проклятый 5 дней, в голове у меня смешались все политические партии, съезды, Троцкий с Бухариным и иже с ними. Никогда не умел учить – мог только понимать, а этот материал логике не поддавался. И вот моя первая оценка - ТРИ балла от Монина – хорошее НАЧАЛО.
     «История медицины» на втором курсе позволила немного расслабиться, но на третьем курсе нас ждало новое испытание – «Политэкономия».
     С капитализмом все было понятно, там даже учить особо ничего не надо было - все логично, не забывай только про "систему научного выжимания пота", "эксплуатацию человека человеком", неравенство и «небратство». А с социализмом – опять какая-то мешанина - ничего не понятно кроме «хозрасчета один» и «хозрасчета два». Содержание остальных глав просто не поддавалось восприятию! Перед экзаменом я злобно гипнотизировал 20 - 30 вопросов по политической экономии социализма.
     Опять тройка?...минуточку...сначала я даже оторопел от пришедшей в голову идеи... Проверил и последние сомнения исчезли! В две - три фразы любой из вопросов сводится к абсолютно понятным мне «хозрасчету один» и «хозрасчету два»! На этом сердце и успокоилось. 
     Надо сказать, что «призрак конца коммунизма» уже вовсю бродил по СССР, разминаясь пока на Крымских виноградниках, поэтому преподаватели политических наук тоже могли себе кое-что позволить. Но вопрос,  который последовал мне после моего ответа на экзамене все равно нельзя было назвать ординарным – «Молодой человек, объясните пожалуйста, КАК вам удалось так хорошо выучить «Политэкономию социализма»?» Преподаватель, сейчас бы я уже назвал ее девушкой лет 35-ти с задорной короткой стрижкой и отличная оценка, уже стоявшая в зачетке, располагали к откровенности (несколько раз чуть не доведшей меня до выговора с занесением по комсомольской линии). «Так знать-то нужно только одну главу по хозрасчету!» - сказал за меня «Хазановский попугай» и я по ее просьбе продемонстрировал «хозрасчетный фокус» с несколькими вопросами.
     Дальше шла «марксистко-ленинская философия». Нам достался замечательный преподаватель, опубликовавший больше научных трудов, чем вся остальная кафедра вместе взятая. Был подкован и в медицине, эанимался даже музыкотерапией! Пользуясь своим служебным положением, он откровенно глумился над будущими врачами весь год, задавая вопросы в стиле «субъективно – объективно?», «идеально – материально?», «яйцо – курица?». А пока ты пытался вымучить что-то похожее на ответ, он ласково смотрел на тебя. Насладившись твоим позором, просил присесть, отводя при этом глаза и пряча улыбку . Правда однажды, после полугода этих издевательств, он так увлекся философскими рассуждениями, что на полном серьезе спросил у нас, читали ли мы какого-то философа 7 века. Я "честно признался", что мы немного отстаем по программе и сейчас читаем только древнеегипетские папирусы (в переводе это означало – папа, с кем ты сейчас разговаривал?). То обстоятельство, что шутка была оценена, давала нам слабую надежду на 4 на экзамене, если мы будем сдавать именно ему. Поэтому последние полгода мы посвятили этим переговорам.
     И случилось чудо – преподавателя, обучавшего группу, поставили на экзамен. Один из вопросов звучал как приговор – что-то типа «Теории религий». В 1987 году? Какие религии?? Эпизодические визиты к иконе Казанской Божьей Матери в Князь-Владимирском соборе в сопровождении семьи, познания которой в религии не простирались дальше моих? Попадись мне сейчас этот вопрос, мы бы с ним наверное несколько дней не разошлись. При тех же познаниях фиаско было неизбежно!
     К экзаменационному столу я подошел как «бычок на заклании», абсолютно отдавая себе отчет, что улыбка, которую я из себя выдавливал, могла быть прекрасной иллюстрацией к фразе: «Улыбайтесь шире – шеф любит идиотов!». Я присел за экзаменационный стол и держал улыбочку.  Отодвинув в сторону мой листочек с каракулями, он спокойно сказал: «Александр Викторович, прежде чем я вам поставлю «отлично», мы должны с вами поговорить минут 15. Я читал ваши статьи в сборнике Первого Медицинского. Объясните суть методики.
     Мне показалось, что я ослышался. Пятерку по философии за мою же научную работу?! Милости просим, может быть еще статью с автографом? Я уложился в ПЯТЬ минут, и, честно говоря, был искренне удивлен осведомленностью преподавателя философии в вопросах молекулярной онкологии, которой в то время в СССР занимались считанные люди.
     Потом я решился задать вопрос, волновавший меня уже несколько лет лет. У меня сложилось  мнение об этом мире как абсолютно эгоистичном. Все, что человек делает: дарит или отбирает, казнит или прощает, помогает или ставит подножку, все это он делает только для себя и только потому, что именно так ОН хочет. А "альтруизм" - лишь одно из проявлений абсолютного эго...
     "Что скажет на это философия?" - с легким вызовом спросил я... и опять  тот самый «отеческий» взгляд, который сопровождал нас в течение всего года изучения философии. Умиротворяюще улыбаясь, он взял меня за руку, как переволновавшегося больного и успокоил: «Александр Викторович, до вас это было сформулировано еще в таком-то веке таким-то философом. Успехов в научной работе" На протянутой им зачетке я дал себе клятву больше не лезть в философию. ..и, как видите, не сдержал!
     С научным атеизмом все было просто. Космонавты летали в космос и Бога не видели, и вообще – «Религия – опиум для народа».
     А вот теперь АПОФЕОЗ! Последний государственный экзамен - Научный коммунизм. Так и не дался мне этот таинственный предмет ни в теории, ни в практике. Билет я получил по счастливой случайности достаточно «съедобный» и довольно бодро ответил. Комиссия, в лице завкафедрой «научного онанизма», задала мне последний вопрос: «Почему в капиталистических странах фонд заработной платы достигает 60%, а в нашей стране он 18%?». Я даже не стал уточнять, что мне, как мастеру стройотрядов, известны и более высокие цифры фонда заработной платы, в частности в моем любимом благоустройстве и озеленении, причем не понаслышке... Ответ был очевиден: «Потому что в нашей замечательной стране огромные суммы отчисляются на социальные нужды, такие как здравоохранение, образование и т.д.».
      Я мысленно поздравил себя с отличным завершением этого бреда. И вдруг, как гром среди ясного неба: «ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ!»… Я уставился на председательствующего как «баран на новые ворота», но он тут же мне все объяснил: «Потому что у нас самое эксплуататорское Государство!» - отдал он дань уважения горбачевской перестройке. И «попугай» во мне не удержался и я нарочито скандированно спросил: «Вы что, хотели, чтобы я так ответил на Государственном экзамене по «Научному коммунизму?"(шел 1989г).  На том и разошлись.
     В коридор я вышел слегка обескураженный. Оценки за госэкзамен объявлялись по итогу. Харитонова - "хорошо" - хорошенькие дела! Четверка на ГОСе - прощай красный диплом. Мошкалов – «отлично». Слава Богу!
     Позже ко мне подошел мой любимый философ и шепнул: «Если бы Игнатьева не разлеглась на столе с экзаменационной ведомостью, когда Шмелев собирался поставить тебе четверку, и не пригрозила своим уходом с кафедры политэкономии, у тебя тоже не было бы красного диплома... Вот-вот, на нее все так же смотрели! Ничего, она может себе это позволить». Та самая "девушка с задорной стрижкой" с экзамена по «Политэкономии». Потрясающая выходка! Наш человек.
     Подведем итоги шестилетней борьбы – среди многих десятков «отлично» приютились две жалких четверки при допустимом десятке. Только одно "но" - триумфальное шествие отличных оценок заглушала железная поступь одного монинского «удовлетворительно» по Истории КомПартии. Без «папы» не обойтись.
     В результате наш декан Крупышев Герман Валетинович звонит на кафедру истории партии:
     -Добрый день, декан шестого курса, могу ли я переговорить с заведующим кафедрой?
     - Заведующий кафедрой Истории Компартии Монин к вашим услугам.
     - В далеком 1983 году произошла серьезная ошибка, и вы поставили ТРОЙКУ хорошему студенту, и деканат считает, что вы тогда его недооценили.  Сегодня год 1989 и по стране вовсю бродит дух перестройки…
     - Хорошо, я готов назначить ему переэкзаменовку.
При этом я сделал декану знак, что Я - абсолютный «ноль» в истории коммунистической партии и повышение знаний в этой области не входит в мои планы.
     - Но вы же понимаете, что за эти шесть лет Мошкалов мог изрядно подзабыть курс ИКП.
     Тон беседы был подчеркнуто вежливым. Переэкзаменовка назначена.
     Это судьба? Начать институт с Мониным и закончить его с ним же!
И вот дежавю – кафедра ИКП СССР. Лица те же. Для начала беседы Яков Матвеевич выбрал очень правильную перестроечную ноту, которая сразу растопила лед - в моей зачетке появилось «отлично» в графе ИКП СССР.
     Я уж было решил, что «спасибо, всего доброго...» будет достаточно, но не тут-то было! Монина трясло от желания преподавателя задать хоть какой-нибудь вопрос...
     - А где вы живете в Петербурге?
     - На… улице Пархоменко…
     И тут я увидел искру в глазах Монина.
     - А кем был Пархоменко?
     - Героем Войны..?
     - А какой Войны – Гражданской или Отечественной?
     Возможно, если бы оценка «отлично» не стояла в зачетке, я бы и угадал, но я решил не нарушать традиций и облажался с ответом, как и в 1983 году.
     ДА, Я НЕ ЛЮБЛЮ КОММУНИСТИЧЕСКУЮ ПАРТИЮ! НИЧЕГО НЕ МОГУ С ЭТИМ ПОДЕЛАТЬ -  ГЕНЫ, К КОТОРЫМ ТЕПЕРЬ ДОБАВИЛИСЬ «ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ И ЖИЗНЕННАЯ ОПЫТНОСТЬ (с)».
     А этот "здравый" говорит: Рай на Земле может построить только Бог...
     И горе тому, кто посмеет... Лежать ему в мавзолее и ждать упокоения.


Рецензии
Хорошо написано! И в политполемику вступать не хочется.

Ольга Тинне   23.04.2017 20:41     Заявить о нарушении
Благодарю покорно

Александр Хантер   24.04.2017 11:15   Заявить о нарушении
Капитализм, социализм, коммунизм, а что дальше?

http://www.proza.ru/2015/09/09/1151

Аникеев Александр Борисович   28.05.2018 10:51   Заявить о нарушении
Благодарю... Это просто правда.. моя..

Александр Хантер   28.05.2018 11:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.