***

Название этой миниатюры (к сожалению, кавычки не печатает):
               
                БЫВШИЙ «ШПИОН» И НАСТОЯЩИЙ ФЕЛЬДШЕР.

           Из цикла: "Соседей на ссылке не выбирают"
         
           За Ребновыми, в том же направлении – на пригорке (их половодье не заливало никогда) – в просторном доме с огородом на участке, ограждённым стандартным штакетником, жили Молоховы. Старый Молох – родом из Смоленска – с молодых лет плавал на морских судах радистом. Как-то раз, он кому-то, что-то, не то и не так, передал по рации. Его признали шпионом и осудили на длительный срок. После отбывки в лагерях двух третей положенного срока, оставшуюся треть ему заменили ссылкой в Троицко-Печорск, где он встретился со спецпоселенкой – «кулачкой», на которой вскорости и женился. Родился сын. Работал «бывший шпион» какой-то «шишкой» в управлении пристани.
           Во второй половине пятидесятых он – уже свободный – поехал в гости к своей родне в Смоленск. В Москве, на вокзале случайно встретился с моим отцом, выпили, поговорили и разъехались. «И больше я его, фактически, не видел. Хороший он был человек, панимаишь». Через некоторое время, пришло сообщение, что Молохов умер… на родине.
           Молошиха осталась с сыном, невесткой и их детьми. Сын работал шофёром, его жена учительницей, в районной школе. У них было двое детей – сын и дочь. Люда была красивой девочкой, на пять лет моложе меня. Сашка – младше сестры на четыре года – был скромным мальчиком. Жили Молоховы очень дружно.
           Владимир Молохов водил грузовик ГАЗ-51 и имел прозвище «Замыкание» – потому, что в разговоре через два-три слова часто-часто соединял ресницы – «плюскал». Работал много. На рейсах. Дома не бывал по неделе. Особенно летом. Зимой же работал, как все. Правда, поздно приезжал и рано уезжал. В морозы машина промерзала и по утрам, подняв капот мотора, факелом из толстой проволоки и тряпки, намоченной в бензобаке, прогревал карбюратор.
           Однажды машина вспыхнула и за полчаса сгорела дотла. «Костёр» был высооокий... Они жили напротив столярки, а машину он ставил впритык к «сафаевскому» забору и, просто чудо, что ничего не сгорело кроме грузовика. Его судили, но больше за использование госсобственности в корыстных целях и присудили выплату стоимости испорченного оборудования с вычетом из зарплаты скольких-то там процентов.
           С Молошихой крепко дружила моя бабушка и, когда мы видели, как она надевает тёмно-коричневую юбку – сшитую собственными руками – и белый платок, знали, что она пошла в гости к подруге (как они договаривались без мобильника?) и в нашем распоряжении есть, как минимум, два часа балбесного времени. Жаль, что это было так редко. От силы раз в три месяца.

           За Молоховыми, сразу за проездом на территорию мастерских пристани стоял дом Облакевичей с небольшим огородиком. Не помню, была ли у него жена, и какая, слабо помню сына – наркомана, но зато прекрасно помню хозяина.
           Фельдшера Облакевича не знать в те годы было, просто, невозможно. Шляпа – «пирожок», очки с толстыми линзами, белый халат и стетоскоп на шее – классический портрет интеллигента, в данном случае сельского фельдшера, по памяти.
           Он лечил всех и от всего.
           Раскромсал коленку об проволоку на дне Мылвы, когда нырял, как сом, чтобы потешить Валю, Люду, Розу или ещё кого, пожалуйста: к Облакевичу! Покусал тебя пёс или упал с черёмухи, пожалуйста: к Облакевичу! Подрался с пацанами, и они в тебя сварочный электрод бросили, а тот в бОошку воткнулся, опять - к Облакевичу! Родному псу Дозору свора ухо отгрызла или кот Васька, справляясь с пойманными тобой ёршиками, воткнул кость в нёбо и рот закрыть не может, снова - к Облакевичу!
           Да что там детские шалости. Простуду. Отравления. Производственные травмы. Ножевые и огнестрельные раны. Опять к нему, к Облакевичу! Всем помогал, всех старался излечить. Кому достаточно было перевязки или таблетки «кальцекса», кому прослушивания и простукивания или наложение шва. Кому первую помощь, а кому последнюю – всё это делал он. Наш доктор Облакевич. 
           Лечил всех – от мала, до велика. Медпункт его находился в, так называемом «чёрном доме», на первом этаже. Две комнаты и сени. В одной принимал, в другой лечил. Там же и лекарства готовил. И никаких тебе томографий. Бинт, вата, йод, скальпель, аспирин, стрептоцид, пирамидон, кальцекс, марганцовка, клизма, стетоскоп и… руки.
           Царствие ему Небесное!
   
       Окончание. Начало, см. «Начало» – http://www.proza.ru/2014/02/28/2150,       
                «Красноголовики» – http://www.proza.ru/2014/03/07/2008,
  Аттракционы: «Пилорама», «Ковчег» – http://www.proza.ru/2014/03/14/1892,
                «Кать! Маш! Кать! Маш!» – http://www.proza.ru/2014/03/18/1931,
                «Красиков и другие» – http://www.proza.ru/2014/03/29/2106.
        «Кому – жизнь, кому – жестянка» – http://www.proza.ru/2014/04/04/1849


Рецензии
Да, есть и врачи от бога - побольше бы таких и в наше непростое время...

Анатолий Бешенцев   13.10.2015 17:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Анатолий, за тёплый отзыв!
Сейчас, тоже есть хорошие врачи, но бесплатно они только пошлют на...
Иду к Вам. Пока.

Павел Конча   13.10.2015 18:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.