Лосиная шкура

               
     Зверя Александр промыслил уже после обеда.  Пока освежевал лося, наступили сумерки. Он с трудом успел  заготовить до темноты хоть немного сушняка для костра.   Над головой вызвездило так, что казалось бессчетное количество ярких бриллиантов, рассыпано по небосводу.  Мороз прижимал.  Даже слышно было по сторонам, как деревья изредка потрескивали. 
     Охотник развел огонь, обжарил печенки, на вырезанной палочке, послужившей вместо шампура.   Пока обжаривалась печень, закипела вода для чая, из набранного в котелок снега.   Он крепко поужинал.  После еды и тяжелого дня упорно тянуло в сон.  Бросив рядом с костром свежо снятую шкуру, ведь не на снег же все-таки ложиться, он прилег на нее, чтобы хоть немного подремать. 
     Хороших сухостоин* рядом не было, поэтому на дрова нарубил и натаскал разных сучьев да тонкомерника**.  Костер быстро стал прогорать.  Когда он ярко пылал, и то только с одной стороны пригревал, а тут совсем холод со всех сторон пронизывает.  Вставать, чтобы подкинуть дров жутко не хотелось, и Александр завернулся в шкуру лося.  Как тепло стало сразу.  И он задремал, почти заснул. 
     И надо же, какая незадача, слишком много чая выпил, и вода наружу стала проситься.  Чертыхнувшись, он попытался развернуться, но не тут-то было.  Применив, все свои усилия, да и благо он завернулся не плотно, охотник с трудом выбрался из шкуры, чуть не ставшей саваном.   Мороз прошел по коже и волосы встали дыбом, когда до него дошло, что еще максимум полчаса, а то может и несколько минут и ему бы не выбраться никогда.   Тут он запоздало вспомнил рассказ старого манси.
     Пропал молодой охотник.  Собирался на один день, пробежаться по лесу.   Но ночь прошла.   Никто не по тревожился, мало ли бывает, за соболем или лосем далеко убежал.  В лесу по времени жить не получается, ночует и придет.   Вторую ночь нет парня, уже  слегка забеспокоились.  Когда же он и на третью ночь не вернулся. Утром пошли искать.
     Нашли его у добытого и освежеванного им лося, завернутого в шкуру мездрой наружу.  Вырубали охотника топором, так как развернуть стылую сырую кожу было невозможно, и ножом сложно было разрезать, тверда стала как кость.       
     От такого стресса у Александра сон и усталость до утра как рукой сняло.

*Сухостоина – сухое стоящее дерево.
**Тонкомерник – дерево живое или сухое с малым диаметром ствола.


Рецензии
Нет логики в рассказе. При трескучем морозе шкура лося задубеет через десять минут. Пусть за полчаса. Ужин длился не менее получаса, а скорее всего дольше. Значит охотнику прошлось бы приложить серьезные усилия чтобы сделать из шкуры некую меховую трубу в которой можно спрятаться от мороза. Если он влез в нее, то с таким же успехом мог и вылезти. Если бы он залез в свежесодранную шкуру, пока ее не прихватило морозом, вот тогда он мог погибнуть, но при условии, что охотник уснул и так замерз. Но он проснулся. В этом случае он вполне мог прорезать шкуру ножом. В борьбе за жизнь человек способен на невозможное. Если бы в рассказе была показана борьба человека за жизнь, это вызвало бы определенные эмоции у читателя, а так получилось изложение некоего факта. Нет эмоций, неважно каких, нет и рассказа. Ваша история занимательная, но она не развита - это скорее хорошая заготовка для прекрасного рассказа.

Николай Парфенов   31.05.2018 07:37     Заявить о нарушении
Парная шкура сложенная мехом наружу долго не замёрзнет. Тем более может когда снимал он её засветло ещё не так холодно было. У нас на Урале погода бывает меняется резко иногда даже в течение часа. А писал я рассказ, вроде предупреждения охотникам, так как основа рассказа реальная. Хотя я с вами согласен можно было и лучше написать. Но историю от охотника слышал давно, приходилось домысливать. А до ножа добраться и вытащить, когда руки сжаты и не пошевелиться сложно почти не возможно. С уважением Владимир.

Владимир Сорокин 3   31.05.2018 09:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.