Воин Христов- 1 часть стихи

         ВОИН  ХРИСТОВ –  часть 1               Сергей Соколов-Ивинский
     ( Отрывок из  поэмы «Монах» )

*********************************

Келья ладаном дышит и воском,
Словно в церкви причастный амвон.
Колыхаясь, мерцает неброско
Свет лампадки на ризах икон.
И стоит неподвижно, чуть горбясь,
Перед строгой божницей монах,
Губы сжаты устало и скорбно,
И печаль неземная в глазах.
Взором, полным любви и смиренья,
Он на звёздное смотрит окно,
Наделённый божественным зреньем,
Видит то, чего нам не дано.

Видит, как над землёю завесой
Силы тёмные низко висят,
И нечистые, скверные бесы
На селенья и грады летят.
И низводят напасть за напастью
На безбожных людей и, смеясь,
Увлекают в греховные страсти
Беззащитные души, как в грязь.
Жизнь, как хлеб с лебедовым подмесом,
Стала горькой, постылой, пустой…
Бесы рады!
                Куражатся бесы
И бахвалятся полной мошной,
Дескать, вот она сила и воля –
Деньги, золото!
                Вечный кумир!
« Эй, мужик, кинь ты пыльное поле
и айда на торгашеский пир!
Мы научим, как статься богатым,
Плутовать и ворочать деньгой,
Будешь жить в современных палатах,
Веселиться с красоткой любой.
Позабудешь избы своей копоть,
Как корову доил по утру…
Будешь, прямо, половником лопать
Заграничную снедь и икру.      
А за это за всё на иконы
Ты наплюй и нам совесть продай.
Всё в России безвластной законно –
Хоть из крови деньжищи качай…»

И нашлись!
И продались!
И много!
Видит инок продажную мразь! –
Кто-то вышел с ножом на дорогу,
Жаждой скорой добычи давясь;
Кто-то властный в тиши кабинета
Богатеет, используя герб –
Плоть страны продаёт за монеты,
Обрекая народ на ущерб.
И помельче властители тащат,
Примостившись поближе к казне:
Кто заводы,
Кто фермы,
Кто дачи,
Лишь остался мужик в стороне…
Рэкетиры,
Братва,
Спекулянты,
Аферисты, воры – на коне,
А творцы,
Мастера
И таланты
В нищете прозябают, на дне.
Знать, польстился на бесов приманку   
Русский люд, оттого и пошло
В жизни всё в перекос, наизнанку,
И добром нарекло себя зло.   

Видит старец, как гибнут заводы,
На приколе гниют корабли,
Как страдают и почвы и воды
Искорёженной русской земли,
Как трещат обветшалые кровли
Запустелых колхозных дворов,
Как легко отмывают от крови
В бане банков богатства воров,
Как растёт нищета в запредельность –
Отпечаталась в каждой судьбе.
Утерявшие в душах артельность,
люди мечутся всяк по себе.
На всё новое зыркают косо,
В сердце вера вморожена в лёд.
Озабочены главным вопросом:
Скоро ль он, избавитель, придёт.
Старец знает: там, в дали туманной,
В непорочной степной глубине
Время пестует им атамана,
На крылатом он канет коне.
Избавленье от нечисти будет –
Есть на Небе об этом строка,
Мол, поднимутся русские люди…
Это будет потом. А пока
Пляшет ада зловещее пламя,
Охватило уж стены. Беда!
Где копьё?
Где кольчуга?
Где знамя?
Всё распродано!
                Тьфу…
                И тогда
Под бесов безобразных шипенье
Старец крестится твёрдой рукой.
Опускается он на колени
Пред иконою Спаса святой.
Долго смотрит, крепя себя в вере,
На Спасителя лик и душой
Он в икону заходит, как в двери -
В царство духа и мир неземной.
Словно провод, Небесные Светы
Замыкает с землёй. Благодать
Полнит сердце живительным светом.
Вот он начал молитву читать.



« Спаси, Господи, люди Твоя
И России спаси достоянье,
И победы даруй православным,
Сохраняя Крестом Твоим веру.
Нам ослаби, остави, прости
Согрешения тяжкие наши,
Сотворенные ночью иль днем
В тайных помыслах или же явно
Вольно или невольно…
                Аминь».




Бесы путают мысли, шипят,
В сердце метят кривыми когтями,
Но от крестных знамений летят
Прочь, давясь в озлобленьи слюнями.

« Иисусе Христе Сыне Божий,
Вопием покаянно к Тебе –
Осознали, прозрели, очнулись
От дурмана гордыни своей.
Прости, Господи, нас и помилуй
Всех, живущих и в Бозе-почивших,
Мы едины стоим пред Тобой,
Называемся русским народом,
И грехи нераздельны у нас –
Все они переходят в потомство
Как порочные гены судьбы.
И во имя Небесного Царства
Род за родом потомки в слезах
Кровью праведной в брани со злом
Прегрешенья отцов искупают.
Прости, Господи, нас и помилуй
За дела наши грешные! Много
Натворили за семьдесят лет
Мы деяний и злых и кровавых,
Пропадая в безбожии диком,
В замутнении адском ума,
В ослеплении лжи кумачовой.
Среди многих и многих грехов
Есть один непомерно тяжелый –
Равносильный предательству Бога:
Звездолобым иудам отдали
На расправу родного Царя!
Тем нарушили клятву святую –
Не касаться Помазанных Богом,
А с любовью служить им во благо
Общей Родины, веры и люди.
Так клялись пред иконой Святой
Наши предки в тревожное время
Русской смуты в Москве на Соборе.




Но забыли, нарушили клятву –
Не народ, опаленный войной, -
Прежде те, кто у трона стоял.
« Ложь, измена и трусость кругом», -
Так в канун отреченья писал
В дневнике Самодержец Российский
О министрах своих приближенных
И, предавших его, генералах.
Все прощая изменникам жалким,
Он, покинутый всеми, молился.
Он предчувствовал жертвенный путь свой
И готовил к распятью себя,
Уповая на Божию милость.
« Да минует меня сия чаша… -
Повторял Он святые слова,
Как когда-то и Ты, Сыне Божий,
В Гефсиманском молился саду. –
Впрочем, Господи, пусть все случится,
Как завещано Промыслом Божьим,
А не так, как хотелось бы мне,
Раз, кругом – только ложь и измена,
Просвещенье, гордыня, разврат…
Что ж народ мой любимый молчит –
Моя крепость надежда и сила…
Знать, осталось одно – искупление!
Видать, время такое пришло –
Время тьмы, - Он вздыхал и скорбел,
Пред иконой просил со слезами. –
Иисусе Христе Сыне Божий,
Укрепи мою волю, дай силы
Смерть за люди достойно принять,
Я народа вину на себя
Принимаю смиренно. Прошу
Сохрани, Всемогущий, Россию
И спаси моих деток невинных…»
Как надеялся Он на народ:
Вот, услышит, узнает, увидит
Государя родного в плену
У безбожных врагов - на защиту,
Как когда-то в великую смуту,
Он примчится с кольем и с дубьем
И злодеев сурово накажет.
Не услышал, не вышел народ!
Может быть, в эту смуту в России
Не нашлось патриота как Минин?
Были! Были они, патриоты,
С сердцем полным любви и отваги
И готовых отдать себя в жертву
Во спасение веры и трона.
Не проникся их зовом народ,
Разделенный на белых и красных,
Потому, что гордыня себе
Отняла у России любовь -
И народа цемент раскрошился,
Без взаимной друг к другу любви,
Всем Тобою завещанной, Спасе.
И рассыпалась крепость Державы.
Сатана только этого ждал…
« Русь – Держава великая пала! –
Возопил властелин преисподней, -
Третий Рим безвозвратно повержен!
Мое время пришло на земле!»
« Да! Погибла народов тюрьма
И отродье монгольских племен,
Непонятная страшная Русь!» -
По-шакальи откликнулись эхом
Из глубин просвещенного мира,
Не скрывая улыбок довольных,
Вековые прислужники ада.
Кто сказал, что погибла Россия –
Мирового порядка оплот?
Чему рады поборники тьмы?
Своей гибели рады безумцы!
Ведь, отныне их жизни и судьбы,
Как и судьбы детей их и внуков,
Напрямую зависят от нас,
Непонятных и сумрачных русских:
возвратимся ли в веру Христову
и искупим ли грех отреченья,
если – нет, то и Миру конец.



Не Россия погибла, а – те
Гордецы, кто смутили народ,
Кто в угоду иудам подстроил
Отреченье Царя от Престола:
Может быть, Николай не отрекся,
Просто, силой на мятый листок –
Документом-то стыдно назвать
Манифест, отпечатанный наспех
На простой канцелярской машинке,
Без свидетельства тех, кто на царство
Самодержца в соборе венчал,
Представителей Церкви Святой –
Ложью вырвали иезуиты
Карандашную подпись «Романов»,
Дескать, ради спасенья страны
От пролития крови напрасно.
Вот они – и погибли! И прокляты!
И они – не Россия, лишь кучка
Грешных, жалких, бесчестных людей.
Но была и другая Россия –
Верных, любящих, не отреченных.
За Царя, за Державу молились
Миллионы простых Верноподданных
И светили светильники Божии –
Преподобные старцы и старицы,
И монахи угодные Богу,
И блаженные чада – пророки.
Колокольные звоны текли
По тревожным бескрайним просторам
И сверкали на солнце кресты
Многотысячных храмов, и вера
Еще крепкой была у людей –
Смыслом, хлебом душе православной,
Поднимались с молитвой от сна,
На полях хлебородных – с молитвой,
На заводах и шахтах – с молитвой,
И в окопах на фронте – с молитвой,
И в опасных походах – с молитвой,
И в веселье и в скорби – с молитвой,
И к венцу, и к купели – с молитвой…
И страх Божий жил в сердце людей.
И был в совести слышен Глас Божий.
И над этой Россией народной
В страшный час низверженья короны,
Словно солнце, взошел величаво
Образ Матери Божьей, Державный –
Так народ назовет этот образ.
Вестью радостной, знаком участья
Богородицы в судьбах России
И явилась икона народу:
Матерь Божия  в царской порфире
Цвета крови – знать, много прольется –
Восседает на троне российском,
Держит скипетр в руках и державу
И увенчана царским венцом.
Два венца – и Земной, и Небесный!
Христианское сердце узнало
В этом образе Божию милость
И великую тайну спасения
Православной Державы Российской:
По молитвам Царя-Страстотерпца –
Он просил Богородицу взять
На себя управленье Россией,
Всю Верховную Царскую власть
Над народом, не спасшим Его, -   
По молитвам Царицы Небесной,
По любви Ее к русскому сердцу
И по милости, Боже, Твоей
В скорбный час отреченья Царя
Власть земная на Небо взята
Богородицей, нашей Заступницей.
Русь жива, Русь цела – и Держава!
Нет земного Царя, есть Царица,
Матерь Божья - Царица Небесная
И Царица Земная для русских.
Дух Державы и Третьего Рима
Непреклонно остался в России -
Посрамлен сатана-половинщик,
Возопивший о гибели нашей.
Несвержима отныне Держава
И Престол Богородицы – Русь!
Никакому врагу не удастся
Покорить наш народ богоносный
Под покровом Царицы Небесной.
И теперь, кто б не правил страной,
Коммунисты, воры, либералы,
Демократы, диктаторы, прочие –
Все равно, все случится по воле
Богородицы, нашей Царицы.


               Рис.    автора переход к главе 2  http://www.proza.ru/2014/11/30/2398


Рецензии