Где ты?

Раскрашенные тапки выглядели более чем странно. Пятна гуаши расплылись и смешались во что-то невероятно фантасмагорическое. Я стояла в коридоре и разглядывала этот новый шедевр внука, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. Мои любимые розовые тапки с помпонами! Такие теплые и удобные. Пусть слегка поношенные и расшлепанные. Неприкосновенные. Всегда стоящие на одном и том же месте. Рядом с твоими. Черт! И что сказать этому лопоухому солнышку, который вперился в меня взглядом проказливого щенка. Уже отмытый и переодетый. Тянет ручки, смешно растопыривая крошечные пальчики. И улыбается. Боже, как он улыбается! Беззащитно и абсолютно искренне. Так никто не умеет. Разве только ты. И то когда-то... Помнишь?

Мы сидим в кафе. Передо мной в большой креманке гора разноцветных шариков. Когда глаза разбежались, ты просто заказал по шарику каждого вида. И вот я гляжу на эту тающую гору миндального, кремового, белого, желто-лимонного и шоколадного цвета. И не знаю с чего начать. А ты, смеясь, зачерпываешь ложкой и кормишь меня. И приговариваешь: "За маму, за папу..." И мы оба давимся от смеха. А потом, когда мороженное благополучно съедено, ты мазнул меня ложкой по кончику носа. Ложкой, перемазанной мороженным. И слизнул его, глубокомысленно прошептав:"Лучший десерт." А потом мы гуляли по улице и целовались и ты утверждал,что губы мои каждый раз с другим вкусом. "Ванильные! Шоколадные! Малиновые!" А потом аллея внезапно уперлась в маленький рынок и я увидела розовые огромные помпоны-шары, цвета малинового мороженного. И мы их купили. Смешные тапки, так мало подходящие солидной даме. Тапки-шутку, воспоминание об этом дне. Твой первый подарок.

- Баба! О!

Делаю вдох, выдох, вдох, выдох. Считаю до десяти.  Один, два...

Когда ты приходил домой с работы, я всегда спешила к двери. И это не был дежурный поцелуй. Нет. Я скучала. Я умудрялась соскучиться по тебе уже через пять минут после расставания. Соскучиться пока ты бегал за хлебом или сигаретами. Соскучиться пока ты...брился. И всегда шлепала смешными розовыми тапками по линолеуму в поисках тебя.

- Ты где? - лукаво улыбнулся внучок, прикрыв ладошками лицо.

Три, четыре...

- Бусинка моя, солнышко бабушкино. Проказник ты мой ненаглядный.

"Ты где?" Именно это шлепали мои тапки. "Ты где?" И ты появлялся, всегда появлялся из двери и успевал сделать сразу сто вещей одновременно, чмокнуть в нос, в уголок губ или глаз, приобнять, утешить, подмигнуть, улыбнуться, прошептать в ухо что-то ласковое, согреть. Казалось, что так будет всегда...

- Ты где? - продолжает игру Сережка.

Пять, шесть...

- Тут я, тут...

Да, мы назвали его в честь тебя. Ты ведь не против? Мне кажется, ты бы гордился бы им. И даже вот этими разрисованными тапками, сейчас так мало похожими на те, что ты тогда купил мне, выполняя мой каприз. Пушистые помпоны слиплись и стали серо-буро-малиновыми.

- Знаешь, от тебя пахнет малиной... И молоком.

- Правда? Я думала духами...

- Нет, духи лишнее. Я обожаю запах твоего тела после душа. И по утрам, когда ты сонная и теплая. Ты пахнешь молоком и малиной. Как в детстве. Ни одна женщина в мире так не умеет пахнуть...

Семь, восемь...

... Так, о чем это я? Нашла время на воспоминания. Тапки, айда ко мне! Отстираю вас, высушу, помпоны начешу. Будете, как новые.

 Новые... Новой машине ты был рад, как мальчишка. Я всегда шутила, что различие между мальчиком и мужчиной только в цене машинок. А эту "Бэху" ты любил как-то особенно. Мыл и полировал, салон перетянул под цвет в мастерской, напичкал разной техникой. ...Когда ее резали, извлекая тебя, я уже приехала. Видела, как под дугой сварки металл корежился, словно сопротивлялся, не отпуская тебя. Я не помню многое.. Но сказали, что я страшно кричала. Все время кричала, исступленно и дико, и вырывалась из рук гаишников.

- Где ты? - Сережка обнял за шею и заглядывает в глаза, своими карими, так похожими на твои.

Девять, десять...

Обняла его одной рукой, второй все еще сжимаю "художество".

...А когда тебя извлекли и уложили на носилки я увидела твои глаза. Не отрешенные, не испуганные. Виноватые карие глаза. Ты словно просил у меня прощения, что все так случилось, что оставил меня одну... Нас оставил.

- Мама, привет. Прости... Не углядела. И как он достал эти краски?

- Все нормально. Это всего лишь тапки, просто старые тапки.

  Утром, выходя из дома, поставила их там же. Пусть встречают этими смешными помпонами цвета малинового мороженного, или клубничного? Краску смогла отстирать, и их многолетние спутники - твои коричневые шлепанцы, наверное, признали соседей. С Сережкой был долгий разговор. Мне кажется, он понял. Провожая меня, заспанный, в пижамке со слониками, внимательно посмотрел на две пары тапок, прикрыл ладошками лицо и спросил:

- Где ты?


Рецензии
Хорошее произведение , но я пишу по другому вопросу, когда то давно ,наверное это был 11 или 12 год, кто то советовал мне вашу дочь для прочтения как хорошего автора. Мне понравилось то как она интересно пишет и её миры, но я заметила что она больше не пишет с 15 года если я не ошибаюсь, я хотела бы просто узнать все ли с ней впорядке и вернётся ли она ещё когда нибудь к писательской деятельности ?

Меня редко устраивают авторы и мне очень сложно в нынешнее время подобрать себе писателя который бы писал так как мне бы понравилось и тянуло бы прочесть снова и снова, не знаю почему столько лет спустя не смотря на свою на самом деле чудовищную память на имена я сегодня вспомнила ее псевдоним. Я бы очень была рада как думаю и все кто её читал , если бы она вернулась. Искренне извиняюсь что побеспокоила наверное по пустяку, но все же, мне хотелось бы знать что с этим хорошим автором все впорядке.

Баст Адарель Катана Фокс   08.08.2017 20:37     Заявить о нарушении
Спасибо. Дочке просьбу передала. Я

Наталия Бугаре   22.04.2019 15:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.