Ярмарка невест наоборот...

Морщинки на лице женщины - это не только
следы страстей, сколько улыбок и смеха
"сашечкины узелки"
 
Эстетическая оценка происходящего в
сегодняшней любви неинтересна.
 
Тут все давно понятно – интересна тут
может быть только эстетика зла.
 
Любовь по телику – с рождения уставшая, лишенная энергетики
и убедительности; в ней нет размаха и веры в утопию.
 
Тут все очень вторично.
Вторая-третья копия зла.
Пиратская версия с устаревшим интерфейсом: мы, придурки,
смотрящие и переживающие все перипетии телевизионных
героев – кукольный крепостной театр.
 
И они, кто нас учит:
- как жить, как любить, кого любить, в какой позе любить;
- какого цвета любовь моднее; 
- как стать такими как они – Карабасами в виде Дюймовочки?
 
Фраза Ницше о том, что все хорошее в своё время было дурным,
невольно возвращает нас к вопросу, что главное в любви –
молчание или слова?
 
Вроде бы до сих пор считалось, что быть
любимым – значит не молчать.
 
Но в мире, где активность давно заменена имитацией активности, а,
стало быть, и имитацией смысла и речи – молчание оказалось действеннее:
именно в силу простой человеческой способности к воображению.
 
Я давно заметил (да, и по ящику мы это видим каждый, божий день),
что общая черта «знатоков красоты», ведущих стилистов страны – то,
что они умеют хорошо … говорить ни о чем…
 
Эти ребятки «несут» с милыми улыбками нечто бессмысленное.
Набор звуков.
 
Но девочки, водящие хоровод вокруг них, хорошо их понимают,
потому, что для стада важен не смысл, а энергия послания.
 
Этим приемом пользуется современные мальчики – заговаривая,
забалтывая «глупых провинциалок, вечных абитуриенток»,
при помощи пустых языковых конструкций.
 
Не секрет, что богатых и недалеких в одном месте могут собрать
только два слова: «тусня» и «престиж».
 
Посмотрите любую передачу «камеди…» и Вы увидите огромное
количество холеных и красивых девочек с дурным вкусом,
с дурными наклонностями, с дурным чувством юмора.
 
Одним словом, перед Вами ярмарка тщеславия.
Ярмарка невест наоборот.
 
Cтая, - которая и может жить только как стая.
По отдельности – никак.
По отдельности они заи, кисы, козочки и лисички.
 
Даже "сумочки с именами", "прически от кого-то" не спасают.
 
Ведь никто им не подсказывает:
- когда нужно смеяться, а когда пожимать плечиками?
- чем следует восхищаться, а когда ухмыляться, типа: нас не нае…шь?
- на какую презентацию нужно идти, а что игнорировать?
И т.д. и т.п.
 
Поэтому рядом с ними на передаче сидят умные, саркастичные
мужчины с циничным юмором и непонятной сексуальной ориентацией.
Индикаторы всех эмоций и всех действий.
 
Они первыми хлопают в ладоши.
Первым начинают звонко смеяться.
А уж потом, вступает хор, массовка:
 
- те, самые, необыкновенные девочки;
- счастливицы, которых видит вся страна;
и, самое главное, как им мерещится,
- их злые и завистливые подружки.
 
Именно поэтому, любая  девушка, которая смотрит самые
«рейтинговые» передачи, пугается намеренного молчания,
потому, что оно провоцирует её воображение.
 
Дойдет ли до того, что в мире имитации любви самым сильным
оружием станет бездействие – взамен фальшивому действию?
 
Мальчики и девочки из телевизора, певцы и певицы (с именами,
похожими на собачьи клички), окружили нас звуковым шумом.
 
Присвоили все слова, наштамповали ведущих,
которые щебечут обо всем, кроме важного и главного,
то есть превратили слова о любви в звуковой фон.
 
Смешные передачи про «точь в точь», «один в один» рухнут
в одну секунду, если после выступления очередного двойника,
мы будем выслушивать не бред юмориста, сидящего в жюри;
«известной певицы», песен, которой никто не знает и не поет.
 
А увидим клип «оригинала» и услышим настоящий голос, имитируемого.
Все сразу встанет на свои места.
 
Я, когда не знал, о чем эта передача, думал, что она юмористическая.
Что это пародии. И мне они нравились.
 
Но когда догадался, что они всерьез … понял, что я… дебил.
 
Что остается в таком случае честного нам в нашей земной,
не глянцевой любви? – только молчать или смеяться.
 
Революция смеха – еще один вариант будущего.
 
Если в следующий раз фанерном концерте «поющих трусов».
На одной из площадей нашей столицы три, пять тысяч человек
начнут просто ржать – они нанесут Карабасу обиду, несовместимую
с его сакральным статусом.
 
А без такого статуса Карабас почти уже ничто.
 
Любовь станет просто любовью, а не «голубой» и не «розовой».
 
Мальчики и девочки снова начнут целоваться под луной,
а не под «дозой» или под «кайфом».
 
 N.B. Мальчики и девочки... не из телевизионной передачи...

 *Картина. Х.Грис. Кружка пива и карты. Коллаж. 1913


Рецензии