3. Мы жили по соседству. Исповедь

Время от времени наша душа  нуждается  в доверительном общении  -  разговоре по душам – исповедальном разговоре.

Собеседником может быть  наш друг или   малознакомый человек и даже  совершенно незнакомый,  казалось бы,  случайный  человек, скажем, попутчик.
 
Дядя Ваня не ходил в церковь  и не любил священников.  Но  он  по-своему верил  в Бога, славил и благодарил Его.  Эта ситуация напомнила  мне  рассказ Константина Паустовского  «Старый повар», в котором  на окраине Вены три века назад умирающий слепой старик просит  свою дочь Марию позвать в дом первого встречного, чтобы исповедаться перед смертью.

 — Я всегда не любил священников и монахов,  но  хочу перед кончиной очистить свою совесть – сказал он. Долго стояла Мария на улице,  ожидая и прислушиваясь. Наконец, ей показалось, что вдоль ограды кто-то идёт.  Она сделала несколько шагов  навстречу…

— Кто здесь?- спросил незнакомец.
Мария схватила его за руку и дрожащим голосом передала просьбу отца.

— Хорошо, — сказал он спокойно. — Пойдемте.
Они вошли в дом. При свете свечи Мария увидела худого маленького человека.
Он был  очень молод.  По-мальчишески  тряхнув головой, поправив  напудренный парик,  придвинув к кровати табурет, он сел и, наклонившись,  посмотрел в лицо умирающего.

— Говорите! — сказал он. — Может быть, властью, данной мне не от Бога, а от искусства, которому я служу, я облегчу ваши последние минуты и сниму тяжесть с вашей души.

И старик поведал  незнакомцу,  о том,  что  долгие годы  так мучило  его  и   не давало   покоя.  Выслушав внимательно исповедь,   незнакомец   спросил:
—А  чего  вы ещё хотите?

Старик   неожиданно улыбнулся и громко сказал:
— Я хотел бы  увидеть свою  Марту такой, какой встретил её в молодости. Но это невозможно сударь.

— Хорошо, — сказал незнакомец и встал. —  Слушайте и смотрите.
 
И в бедной сторожке,  впервые за многие годы  зазвучал клавесин - единственное и бесценное сокровище  этой  семьи…

Далее читаем у Паустовского:

«— Я вижу, сударь! — сказал старик и приподнялся на кровати. — Я вижу день, когда я встретился с Мартой, и она от смущения разбила кувшин с молоком. Это было зимой, в горах. Небо стояло прозрачное, как синее стекло, и Марта смеялась. Смеялась…

Старик упал на подушки, жадно дышал и шарил по одеялу руками.  Незнакомец перестал играть, встал и подошел к кровати.  Задыхаясь,  старик  прошептал:

— Я видел всё так ясно, как много лет назад. Но я не хотел бы умереть и не узнать... имя.

— Меня зовут Вольфганг Амадей Моцарт, — ответил незнакомец.

Мария отступила от кровати и низко, почти касаясь коленом пола, склонилась перед великим музыкантом.   Когда она выпрямилась, старик был уже мертв…».

***

И РОЖДЕНИЕ,  И СМЕРТЬ на земле  - СВОЕВРЕМЕННЫ.

У каждой души свой  срок, свой план. 

Уверена,  что   и  наш разговор с дядей Ваней,  и появление первых страниц о жизни ветерана Великой Отечественной войны в равной степени  были   необходимы  нам обоим.

Рассказывая  о себе,  даже о том,  чем  не  мог гордиться,  и чего стыдился  до самого  последнего дня, Иван Дмитриевич,  не осознавая того,  невольно  ИСПОВЕДОВАЛСЯ…

А,  увидев и прочитав начало  будущей книги – ПОВЕРИЛ  и  УСПОКОИЛСЯ -  ВСЁ БЫЛО НЕ ЗРЯ!

Среди  страниц, которые лежали на столе у дяди  Вани,   была глава «Мечта матери»

Продолжение следует.


Рецензии