Куратор. Отрывки из ненаписанного...

                Хранить вечно.
                Совершенно секретно.
                Доступ к материалу только
                по личному распоряжению
                Верховного Сендая.



                Личный дневник Куратора планеты №123852.

(перед арестом информацию успел уничтожить. Специалистами архива дневник   частично восстановлен, но хронология повествования  нарушена)


   Вы знаете, что такое аджарские хачапури? И я не знал. Если честно, то до недавнего времени я вообще не представлял, что такое хачапури.  Для разнообразия  блюдо усовершенствовал. В поджаренную лодочку, с яичком в виде пассажира, вставил шпажку, на которую нанизал тончайшие паруса из сыра. Аккуратно расставил на столе кулинарный флот. Вытащил, из замаскированного под плетеную корзину термоса с подогревом, шампура с шашлыком. Стараясь не шуметь, чтобы не перепугать раньше времени хозяина, расставил тарелки. Порезал крупными кусками мясистые сахарные азербайджанские помидоры.

Налил из запотевшей бутылки вино в стаканы. Проверил. Всё на месте. В центре – на небольших деревянных палочках кусочки аппетитной, запеченной на углях баранины, вперемешку с баклажанами и помидорами.  Тарелка с овечьим сыром и зеленью.

Пора будить хозяина, но так чтобы не напугать. Набрал номер домашнего телефона. Аппарат зазвонил в другой комнате. Послышались шаги. Так. Пошел на свет в кухне. Заспанный,  хотя время еще детское, в пижаме. Грузный, пожилой человек. Но его самообладанию можно позавидовать. Окинул взглядом меня,  накрытый стол, и спросил чуть охрипшим от сна голосом:
- Мы знакомы?
Не дожидаясь ответа, стараясь не сгибать спину, осторожно присел на стул.
- Пока нет! Надеюсь, станем не друзьями, а еще ближе… - я выдержал паузу и добавил – единомышленниками.
Он усмехнулся и съязвил – Единомышленники должны знать друг друга хотя бы в лицо!
Я привстал и представился – Как бы это дико не звучало – называйте меня Куратором!

Внешне он остался спокойным. Чтобы разрядить обстановку, наполнил его тарелку, и предложил тост – За будущее величие России!
- То, что вы оптимист – уже радует! – поднимая стакан, констатировал хозяин.
Сделав глоток, он оценил вкус легендарного Каберне Совиньон,  сорок первого года.
- Лет двадцать назад мне довелось его попробовать – почтительно отозвался он о вине - правда, не на своей кухне!

                (эту часть текста восстановить не удалось)

- Как вы охарактеризуете  главную проблему России?
 
Ответил он быстро, словно готовился заранее:
- Коррупция. Она разъедает не только нашу экономику, но и духовность, и веру во власть, и в конечном счете в будущее страны.
Нужно улучшать инвестиционный климат. А коррупция в первую очередь препятствует притоку капитала. Очевидно, что нужно исключить бюрократическую волокиту при оформлении различных документов. Не решается проблема сращивания  госаппарата с бизнесом. Чиновники лоббируют решения в пользу тех или иных компаний, с которыми они связаны. Это не способствует конкурентной борьбе. А без неё нет и развития. 
Почему? – спросил он, и сам ответил - на Западе компании работают в условиях жёсткой конкурентной борьбы. Поэтому прибыль они могут получить за счёт научно-технического развития, а не в результате подковерных игр.

 - Михаил Максимович! А как же Украину проморгали? Прямо под носом у себя получили неспокойный регион. Неужели не хватало информации?

- Кто-то из китайцев сказал - Информация, это то, что скрывают. А то, что открыто - это пропаганда.  Хватало и информации и пропаганды.
Пока он стягивал «парус» со шпажки, я подлил нам вина.
- Шашлык бесподобен! – похвалил меня хозяин и продолжил:
- В 2010 году отмечали девяностолетие службы внешней разведки. Президент встречался и с ветеранами. Мы поделились  своей озабоченностью возрождением нацизма и ростом антироссийских настроений в западных областях. Предложили обратить пристальное внимание на подготовку кандидата в президенты Украины. Время еще было - вырастить вменяемого и лояльного России лидера партии. Но что-то видимо пошло не так и эти рекомендации в дальнейшем не были учтены и востребованы. Никому ветераны не интересны.
Вот только вам зачем-то понадобился – попытался перевести все в шутку Пригожин.

- Михаил Максимович! Приглашаю вас в гости! Завтра часиков в одиннадцать.  Ничему не удивляйтесь и не бойтесь. К этому времени прошу уединиться и желательно не совершать резких движений.
Он внимательно посмотрел на меня и стал колдовать над небольшим музыкальным центром, стоявшим  на полке возле стола.  Многозначительно  нажал  на  кнопку.

              «Мы успели — в гости к Богу не бывает опозданий;
               Что ж там ангелы поют такими злыми голосами?»

- Хриплым мужским голосом запел проигрыватель.

- Я Вас умоляю! Все будет нормально! Туда – я поднял палец вверх - вам еще рано!
И пожалуйста – не убирайте со стола. Утром убедитесь, что я вам не снился – шутливо подмигнул и вышел. Не прощаясь.

К внешнему виду своей базы я подошел с фантазией. Представьте парящий в облаках скалистый остров размером с футбольное поле. С гротом посередине и закамуфлированным под дверь лифта порталом. Шаткий, почти невесомый мостик, перекинутый к моему убежищу. Серебристая тарелка висит в воздухе. И два тигра. Два грозных уссурийских красавца сопровождающих моих посетителей. Конечно это иллюзия.
Все! И остров… и тарелка… и тигры... Землянам привычны стереотипы  – пусть будет тарелка. А внешняя атрибутика играет для них большую роль. И психологически  важна для общения.

Передо мной была поставлена задача ни во что не вмешиваться, но в то же время обеспечить целостность и безопасность планеты. Хорошенькая задача!

Мой компьютер, мой основной помощник КС-2100 или для простоты - Ксэна - занялась сбором данных. Дистанционно вошла во все мировые сети и монотонно скачивала с серверов и параллельно анализировала полученную информацию. Через три дня выдала первый прогноз – для сбора всех данных необходимо одна тысяча шестьсот пятьдесят земных часов. Посмеялись над компьютерной защитой землян. На вход в сеть Пентагона ей понадобилось шесть секунд.


Судьба забросила  Машу в Якутск.  Муж работал главным инженером на одной из кимберлитовых трубок «Алмазов России».  Познакомились еще в Москве.  Мария училась в хореографическом училище, а он был студентом  Горного института. Незначительная, пустяшная ссора привела к разрыву. Он уехал работать в Якутию, а её взяли в ансамбль Игоря Моисеева. Но провидение  настояло на своем. Случайная встреча на гастролях в Сибири переросла в серьезные отношения. Через год поженились и больше не расставались. Финансовое положение семьи, позволяло Маше, не работать. Но её не устраивала роль хранительницы домашнего очага. Четыре раза в неделю – занималась с детьми танцами в кружке местного Дворца культуры.  Благодаря занятиям, приходилось держать себя в хорошей физической форме.  Тонкие черты лица, волосы, собранные в пучок и отличная фигурка в сочетании с неброским, но ювелирным макияжем, притягивали к себе массу поклонников. Но дальше цветов и конфет флирт не заходил. Физическая близость ее не интересовала. Да, она дарила мужу минуты радости, и это не тяготило. Но никакой потребности в сексе не испытывала.

Детей у них не было. За десять лет, ни одного шанса, ни одной возможности. Маша лечилась и в Якутске,  и в краевом  центре, но  безрезультатно. Прошли с мужем три процедуры ЭКО, но эмбриончики не приживались. На форуме в интернете посоветовали попробовать в Германии. С помощью преподавателя  немецкого языка, перевели заключение красноярских врачей и через месяц получили  от клиники приглашение. В последний момент ЧП на работе и болезнь директора не позволили мужу отлучиться. Пришлось ехать одной. Мюнхен встретил дождем и надеждой. Она давно мечтала о дочке и готова была лечиться хоть в Гималаях, чтобы только родить.
 
Мальчик – студент, бывший соотечественник, встречал в аэропорту, чтобы за 15 евро в час, помочь донести до врачей всю боль и веру в них, будущей матери. В клинике были разочарованы отсутствием второй половины, предполагалось, не откладывая начать процедуру оплодотворения.  Маша заверила профессора, что как только муж сумеет вырваться, они обязательно приедут. А сейчас хотела бы провести обследование. Профессор сокрушенно взмахивал своими толстыми пальчиками и говорил, что фрау медлить нельзя, -ведь годы уходят!  Нужно использовать каждый шанс!
За несколько дней провели полное обследование и вынесли приговор – только ЭКО!
Маша переехала в гостиницу. В запасе была еще неделя. Утром садилась в метро и ехала до станции  Карлплац. Поздоровавшись с фонтаном,  шла в сторону площади Марии и наслаждалась атмосферой города, приветливыми жителями, потешными старичками в национальных костюмах и любопытными туристами. Сидела в кафе и смотрела, как мимо  проплывали велосипедисты. В музее игрушек вспоминала свое детство. Помимо сувениров и подарков мужу, хотелось что-то необыкновенное и для себя. Но налет провинциалки в первый раз оказавшейся за границей  мешал в полной мере насладиться шопингом.  Долго не решалась зайти в модные бутики на Максимилиан штрассе, где на десяток  моделей одежды было по три продавца…

Соседка по палате, Марина – архитектор из Новосибирска, порекомендовала ей специалиста. Профессионального шопера. Дала телефон. Созвонилась. Договорились о встрече. Виргиния уже двадцать лет жила в Германии. Маше она понравилась. С ней было интересно.  Она увлекательно рассказывала про Жаклин Кеннеди, - эталоне высокой моды своего времени. Как французы были настолько очарованы ею, когда она бывала в Париже, что на одной из встреч президент в шутку  представился  «Мужем  Джеки».
 
Тактично объяснила, что недостаток  элегантности зачастую связан не с излишней скромностью или вульгарностью туалета, а с массой неудачно подобранных, не сочетающихся между собой деталей, приобретенных по случаю или в спешке. Показала разницу между истинной модой и проходящей.
Чем отличаются  хорошо одетая американка от настоящей француженки?  Объемом своих гардеробов. Скорее всего, американка будет поражена небольшим количеством вещей у парижанки, но вынуждена будет признать - что каждая из них великолепного качества, может и  дорогих по американским стандартам.
У нее немного одежды. Основная цель – составить идеальный ансамбль для всех событий в жизни, а не набирать  бесконечное число костюмов под все свои настроения.

От теории перешли к практике. Обошли все магазины рекомендованные Виргинией. Маша покупками осталась  довольна. Комплексы улетучивались.  А количество пакетов росло. Замерла возле  платья, роскошного красного цвета, с драпированной юбкой и открытыми плечами. Приложила к себе.  Длинное, «в пол», и достаточно облегающее, чтобы подчеркнуть фигуру.  Нерешительно посмотрела на консультанта.  Та, одобрительно кивнула. Маша помчалась в примерочную.  Вышла с сияющими глазами. Статная, уверенная в себе, молодая женщина. Под платье подобрали туфли и клатч.

Расставались как близкие подруги. Виргиния уже усадила ее с пакетами в такси, наклонилась над открытым окном и сказала, тихо, как под большим секретом:
 
- Маша! Это платье принесет тебе удачу. Поверь и не предавай его! Я в этом разбираюсь. Вы выбрали друг друга!
 
И ушла. Невысокая, стройная литовка из Каунаса, «за сорок», со стрижкой под мальчика и не передаваемым парижским шармом.

Я уже месяц жил в Германии. Меня интересовал этот народ. Переживший за последние сто лет и небывалый экономический подъем, и нищету, и взлеты, и падения, и позор и унижение.
Мое внимание привлекла молодая женщина за столиком, в одном из уютных немецких кафе. Перед ней стояла кофейная пара. Она читала книгу, время от времени бросая взгляд на оживленную улицу. Попросил Ксэну собрать информацию. Через десять минут знал про нее почти все. Ксэна подкорректировала мой «разговорник» и уже через полчаса мы оживленно болтали. Я представился Михаилом. Два соотечественника, на Неметчине,  легко нашли общий язык. Общение с Машей доставляло удовольствие. С навыками телепсихологии – обмануть меня было сложно. Это  был чистый и светлый человечек. И этими качествами она выбивалась из общего ряда. Мне нужно было отвлечься. Я же не андроид. Иногда нужно расслабляться и Куратору.  Чувствовал, что мое общество приятно и Маше.

Договорились встретиться завтра. Пригласил её в ресторан. Она не жеманилась и не искала отговорки. Заехал в восемь.
Вышла в длинном красном платье. Сначала оно показалось мне вульгарным, но присмотревшись,  понял, что малозаметные детали меняют знак на противоположный.
Непроизвольно для себя поцеловал ей руку. Глаза засияли и спросили: 
- Как?
- Бесподобно! – ответил я - Отличный выбор!

Повез в маленький аргентинский ресторан. Пили чилийское вино, а на небольшой импровизированной сцене негромко играл свою партию маленький оркестр.
Танго «Кумпарсита».  Пригласил ее на танец. Она как-то нерешительно поднялась. Только потом я понял ее волнение. Она боялась за меня, как за партнера. Боялась испортить себе вечер и свое восприятие. Образа, – который уже нарисовала.
Она не знала, с кем имеет дело. Все было предопределено заранее. Ксэна прошлый вечер готовила меня к танцу. Добавляла рефлексов. Корректировала движения.

Мы вышли на середину площадки. Пианист одобрительно кивнул. Я обнял партнершу. И начался танец. Наш танец. Больше никого не было рядом. Только мы. Полный, пожилой  мужчина виртуозно перебирал клавиши аккордеона, бесшумно сновали официанты. Но это было там – за кадром. В глазах Маши уже не было страха. Она светилась счастьем и задором. Мы с Ксэной тоже не ударили лицом в грязь. К своему столу возвращалась королевой. С гордо поднятой головой. Под аплодисменты зала. Это была ее минута славы в неизвестном аргентинском ресторане на окраине Мюнхена.
В ушах еще звучали кастаньеты, а я, не дав опомниться, прошептал на ухо – Ты останешься сегодня у меня?

Раздеваться начали еще в прихожей. Отнес в постель. Ночь, как миг! Как вспышка. Сознание отделилось от тел и сплелось воедино, где-то там,  в другой параллели.
Среди ночи варил кофе. Краем глаза видел Машу. Не стесняясь своей наготы – выпорхнула из  кровати, подняла брошенное платье и бережно повесила на стул.

На следующий день она улетала. Заехали в отель за вещами. Пока собиралась, я успел купить розу под цвет вчерашнего платья, на длинной ножке. За всю дорогу не произнесла ни слова. Сжалась и закаменела.
 
А в аэропорту приникла ко мне. Всем телом. Не расставаясь с цветком. Мы стояли, обняв  друг друга,  в середине зала.  И молчали. И никому не было до нас дела. Людской поток жил своей суетливой жизнью и только камера наблюдения на секунду замедлила свой ход и беспристрастно, не мигая, оценивала странную пару.
Больше мы с Машей не встречались. Правда, Ксэна  пару раз мне ее показала.
Сначала в самолете. Безучастную и застывшую. К ней обращалась стюардесса с вопросом, но она ничего не слышала. Розу из рук так и не выпустила до конца полета.

А потом только через два года. Маша достала из шкафа коробку. Внутри лежал высохший цветок, а под ним платье. Она стояла с закрытыми глазами, в красном, «в пол» и бережно прижимала розу к себе. Звучало танго. После нашей встречи платье надела впервые. Я чувствовал её смятение. Мне казалось, что она в сомнениях - было это с ней или нет?
Был ли я? Была ли «Кумпарсита?»
В соседней комнате заплакал ребенок. Она бросилась туда.
К сыну. К Мишке. Было! Было!
Все было...
Что-то разыгралась у меня фантазия! Не мог это быть мой ребенок. Не мог! Законов определенного набора хромосом для каждого генотипа еще никто не отменял.


Открыть банк оказалось намного сложнее, чем я ожидал. Чтобы не терять время, просто нашли  подходящий в Швейцарии и «уговорили» владельцев продать. Искали небольшой,  без лишней и хлопотной для меня, клиентской базы.  На счет потекли первые финансовые потоки.  Наступил день Х.
 
Всю ночь реактор отдавал драгоценную энергию. «Похудел» на восемь единиц. Для меня это было ощутимо! Но все прошло отлично.
Информационный взрыв грянул утром. Все средства массовых коммуникаций словно сошли с ума!  К вечеру, когда проснулась Америка – безумие охватило уже весь мир!

«В России эпидемия самоубийств!». «Тысячи чиновников покончили с собой!».
«Верхушка России обезглавлена!». «Десятки тысяч трупов по всей России!»

Допустим не  десятки тысяч, а ровно пять тысяч человек написали предсмертные записки и покончили с собой. Разными способами. Предварительно переведя все свои сбережения на один единственный счет в небольшом швейцарском банке. Придраться не к чему! Добровольно перевели, добровольно ушли. Записки не отличались разнообразием:
«Я, такой то, такой то, не могу больше жить. Мне стыдно! Грабил страну, грабил свой народ. Я вор и взяточник! На меня никто не оказывал давления. Ухожу добровольно.
Число, время и дата»

Кто эти люди, которых я покарал? В основном чиновники средней руки. Пара губернаторов, десяток мэров, два десятка начальников УВД, около двухсот прокурорских и судейских, и клерки, клерки, клерки. Клопы на теле страны, высасывающие финансы. Почему средней руки? Да потому, что иначе пришлось бы оставить без руководства всю систему.
 
Ксэна оперативно разослала, в редакции и электронные СМИ,  компрометирующие материалы на всех без исключения. Народ  своих «героев» должен знать в лицо.

Без помощи КС-2100, сначала распылить, все сворованные и добытые нечестным путем деньги,  по всемирной банковской сети, а затем собрать на одном единственном счете, я бы не смог. Ксэна поработала на славу. Как заправский фокусник! Сначала все пачки запихнула в шляпу, помахала палочкой – Айн, цвай, драй! И все!  Деньги исчезли!  А под шляпой – кролик!

Пару дней дал властям на осознание ситуации. Все работали в авральном режиме. Ксэна изредка снабжала меня выжимками, сгустками информации. Как и предполагалось, кроме растерянности и видимости бурной деятельности, ничего нового они не нарыли.

Пора вызывать Президента. Мои экзотические охранники проводили его в кабинет. Шер лег рядом с моим креслом, а Хан занял место возле двери. Разговор был недолгим. Меня интересовало только одно – Как можно было допустить такую коррупцию?
Его ответы меня не удовлетворили.
Я намеренно не смотрел на него, когда ставил задачу:

- В течении суток по закрытым каналам довести до сведения всех причастных. Фамилии, суммы, активы, - всё здесь.
- В течение  двух недель осуществить перевод на указанные счета всех незаконно добытых  средств. Каждый платеж, каждая копейка будет отслежена.
- Саботирующие пополнят ряды самоубийц - пятитысячников.
- В целях безопасности себя и близких – не нужно  скрываться и манипулировать со счетами.
И последнее – проведите через Палаты, постановление, и восстановите  должность вице-президента!  Кандидатуру подскажу позднее.

Я поднял голову и уперся в него взглядом.  А потом включил дисплей.
Всё. Он был в моей власти. Сломленный, поникший, не отводивший глаз от экрана,  где дочь и внучка, которых он тщательно скрывал, играли в кубики, в уютной голландской квартире.  Не зная и не догадываясь, что за ними следят.

Я подвинул к нему папку со списками. Машинально её взял, еще больше побледнел и, пошатываясь, пошел к выходу. Хан уже лапой приоткрыл дверь, поднялся потягиваясь, и Шер.

- Да, еще! Это ваши личные счета. Не забудьте о переводе и этих активов.

И резким движением отправил еще одну папку в его сторону. Она заскользила по поверхности круглого стола, неумолимо приближаясь к своему последнему хозяину,  и эффектно застыла на краю.
Нужно сказать, что я все утро тренировался, чтобы достичь совершенства в этом трюке. Это была последняя точка, последний заключительный штрих нашей встречи.


Сумма на счету росла. 0,5 годового ВВП страны. 0,8. 1,0 1,5…. 3,0.
На фондовых рынках началась паника. Сбрасывались  большие пакеты акций. Котировки резко пошли  вниз. За три дня индекс Доу-Джонса потерял 28%. Растерянные аналитики не осознавая, что происходит, с умным видом несли с экранов  откровенную чушь.
А объяснение происходящему было достаточно простым - мои «клиенты» меняли  акции на деньги, чтобы успеть получить индульгенцию.
 
Беспокойство Ксэны, финансовой паникой, передалось и мне. Посоветовавшись, решили потратить часть средств  на скупку подешевевших ценных бумаг. Она подобрала три десятка привлекательных на этот момент активов. И брокерские конторы начали осторожные покупки. Рынки постепенно успокоились.  А мы одним выстрелом утихомирили финансовое море и пополнили созданный для России фонд, акциями успешных компаний по  привлекательным ценам.

Не обошлось без курьезов. Человек пятьдесят из моего списка – не желая расставаться с нажитым, ударились в бега. Прятались в безвестных мотелях на другой стороне океана, на малолюдных островах. Один затейник – заместитель начальника областного управления ФСБ удрал в тайгу. Надеялся пересидеть в охотничьем домике.  Ксэна нашла всех. Подозреваю, что его оставила на десерт. Как влияла, какую энергию психотрона использовала – так и не призналась. Но написал он не предсмертную записку, а целую рукопись. Откуда  столько бумаги взял? Для информации привожу часть текста:

«Не помню, когда все это началось. Я же офицер. Честь, долг – для меня не просто слова. Мне теперь скрывать нечего. И в Чечню летал. И пацанов наших спасал. Посредником был между ВАВом и боевиками. Пру мешок с баблом на себе, аж пачки потеют. Я им мешок - они мне ребят. Проверишь – все нормально? Все органы целы? И пятишься медленно назад. А струйка пота по спине так и стекает. А дуло у автоматов черное. Смотришь в него и не понимаешь, что оно себе думает. Сдержится или огнем плюнет?
 Ранен был. Но, ни один доллар из этих пачек ко мне не прилип.

А легкие деньги засасывают. Не понимают этого только те, кто не сталкивался.
Первый раз машину сопроводил из одного конца области в другой. Не рискуя. На своей территории. Десять тонн зеленью - в кармане. Десять тонн! Квартиру можно было купить за эти бабки. Просто сел за руль и тачку наркомафии перегнал. И пошло и поехало! Всем Пашка Скворцов понадобился! То на стрелку съездить, как свадебному генералу. Поприсутствовать! То, заезжим на пальцах объяснить, кто здесь хозяин. За все платили. И мозги по другому стали работать. Вместе со значимостью и цены на услуги росли. Сначала задумывался. Сомневался.  Комплексовал  даже. А потом плюнул! Ну не я, так сосед по кабинету лавэ в карман положит.
А уже когда замом стал – так вообще счет деньгам потерял.
Мог за субботу в казино Гонконга штук двести спустить и не заморачиваться.
Сам не знаю, сколько их у меня?  И по каким счетам и фирмам распиханы. Кидать меня побаивались – себе дороже…»
Два дня он глушил спирт и писал, писал…, а потом из охотничьего ружья снес себе череп.


На выпускном экзамене средней ступени нам предстояло пройти тест на беспристрастность.  За прозрачным стеклом портала монстр нагонял особь женского пола. Она металась в шаге от меня. Её глаза умоляюще смотрели через стекло. Понимал, что  меня она не видит. Но было жутко. Я мог до них дотронуться. Одной лапой он оттянул голову жертвы назад, а другой, даже не рукой, а всего лишь остро отточенным когтем резко полоснул  по горлу. Кровь хлестанула фонтаном и забрызгала  мой экран. Датчики эмоционального состояния показали норму. Или почти норму.
А парень с нашего курса, Сван, не выдержал. Ему попалась маленькая девочка, которую схватил отвратительного вида  каннибал. Он  обезвредил нападавшего  и втянул жертву через окно.
Нас собрали в большом зале и наглядно продемонстрировали последствия акта милосердия. Представители  её  племени, как оказалось, были носителями вируса неподвластного нашим ученым. Вирус блокировали, предварительно стерилизовав детородные функции спасителя, а особь уничтожили.

Сван шел мимо нас, низко опустив голову. Шел, боясь посмотреть в глаза сокурсникам.  По коридору здания, где провел десять лет. Экзамен средней ступени Наблюдателей и Кураторов он не сдал.


Прочитал «Трудно быть богом» братьев Стругацких. Нужно отправить повесть, как пособие для молодых,  в школьную библиотеку. Сильная вещь!
 
Как же нащупать ту грань, за которую нам нельзя переступать?

Вспомнился хрестоматийный пример из истории.
 
Куратор Эльх был направлен на Архарон - скудную планету пятого пояса. Самое дорогое там  – это вода. Кучка архаронцев владела всеми водными источниками жизни. Остальное население прозябало в страшной нищете.
На воду меняли детей и жён. Ступень развития – низшая. Интереса для нас планета не представляла. Если бы не одно НО! В горах были сокрыты огромные запасы цертия, редкого металла, востребованного на «черном» рынке. И рано или поздно, пришельцы нащупали бы этот клад. Население пойдет на корм завоевателям, цертий – на рынок. Итог – очередная выжженная и опустошенная планета непригодная для жизни. Что предпринять?

Эльх решил организовать революцию. Два года создавал подполье. Как и Румата помогал финансами. Отряды повстанцев захватывали один за другим источники живительной влаги. Через год власть полностью перешла в руки народа. Эльх не покладая рук, трудился  над созданием полноценного государства, задачей которого должно стать благополучие и равенство всех граждан.
 
И тут началось Межгалактическое Противостояние.

Эльха отозвали. Снова увидеть свое детище ему удалось только через пятьдесят архаронских лет. И он пришел в ужас. Все чего добился – было разрушено. Новый клан владел источниками. Было еще хуже. За глоток воды, рабы добывали цертий. После месяца работы в шахте, еще живой труп сбрасывали в ущелье. А на его место пригоняли нового. И все повторялось.

Эльх пригрозил прислать эскадру зачистки. Власть пошла на мировую. Подготовили новые указы и пригласили Куратора на Совет. Там его и убили. При всей своей примитивности, помнили, что посланца Богов нельзя уничтожить металлом. Еще труднее - застать  врасплох. Оболочку Эльха защищало магнитное поле. Закололи остро заточенной деревянной палкой. Он обнял старого друга, которого специально для этого привели на заседание. И в этот момент деревянное копье пронзило обоих. Насадили голову Эльха на шест и носились по городу,  в экстазе от своего бесстрашия и безнаказанности.

Верховный Сендай, пошел на  беспрецедентный шаг. На Архароне сравняли с землей горы и цертийские копи. Жителей не тронули. Больше на планету Кураторов не посылали. Время от времени наведывались наблюдатели, да и то в основном из исторического Управления.

О Кураторе Эльхе написано огромное количество трактатов. Цель которых разобраться, что сделал правильно, а где ошибался непримиримый борец и Герой Галактики.
Можно экспортировать технологии, оборудование, но как изменить сознание?

Под  Краковом  есть страшное место – Освенцим. Концлагерь времен второй мировой войны.
Поразила страничка из дневника одного из палачей лагеря:

«Вчера порадовал себя тушеными говяжьими хвостами.  Достаточно редкое блюдо на моем столе.  После длительного приготовления, мясо стало бесподобно вкусным. Хрящики таяли во рту, как сладкая вата.  Тушил около четырех часов. Незадолго до готовности добавил приправ и соли. Получилось очень насыщенным. Под стать мясу было и вино. Без этикеток. С одного из польских складов. Очень зрелое, почти на пике своей формы.  Могло бы конкурировать с бургундскими. Цвет яркий рубиновый, очень блестящий, начинает проявляться коньячная нотка. Запах бесподобный, очень сильный, тона инжира, карамели, корицы. Сухое, но элегантное. После двухчасовой декантации «Напиток Богов»  смягчился и стал глубже.
Ужин, под «Ave Maria», прошел бесподобно!»

А в это время, где-то совсем рядом, уничтожали очередную партию изможденных и голодных узников. Травили газом, как клопов!
Чем дальше человечество продвигается в своем развитии, тем более жестоким и изощренным становится.

Читал о трагедии в Руанде в девяностых. За сто дней уничтожить миллион человек! А где же был цивилизованный мир? В роли наблюдателя?  Нет… Мне их не понять!


Стал дразнить Ксэну – «Банкиром  Господа  Бога»  Похоже, обиделась!

Пока она сводит концы с концами, дебет с кредитом – изучаю литературу. Наряду с классическими произведениями, вникаю в интернетовский самиздат. Для общего
представления - отрывок от неизвестного автора.

                «Запорожец» за Дунаем».

  « Ах, какой вечер!  Весна. Цветет акация. С веранды летнего ресторанчика  ветерок приносит  мне аромат кофе и дым от томящихся на мангале фригэруев.*  А я купаюсь в запахах новой кожи, обтягивающей мои сидения, и умопомрачительных духов  Шофранки. И счастлив! На старости лет счастлив!

На меня все заглядываются! И парни, и девчата, и мои сверстники.

А ведь я еще застал времена, когда кусок мяса был роскошью, и кулечек с кофейными зернами  считался лучшим подарком. Сейчас везде иллюминация, освещенные витрины и дороги, а лет двадцать назад в квартире разрешалось включать только одну лампочку мощностью 15 ватт. Горячая вода практически не подавалась, а телевидение работало 2-3 часа в сутки. Подъезжаешь в полной темноте к границе с Венгрией, а там, за шлагбаумом другой мир: светло как днем! Хлебнули румыны нужды и горя. По самое горло хлебнули. Да и мне досталось – постоишь неделями в гараже без капли бензина, мало не покажется…

У моего нового хозяина золотые руки. Целый год колдовал надо мной. Превращал  старого ржавого умирающего инвалида, в багажнике  которого цыганские куры несли яйца, в роскошный, сияющий хромом и кожей кабриолет, благородного вишневого цвета.
Поверьте мне – я  один такой красавец на весь Бухарест! Ра-ри-тет!
И даже в кино снимался. Правда, правда! Режиссер, строго так, что-то кричал,  а я важно и благодушно урча, въезжал в кадр, а  гравий  шуршал и щекотал мои новые колеса.

Жизнь удалась!

Стал видеть сны. Иногда конвейер, на родине в Запорожье, а иногда большой ледовый каток, где  мы танцуем с моей любимой – солнечной  Ниссан Микро. Кружимся в танце и скользим, нежно прижавшись друг к другу!
Па-рам, па-рам, парам, та-та-та-та, та-та-та, та-рам!

- Бунэ сяра!*  Хм! Сделал вид, что не слышит. Это припарковался рядом черный и вальяжный Мерседес. Солидность есть, а элементарной вежливости не научили!
Кстати, разрешите представиться – Запорожец ЗАЗ-965. Не просто Запорожец, а экспортный вариант.  С красивым иностранным именем Yalta. Но я его не признаю. Оно женское. 
А я Запорожец!
Моя модель выпускалась для заграницы, собранная не грубыми гайковертами, а динамометрическими ключами.  В 1965 году, после суровой приемки ОТК, попал в Румынию. За Дунай.  С радиоприемником, хромированными зеркалами и пепельницей.
Простите! Не могу больше разговаривать. Возвращается хозяин со своей тейтересь.* 
С самой красивой девушкой на востоке Бухареста. И повезу я их в романтическое путешествие…»
- Фригэруй  – Шашлык из печени
- Бунэ сяра – Добрый вечер
- Тейтересь – Девушка

*  Этот отрывок из рассказа о старом автомобиле, я привел как штрих к характеру землян.  Одни пишут от лица неодушевленных предметов, другие читают.
Что характерно – взрослые особи. Не дети. И все в восторге!

** Подозреваю, что на Земле и андроиды писали бы мемуары.


Ксэна сверстала финансовый бюллетень.  Собрали 17,13 триллиона долларов! Больше чем ВВП США! Неплохо поработали! Пора переходить ко второй фазе операции.

- Вице-президентом необходимо назначить Пригожина Михаила Максимовича.

Стало тихо. Только Хан, как метроном отбивал ритм,  хвостом по ковру.
В глазах президента читалась растерянность и надежда:

- Так он же старик! Если не изменяет память – ему за восемьдесят!
- В этом году  будет восемьдесят пять – уточнил я.
- Меня не поймут! Нужно проводить дополнительные консультации с фракциями. Как-то объяснять общественности. А может и референдум придется готовить – слабо отнекивался Андрей Владимирович.
- Вот мы на кандидата посмотрим и посоветуемся. Коллегиально! – с сарказмом ответил я.

Когда зашел Пригожин – он его не узнал. Я радовался, ошеломляющему эффекту, как ребенок. Будущий вице-президент выглядел лет на шестьдесят. Его румянцу позавидовали бы молодые. За время лечения, регенерации и искусственного ускорения обмена веществ  похудел килограмм на тридцать.
Никакого живота. Осанка, походка – выдавали здорового, полного сил человека! А уж шевелюра! – тут Ксэна перестаралась – даже на фотографиях в молодые годы, такой пышности у него я не припоминал.
Скромно поздоровался. Еще немного бодро походил, для моего вящего удовольствия, и со значимостью в голосе, присущей только ему, сказал:

- Референдум? Я не ошибся?
Был я свидетелем референдума, провозгласившего Иран исламской республикой.
Группировки, которые принимали участие в свержении шаха, долго дискутировали о формулировке вопросов. Озвучивали разные варианты: монархия, демократическая республика, социалистическая республика и так далее.
А сторонники Хомейни между тем, ни о чем не спорили, а просто печатали бюллетени, и уже в марте позвали население к урнам.
Бюллетень представлял собой листочек грубой бумаги размером с две визитные карточки. Посередине проходила полоса перфорации для разрыва пополам. На одной половинке зеленым шрифтом было напечатано - "Исламская республика",  на второй, красными буквами - "Продажная антинародная империалистическая монархия".

Как вам выбор?

Урны стояли на всех людных местах: базарах, в школах и больницах, на перекрестках и площадях. У каждой, сидел мулла в чалме с помощниками. Проголосовавшим  мазали большой палец краской, чтобы избежать повторов, но уже к середине дня по радио передали, что краска легко смывается обыкновенным мылом.
К одному такому пункту подошел и я. Мулла, – как председатель избирательной комиссии, сидел в гордом одиночестве и сосредоточенно занимался тем, что брал из кучи один бюллетень за другим, рвал аккуратно по перфорации и бросал зеленую половинку в урну, а красные половинки  бросал на тротуар.
 
С тех пор ничего в мире не изменилось. Все эти выборы и референдумы от лукавого – закончил свой рассказ Михаил Максимович – Тогда мулла, сейчас современные технологии и манипулирование сознанием, а результат один – кто платит, тот концертную программу и составляет.

Чтобы совсем не шокировать народ, я с Вашего разрешения и согласия Куратора, поезжу по стране. Себя покажу, людей послушаю. Вы уж, Андрей Владимирович,  СМИ намекните, чтобы интерес проявили. А там можно будет и кресло вице-премьера  примерять.
Да, и  неплохо бы авторитетный консилиум врачей собрать. Солидное медицинское заключение – нам не помешает.


Я смотрел вслед уходящему президенту, который много сделал для страны, и мне было его искренне жаль. Система сделала то, что хотела сделать. Офицера,  желающего процветания России, победила и забрала в плен элементарная коррупция. Сделала орудием своей патологической жадности и разрушила то светлое и чистое, что когда то было.
Как и у Пашки Скворцова.


В Красноярске – 26, территорию бывшей воинской части, дополнительно огородили тремя рядами высокого забора и ударными темпами ремонтировали здания. Курировал строительство лично Пригожин.  Ксэна составила список из двухсот  ученых, которым предстояло стать добровольными затворниками в секретном институте  «Суперсовременных технологий». Родственников шерстила со времен Ивана Грозного. В досье фигурировали все. Не забыла и друзей детства. Не говоря уже о близких.

- Сынок! Как ты? Мне сон плохой приснился! Женщина какая-то странная все расспрашивала про тебя, расспрашивала. А я противиться не могла – как на духу все и говорила. Ничего от нее не утаишь.
И тетя Вера звонила. Ей такой же сон привиделся. Волнуюсь за вас. Ты ничего не скрываешь?
- Мамуль! Да все нормально у нас. Лиза к садику Еву готовит. Я в школе физику преподаю. Не Бог весть что, но жить можно.
- Сереженька! Ну, дай Бог! Ты не пропадай надолго! Звони!
- Ладно, мам! Целую тебя! От Лизки привет!**

** Аудиозапись № 673 перехвата телефонного разговора, Мельникова С.Р. (кандидата на должность начальника отдела в институт «Суперсовременных технологий»)

Через неделю, после разговора с матерью, Сергея Мельникова, пригласили на собеседование.
Все было как-то необычно. Прислали машину и отвезли в пригород. Шикарная дача. Серьезная охрана. Прошел рамку металлодетектора. Встретили доброжелательно.

Старенький дядечка, в смешном коротком пиджачке, круглый как колобок, усадил Сергея в кресло. Суетился, перескакивал с пятого на десятое. Анекдот рассказал.
А потом Колобок, очечки снял и посмотрел внимательно. Да так, что холодом от этого взгляда повеяло. Как рентгеном просвечивал. Не прост был дядечка! Ох, не прост! Сергей аж подобрался весь. Попробовал спину выпрямить. Но получалось плохо. Кресло обволакивало.

- Сергей Романович? Прежде чем сделать Вам предложение, мне хотелось бы узнать – на какой стадии находилась разработка УЭНР-9?
- Ну, мы уже вышли на полевые испытания. Результаты обнадеживали. А тут банкротство института  и все оказались на улице.
- Понятно! Понятно! – заулыбался дядечка – а вот этот блочок кто сваял? - он показал схему знакомого прибора и обвел карандашом высокочастотный модуль.
- Так я его и разрабатывал!
- Чудненько!
- Бумажечку подпишем Сергей Романович?
- Какую бумажечку?
- О неразглашении государственной тайны.

Сергею предложили интересную работу и зарплату…  От этой цифры у него закружилась голова…

Стандартный договор. Правда, оплата труда в институте  была нестандартная – через пять лет сотрудник и семья могли не задумываться о деньгах до пенсии.
За все нужно платить. И за полную секретность в том числе. Никакой связи с внешним миром. Никаких отпусков и выездов с территории. Смерть близких – не являлась исключением.  Все подписали контракт добровольно.
 
Я лично передал техническую документацию Михаил Максимовичу. Ну как документацию! Штрихи, наброски. До остального ученые должны были додуматься сами, и в кратчайшие сроки. Вторая задача была проще. Доработать детектор лжи. Небольшое изменение конструкции, а эффективность прибора становилась на порядок выше. Возможность ошибки при тестировании практически равнялась нулю. Новый детектор, новому государственному аппарату, был нужен как воздух.

Время поджимало. Я торопил Пригожина. Он подгонял институт. Успели. К сроку успели!

Ксэна разбудила среди ночи. Решение принято. Через пять дней ожидается массированная воздушная атака на Иран. Все шло по старым сценариям. Ничего нового. Обвинения в наличии оружия массового поражения. Вето Совбеза ООН.
А НАТО во главе с Америкой оставили за собой право нанести превентивный удар.
Лично я никаких симпатий к Ирану не питал. Меня интересовало только поле, шахматное поле предстоящей битвы.

Поздно ночью на территории военного аэродрома в Кашане приземлился самолет без опознавательных знаков. Малочисленная делегация военных встретила трех человек в штатском. Все разместились в одном микроавтобусе, предварительно загрузив через заднюю дверь два черных ящика. Это было в ночь с субботы на воскресенье. А во вторник пришел ад!

Как только самолеты противника с грузом высокоточных ракет класса «Воздух-Земля» и крылатые ракеты морского базирования, пересекли границу и зависли над территорией Ирана, сотрудники российского института «Суперсовременных технологий» запустили невинную на первый взгляд,  РЛС состоящую из двух скромных блочков и небольшой антенны.
 
В 06-39 по Гринвичу наземные и космические радары зафиксировали мощный, кратковременный электромагнитный импульс неизвестного происхождения, который вывел из строя все воздушные объекты над территорией страны. Эпицентр импульса по предварительным данным находился в районе иранского города Кашан. Все самолеты противника свернули с намеченного курса и один за другим,  стали пропадать с экранов радаров. Досталось и сопредельным государствам. Бомбардировщики хаотично падали, как гнилые яблоки при сильном ветре. 80 факелов горели на земле Ирана,  Турции, Ирака. На территории  Кувейта и Саудовской Аравии. Та же участь постигла и крылатые ракеты.
 
Несколькими минутами позже был зафиксирован еще один импульс, после которого военно-морские силы в Персидском Заливе представляли собой груду плавучего неуправляемого металла.
 
Америка потерпела самое большое  поражение со времен Перл-Харбора.
Улицы неоднородного и противоречивого Востока, в эти дни, превратились в сплошной зелено-бело-красный триколор иранского флага. Всеобщее ликование и шиитов и суннитов показало реальное отношение населения к дядюшке Сэму.
 
Мы с Ксэной внимательно следили за реакцией Белого дома. Ему хватило здравого смысла воздержаться от опрометчивых поступков. На всякий случай она лишила центр, связи со всеми военными спутниками.
МИД России выступил с заявлением, в котором всю вину возложил на руководство Альянсом и передал в редакции СМИ текст предостережения, отправленный накануне вторжения, по закрытым каналам, руководству НАТО и главам заинтересованных стран.
 
Заголовки газет не заставили себя ждать:
«Русские предупреждали!», «Россия использовала в Иране секретное оружие»,  «Русский кастет в руке Аллаха»

Три неизвестных эксперта  в провинциальном  Кашане перекроили политическую карту мира.

На следующий день президент Российской Федерации провел пресс-конференцию.
 
На вопрос корреспондента агентства Рейтер Херберта Овейса:
- Господин президент! Как изменится политическая карта мира после событий в Иране?

Пригожин М.М. ответил в присущей ему манере взвешивать каждое слово:

-  Существовала серьезная и постоянно растущая напряженность между бывшими оппонентами холодной войны - Соединенными Штатами Америки и Россией. Не скрою – нас это сильно беспокоило. В прошлом мир выстраивался или за одной, или за другой стороной.  Сегодня этого больше нет. Сегодня это ряд самостоятельных стран, которые говорят каждая за себя. Китай ни за кем не стоит, Индия ни за кем не становится, также и с Аргентиной и с Бразилией. И если продолжать по цепочке, то увидим, что уже больше нет неких единых фронтов. И это опасно. Не для нас. России или Америки. Для всего человечества. Мы не вынашиваем планов стать мировым  жандармом, а хотим быть равноценным партнером в составе дружины поддерживающей общие правила и порядки. Не вмешиваясь при этом во внутренние дела других стран.
 
Нападение на Иран, с моей точки зрения, несло в себе далеко идущие опасные последствия.  Ситуационный анализ показывал, что результаты воздушного удара, — а о сухопутной операции речь не шла, — могли оказаться ничтожными. Через два года Иран полностью бы оправился, демонстративно вышел из договора о нераспространении и создал свое оружие массового поражения.

- Господин Президент! Как Вы охарактеризуете оружие, использованное в Иране? Ведь его можно применять как в целях защиты, так и нападения? Игорь Новиков, журнал «Эксперт»

- Мой старинный приятель, директор крупного предприятия рассказывал, как на завод поставили финский станок с числовым программным управлением. Набор с инструментами пропал уже в первые дни, потом стали таскать по мелочи. Приезжает от фирмы наладчик. Проверил по описи и говорит – Инструменты мне ни к чему, у меня свой набор есть, а вот лист поролона, который вот под этим номером значится – извольте отыскать.
Расследование провели тщательно и оперативно, многое удалось вернуть, и в том числе, как ни странно, и поролон.  Финский специалист берет этот поролон, бросает его на заводской пол, опускается на него и начинает что-то настраивать в станке.
(смех в зале)

Так вот – продолжил, как ни в чем не бывало Михаил Максимович – за последние годы мы не только поролон нашли, но и научились сами делать высокоточное оборудование.
За это, кстати, нужно поблагодарить наших  заокеанских партнеров. С их легкой руки и экономических санкций  – заработала отечественная промышленность.

А по поводу оружия разработанного нашими учеными, - это не оружие нападения и не оружие защиты. Этот радиорелейный комплекс, под названием «Феникс» - инструмент сдерживания.  И остуживания – он выдержал паузу – горячих голов.
(аплодисменты)

- Анна Новак, «Ассошиэйтед Пресс»: Господин Президент! Не поделитесь секретом, как в зрелом возрасте, так успешно и молодо выглядеть?
(смех в зале)

- Госпожа Новак! Я много лет провел на Ближнем и Среднем Востоке, который славится своими долгожителями. Люблю и уважаю этот регион с  древней и мудрой цивилизацией.
По всей видимости, общение со своими восточными друзьями, которые считают меня достаточно молодым, и изменило мой организм. Дружеский воздух  и восточная медицина творят порой чудеса.
Когда я приезжаю к друзьям - меня как самого молодого, аксакалы гоняют следить за мангалом!
(смех в зале)
Советую всем дружить с Востоком. Полезно для здоровья!


Мы с Ксэной долго подбирали кандидатуру президента. Напротив этой фамилии стоял только один жирный минус – солидный возраст. Решили проверить жизненные функции, а уж потом принимать решение. И, похоже, в своем выборе не ошиблись.
Помню, как первый раз он появился у меня. Стоял и нерешительно озирался у дверей портала. Как переходил через мое ноу-хау – шаткий мостик. Мне показалось, что в один момент, Шеру пришлось даже подтолкнуть его, своей огромной полосатой мордой. 
Отвел в мед-блок.
Диагностическая капсула была готова. Ксэна провела обследование за час. Выдала  карту. Три листа. Знает же, что я в медицине не силен. Познаний хватило, чтобы понять - результаты  неутешительные.
- Вероятность?
- 86%. Если регенерация печени пройдет успешно – я увеличу процент до 92…


Ну с чего начнем борьбу за светлое будущее? – спросил я Михаил Максимовича.
- С друзей конечно – настраиваясь на мой тон, ответил протеже.
- В смысле?
- Сажать друзей и родственников!
Когда британцы в пятидесятых  годах покинули свою колонию - Сингапур, народу в наследство досталась очень слабая законодательная база, практически полная неграмотность, низкие зарплаты, непрозрачная экономика, повсеместная коррупция. И крайне смутные перспективы. Ли Куан Ю вместе со своей партией выиграл выборы и стал премьер-министром. И именно он последующие годы был генератором перестройки. "Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников" – историческая фраза создателя этой жемчужины Юго-Восточной Азии.

- Хочу Вас успокоить, Михаил Максимович!  Друзей сажать не придется. У меня есть более эффективный способ.
Но об этом позже. Кстати, я был в Сингапуре. Достойная жизнь в жестких рамках закона. Стерильная чистота, как в хорошей больнице.
Иду, и каждые пятьдесят метров дворники заметают в совочек невидимый глазу мусор, и только что опавшие с деревьев листья. В туалете аэропорта дисплей с фотографией уборщицы и просьбой оценить ее труд. И смайлики – от счастливого  до угрюмого.
Даже в небольших ресторанах – меню на «планшетниках». Листай пальцем. Увеличивай картинки. Ставь галочки. И через пять минут – всё, с улыбкой, будет доставлено на ваш стол. Я  еще тогда поражался такими разными уровнями цивилизации, на такой маленькой планете.


Не смог дождаться утра. В пять уже был у него. Включил телевизор и смотрел одни и те же повторяющиеся кадры. Михаил Максимович вошел тихо. Наверно не ложился. Не здороваясь, присел рядом.
 
Я выключил звук и, не отрывая глаз от экрана, рассказал  свои первые впечатления о homo sapiens:
- Когда прибыл на Землю, то решил не только аналитически, но и вживую попробовать изучить планету, её жителей и технический потенциал. 
Помню, сидел в аэропорту  Бухареста и ждал, когда объявят посадку на Рим. Рейс задерживали, а потом нехотя сообщили: нарушение графика из-за того, что самолет менял траекторию движения. Почему он менял траекторию, не пояснили.
Салон, с обшарпанными креслами, напоминал заплеванный кинотеатр в Африке, а  стюардесса в ядовито-зеленой форме из дешевого сукна - билетершу.
Мужчина передо мной попытался включить свет - бесполезно.
Через полчаса после взлета салон неожиданно вздрогнул и затрясся в падучей.
Меня не проймешь турбуленцией. Я попадал и не в такие передряги. Но это была настоящая морская качка. Нас швыряло. Самолет вибрировал и пытался развалиться на куски. Стюардессу болтало по проходу, как боцмана в шторм на мостике.
- Не волнуйтесь, соблюдайте порядок, мы меняем траекторию движения, - успокаивал  командир корабля.
И я понял, почему они опоздали. Они уже тут были. В странном месте, где меняют траекторию.

Соседка жала запавшую кнопку вызова. А я, боялся и представить, какая техника в кабине пилотов.  Самолет все больше напоминал брыкающегося бычка на американских горках.
 
В салоне стало тихо. И физически ощущалось, как волны страха прокатываются по рядам. Напротив меня женщина обняла дочку. Монашка в соседнем ряду неистово молилась вашим богам.

И тут сидевший сзади темнокожий парень в смешной вязаной шапочке, на весь самолет громко затянул что-то протяжное и певучее на непонятном языке. Наверное, это была молитва. Но она грянула так неожиданно, сильно и эмоционально, что пассажиры на секунду замерли, а потом – дружно заулыбались.

- Бене, бене! - кричали итальянцы. Кто-то показывал парню большой палец, типа, молодец! Кто-то аплодировал.  Все переглядывались, перемигивались, пересмеивались.
 
И напряжение растаяло, будто и не висело в звенящем от напряжения воздухе.
Самолет пришел в себя, отряхнулся, и полетел уверенней.
Когда приземлились, женщина обнимавшая дочку в воздухе, повернулась и сказала с улыбкой:
- Вот, все смеялись над парнем, а  молитва его сработала!

И я тогда позавидовал вам. Столько граней эмоций!  Веры! Мы этого лишены. Мне чужды  ваши проявления чувств.
Я бывал на разных планетах с совершенно разными формами жизни. Но все они не похожи на вас. Есть разрушители, хищники, планеты  воинов, планеты  созидателей…

(текст удален по распоряжению № 6699120 Верховного Сендая)

… Но нигде, понимаешь! НИГДЕ НЕТ ТАКИХ!!!
Честно признаюсь – я взорвался. Наверно первый раз в жизни меня захлестнул гнев.
Взял себя в руки и уже значительно тише продолжил:
Нигде нет таких как вы – полных вселенского добра и вселенской ненависти. Умиляющихся фотографиям кошечек и уничтожающих миллионы своих соотечественников.
Что вы сделали за  тысячи лет, чтобы покончить с войнами?
Да  практически ничего!
Величайшие нации рухнули в результате войн. А вы продолжаете обманывать себя, веря, что люди стали лучше, гуманнее и внимательнее друг к другу. А истина в том, что чем дальше вы продвигаетесь по пути цивилизации, тем более жестокими становитесь.

Я не Бог! И не могу уследить за всем! Сегодня ночью израсходовал последнюю допустимую энергию реактора только на то, чтобы успокоить горячие головы. Все привели в боевую готовность свои армии. Понимаешь – все! Достаточно было одной спички, одного косого взгляда, одного нажатия пусковой кнопки, чтобы планета перестала существовать.
 
На экране появились новые кадры, и я включил звук. Пытающийся быть беспристрастным, диктор в черном костюме, сообщал подробности:

«Вчера в 20-10 в центре Рима, во время карнавального шествия была взорвана,  так называемая «грязная атомная бомба».  Несколько зданий полностью разрушено. Серьезно пострадал Ватикан. Количество погибших уточняется. Счет идет на тысячи. Уровень радиации превышает допустимый в сотни раз. Радиоактивное облако перемещаясь, охватывает все новые и новые районы. Ответственность за теракт взяла на себя  террористическая организация «Эль-Шанм». По информации анонимного источника из ЦРУ – в последнее время эта, неизвестная ранее общественности структура,  активизировала  контакты с радикалами  одной из республик бывшего СССР, имеющей на своей территории атомные электростанции».

Я выключил телевизор и встал.
- Господин президент! Меня отзывают. Это наша последняя встреча. С горечью констатирую, что за три года я так и не понял землян. И ошибок совершил больше чем положено.
Он долго смотрел мне в глаза, потом обнял и прижал к себе: - Спасибо! Ты много для нас сделал,  Куратор. Не держи зла. Может мы еще дети? Глупые, эгоистичные дети.
Голос срывался. А на глазах были слезы.
Сдает старик. И руки опять дрожат. Но ничего. Мудрости ему не занимать. Уже готовит себе преемника. Молодого, но перспективного и достойного. В крайнем случае, за  Россию в ближайшем  будущем могу быть спокоен.
Открыл портал, но вернулся. Достал лист бумаги. Секунду колебался, а потом протянул:
- Отдай в наш институт. Это химическая формула дезактиватора радиации. Можно запустить в производство в короткие сроки…

P.S.  Российский дезактиватор,  не имеющий аналогов в мире, применили через полгода после описанных событий. Эффект был потрясающим. В течении нескольких дней уровень радиации в Италии, Германии и Франции резко снизился и практически достиг нормы.
Но открытием, совершившим прорыв в борьбе с последствиями радиации, Россия с мировым сообществом так и не поделилась…



 
   Фото из интернета.

Все события и персонажи вымышлены. Любые сходства с реальными событиями случайны и являются неотъемлемой частью фантазии автора.


Рецензии
И фантастика у Вас очень хорошо получается! Р.Р.

Роман Рассветов   16.02.2016 22:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.