Записки из-под колёс 4

Субботнее утро было мокрым, грязным и хмурым, по-настоящему  позднеосенним. Машин на трассе в столь ранний час оказалось совсем мало. Очевидно, никто не захотел пока выходить из уютных домов в такую гадкую сырость. Я не торопился. Вырулив из ненавистного города, джип спокойно вёз меня домой. За окружной городской дорогой ни встречных, ни попутных транспортных средств не оказалось вовсе, лишь напрочь лишенные листвы, голые, почерневшие деревья, пролетая с слева и справа, нагоняли на тело и душу зябкую тоску.

Ещё одна машина появилась в боковом зеркале неожиданным ярким пятном среди черноты и стремительно догоняла меня на совершенно пустой дороге. Уйдя издалека на лихой обгон, большая, белоснежная Тойота поддала газу, но, возвращаясь далеко впереди на свою полосу, неожиданно сорвалась передним колесом с мокрого асфальта и, разметав веер чёрных брызг, закопалась  всей правой стороной в густой придорожной грязи.

Адреналин, взорвав сердце и мозги, тут же сработал тормозами. Слава Богу, ничего страшного не произошло. Осенняя грязь, напрочь утопив в себе два колеса, на дала белой машине улететь дальше в кювет. Пока мой джип неторопливо  останавливался позади застрявшей белой красавицы Камри, бешено и нервно крутились вперёд-назад колёса, тщетно пытаясь освободить большую и низкую машину из грязевого плена. Наконец, всё обречённо замолкло и затихло.

Я вылез в промозглую осеннюю хмарь, и первое, что заметил за стеклом - длиннющий гламурный ноготь, прижимающий к длинноволосой, но не блондинистой  голове белый телефон. Женщина! Скорее всего, молодая, да ещё, наверняка, из "крутых". И точно, дверца распахнулась, из неё показались длинные каблуки, высокие сапоги, совсем не короткие ноги, как сосиски целлофаном, туго обтянутые невообразимо гламурными, сосисечно-кораллового цвета то ли джинсами, то ли брюками. За ними из машины вышло всё остальное, высокое и стройное, с тонкой талией, обтянутой кожаной курточкой и гордо поднятым, весьма немалым бюстом над ней. По воротнику курточки щедро топорщился пёстрый мех какого-то редкого животного, и первое, что пришло в голову, были слова Остапа из "Двенадцати стульев" -  Вам дали гораздо лучший мех. Это шанхайские барсы. Ну да! Барсы! Я узнаю их по оттенку...

Откровенно удивил не столько бюст молодой красотки, сколько её взгляд. Абсолютно спокойный и холодный, под стать окружающему нас утру. Как будто, грудастая и длинноногая обладательница этого взгляда каких-то пять минут назад не летела в кювет, не засела в грязи и даже не понимала, что, только благодаря случайности и этой самой грязи, она сейчас стоит передо мной живая и невредимая. Ярко накрашенные губы не произнесли ещё ни одного слова, а эти же самые, надменно-холодные глаза, словно сканер в элитном супермаркете, мгновенно просканировали всё, оказавшиеся в их поле зрения, с точностью до половины копейки. Машина, очень дорогой, нестарый внедорожник - одна штука. Мужик, "за пятьдесят", не лысый, хоть и с сединой - одна штука. Прикид - куртка простая, стариковская, но под ней не самый рабоче-крестьянский костюмчик, пиджачок, рубашка, галстук. Ботинки модные, настоящая кожа, явно не дешёвые. Веет дорогим парфюмом. Значит, едет от бабы. На вид "так себе", скорее всего, интеллигент, кое-как "выбившийся в люди", но, наверняка, при очень хорошем бабле...

-- Ну, что, будем тянуть? -- я улыбнулся, сам не понимая, почему вдруг захотелось улыбнуться.
Да, девица хороша, но не про меня. Ненавижу гламур, непроницаемые взгляды и женщин в брюках, тем более, заправленных в сапоги. Этих не переношу органически.
-- У меня верёвки нет, за которую тянуть...
Девица начала говорить изо всех сил женственно, но слух сразу резануло знакомым и много раз слышанным акцентом. Я не знаю, чей это акцент - Украинский, Молдавский, провинциально Сибирский или Поволжский? Но в последнее время он просто бесит меня в устах молодых девушек и женщин повсюду - на улицах, на работе, в назойливых масс-медиа. Бесит тем, что внешне показной и невероятно высоко позиционируемый Столичный гламур всё чаще и чаще на языке оказывается носителем этого акцента вместе с полнейшей тупостью и бездарностью произносимых речей.

-- Ничего, верёвку найдём.

Эта её верёвка опять заставила снисходительно улыбнуться, но девица всё уже оценила и "просекла".  Взгляд, жесты, слова начали выражать лишь одну, откровенно ясную мысль - если Вы мне поможете, я в долгу не останусь, и Вы будете потом очень довольны этой случайной встречей...
Я поторопился достать трос, зацепить его за обе машины, скупо и серьёзно сказать девице, чтобы она слегка газовала назад, и сам плюхнулся в своё теплое сиденье. Большая машина выдернулась неожиданно легко, словно картонная. Довольная девица уже вылетала из стоящего на твёрдом асфальте авто и придирчиво рассматривала густо облепленные грязью бока.

Ещё одна машина также стремительно подлетала со стороны города. Никаких сомнений не было -  это за ней. Ну, и слава Богу! Теперь не надо ничего придумывать и отнекиваться, можно просто сесть и спокойно ехать дальше. Из "Бэхи" выскочил невзрачный мужичок лет сорока и, не обращая никакого внимания на скачущую к нему на каблуках, сияющую во весь рот девицу, сразу подошёл ко мне. Сдержанное приветствие, очень мужское рукопожатие, из кармана в мою руку деньги, весьма немалые, скупое, но честное, от души "спасибо, командир", взволнованный вопрос, что и как случилось? После недолгого, конкретного рассказа ещё одно рукопожатие - на прощание, и отход к очень  влюблённо ожидающей его в сторонке девице.

Джип объехал грязно-белую Камри. Впереди, в утренней осенней дымке терялась совершенно пустая дорога, а сзади, в отражении зеркал, мужчина хмуро выслушав что-то очень страстно нежное, позволил томно поцеловать себя, распахнул белую дверцу и вдруг изо всех сил ударил длинноногую красавицу наотмашь по лицу, так, что длинные и не белые волосы взлетели над гламурной головкой светлым веером. Она скривилась, что-то быстро затараторила, он ударил её ещё раз, грубо втолкнул в машину, пнул грязной ногой в гламурные, сосичено-коралловые штаны и изо всех сил грохнул белой дверцей.

Впереди маячила мокрая дорога, там, вдали, меня ждал пустой дом и вечно голодная местная кошка, для которой на заднем сиденье лежала большущая коробка с пакетиками её любимого "Вискаса", купленная с утра пораньше, пока в супермаркете нет снующего с набитыми кашёлками народа и назойливой суеты у касс. Ведь каждому в этом мире хочется что-то есть и как-то жить.


Рецензии
Что-то многовато насилия в финале... Это портит впечатление от рассказа. Оно безосновательное, это насилие.Машина в порядке,зачем девицу бить,не за акцент же?

Марина Рощина   29.07.2016 16:19     Заявить о нарушении
Все записки из-под колёс в основе своей имеют самые реальные события. Конечно, где-то что-то исправлено так, как хочется автору :))), где-то сильнее, где-то совсем чуть-чуть, но...
Ваше мнение о безосновательности насилия может не совпадать с тем, о чём думал мужчина, ударивший девицу. Да и мои ответы на Ваши вопросы могут быть также далеки от истины.
Я лишь описал картинку случившегося.

Элем Миллер   29.07.2016 16:31   Заявить о нарушении
Автор имеет право изменить многое,это ведь художественное произведение.Я имела в виду некоторую нелогичность поведения третьего из героев.Хотя он может быть просто психом.

Марина Рощина   29.07.2016 16:40   Заявить о нарушении
Он мог ударить её за что угодно, о чём ни автор, ни читатель могут даже не догадываться. Это, в конце концов, их дело. То, что он ударил её, фактически, на глазах у другого человека, это говорит о многом, но, опять же, каждый может видеть причиной этого десятки разных причин. Логика поведения - вещь очень субъективная. Для кого-то подобное - норма, для кого-то - нонсенс.

Элем Миллер   29.07.2016 17:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.