Замечен в порочащих его связях

Посвящается Кончите Вюрст.

«И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою; ибо взята от мужа». Бытие гл.2, ст.23.

Грудь заложила сложный вираж и, сорвавшись в штопор, стала душить, затыкая нос и рот огромными розовыми сосками. Адам проснулся в холодном поту. Грудь атаковала его регулярно, и он её прекрасно знал: это были молочные железы толстушки Лайлы из бухгалтерии. Непонятным было, почему они еженощно снятся и ведут против него столь агрессивные военные действия. Он увидел их впервые недели три назад, когда решил выяснить, с кем делит постель женщина столь выдающихся форм. После работы парень не побежал, как обычно, к своей машине, а стал наблюдать, в какую сядет пухлый специалист по начислению заработной платы. Сожительницей Лайлы оказалась чопорная худая дама, гораздо старше её. Как только девица опустилась в пассажирское кресло, дама потянулась к ней губами и руками, и грудь, разрывая бюстгальтер, бросилась в приготовленные объятия. Она была большой, мягкой и невероятно уютной. Заметив внимательный мужской взгляд,  девушка отпрянула от подружки и старательно поправила своё с глубоким вырезом платье. Машина давно скрылась за поворотом, а Адам всё стоял на одном месте, заново переживая увиденное.

Поворочавшись немного, парень побрёл на кухню, выпить водички. Отцы по очереди всхрапывали в своей спальне.  Мир спал, наверно где-то спала и Лайла в объятьях своей немолодой подружки, но Адаму решительно не спалось. В нём шли процессы, которые он был не в силах контролировать, и это раздражало. В свете ночника он стал разглядывать себя в зеркало. Парень был рыжеволос и коренаст, и на него часто западали  красавцы – брюнеты, но ни их вожделенные взгляды, ни быстрые, как бы случайные прикосновения к интимным местам, не будили в нём ответного желания. Ему было уже двадцать четыре, а он всё ещё жил вместе с отцами, одиноким жильё не предоставлялось.

На следующий день Адам, чуть не проспал. Он работал на большом радиозаводе наладчиком роботов сборочного конвейера. К счастью в ту смену ничего не ломалось, но время тянулось очень медленно. В обед , отойдя с подносом от столовской раздачи, Адам обвёл зал взглядом, высматривая чёрную копну волос девушки, и неожиданно обнаружил, что она сидит за столиком одна. Автоматически он направился туда и, не спрашивая разрешения, сел напротив.
- Здравствуйте, я хотел извиниться.
Собеседница потупила взгляд.
- Да, Вы меня очень смутили.
- Надеюсь, не в последний раз.
Лайла обвела нахала изумлённым взглядом.
- Вы хотите стать моим интеллектуальным партнёром?
- Да, я бы не прочь, а Вы?
Девушка задумалась.
- Мы почти не знакомы. Такие отношения надо регистрировать в полиции нравов, а я бы не хотела травмировать Ингрид. Впрочем, на днях она уезжает в командировку, и мы могли бы пообщаться в поиске точек соприкосновения. Согласны? А пока давайте не будем привлекать всеобщее внимание, Ваше место в мужской компании.
Она закончила пить чай, и кивнув ему на прощание понесла свой поднос к посудомоечной машине. Вскоре на освободившееся место подсел Анхель - начальник смены ремонтников, лысый неприятный мужичонка лет пятидесяти.
- Слышишь, молодой, если не зайдёшь после работы в туалет на седьмом этаже, я позвоню в полицию нравов и сообщу, что ты приставал к женатой женщине. Ну, а какие будут последствия, ты знаешь.
Честно говоря, Адам ничего о возможных последствиях не знал, но понял, что возмущённую общественность надо как-то успокоить. В десять минут седьмого он поднялся на седьмой этаж и заглянул в мужской туалет. Анхель был уже на месте, он стоял в женском платье у зеркала и красил губы. Увидев гостя, толстяк  поправил парик и призывно открыл дверь одной из кабинок. Адам прошёл и уселся на унитаз.  Нелепый мужчина в женском парике хлопком закрыл дверь и встал на колени. Он медленно расстегнул Адаму ширинку, медленно извлёк вожделенное хозяйство и ухватил его губами. Шершавый язык без устали оказывался то снизу, то сверху всё растущего члена, а когда начальника удовлетворила степень  возбуждения партнёра,  сел дряблой задницей  Адаму на колени, аккуратно ввёл головку себе в задний проход и поскакал.

Когда Адам вернулся домой, свет нигде не горел, но отцы, пользуясь его отсутствием, шумно сопели в своей спальне. Он прошёл на кухню, сел ужинать. Наконец, они вышли покурить, хором спросили:
- Привет, сынок, как дела?
- Привет, парни. Давно хотел Вас спросить, а кто моя мать?
Отцы удивлённо переглянулись. Ответил отец Майкл:
- Нам этого не сообщили. Данные хранятся только в компьютере лаборатории, где мы тебя получали.
- А если бы я родился девочкой?
- Тебя бы отдали матери, ты же знаешь законы.
- Сынок, - отец Норрис глубоко затянулся – по молодости я тоже не представлял, как можно жить с мужиком. Через эти сомнения видимо проходят все. А теперь не представляю, что можно уснуть не чувствуя в себе тёплого Майкловского живчика. И ты тоже встретишь своего мужчину, поверь мне.

Взлом архива лаборатории для электронщика профессионала особых трудностей не составил, и уже через час Адам прибыл по адресу, указанному в карточке. Дверь открыла девушка лет двадцати, настолько высокая, что Адаму приходилось смотреть на неё снизу вверх.
- Здравствуйте. Вы к кому?
- Извините, можно мне увидеть Линду Майлз.
- Мама Линда, тут к тебе молодой человек.
Девушка сделала шаг в сторону, и в дверях появилась женщина поразительно похожая на него. Все присутствующие на мгновение замерли. Первой пришла в себя баскетболистка.
- Вот это да. Похоже, у мамы Линды второй ребёнок нашёлся.
Она обвела взглядом пустой подъезд и захлопнула входную дверь. Мать бросилась в объятья к сыну и зарыдала. На шум выскочила вторая женщина и, поняв, что происходит, тоже расплакалась. Захлюпала носом и самая молодая.
Они уже давно сидели на кухне, и пили чай, а Линда всё причитала:
- Боже, счастье –то какое. Я ведь даже не знала о твоём существовании. Прости, Даниела, - оборачивалась она к длинной девчонке - я тебя очень люблю, но это МОЙ сын.
И всё гладила и гладила его руку. Адам рассказал о себе, об отце Майкле, выслушал истории Даниелы и её матери Клары, потом неожиданно спросил:
- Мама, ты когда-нибудь спала с мужчиной?
Та взмахнула руками.
- Да что ты, сынок. Это ведь запрещено. Таких ссылают, - она понизила голос до шепота – ссылают на остров и лишают возможности иметь детей.
- Но, если бы я тебя не нашёл, ты тоже считала бы себя бездетной.
- Я всегда надеялась, что ты у меня где-то есть, сынок. Ведь шанс есть у каждой. Закон справедлив: девочку отдают на воспитание женщинам, мальчика - мужчинам.
Клара согласно закивала, а Адам подумал: «Интересно, которая из них, молодая или старая, донесёт на меня?»
Вскоре он засобирался и, не взирая на многочисленные поцелуи и сюсюканье всех трёх женщин, понял, что больше сюда никогда не придёт.

В столовой Лайла незаметно сунула ему в руку листок бумаги. Записка гласила: «Жду Вас сегодня вечером по адресу…»
Вечером отцы явились на кухню в полном составе с явной решимостью вправить ему мозги. Начал Норрис:
- Ты, конечно, можешь пропустить мои слова мимо ушей, но я обязан сказать. Наши законы появились не на пустом месте. Человечество чуть не погибло от голода из-за перенаселённости, и Мировая Лига стала искать выход из создавшегося положения.
- Вот только не надо рассказывать мне про древних греков, они сами выбирали спать им с мужчинами, с женщинами или и с теми и с другими. Дайте мне возможность выбора, и возможно я красивой девушке предпочту смазливого парня.
- Майкл, я не могу. Он законченный нигилист. Свободу выбора ему подавай. Почитай Спинозу : «Свобода – это осознанная необходимость».
Майкл покачал головой.
- Сынок, ты взрослый человек, и способен сам решить, как тебе поступать, но ты должен понимать, что, как только ты нарушишь законы, принятые в обществе, вся государственная машина навалится на тебя. И тогда мы уже ничем не сможем тебе помочь. Я просто не хочу кусать себе локти от сознания, что не смог остановить тебя.
Когда стемнело, Адам подъехал к указанному в записке дому.  Огромный рекламный плакат, закрывавший целую стену, гласил: «Домохозяйки, для Вас новое уникальное средство по уходу за бородой». Он открыл подъезд универсальным ключом, поднялся на четвёртый этаж и позвонил в дверь. Девушка открыла очень быстро и закрыла за ним дверь, как только он вошёл. В полумраке она засеменила вглубь квартиры, приглашая Адама следовать за ней. В воздухе висел лёгкий запах её духов.  На Лайле был надет красный атласный халат. Эта деталь намекала на то, что встреча не будет официальной. В гостиной она остановилась и повернулась к нему лицом. Некоторое время они простояли, глядя глаза в глаза.  Девушка развязала поясок, и халат упал ей под ноги. Она осталась в прозрачном пеньюаре, заканчивавшемся под грудью, и на свет выглянули  два совершенных полушария.
- Мне показалось, что Вы хотели это увидеть.
Адам автоматически положил руку на одно из них, и Лайла не убрала её, а положила свою сверху. Лёгкий толчок, и красавица откинулась на диван. Когда он вошёл в неё, она громко охнула и закусила нижнюю губу.

Три ночи любовники наслаждались друг другом, не зная отдыха. Но Ингрид вернулась, а уже на следующее утро за Адамом пришли. Оказывается, старая извращенка расставила по всей квартире камеры, а записи использовала для самовозбуждения в отсутствие Лайлы. К счастью утро было воскресным и отцов дома не оказалось, видимо, ушли в церковь. Арест прошёл без истерик и эксцессов. Следователь с разделёнными на пробор прилизанными волосами положил перед Адамом две бумаги.
- Адам Вайс, Вы нарушили закон, и мы вынуждены ограничить Вашу свободу. Подпишите любую из этих бумаг, и дело до суда не дойдёт. Первая – согласие на принудительное лечение Вашей э-э аномалии, с последующим возвращением к НОРМАЛЬНОЙ жизни. Вторая – согласие на добровольную стерилизацию и одностороннее переселение на остров, выделенный для подобных э-э больных.
Увидев, что парень потянулся ко второму письму, резко продолжил:
- Учтите, что Вашей э-э соучастнице будет предоставлен аналогичный выбор, и нет никакой гарантии, что её решение будет идентично Вашему.
Не дослушав, Адам подписал вторую бумагу и передал следователю.
- Ну что же, Вы свой выбор сделали, прощайте.

В кабинет зашли двое в белых халатах и проводили арестованного в операционную. Минут через двадцать оттуда его привезли на каталке в комнату с решётками на окнах и посоветовали пару часов не ходить. Позже, в туалете Адам полюбовался на свою обритую и залепленную пластырем промежность, саркастически хмыкнул. Утром его завезли домой, взять документы и деньги, и повезли в аэропорт. Маленький самолётик, в котором помимо него, не считая охраны, находилась странная девушка с голубыми волосами, дал круг над городом и полетел в неизвестном направлении. Девушка всю дорогу молчала, уставившись в одну точку, Адам отсыпался после бессонной недели.

 
Посадочная полоса на острове начиналась прямо от берега океана, малюсенький аэропорт был абсолютно пуст. Охранники передали пленников местному полицейскому, и вернулись в самолёт. Парень приветливо улыбнулся и протянул Адаму руку.
- Здравствуйте, поздравляю с приездом домой.
Адам протянутую руку пожал, девушка никак не отреагировала. Городок был маленький, застроенный двухэтажными домиками, утопающими в зелени. 
- Первое время поживёте в апартаментах, потом, глядишь, и квартирой обзаведётесь, - вещал встречающий.
Доехали быстро. Остановились возле ничем не отличающихся домиков. Полицейский выдал им ключи от соседних комнат.
- Пару дней отдохните, а потом прошу в службу трудоустройства.
Он протянул им визитки с указанным адресом.
- Будете брать СИМки для телефонов, имейте в виду, что звонить можно только абонентам, находящимся на острове. Ну, всё, устраивайтесь.
- Постойте, а если ещё привезут людей, как мы узнаем? – Адам стеснялся сформулировать.
- Извините, - офицер замялся – если были желающие, их бы привезли вместе с Вами.
Полицейский отдал честь и уехал. Жилые комнаты находились на втором этаже. На лестнице Адам попытался заговорить:
- Милый городок, но, на мой взгляд, здесь чего-то не хватает. Вы не поняли чего?
- Детей здесь нет, - неожиданно хриплым голосом ответила соседка.
- Да, действительно, ни одного не видел. А Вас, извините, как зовут?  Я – Адам.
Девушка уже открыла дверь в свою комнату, обернулась, посмотрела на собеседника, как на пустое место, и скрылась за дверью.
Оставшись один, Адам смог прилечь и полноценно предаться отчаянию. Офицер недвусмысленно дал понять, что ожидать приезда сюда Лайлы, смысла нет, и надо начинать какую – то новую жизнь по неведомым правилам совершенно одному.  Он закрыл глаза, желая увидеть её образ, и немедленно уснул под грузом всего пережитого за последние сутки.
Утром  отправился в центр по трудоустройству. Заполнил анкету, передал улыбчивой девушке. Потом она сняла копии с дипломов и сертификатов,  и попросила прийти на следующий день за списком подходящих вакансий. Адам вышел из конторы и решил прогуляться, познакомиться с новым местом обитания. Это был скорее сильно застроенный парк, чем хорошо озеленённый город. Частных машин не было вовсе, только  небольшие маршрутные автобусы. Постоянно попадались парочки, они или гуляли, взявшись за руки, или катались на велосипедах. Необычным было то, что везде рядом с мужчиной была женщина. Он вышел на набережную. Здесь парочек было ещё больше. Люди глазели на тёмно зелёные океанские волны и без удержу целовались.

На следующий день Адам получил работу монтёра в энергетической компании. Работа была посменная, два дня по двенадцать часов, потом два выходных.  В смене их было трое, диспетчер Дин, и два монтёра – Адам и его напарник всегда веселый здоровяк Кайл. Последний на правах хозяина показал всё вверенное им хозяйство, а потом стал рассказывать о местных порядках. При этом он непрерывно жевал.
- Остров небольшой, и машину держать смысла нет. Если куда собрались компанией, арендуют автобусы. Их здесь же и собирают. А вообще-то тут в основном сельское хозяйство развито. Мы на материк продаём излишки продуктов, а оттуда везут металл и бензин.
- А сколько жителей на острове?
- Тысяч сто.
- Всего?!
Кайл расхохотался.
- Ты думаешь наш остров один на всей планете? Нет, таких штук двадцать по свету раскидано. Мы связь держим. Каждый день несколько человек приезжает, кто парой, кто поодиночке. Ты, говорят, с девушкой прибыл?
- Да, только это не моя девушка.
- Жаль. Значит, ваши возлюбленные слабаками оказались.
Адам промолчал.
- Не грусти, - Кайл хлопнул парня по плечу – тут куча всяких общественных мероприятий и самые красивые в мире девушки.
- А твоя с тобой приехала?
- Конечно, куда она без меня.
Кайл самодовольно рыгнул.


Адам стал вечерами бегать по набережной. Ему нравилось, пристроиться к одной из многочисленных компаний любителей бега трусцой, и послушать местные сплетни.  Часто ему на глаза попадалась голубоволосая соседка, то в подъезде, то в городе. Она по-прежнему смотрела сквозь него, но Адам упорно продолжал с ней здороваться. Кайл постоянно намекал, что пора бы приятелю завести подружку,  но тот чувствовал, что ещё не готов к новым отношениям.
 Месяца через два у Дина случился день рождения.  Адам обрадовался, что его пригласили, ему хотелось расширить круг знакомств. Все друзья именинника были с жёнами, и постоянно беззлобно подтрунивали над Адамом, тот отшучивался. Посидели за праздничным столом, затем жена Дина – милашка Китти предложила потанцевать. Заиграла  печальная мелодия, Китти схватила муженька и потащила на свободный пятачок. За ними последовали другие пары. Неожиданно одна из женщин пригласила  Адама. Он растерялся, ему никогда не приходилось танцевать с мужчиной, тем более с женщиной. Пока он приходил в себя, высокая брюнетка взяла его руку в свою, и повела в танце.  Адам чувствовал мягкость и податливость её тела, терпкий запах его духов и понимал, что всё это волнует его необыкновенно.

Поздно вечером компания разошлась, а он направился не домой, а на набережную. Ему хотелось свежего ветра и плеска волн. Фонари освещали пустой уже пляж ровным белёсым светом. В морскую даль, как щупальца уходили несколько пирсов. Под фонарём на краю одного из них Адам увидел знакомую голубую причёску и решил последить за её обладательницей. Примерно полчаса девушка простояла неподвижно, потом вдруг исчезла из вида. Хмель моментально вылетел из головы, Адам, раздеваясь на ходу, добежал до конца пирса и бросился в воду. В воде было совершенно темно, но он быстро нащупал расслабленное тело и вынырнул с ним на поверхность. Отдышавшись, стал грести к берегу, поддерживая над водой голубоволосую голову.  Адам вынес спасённую на руках из воды и хотел положить на песок, чтобы сделать искусственное дыхание, но девушка обнимала его так крепко, что он был вынужден сесть, чтобы передохнуть. Совершенно мокрая соседка лежала у него на коленях без чувств, вызывающая голубая шевелюра разметалась по левому плечу. Сколько он так просидел? Вдруг, девушка открыла глаза цвета её волос и долго молча смотрела на своего спасителя. Наконец произнесла:
- Меня зовут Ева.


Рецензии
Так я и знала, что Евой всё кончится. Твой шедевр, Лёнь - просто нечто, головка профессора Доуля)))) эк тебя Кончита зацепило)))

Тамара Карякина   23.05.2014 23:38     Заявить о нарушении