Планы Ольги Орловой

                Глава 1
Ольга Орлова по праву носила имя и фамилию. Была она настоящая красавица, настоящая княгиня, настоящая орлица - гибкая, высокая, с густыми, русыми волосами, спускавшимися до плеч с правильной формы головой, гордо державшейся на слегка изогнутой, тонкой шее. Руки ее были изящны и заканчивались узкой кистью с чуткими пальцами. Лицо имела овальное, чуть холодноватое с прямым четким носом и немного припухлым ртом - лицо мадонны. Заметное, просящееся на полотно. художнику оно не давалось – трудно было уловить выражение ее глаз, больших, замечательного разреза уголками вверх, смотревших несколько высокомерно и вместе искренне, загадочно, и менявших свой цвет от темного во гневе - до необычно бирюзового, искрящегося в радости.
 Одевалась, по возможности, в ногу со временем, но недорого. Ее свитера, кофточки, юбки были сотворены, большей частью, собственными трудом, потому что жила она в разваливающейся стране на небольшую заработную плату, которую еще не всегда своевременно выдавали. Лихие девяностые. Но Ольга притерпелась к этому, научилась рассчитывать, растягивать имеющуюся сумму, чтобы ни у кого не одалживать - не позволяло чувство собственного достоинства, к тому же, была уверена, что с недостатками сумеет покончить. Пора ей выбираться на широкую дорогу.
 Последние пять лет приходилось не просто- и работать, и учиться. Зато сегодняшний день тем хорош, что ровно час назад Ольга вышла из аудитории, защитив на отлично дипломный проект. Завершился этап обучения, состоявший из нескольких ступеней: окончание школы с золотой медалью, техникума с красным дипломом и вечернего отделения института с красным дипломом. Самое время подумать о хорошо оплачиваемой должности соответственно полученной специальности. Предпосылки просматривались, не зря, она совмещала с учебой работу на заводе ведущим инженером программистом.
 Дома мама расстаралась на праздничный обед : любимый ее овощной суп, заливная рыба, чесночно – сырные бутерброды, сухое вино, конфеты, мороженое( мама предварительно экономила).
 Мороженое Ольга ела, сидя на вместительном кресло-кровати, на котором и почивала, глядя на экран телевизора. Показывали многосерийный мексиканский фильм из так называемых «мыльных опер». Героиня фильма эмоционально клялась навсегда порвать с неверным любимым, но вновь искала встречи с ним. Ольга отметила ее непоследовательность, перед глазами мелькнула «бегущая» рекламная строка: престижная фирма объявляла конкурс на замещение вакантной должности программиста.
- Не может быть, - растерялась она.
Ручка, как назло не находилась, пробежавший адрес записала подвернувшейся помадой.
Хмурым дождливым утром следующего дня, перепрыгивая лужи, Ольга придумывала предлог отпроситься с работы.
 К десяти часам утра она была у здания фирмы, трехэтажного, из белого кирпича с широкими ступенями и массивными двухстворчатыми дверями. Взволнованно толкнула дверь, та неожиданно легко подалась, очутилась в прохладном светлом помещении, устланным ярким, пушистым ковровым покрытием.
-Я по поводу объявленного конкурса, - обратилась она к охраннику, крупному человеку с седыми висками в защитной форме.
-Попробуем помочь.
Поговорив с кем- то по телефону, он провел ее долгим коридором к лестнице, ведущей на второй этаж.
- Третий кабинет слева, - напутствовал охранник.
 Это была приемная. Ольга повторила вопрос приветливой, симпатичной секретарше, которая велела подождать в небольшой угловой комнатке, с бежевыми обоями, бежевыми же жалюзи, прикрывающими окно. Она опустилась на кожаный вращающийся стул.
Вскоре появился молодой, коренастый, кудрявый мужчина и устроился напротив.
Началось собеседование.
Только снова окунувшись в привычную атмосферу заводского шума, пыли, дыма, она поняла, что упала на грешную землю, захотелось опять попасть в неведомый, далекий иной мир и остаться там навсегда.
                Глава 2
 На третий день долгожданный звонок известил, что Ольга допущена ко второму туру. А после последнего собеседования, по истечении двух недель, она была принята программистом.
Зарождалась новая жизнь.
Ее рабочим кабинетом стала небольшая комната, в которой она проходила собеседование, только стол украсился белым, новеньким компьютером. Подчинялась она непосредственно экзаменовавшему ее голубоглазому человеку, заместителю директора фирмы. Труд был оценен несравненно выше.
В новый коллектив, осторожная, немного замкнутая, по- философски относившаяся к недостаткам рода человеческого, Ольга легко влилась.
Время двигалось, двигалось неумолимо, она утвердилась на новом месте, изменилась: прежде всего, изменился ее внешний облик. Взамен старым вещам, в шкафу завелся немногочисленный, но дорогостоящий гардероб, на полочки взобрались баночки, флакончики, коробочки качественной косметики, в углу засияла, запереливалась темным блеском заветная норковая шубка.
 Забывались, забывались старые времена, когда едва сводились концы, с концами. Теперь ей все нравилось, все устраивало, существующий миропорядок признавался единственно правильным, потому что умная, целеустремленная женщина (а Ольга себя причисляла к таковым) умеет занять в нем нишу, подобающую возможностям, запросам, образованию. Ее жизнь тому доказательство, как она шаг за шагом добивается поставленных задач. На очереди приобретение приличной квартиры, мебели. А затем главное, но глубоко спрятанное желание - замужество. Но сие зависит от Его Величества – Случая-найдется ли необходимый, нужный, родной. Она мечтала о большом, настоящем чувстве, модный брак по расчету, - не для нее, она обеспечивала себя сама.
 Как- то перед обедом ее вызвал директор и владелец фирмы. Захватив документы она отправилась в его апартаменты.
Директор Леонид Самуилович смуглый, курчавый, с черным хитроватым, проникновенным взглядом, среднего роста и среднего возраста задал ей несколько интересовавших его вопросов. Она ответила, отметив, что у него приятный баритон.
Потом, в перерыв, рассеяно поглощая еду, она думала о нем. Странное произвел впечатление: просто одетый в джинсы и свитер, твердый, уверенный, властный, подавляющий и утешающий. Неординарная личность. Виртуозно все у него получалось.
Леонид Самуилович тоже думал об Ольге:
-Хороша, хороша, неприступна на вид, с интеллектом. Нужно познакомиться получше.
Однажды, трескучим морозным днем, когда почва звенела под ногами, а выдыхаемые пары застывали плотными , белыми клубами, Леонид Самуилович пригласил Ольгу на обед в ресторан.
 В ресторане, отделанном деревом в стиле деревенских изб,  обдало теплом и уютом. Блюда разносили официантки в ярких сарафанах с крупным орнаментом и косами по спине, улыбчивые, веселые. На Ольгу повеяло травою - муравою, из которой манили ягоды спелой земляники, уводящие к лесной опушке и исчезающие в ее буйных, зеленых зарослях. Вспомнились каникулы у бабушки в селе на парном молочке. Мама увозила ее на лето туда из – за проблем с бронхами.
 Они заняли столик в углу.
Играли балалаечные мелодии, черные очи напротив нежили. Хотелось погрузиться в них. Сделалось спокойно и вольно.
Потом они часто вдвоем ели в различных ресторанах, но решающим был первый визит. Он сблизил, заинтересовал, заставил стремиться друг к другу, запалил огонек любви в сердцах, засветил лучики симпатии во взорах. 
 За обедами последовал ужин. Немного опьяневшую Ольгу Леонид Самуилович привез к себе домой.
         Глава 3
Внизу, за окнами буранило, редкие торопливые прохожие прятали озябшие носы в воротники. А здесь благоухали розы, заполнявшие все пространство. Огромный букет алел в позолоченной вазе у изголовья, на тумбочке у зеркала нежились чайные розы, по подушке рассыпались белые лепестки. Белую же розу Леонид пытался пристроить в немного спутанные волосы своей подруги. Мглистое небо почти не посылало лунных лучей сквозь шторы, он не видел лица Ольги, но понимал, что оно прекрасно.
 Это была первая ночь их любви, и он был первым ее мужчиной, его переполняло чувство силы и власти над нее и зависимости от нее вместе. Огонь желания разгорался вновь и вновь, но он понимал, что ей сложно и жалел ее самую дорогую. А Ольга страдала и плыла в волнах дурманящих ароматов цветов, кружилась и качалась в лучах его любви,и осознавала необходимость страдания.
 В ту же ночь они решили пожениться. Свадьба намечалась после новогодних праздников, потому что конец года с его отчетностью о деятельности фирмы требовал их нахождения на работе.
Во второй половине декабря о себе напомнил криминалитет, чем вызвал недовольство Леонида Самуиловича, так как определенные отношения были установлены, и известная сумма отсчитывалась регулярно. Его предупредили о месте и времени встречи с одним из членов негласной, но действенной власти, оговорив об обязательном присутствии Ольги.
Удар! Недоумение! Где, когда мог заметить хищный взгляд Ольгу. Конечно же, на одной из презентаций, куда он привел свое большеглазое сокровище. Народу собралось много, сошлись все богатые и знатные люди города: строгие мужские костюмы мешались с мысленными и не мысленными нарядами усыпанных драгоценностями блистательных женщин. Но несмотря на царящее разнообразие, он ловил завистливые мужские взгляды и гордился своей спутницей.
Напрасно Леонид Самуилович пытался убедить себя, что Ольгу позвали лишь по прихоти одного распущенного негодяя, барствующей кучки. Он догадывался, Ольга – дань за безопасность и успех.
Как водится у российских мужчин, Леонид запил, предупредив секретаршу, что  срочно уедет по делам, и просил передать Ольге. Ольга же была счастлива, как случается однажды в жизни; она порхала по магазинам, прелестно выглядела в одежде невесты, но приобретение(окончательный выбор)ее откладывался до Лениного возвращения, чтобы сделать с его одобрения. Ольга тяготилась разлукой и считала дни до встречи.
В субботу она дождалась - в трубке раздался Любимый голос.
  Вечером Леонид заехал за Ольгой, она была готова: в черном, коротком платье с ниткой жемчуга на шее, с бирюзой блестящих глаз - принцесса.
Ресторан ярко освещался люстрами, за столами наполнялись бокалы, управлялись вилками и ножами. Леонид представил Ольгу Якову Михайловичу, сорокалетнему человеку , в темном костюме с массивной нижней челюстью и маленькими серыми, как бы сверлящими собеседника глазками. Звучала музыка, лилась беседа… Ольга не чувствовала предательства. Яков Михайлович заказал танго и галантно подал ей руку.
Когда вернулись к столу, Леонида не было.
-Видимо позвали поговорить,- снял возникшее напряжение Яков Михайлович.
Леонид все отсутствовал, она затревожилась.
Вскоре двое бритоголовых в одинаковых бордовых пиджаках, белых рубашках с твердыми воротничками вокруг могучих шей, отчего воротнички казались неуместными, с какими-то грубыми, безжалостными лицами присоединились к ним, и что-то леденящее, липкое стало заползать в душу, схватило, сдавило сердце.
- Не может быть, не может Леня со мной так поступить,- успокаивала она себя, осененная страшным подозрением.
Опасения ее, однако, подтвердились, когда Яков Михайлович предложил ей прокатиться в гостиницу, а двоица насторожилась, готовая исполнить любые повеления хозяина.
Шубу и шапку она надевала под присмотром того же конвоя(двоицы), с ним же шла к машине,и медленно кружащиеся снежинки мягко ложились ей на плечи. Происходящее воспринималось чем- то нереальным, кошмарным сном, который вот – вот прервется. 
Ольга расположилась на заднем сидении рядом с одним из бандитов, так что дверца слева была свободна. Первая пронзившая  мысль - выброситься, но ее движения пристально караулили, не сумеет.
А сердце стучало, болело, сочилось кровью; ее подставили, ее расплачивались, как неодушевленным предметом, как вещью. И кто, кто ее так жестоко и подло предал?! Леня, кого она любила больше жизни, кому безгранично доверяла.
       Глава 4.
Обида, горечь, слезы, смешались в ее воспаленном мозгу и выплеснулись в ярую ненависть, очи загорелись, щеки заалели.
Подъехали к престижной гостинице, поднялись в номер. Ольга не видела комфортабельной, европейской обстановки, не видела, откуда взялись фрукты и вино, не слышала тихо льющейся, сердечной песни, не замечала множества уловок, к которым прибегал Яков Михайлович, желая ей понравиться. Все, что она делала, отвечала, происходило автоматически, помимо ее сознания, в то время как в душе чувство ненависти перерождалось в все пожирающую жажду мщения. Оставалось только обдумать ее способ.
Когда она лежала в постели, с трудом принимая ласки отвратительного, чудовищного человека, мысль продолжала трудиться в заданном направлении, и, наконец, пришло решение. Когда Яков Михайлович заснул, она осторожно взяла его брюки и бесшумно прошмыгнула в ванну. Ольга вытащила пистолет, проверила заряд. Хорошо, что в техникуме на занятиях по военной  подготовке, не следуя примеру  других девчонок, она сама настырно чистила, собирала и разбирала пистолет. И как же пригодилось теперь ей умение им пользоваться.
Еще необходимо было незаметно выскользнуть.
Поруганная, оскорбленная, одержимая страстью возмездия, Ольга поймала машину и поехала к Леониду.
На пороге на нее смотрело полупьяное, бледное, растерянное существо, и рука не дрогнула, раздался щелчок(пистолет был снабжен глушителем).
По расстегнутой сорочке поползло кровавое пятно, и Леонид стал медленно бороздить вниз по дверному проему. Тогда Ольга подхватила его и села на пол, прижав к груди непутевую, виновную голову.
Такой и увидел ее вышедший утром пожилой сосед. И от неожиданности замер на месте. Привлеченная произведенным им шумом, Ольга обратила на него тусклый, безжизненный взгляд, под свесившимися, спутанными седыми прядями. Старик содрогнулся и бросился прочь. И уже никто не узнал бы в этой несчастной Ольгу Орлову, княжну надменную, красу дивную, орлицу самоуверенную.
    



 



    


Рецензии
Добрый день, Александра!
Сильная вещь у вас получилась! И с очень неожиданным окончанием. Понравилось от души!
Спасибо!

Виталий Овчинников   27.08.2017 21:43     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв.
с признательностью и уважением.

Александра Куликова   28.08.2017 15:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.