2 Братец

С трудом наведя порядок у себя в комнате, Апа сидела на лоджии и смотрела на вечерний город. Тихий осенний вечер готовился перейти в ночь, высвечивая на небе первые звёзды. Луна – царицей ночного мира торжественно и плавно плыла по небу, изливая свой призрачный серебристо-хрустальный свет на город, похожий на лоскутное покрывало, сотканное из тысячи разноцветных прямоугольников.

Зажглись уличные фонари, добавив в палитру города тёплых красок. Покрывало ночи заиграло разными оттенками. Раньше бы Апа взяла гитару и стала перебирать струны, но не сегодня. Сегодня её ничто не могло радовать.

Она тряхнула головой и пошла спать. Ей хотелось плакать, но слёз не было, она выплакала их в тот вечер, когда родители оставили её с няней. Выплакала все до последней капли. Сейчас она лежала в постели и делала вид, что крепко спит.

Мальчишка с кем-то из дальних родственников должен был прилететь самолётом через час и мать с отцом поехали за ним в аэропорт. Предварительно они заглянули к ней в комнату, наверное, желая встретить четвёртого члена семьи полным составом но, так как Апа не подала признаков жизни, пришлось отправиться одним.

Она слышала, как отъехала машина, открыла глаза и снова закрыла, пыталась представить себе, что утром увидит Александра, а потом уснула на самом деле.
Её разбудили голоса. Они, наверное, уже с полчаса, как вернулись. В ванной шумела вода, в коридоре раздавались то шаги отца, переносившего багаж, то шаги матери, что-то разыскивающие в шкафу, то радостный детский смех.

Апа лежала и смотрела на узкую полоску света, бьющую из-под двери её комнаты. Ждать осталось совсем немного. Угомонились родители, погас свет, в ванной перестала шуметь вода. Она настороженно приподняла голову, когда услышала едва различимые легкие шаги по коридору, привычный для неё шорох открывающейся двери в спальню родителей. Закрылась дверь в дальней комнате и всё стихло.

Она продолжала лежать, вглядываясь в темноту. Яркие окна огней за окном притягивали взгляд, обещая тепло и уют. Надо быть очень осторожной, надо подождать, пока родители не заснут, уговаривала себя Апа. Немного терпения и она увидит мальчишку, разрушившего её мир.

Прошло минут сорок. Апа осторожно поднялась и вышла из комнаты. Бесшумно пересекла коридор и беззвучно открыла дверь в детскую. Вошла. Здесь было светлее, потому что окна выходили во двор залитый огнями фонарей, и она смогла осмотреться.

Повсюду были его игрушки, частью вынутые из сумки, и лежавшие где попало. Старый плюшевый заяц, её любимый заяц, новая, только что распечатанная, но так и не надетая пижама, влажное полотенце, мягкие тапки с медвежьими ушками.

Мальчишка лежал на кровати и крепко спал, точно такой, как на видео, со светло каштановыми, почти рыжими волосами, с миловидным личиком на котором так красиво выделялись пушистые загнутые кверху ресницы.

Маленькая ножка вылезла из-под одеяла, открывая попку и часть спины. Не могли одеть ребёнка, мелькнула мысль. Апа поправила одеяло, всмотрелась в личико брата. Он тихо дышал во сне, очень похожий на неё. У неё снова защемило сердце. Какой горечью было для неё осознание того, что это на всю жизнь, и она чуть не застонала, сквозь сжатые зубы.

Мальчишка вдруг открыл глаза. Апа замерла, стоя в полуметре от кровати, плохо различимая в ночных сумерках, с прижатыми к груди руками. Он смотрел на неё и улыбался.

- Мама! - протянул к ней руку, потом закрыл глаза и снова уснул.
Апа до рассвета просидела рядом с ним. Малыш так и не выпустил её руки. Она всматривалась в его лицо, пытаясь разбудить в сердце любовь, пока не зазвенел будильник в спальне родителей, и ей не пришлось в несколько прыжков переместиться к себе в комнату, за несколько секунд до того, как в коридоре появилась мать, проследовавшая на кухню.

Сколько не скрывайся в своей комнате, а выйти всё равно придётся. Апа несколько раз слышала, как то отец, то мать не разрешали мальчишке заглянуть к ней. У маленького зверёныша, нюх как у собаки. Стоило ей только открыть дверь, как братец тут как тут.

- Ты Полина?
- Ты, правда, моя сестра?
- А где ты была так долго?
- Ты будешь со мной играть?
- А ты любишь складывать пазлы?
- Покачаешься со мной на качелях?
- Поживём, увидим, - и она направилась в ванную.

Мальчишка запрыгал на одной ножке и был подхвачен отцом. Уже из-за двери она слышала его звонкий смех и смех отца.

- Сыграем в шахматы? - звенел его голос.
- А в нарды?
- Почему пол гладкий и блестит?
- Почему утром нужно чистить зубы и принимать душ?
- Почему Полина такая печальная?

Вопросы сыпались из него, как из рога изобилия и казалось, что им не будет конца. Вскоре Апа поняла, что родителям это нравится. Такими радостными она их давно не видела.

После завтрака, на собственном печальном опыте Апа убедилась, что легче сыскать перо сказочной жар-птицы, чем отвертеться от огромного количества детских вопросов.

- Полина, а что за домом?
- В нашем саду есть улитки?
- Ты боишься паук
- У тебя тоже было много игрушек? - мама так сказала.
Эти слова больно ранили её сердце.
- А ты пойдешь со мной гулять?

Мальчишка смотрел на неё огромными доверчивыми глазами и ждал ответа. Сашка, умирая от любопытства, засыпал её «зачем и почему» и свято верил, что она просто обязана на них ответить.

- Мне нужно пойти на этюды, - она нашла причину улизнуть из дома.
- А что такое этюды?
- А ты скоро придёшь?

От всех этих вопросов, от шума и смеха у неё ещё больше испортилось настроение. Захотелось совсем не возвращаться домой.

- Полина, разве тебе обязательно именно сегодня заняться рисованием? Поиграй с малышом.
- Мама, чтобы меня зачислили во второй класс художественной школы, нужно предоставить, хотя бы три акварели.

- Но у тебя есть неплохие работы и как ты потянешь гимнастику с рисованием?
- Гимнастику я уже бросила.
- Бросила? Почему?

- Я ходила туда для общего физического развития. Теперь утром буду посещать бассейн, а вечером рисовать. - Хорошо, что ты не знаешь о секции рукопашной борьбы, подумала Апа, и школы игры на гитаре.
- А школа?
- А что школа?
- Как ты будешь всё успевать?

- Как всегда. Не волнуйся. - Она подхватила этюдник и поспешила выйти из дома.
- Мама, мама, пусть Полина возьмёт меня с собой.
- Мой дорогой, мы сейчас переоденемся и найдём её, - услышала Апа, - я знаю полянку, на которой твоя сестра рисует.

Обида на мать комом подступила к горлу, чтобы не дать ей выплеснуться и не сорваться на крик припустила бегом к дальнему лесу. Сегодня она не пойдёт на свою любимую поляну, решила Апа. Разве нет других мест, где можно порисовать.

Апа вошла в лес под сумрачные лапы сосен. Осеннее солнце пробивалось сквозь золото и багрянец листьев, играло бликами на янтарной смоле. Недалеко аукались грибники. Грибов этой осенью было много и осенний лес с щедростью делился своими дарами. Ей хотелось побыть одной. Апа резко свернула с тропинки и не разбирая дороги стала пробираться сквозь кусты ежевики, не замечая её колючек, подальше от голосов.

Стебли ежевики цеплялись за джинсы, словно хотели остановить. Сухие ветки с громким треском напоминали о себе под безжалостными шагами кроссовок. Этот звук вызвал у неё чувство удовлетворения, пусть ей будет больно, ничего она сильная и всё стерпит, этюдник бил о бедро. Она продолжила пробираться сквозь колючие заросли, не ища лёгкого пути.

Внезапно вышла на поляну и остановилась, осознав, что никогда здесь не была. Посреди поляны росли три тоненьких берёзки. Кора их была девственно белой с маленькими черными пятнышками.

Она подошла к ним, села на траву и прислонилась к тёплому стволу одной из них. Уткнувшись лицом в колени, закрыла глаза. Слова матери всплыли в сознании. Удушливая обида накатила с новой силой.

- Он мне не брат, не брат…- с жаром воскликнула Апа, словно убеждая себя, пытаясь забыть ночь, проведенную в комнате малыша, однако облегчения не наступило.

Звук собственного голоса лишь сильнее отзывался болью в сердце. Апа обвела взглядом поляну. Лес щедро предлагал свои дары, даже преломлённый через призму её боли и грусти он радовал девочку яркими мухоморами, горделиво выставляющими напоказ свою броскую красоту.

Апа раскрыла этюдник, достала краски и приступила к работе. То, что у неё получилось, нельзя было назвать шедевром, но она сумела передать в красках красоту осеннего леса.

Удовлетворившись работой, Апа легла на траву.
Не двинусь с места, решила она, так и буду тут лежать. Пусть ищут, пусть волнуются, ей всё равно, домой ночевать она сегодня не вернётся.

Продолжение следует.
http://www.proza.ru/2014/06/04/121


Рецензии
Каждому ребенку хочется родительского внимания.
Апу я понимаю. О последствиях своих поступков дети не задумываются. Надо взрослым быть осторожными, чтоб беду не спровоцировать.
И рассказ интересный, и рисунки отменные.
Спасибо, Галина. С добром,

Марина Клименченко   16.07.2019 16:12     Заявить о нарушении
Ревность страшная штука, а Полина ревнует родителей к маленькому мальчику, ставшему сиротой...

Галина Польняк   21.07.2019 15:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.