Йети и Ванга

         Друзей высадили   из  вертолёта  на    горе  Воттоваара  -  в  самом  сердце  Карелии.   Здесь  всё  было  наполнено  древней  магией.  Вокруг  виднелись  нагромождения    камней  разной  величины  и  конфигурации,   цвет  большинства из  которых имел  малиновый,  красноватый   оттенок.  Эти    древние  кварциты  хранили  сакральные  тайны:  здесь   когда-то  совершалось  множество   загадочных,  священных    обрядов.

После  Всемирного  Потопа  оставшиеся  на  Земле  люди  не  знали     истории  древнего  мира. И лишь  по  сохранившимся  памятникам   старины,  наподобие  этого  заповедника,  стали  постепенно  познавать  её.   Такое,    повышенное,  внимание  к  старине сохраняется  и  по  сей  день.

 Поэтому  сюда,  в карельские  леса,  на  лоно  нетронутой  цивилизацией  природы,   к    берегам  Белого  моря  и    чудесных  карельских  озер    ежедневно  устремляются  сотни  паломников  со  всего  мира  в  надежде  прикоснуться  к  загадочным  памятникам  древности,   сохранившимся  в  большом  количестве  в  этих   местах.   

Перед  высадкой,  покружившись  над  священной  горой,      друзья  успели    разглядеть  "Бесов  нос"  -  уходящий  в  озеро   более,  чем  на  полкилометра,    узкий,  скалистый  мыс.  Берега его  были  повсюду  испещрены  многочисленными  рисунками  древних  людей - петроглифами.  На     западном  берегу   мыса  отчётливо  были  видны  гигантские   фигуры выдры,  сома  и   странного,   уродливого,  человекоподобного существа  на  коротких  ногах. Заглянув  в  припасённый  заранее  буклет,     друзья    узнали,  что  это    была  фигура  беса.   

  Метрах  в  20-ти  от  основания   "Чёртового  носа"   начинались  и другие  достопримечательности  таинственной  горы -  лабиринты  и  сейды  -  места  для  проведения  древних обрядовых  церемоний.   Пройдя  по  одному,  более  широкому  из  лабиринтов,    друзья  наткнулись  на   гранитную    плиту.  На  ней  видны  были  следы  кострища,   среди  пепла  которого  и  давно  потухших  углей  проглядывали черепки  разбитого,  глиняного   сосуда.   Именно  этот,  бо'льший  по  продолжительности  и  размерам лабиринт,  вел  к   тому   загадочному месту,  ради  которого  друзья  и  прибыли     сюда,  в  Карелию.

Там,  в  конце      скалистого  путеводителя,  должны  быть  указанные  Олей таинственные ворота,  которые помогут  им  попасть  в  параллельный   мир,  где    ждёт  их    встреча  с   новой  подругой  Оли -  великой   ясновидящей    Вангой.   Этого  требует,  как  объяснила  Оля,  ситуация,  сложившаяся  вокруг  похищения  Виктора.   

По  данным  Оли  домик,  в  котором  держат    её  друга,  сконструирован  таким  образом,   что  проникнуть  в  него,  не  смотря  на  неоднократные  попытки,  она  в  естественном,  земном  виде  пока  не  смогла.    Поэтому  и  узнать о  том,    что    с  её  возлюбленным  теперь  происходит,   она  так же   не  сумела. После чего,   забыв  о  своих  прежних  обидах,   нанесённых  ей  любимым,    сочла  необходимым    обратиться  за    помощью прежде  всего  к  тому,  кто  может  помочь  и  советом,  и  делом - своему  отцу.    И  Андрей  Павлович,  не  мешкая,     тут  же  дал  краткий,  властный  совет:  "Не  спеши,  доченька!  Необходимо  вначале  узнать:  с  какой  целью  они  спрятали  твоего  дружка  в  горах  Палермо?  Какие  требования  предъявляют?  Чего  хотят?  И,  главное,  -  кто  они?  Какова  их  конечная  цель?  Тогда,  объединив  усилия,   мы  сможем  придумать  достойный  план  и высвободить  затворника.  В  противном  случае    ты  можешь   его потерять".   Да,  Оля  знала:  службы архонтов - этих  тайных   властителей  несметных  земных   благ  - тщательно  следят  за  каждым  её  шагом,   анализируют  каждое,   сказанное  или  написанное  ею  в  инете,  слово.  Однако  удар противника  был настолько  неожиданным    и коварным,  что  теперь ей нужно  было  продумывать  каждый  свой  шаг,  внимательно  рассматривать  каждую,  маломальскую   даже, возможность,    прежде,  чем  предпринять  какие-либо   меры    по  освобождению  пленника.

И  здесь она  полностью  была  согласна  со  своим,  протянувшим  ей   в  трудную  минуту  руку  помощи,   отцом  -  спешить  нельзя!  Ещё  бы:     этот  домик  может  стать  не  только  местом  заточения  её  любимого,  но  и  смертельной    ловушкой  для  любого,   кто  попытается  туда   проникнуть. То  есть  этот  милый,  привлекательный  внешне,   коттедж    в  одно  мгновение  может   превратившись   в   зловещий  столб  огня  и  дыма  вместе  с  тем,  кто  в  нём  сейчас  томится.

А  этого  она  не  переживёт!  Потому  что  не  мыслит  свою    дальнейшую  жизнь  и    судьбу   без  него,  своего  единственного,  горячо  любимого  Виктора  Афанасьевича.   Потому  что  всё,  что  она  сейчас  делает,  она  делает  и  для  них  самих,  для  их   личного,   будущего счастья!  Поэтому   её  сообщение    к  ребятам  в зашифрованной  эсэмэске  было  кратким: "Имеются  определённые  трудности.   Продолжаю изучать   систему  электронной  защиты.  А    вас  прошу   наведаться  к    моей  старшей  подруге.  Подробности    объяснит  Геннадий.   Оля."

И  вот  теперь они  медленно пробираются  по  скалистому  лабиринту, приближаясь  к  священному  месту,  указанному   Олей.   И чем  ближе  они  подходили  к    нему,  тем   больший  трепет  охватывал  их.  У  них   появилось волнующее  ощущение  сопричастности  к  великому  событию,  которое  должно  произойти     совсем  скоро,     на  их  глазах  и  при  их  участии.   И  что  событие  это, что вполне вероятно,   может  вызвать   грандиозные  изменения  в    истории   земной  жизни,  повернуть  её  совсем  в  другом - неожиданном  направлении,  о  котором уже много  столетий  мечтают  миллионы  людей  на  Земле.

Но  вот  лабиринт  закончился…   Это  была  самая  высокая  точка  западного  склона  горы  Воттоваара.  Дальше  начинался  густой сосновый  лес.   Между  небольшой  ложбинкой,  заполненной   мелким  гравием  и  гранитной  крошкой,    была  небольшая,  загромождённая  раскиданными  повсюду   валунами  и   плоскими      кварцитами,   поляна,  сплошь  покрытая    осенними  горными  цветами.   Над  нею  поднималось,  уходя  в  небо, еле  заметное,  розоватое  свечение.   Путники  осторожно,  преодолевая   большое   волнение,  приблизились  к   двум  огромным,  в  рост  человека,   позеленевшим  от  времени  и  лишайников,   гранитным  глыбам. Замедлили  шаг.  Затем  остановились  и  стали  ждать.

Они    старались  делать    всё  так,  как  описала  в  своей  подробной  инструкции,  присланной  Геннадию,  Оля,  не  отступая  ни  на   йоту  от  её  рекомендаций.     Прошла  минута,  затем  вторая.  Слышны  были  голоса    синиц  и  стрижей,   носившихся  в  поисках  корма  над  поляной,  стрекотание  сорок.  Никто  не  появлялся,  никаких  изменений  в    окружающем  друзей  ландшафте  не  происходило.   

Прошла  еще  одна  минута.  Несмотря  на  позднюю  осень,  светило  солнце,  было  тепло.   Вдалеке виднелись   пёстрые  группки  туристов,  изучающих   видневшиеся  повсюду   загадочные     сейды  и  "вавилоны".  В  них   совершали  когда-то  свои  мистические  обряды шаманы,   отправляя  свои       и  чужие  души   путешествовать  в  другие  миры.  Здесь  же,   на  этих  священных  склонах, устраивались,  по  преданию,    торжественные  встречи   древних  людей  с  пришельцами    из  других  планет.  Но  сейчас,  в  этот  светлый  ноябрьский  день,    у  ребят  была    иная  задача:  они  стояли    перед  валунами    и   внимательно  наблюдали  за   бледно-розовым  свечением, поднимающимся  откуда-то  из  недр  Земли.  Они  ждали.     Ждали  молча,  не  произнося  ни  слова,  готовясь  к  волнующей   встрече,  которая  вот-вот  должна  произойти.      

Но никто  не  появлялся.  Всё  вокруг  было  наполнено  безмятежностью  чудесного  осеннего   дня,   пением  лесных птиц  и  таинством  старины.  И  вдруг    свечение  стало  менять  свой  цвет.  Оно  приобрело   вначале   нежно-зеленую  окраску,  затем фиолетовую,  после чего  стало  увеличиваться   в  объёме,   захватывая    пространство, где  стояли  ребята.   

И  когда  концентрация  свечения  достигла  своего  предела,  в  центре   серебристо-оранжевого  столба      появился  темный  силуэт  огромного  существа,  напоминающего  человека.  Свечение  становилось  всё светлее,   прозрачнее,   затем  исчезло  совсем.  И  теперь  стало возможным  рассмотреть  человекоподобного  гиганта  более  подробно.   Он было громадного  роста,  не  менее  3-х  метров,  сплошь  покрыт  длинной,  густой,  тёмно-бурой шерстью.

Гигант   стоял  на  мощных,  мускулистых,  широко  расставленных,  босых  ногах,  пальцы  которых  венчали  тёмные, острые,  загнутые  вниз,  ногти.  Из-под  падающих  со  лба  густых  волос  смотрели    на  пришельцев  два   внимательных,   умных   глаза.  Было  уже  очевидно,  что  это  именно  тот,  кто  и  должен  был  здесь  появиться  -  Йети,  Снежный  Человек,  в  поисках которого   на  склонах  Воттоваара  и  в  хвойных  лесах  Карелии  проводят  много  времени бесчисленные научные  экспедиции,  туристы  и  простые  любители   сенсаций.

Какое-то  время  могучий  хозяин  Святой  Горы    стоял неподвижно.  Затем   подошёл   к  валунам,   внимательно  осмотрел   каждого  из  пришельцев.  После  чего  сделал  плавный,  выразительный    жест  рукой,  приглашая  всех  пройти  к  нему  через  расщелину.   

Повинуясь  этому  бессловесному  гипнозу,   друзья  осторожно    пересекли  заветную  границу,   отделяющую  один    временно'й  мир  от  другого.    Одновременно  с  этим  они  почувствовали,  как  тела  их  стали  вдруг  невесомыми.   В  воздухе      вновь   засеребрилось оранжевое    свечение,  обволокло   их  со всех  сторон.   Затем  стал  исчезать  окружающий  поляну  ландшафт  вместе  с  орхидеями, флоксами,  сибирскими  елями,  пятнистым  ярышником,  двулистной  любкой   и  вечнозелёными  кустами   можжевельника.  Стало  темнеть,   небо  заволокли  чёрные  тучи.  Свет исчез  и  над    поляной  спустилась  непроглядная  ночь.

А  когда  дневной  свет  появился  вновь,   друзья  увидели  вокруг  себя  уже  совсем    другой  ландшафт. Это  был суровый  ландшафт  диких,  скалистых  гор,  нагроможденных  одна  на  другую,  с  глубокими  ущельями  и  бездонными  пропастями.  Над  устремленными  ввысь  остроконечными  вершинами  светило  солнце,    кружили,  широко  раскинув  крылья,  невиданных  размеров  птицы.    Вдали,  у   подножия   близлежащей  горы,  виден  был   густой,   сосновый  бор  вперемешку  с  другими   диковинными  деревьями.

Не  говоря  ни  слова,  Йети  пошел  по  неширокой  тропинке  вверх  по  склону.  Ребята,   так  же  молча,   последовали  за  ним,  делая  значительно  больше  шагов,  чем  их  могучий  поводырь.  Таинство  происходящего  их  завораживало.  Они  с  удивлением  крутили  головами,   смотрели  вокруг,  не  понимая -  где,  в  каком  сказочном  мире  они оказались?

Если  это  уже  тот   самый - таинственный  параллельный,  мир,   который  просила  их  посетить  Оля,  то  почему  в  нём  светит  то  же  самое,  как  в  реальном,  земном  мире,  солнце?  Почему  вокруг  такие  же,    как   на  Земле,    дикие  громады  гор?  Такой  же  сосновый  бор,  в  сторону  которого  они  сейчас  идут?  Правда,    птицы  здесь  не  совсем обычные:  они, скорее,  напоминают  не  горных  орлов,    а   водившихся  на  Земле  когда-то  давно, ещё  в  доисторические  времена,   хищных,  с  размахом  крыльев  до  четырёх  метров,    птеродактилей.

  И  часть   деревьев,   растущих   у подножия  гор,   напоминали   огромные  фонарные  столбы  с  круглыми  светильниками  вверху;  другие,  густым    слоем   покрывшие  землю  вокруг,   были  низкорослые,  мелколистные  и   были  похожи  на    пышно  разросшиеся  папоротники-великаны.   Иногда    из  них  выбегали  диковинные,  не  более  20-ти  сантиметров  в длину,   ящерицы.   

Выгнув  изящную  спинку  и  высоко  задрав  головки,  они   с  любопытством  таращили  свои  чёрные  глазки-бусинки  на    внезапных  пришельцев,  внимательно  изучая  их.     Затем,  внезапно  сорвавшись  с  места,  мгновенно  исчезали  в  густой  траве.  Однажды  вышел  из    зарослей  папоротников  и  низкорослый,  тупорылый,    чем-то  очень  похожий  на   крупного  волка-самца,  метровый  увалень.   

Тяжело переставляя  свои  мощные  когтистые  лапы,  он  медленно  прошел  несколько  метров    рядом  с  пришельцами,  злобно  поглядывая  на   них  исподлобья   глубоко  посаженными,   налитыми  кровью,   глазами.  Затем  остановился,    издал    воинственный,  протяжный,   устрашающий   звук   и,  ворочая  из  стороны  в  сторону    длинным,  мощным    хвостом,   не  спеша  удалился  в  густые  заросли   леса.  У  ребят  от  встречи  с таким   экспонатом,    от  его  вида  и  жуткого  воя   пробежали  мурашки  по  телу.

Надя  робко  прижалась  к  Анатолию,  тот  принялся  её успокаивать.  Степан  с   Геннадием  вели  себя  более степенно,  внешне  никак  не  выказывая своих  эмоций.  Они  по-прежнему  молча   следовали  за  Йети,  напряжённо  следя  за  каждым  его  движением.   

Анатолий,  увлекавшийся  когда-то  в школе  жизнью  динозавров,  усмотрел  в  тупорылом, длиннохвостом  агрессоре  существо  из  эпохи  триаса  по  имени    циногнат.   А было  это ни  много  ни  мало  -  250  миллионов  лет  тому  назад.    И   деревья,  напоминавшие огромные  фонари,    уж  слишком  смахивают  на мезозойские  сигиллярии,  а  вот  эти,  поменьше,    являются,   видимо,   древними   хвощами  из  семейства  папоротников.  "Вот  это  да! -  с  удивлением  подумал  Анатолий.  -  Куда   же  это  нас  занесло?

Неужели  параллельный  мир    существует  здесь  же,  на  нашей  Земле, только  по  каким-то  другим  временны'м  законам? Ведь,  судя  по  всему,   мир  этот  не    тронула  ещё  цивилизация.    И  он  продолжает   свою  жизнь рядом  с  нами,  сохраняя  свою  первозданность?  Тогда  какой  же  в  этом  смысл?  И  кто  всё  это  задумал?  С  какой  целью?  Уж  не  для  того  ли,  чтобы   оставить,  когда  возникнет  необходимость,    лишь  один   мир -  вот  этот  самый,  исконный,  где  мы  сейчас  находимся,  а  тот - заблудившийся,  порочный  мир    неразумных,  плотоядных и  глупых  хомо  сапиенсов уничтожить  в  ближайшее  время,  как  неудачный  эксперимент  Создателя.   Чтобы  через   миллионы  лет  попытаться  создать  его  заново  уже  более  совершенным,  учтя  ошибки  и  недочёты  первого?"
   
Тропинка,   подведя  путников      к  самому  подножию  горы,    стала  заворачивать  влево.  И  тут  ребята  заметили,  что    в  метрах  ста  от  них,  над вершинами  молоденьких  сосен,    берёзок  и  лип,  поднимается  струйка  дыма.    Йети  остановился  и,  приложив  ладони  рупором  ко  рту,  издал  долгий,  протяжный  звук.  Через  мгновение  горы  ответили    троекратным,   постепенно  затухающим,  эхом.  Наступила  тишина.

Йети  повторил  свой  клич.   Но это  был  уже другой -  более  напряжённый  и  высокий  по  звучанию  сигнал,  посланный  в  сторону   горевшего  где-то  вдали  костра.  Горы  вновь  повторили  зов   великана.    И  тут   до  слуха  ребят  донеслась  еле  слышная,     удивительная  по  красоте,  короткая  мелодия, исполняемая  женским  голосом,  какие  звучат  иногда   в  заставках   телевизионных  реклам.      

Йети  повернулся  к  ребятам  и  сказал: "Сейчас  вы  увидите  Вангу".  Могучим  движением  плеча он сдвинул  тяжеленный,  чёрный    придорожный  шунгит,  достал  из  неглубокого  тайника  несколько  жилеток  серебристого  цвета,  роздал  их  ребятам.  "Наденьте это,  - сказал  он.  -   Иначе    Ванга    не  сможет  увидеть  вас,  а  вы - её".  Ребята  беспрекословно  выполнили  просьбу  великана.  Жилетки  были  из  меха,  очень  приятные  на  ощупь.

"А  это  наденьте  на  голову".   Йети  вынул  из  тайника   такого  же,   серебристого    цвета,  круглые  шапочки,  по  форме  напоминающие  шапочки    пловцов.   Ребята  надели  их…  и  стали  похожи  друг  на  друга:    шапочки  полностью  скрыли  их  волосы,    оставив  открытыми  только  лица.  Йети   улыбнулся,  одобрительно  качнул    головой,  мощным  рывком плеча  задвинул  шунгит  на  место   и,  поманив  ребят  рукой,    вновь  зашагал  по  тропинке,    ведущей  через    молодняк    сосен,   берёзок   и  лип.   

Пройдя  несколько  метров,  ребята  уловили  в  воздухе  еле  заметный  запах  дыма,  к которому  примешивался  аппетитный  аромат  хлеба,  испеченного  в  русской,  деревенской  печи.    Но  на  этом  приятные  сюрпризы не  закончились.   Сделав  ещё  несколько  шагов,  они   услышали…   звуки  моцартовской  арии  "Царица  ночи"  из  оперы  "Волшебная  флейта".  Причем  исполнение  её колоратурным  сопрано  было  настолько  виртуозным  и  точным,  каким  оно  бывает   лишь     в  концертных  залах  и  на  знаменитых  оперных  сценах.   

Звуки  музыки  сливались  с  пением  лесных  птиц,  образуя  волшебную,  ласкающую  слух,    гармонию      созвучий.   У  ребят  появилось  даже  ощущение,  что   и певица,  и  симфонический  оркестр  находятся  где-то   неподалеку,   совсем  рядом  с  ними.  И  стоит  им  сделать    всего  лишь    несколько   шагов,  как  они  увидят    и  деревенскую  избу,  и  чудесную  солистку,  и  концертный  подиум,  где  она  выступает,  и  симфонический  оркестр,  возглавляемый  знаменитым  маэстро.

Вдохновлённые  этой  мыслью,  они  ускорили    свой  шаг…  и  вскоре   увидели  у  самого  подножия  горы  большую  поляну,   сплошь  покрытую  лесными   цветами.   На  ней  действительно  стояла  изба  - настоящая,  русская,  с  резными  воротами,  ставнями   и  коньком  на  крыше. Но  стояла  она  на  краю  поляны,  у  самого  подножия  горы.

А  посреди  поляны  дымил  костёр.  Рядом  с  ним  уютно пристроился    круглый,  деревянный  стол  из  тщательно    отструганных   досок.  Вокруг  стола стояли  берёзовые  чурбанчики,  на  одном  из  них  сидела  женщина. Одета  она  была  в  свободно  ниспадающее  с плеч  чёрное  длинное  платье  с  переливающейся  на  свету,  бархатной  поверхностью.  Лицо  её  привлекало     необыкновенной  красотой.

Странная  это  была  красота -  не  земная  и  не  небесная.   Тёмные,   глубокие,   смотрящие  в  упор,  глаза  с  еле  заметной  смешинкой.  Гладко  зачесанные,    чёрные  волосы    схвачены   сзади     перламутрового  цвета  лентой  в  небольшой,   тугой  узел.  Прямой  нос  с  еле заметной горбинкой.   Властные,  чувственные  губы,  высокий,   без  единой  складки,  белый,  чистый  лоб.  Уголки  рта    прячутся   где-то    в    глубине    бледно-розовых,  упругих   щёк.  Нежный подбородок  и  белая,  лебединая  шея   прекрасно       дополняли    античный  портрет  богини   из  другого,  далёкого  и  загадочного,  мира.   Поражённые  увиденным,   ребята    подошли к незнакомке  и  остановились,   не  в  силах  вымолвить  ни  слова.

-   Ну  что  молчите,  добрые  молодцы? -  с  улыбкой  спросила  женщина  глубоким,  грудным  голосом.  -  Чай  не  признали  меня,    знаменитую  вещунью  Вангу?  Али  язык  у  вас    онемел,   когда    увидели  мои  лесные  чертоги?
-    Да  нет…  почему  же?  -  поспешил  оправдаться выступивший  вперёд  Анатолий.  -  Просто   мы  вас  видели  там…  в  земной  жизни,    совсем другой…   
    -  А  ты     что  же,  дружок…  думал:   я  и  здесь   такая  же  старая,  слепая  и  толстая?  -  перебила  Анатолия  Ванга,   и,  озорно  взметнув   чёрные    дуги  бровей,    звонко  расхохоталась,  обнажив  два  ряда  белых,  прекрасно  ухоженных, зубов.   
  -  Да  нет,  нет…  как  я  мог так  подумать? -  смутившись,  поспешно   попытался  исправить   возникшую  неловкость  Анатолий.   -  Просто  мы  не  подумали,  что  здесь…  вы  можете  быть…   совсем  другой…      Вы…  такая  красивая! -   вдруг,  совершенно неожиданно,   признался   он.

-  Ой…  смотри,  дружок,  заколдую,   заворожу…   - улыбнувшись,   покачала    головой  Ванга -   Влюбишься   ты   в  меня,  дружок…   если  будешь  всё  время  так  пристально  красоту  мою разглядывать.  И  останешься  здесь  навсегда… совсем  забудешь  о  жизни  земной.
-  А  вот и не  будет,  не  будет  этого! -   выпалила  вдруг  Надя,  выступив  вперёд  и  перекрыв  собой  Анатолия.   - Он  мой,  мой…  и  больше   ничей!
-    Ой-ёй-ёй…  какая  ревнивая?  -    с  удивлением  взглянув  на    Надежду,  сказала  Ванга.  -  Глянь,  как     прильнула  к  нему…  дружку  своему  разлюбезному?  Дрожит,  словно  лист  осенний…  побелела  вся…  -  Она   поднялась,  подошла  к  Наде,  обняла   её,  прижала  к  себе.  -  Не  бойся,  голубушка,  - сказала  она  ласково,  погладив  Надю  рукой  по  голове.    -  Я  своё  уже  отлюбила  в  той…   земной  жизни.  Была  и  у меня  когда-то…  большая  любовь, послал  мне  её,  в  награду  за  мои  труды,   наш   Создатель.   
Ванга  трижды  перекрестилась,  прошептала слова  молитвы.

-  Да  коротким  было  моё  счастье…    А  теперь  вот    дни  свои  провожу с  дружком  моим  верным,  Йети.  И  радости,  и  печали  -  всё  делим   с  ним  поровну,   на  двоих.  Так   что    давайте,  присядем   поскорее  к столу.  Будем  уминать   мои  лакомства  -  вон, видите,  сколько    всего    я   тут  наготовила?  -  Ванга  указала  рукой  на  стол,  переполненный  яствами.   - А  заодно   и  о  деле  поговорим.  Я  ведь  знаю  -   пришли  вы  ко  мне  неспроста,  а   со  своею,   большою,  бедою.

Глава  романа  "Экспресс  Центурия",
книга  4-я

Фото  из  интернета

Моб:+38067 9006390
/Wiber, WhatsApp/


Рецензии