Туман

Туман

Туман постепенно рассеивался. Я стою и пью пиво с Куракиным. Хорошо! Как в Нирване! А может мы в ней и есть? Вне времени и вне пространства... Стоим у стойки и знай себе прихлебываем из пенных кружек!
Глотнув пива, Куракин говорит – «Хочу отпустить...»

Я сразу влез – «Крестьян на волю? Из своего имения или вообще? Вообще сложно и чревато... Бунты, волнения! Самодержавию может не понравиться!»
«Нет! Хочу усы отпустить!» - заканчивает мысль Куракин. «Ааа...» - понимающе тяну я – «Как у Некрасова?!»
 
Он словно только и ждал условного сигнала. Из облаков вываливается веселый Некрасов и не один, с ним не менее радостный Пушкин. Наши славные студенты-однокурсники. «Пропустили пару!» - почему-то ликуют они. «Да, не одну уже!» - отвечаю я и делаю затяжной, мастерский глоток. «Мы о лекциях!» И берут себе тоже. «Мельчаете! Нет прежнего полета! Размениваете себя на пустяки разные! Лекции!»
«Меня вызывали...» - чтоб скрасить паузу, вставляет Пушкин. «А что ж ты сукин сын без «Лепажа» под мышкой приперся! – уже радуется Куракин – «Смотри! Сколько секундантов у тебя!»
 
«В деканат вызывали и там чихвостили...» - что-то вспомнив, уже грустит Пушкин.

«Ну, это дело надо отметить!» - вставляю я - «Дружным залпом шампанского в воздух и потом на розвальнях к цыганам! И стихи писать!»
«Какие уж тут цыгане! Какие стихи? Не до них...» - говорит основательно занятый кружкой Пушкин. Постепенно начинаем грустить все вместе. Молча.

Внезапно из тумана появляется еще один студент – Волков. С полной, гремящей сумкой! И вызывает бурный взрыв общей радости! - «Гудвин прилетел! Великий и ужасный! Гудвин! На воздушном шаре! Волшебник изумрудного города! Очки где волшебные?! Не потерял по дороге? Принес?! Не забыл?!»

«Конечно же не забыл!» - смеется совсем еще молодой Волков – «Вот они!» И с ловкостью фокусника, достает из сетки две поллитровки изумрудного цвета, которые по край наполнены благодатным портвейном. Соединяет бутылки  вместе и как в бинокль начинает смотреть на окружающий мир. «Здорово как! Совсем другая страна! Другие люди! Даже коммунизм видно!»

 «Да, да видно! Отчетливо видно! И коммунизм, как на ладони! Волшебник ты наш! Все сказки сделал нашей былью!» - умиляемся мы всем коллективом, вволю насмотревшись в бутылочный бинокль.

«А можно и как в подзорную трубу!» - добавляю я и смотрю в одну бутылку. Там, на дне бутылки, до деталей видна наша предстоящая радость. Только маленькая и какая-то искусственная. Недолговечная, до утра. И мы там все, на дне...

«Неурожайка тож...» - начинает Некрасов. «То ж, то ж... С нами, куда ж мы без тебя!» перебивает его Волков и все мы спешим в студенческое общежитие! Мельчать!


Рецензии