Студент

…...... *** волки – среди студентов, внутри университетский студенческий отряд охраны порядка.

Нечеловеческим голосом на улице заорал кот. Дверь резко распахнулась. Рама открытого окна звонко стукнулась о стену. Сквозняк сдул все, что не успели ухватить сидящие за столом студенты.
- Где ваше домашнее животное? – трое волков внимательно оглядели комнату.
- Еще не приходил, - недовольно буркнул пятикурсник Дима. Его ответ мало устраивал волков. Один из них стал приподымать двухъярусные кровати, что бы их вожак  не наклоняясь, убедился, Ромка не спрятался. В шкафах и на антресолях его так же не обнаружили. Недовольные волки молча удалились. – Так что ему передать? – крикнул им вслед расхрабрившийся первокурсник Игорь.

- Дикий он, а не домашний, - угрюмо заметил третьекурсник, имени которого никто не знал.
- Ну, вот и займись его дрессировкой, - Дима недовольно перебирал перепутанные ветром листы. – Если так дальше пойдет нам от волков житья не будет, а у меня диплом на носу. Защитишься тут с этим сказочником.

Душераздирающий протяжный вопль кота повторился прямо за окном, словно не было трех этажей высоты, подгоняемый любопытством Игорь выглянул. В него вцепилась грязная рука: - Чего глядишь? Тяни, давай! Я тут долго не провишу.
В первый момент от неожиданности и страха Игорь шарахнулся назад, но вес неопознанного тела за окном поволок его обратно и он бы вывалился и стал летающим объектом, естественно только до земли, но его ноги успел поймать третьекурсник. Кое-как вместе с Димой они втянули в комнату перепуганного Игоря и вцепившегося в него мертвой хваткой Ромку Андерсена. Оглядев всех взглядом победителя, радостно улыбаясь, Ромка  вытащил из-за пазухи ободранного кота, который тут же вывернулся и сиганул в окно, обратно на свободу.
- Фу, ты зараза! Я его тащил, чтобы проверить утверждение, что коты всегда на лапы приземляются. А он даже не подождал, когда я его на телефон сниму, неблагодарный. – Оглядев злых соседей по комнате, и решив, что они его собираются бить из-за кота, Ромка быстро заговорил. – Я же не просто так, я ему скормил половину ливерной колбасы, а вторую половину хотел отдать после. Вот она, - он вытащил помятый кусок колбасы из кармана джинсов, - смотрите, я не обманываю.
Дима чертыхнулся: - Дикий и есть дикий.
- Вот и я говорю, - Ромка уже понял, что Дима его бить не будет, обойдется руганью, но угроза в лице третьекурсника и Игоря была реальной. Они молча надвигались, но вцепиться в Ромку помешала его Ромкина наивная доброта. – Ребята, извините, я не понял сразу, вы тоже колбаски хотите, – и вонючая, жирная кашица с сероватой прожилкой обертки возникла перед их лицами. – Ребята, берите! Мне не жалко. Все равно кота уже не догонишь, - он тыкал «угощение» в лица жаждущих расправы соседей по комнате.
- Сам жри, - третьекурсник улучив момент, когда Ромкина рука перешла к носу Игоря, засветил Ромке подзатыльник.
- За что? Колбасы мало? Так я еще принесу!
- Ты, …, - подобрать подходящее ругательство третьекурсник не смог, хоть Ромка и попытался  помочь: – Придурок! - Но это было либо слишком мягко, либо совсем не то и еще раз проглотив ругательство, третьекурсник вдруг зарычал. – Ты…, своей башкой когда-нибудь думаешь? Сам разбился бы, черт с тобой, но ты же этого ботаника чуть не угробил.
-  А что у него на ливер аллергия? – Ромка понюхал колбасу, и вдруг засунув ее в рот, жадно давясь, сжевал. Третьекурсник махнул рукой, пораженный полным отсутствием брезгливости. – Дикарь, и есть дикарь.
- Да, не волнуйся ты, я коту кусочки отламывал, а так есть, не давал.
- Ты! Ты! Ты! понимаешь, я чуть в окно не выпал, - заикаясь и всхлипывая, возмутился Игорь.
- Что же ты, осторожнее надо быть. - Обходя его, заметил Ромка и с ботинками залез на свою вторую полку. - Устал я братцы что-то. За котом часа два гонялся. Потом еще на наш этаж лез…, сложное это дело наукой заниматься…
,,,,
- Ведь дрыхнет сволочь,  пушкой не разбудишь, - Дима посмотрел на часы, пять утра. Я из-за его храпа ни в одном глазу.
- Я на кухне пока курил, покемарил часок, там подоконник широкий, - третьекурсник сладко потянулся. – Пойду еще курну, - завернувшись в одеяло, он ушел.
- Жаль, на кухне окно одно. Дима, как ты думаешь, Ромка чего-нибудь боится? 
- Не знаю, но если так дальше пойдет, я диплом не защищу. Ты Игорь, ему ровесник, поговорил бы с ним по душам.
- Я это…, не уверен, что у него душа есть. Дикий он какой-то.
- И ничего я не дикий, - Ромка уже не храпел, а обиженно сопел.
- Ну, скажи, чудо ты наше одомашненное, почему в окно лез?
-Так волки эти поганые на вахте, в общагу не пускали.
- Волки? Не пускали? А может, поведаешь зайчик ты наш пушистый, чем прогневил ты лесную стаю.
- Дима, ты чего? Я же не вру! Я не виноват, что они такие обидчивые. Я же только в дырочки сыграл. Вернее в одну дырочку…
- Чего? Чего? А подробнее?
- Ну, это, утром иду на занятия. Стоит на вахте один из них, и на спине у него такая маленькая дырочка. Сами понимаете сложно удержаться, когда белая спина через черную рубаху светиться. И зачем у них форма такая, черные рубахи?!
- И что ты сделал, если не секрет.
- А вы что игру в дырочки не знаете? Это просто. Делаешь палец крючком, засовываешь его в дырку и резко дергаешь. Обычно получается большая дырка из маленькой. – Ромка задумчиво замялся, - обычно просто большая дырка, и здесь она должна была быть до низа рубашки…. Но она зараза затрещала и порвалась не вертикально, а горизонтально, и осталась висеть на пуговицах. Волк этот, представляете, сразу замерз, аж мурашками пошел, и…. - Ромка замялся, - все дальше рассказывать не буду, а то подумаете про меня плохо.
- Да, ты не переживай, мы итак о тебе все уже подумали, что могли, - заметил Дима, под согласное сопение Игоря.
- Я это…, в общем ориентации нормальной…, но у этого волка, от холода соски так забавно топорщиться стали, что я…. В общем, не знаю я почему, только я его за них ущипнул. И ведь он даже не пикнул, только когда я за дверь вышел, услышал, как волк материться. Не поверите, таких ругательств я в жизни не слышал…
- Рома, ты точно нормальный? Тебя родители воспитывали, или ты до поступления в универ так в капусте и провалялся. Так с волком пошутить! Да они тебя теперь из общаги вышвырнут, и из универа. – Ребята ошарашено смотрели на темный Ромкин силуэт, пытаясь по шкале идиотизма оценить его уровень, но таких мерок в ней не было. – Рома, родной, если ты ушел, откуда знаешь, как ругался волк?
- Он за мной квартала два гнался. Потом отстал, наверное, замерз окончательно. Вчера же весь день дождь лил, снег вон, до сих пор не сошел. А может полиция его остановила. Странно же, бежит по улице мужик с голым пузом, но в черных рукавах и материться по-черному…, - неожиданный храп Ромки подтвердил, что жизнь его прекрасна и спокойна как никогда.

- Дима, как ты думаешь, Ромку выгонят?
- Надеюсь на это, и чем скорее, тем лучше. - Неожиданно Дима засмеялся: - хотел бы я все это видеть своими глазами.
 Громкий хохот ребят слился со звонком будильника.
***
Как Ромка попал в стройотряд, история об этом умалчивает, но то, что дикий студент стал известен за пределами университета, должное надо отдать некому событию.

Появление студентов в этом большом селе вызвало переполох среди прекрасных селянок, но их восторг был ничем в сравнении с недовольством местных молодых людей.
Страсти накалялись. Местные оказались людьми чести, поэтому заранее оповестили о времени, когда придут бить студентов. Битыми быть желания не было, но и отказываться от маленьких романтических радостей с местными красавицами никто не хотел. Поэтому общим советом, в отсутствии главного кандидата, решили отправить Романа Андерсена на переговоры с местными. Резон был таков: побив дикого студента, местные успокоятся и все обойдется его малой кровью. А побьют его точно потому, что не побить его невозможно, сами еле сдерживались…
Ромке доверили самую важную работу – чернорабочего, и казалось, лучше не придумаешь, первую неделю его никто не слышал и почти не видел. Он уставал так сильно, что мгновенно засыпал, стоило ему присесть, не говоря уже о горизонтальном положении, но…. Он усовершенствовал тачку, отремонтировал бетономешалку, сделал конвейерную ленту для подачи кирпича на стройку и подъемный механизм. Освободившись от работы тащи-давай стал доставать советами о том, как надо строить. Надо обладать ангельским терпением или быть интеллигентом до мозга костей, чтобы не врезать хотя бы подзатыльник Андерсену. Поэтому в исходе переговоров никто не сомневался.

Ради коллектива Ромка, повязав голову белым платком по-пиратски, ушел на переговоры, не забыв прихватить бутылку водки.
Понимая свою жестокость, студенты достали аптечку, проверили наличие зеленки, бинта.  Решив, что этого вполне достаточно стали ждать Ромку. А что? На диких все быстро заживает.

- Братцы, они Ромку насмерть забили! – Этот крик, потряс своей страшной правдой. Ребята высыпали из общежицкого барака и с ужасом наблюдали процессию, двигающуюся к ним через овраг на горку. Толпа местных шла медленно, понурив головы, тело несчастного несли завернутым, в такт шагов болталась голова со  светлыми слипшимися волосами. Все это ужасало виной в смерти своего ровесника. Ни в чем неповинного Романа Андерсена, безобидного и веселого пацана. Безжизненное тело опустили перед крыльцом. Одеяло, в которое был завернут Ромка, распахнулось, и его белая тонкая рука откинулась назад неудобно загнувшись.
- Сволочи! Что же вы за люди? Что вы с ним сделали? – студенты кинулись осматривать Ромку, надеясь найти признаки жизни.
- Это мы что за люди? – Возмутился предводитель местных. – Это вы - НЕЛЮДИ! Вы кого к нам прислали? Он же любого в могилу своим трепом сведет. Его даже стукнуть жалко, хрупкий маленький, как ребенок…. И главное, что не скажи на любое слово у него целая диссертация…. Фу ты! Всех уболтал. Но! Мы, наверное, с ума сошли, когда решили с ним выпить. Думали успокоиться, а он еще больше трещать стал. К концу второй бутылки запел, нами дирижировал, требовал, что бы мы на разные голоса пели. Потом на всех буквах алфавита картавил, но трещать не переставал. Только пятая бутылка его уложила, и то всю дорогу что-то бормотал - доказывал, хоть мы и шли тихо, разбудить боялись. Ребята, мы ящик водки принесли, давайте выпьем его за дружбу. С девчонками нашими  встречайтесь, но этого вашего разговорчивого больше к нам не засылайте. У меня голова с перепою так не болела, как после его трепа. Христом Богом просим, не присылайте. Ведь не звери же вы, то же, небось, крещеные.
Два месяца последующей работы стройотряда прошли спокойно. Если какую технику надо было или материалы, стоило только намекнуть, что за ними придет Роман Андерсен, просьба исполнялась сразу. На танцах предводитель местной молодежи организовал очередь из девушек, чтобы они Ромку приглашали, и потом до дома провожали. Так Ромка не скучал и значит, не искал свободные уши среди местных.
***
- Роман Андерсен? Что-то не припомню вас на своих лекциях.
- А я и не ходил, - признался Ромка, глядя бездонными голубыми глазами на Романенко. Этого профессора боялись все, и студенты и преподаватели. Более того пошутить о нем на университетских КВНах  было равносильно самоубийству. А тут такая честность или глупость,  это заинтересовало Романенко, как кота интригует молодая непуганая мышь.
- Вы значит, все знаете итак? Без лекций?
- Ваш предмет трудный. Сдать его сложно, даже если учить, но курсовой проект я принес, - гордо заявил Ромка, отдавая профессору флэшку.
- Значит, не учили? Но проект сделали?
- Ага, не учил. Некогда мне было. К бабушке в деревню ездил…
- Бабушка заболела? Или дрова ей на зиму кололи? А может крышу старушке перекрывали?
- Не-а! Там рыбалка хорошая, сейчас такие судаки ловятся, сами на спиннинг запрыгивают, но проект готов. Сами смотрите. Вопросы будут, обращайтесь.
- Вопросы? Нет, свои ошибки исправлять будете сами, еще и теорию мне под это дело расскажете.
- Не, не выйдет. Ошибок-то нет.
- И учить не учили, и ошибок нет,  - не поверил Романенко. – Позвольте проверить, ошибки всегда есть!
- Нет, здесь нет. Я его полдня мутил, а это профессор срок огромный. Проект получился гениальный.
- Посмотрим, посмотрим, - Романенко открыл программу, стал ее просматривать. Обычно хватало пары нажатий клавиш, и двойка для наглеца готова, но тут…. Он минут сорок гонял элементарную программу, а она - зараза работала, назло вводимым в нее ошибкам, вирусам, изменениям кодов. За это время Ромка пару раз сбегал за пиццей, ел ее с аппетитом прихлебывая чаем из термоса профессора. Романенко в другой бы день, с другим бы студентом, а тут…, он не понимал, почему работает эта простейшая программа. Он Романенко! И не понимает? – Ладно, живи, но в следующий раз…
- Да, не огорчайтесь вы так. Подумаешь, чай закончился. Зато я вам кусочек  пиццы оставил! Наелся я уже. Да и всухомятку ее все равно не осилить, -  заявил Ромка, пряча зачетку в карман драных, никогда не стираных джинсов.

- Он кто? Гений или идиот? – профессор задал вопрос, который волновал многих, кто сталкивался с Романом Андерсеном.
- Не заморачивайтесь, - успокоил Романенко зав кафедрой. - Сейчас он наш студент, а гений он или… покажет время.


13.05.2014

………Роман Андерсен – герой рассказа «Посвящение в студенты», и третьей части романа «Человек с Луны» ……………..


Рецензии
прочитала с удовольствием) даже на уставшую голову, все равно очень приятно читалось, весело и с энтузиазмом)очаровательно написано, очаровательный сюжет и такой же очаровательный дикий студент)спасибо за полученное удовольствие)

Матросова Елена Викторовна   21.02.2020 23:31     Заявить о нарушении
на здоровье :)
это действительно очень своеобразный человек :) его не всякий выдержит в постоянном общении

Эль Куда   23.02.2020 06:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.