Без настоящего

Я медленно брел по пустынной улице, не обращая внимания на холодную погоду. Ливень заливал все вокруг, хлестал меня по лицу и рукам, но я втянул на голову капюшон и осматривался в надежде встретить кого-нибудь из мне подобных. Дорогу освещали редкие фонари. В многоэтажных зданиях кое-где еще горели окна, однако я знал, что это ненадолго. Не работали ни кафе, ни магазины, ни фабрики, не двигался транспорт. Стоявшие машины были давно оставлены. Город считался практически пустым, заброшенным как ненужнавя вещь.
Хотя пуст – это понятие относительное. То там, то сям впереди и позади меня возникали из пустоты люди, которые смотрели по сторонам, фыркали, видимо, проявляя недовольство увиденным и исчезали. Просто растворялись в воздухе подобно приведениям. Это неискушенного человека такой фокус мог повергнуть в ужас, но сейчас многие знали, как нужно перемещаться во времени. Да, да, люди научились путешествовать в прошлое и будущее, и это оказалось делом совсем простым. Просто группа физиков в од ин прекрасный – или не прекрасный? – день сделала открытие, а позже конструкторы собрали машину времени размером в обычные ручные часы и на практике обкатали образец. Вначале путешествие доверили ученым-историкам, после чего коммерция поставила производство машин на поток. Цены оказались доступными для любого гражданина, и в итоге время стало достоянием каждого живущего на планете.

Цели путешествий у всех были разные: одни хотели вновь ощутить радость встречи с давно умершими родителями или посетить первый класс уже несуществующей школы, увидеть свою победу на спортивном соревновании или открытие Христофором Колумбом Америки, другие – снять на видео в восстание Спартака или как бомбили фашистскую орду под Сталинградом; третьи отправлялись в будущее, чтобы убедиться в том, что Луна и ближайшие планеты доступны для полетов обычных людей, излечиться от тех болезней, которые сейчас неизлечимы. Поэтому не удивительно, что по дороге я встречал мужчин и женщин, одетых не только не по сезону, но и не по сегодняшнему времени: то в зверинных шкурах эпохи палеолита, то в мундире офицера наполеоновской гвардии, то в ритуальном костюме вождя ацтоков или египетского жреца, то в скафандре для полета на Юпитер.
Все это кажется прекрасным. Да только не так. Настоящее перестало интересовать людей. Поэтому все приходило в запустение, рушились дома, ржавел трамвай, обростали травой и дикими кустарниками площади и мостовые, покрывались трещинами автострады, темнели витрины магазинов, а в квартире царствовали паутина и пыль. Жизнь практически остановилась. И правительство уже ничего не могло сделать – настоящее вышло из-под контроля, а ловить жителей в прошлом и настоящем времени – дело бессмысленное и затратное.
Тут возле меня возникло очертание женской фигуры. Дождь словно огибал ее. Я отпрянул в сторону. Женщина огляделась и хотела уже перепрограммировать машину времени на новую дату, как я ее узнал и крикнул:
- Светлана!

Женщина в удивлении подняла глаза:
- Артур? Это ты?
- Я, - с горечью ответил я, разглядывая свою невесту, которая сбежала накануне свадьбы двадцать лет назад. Ей отец подарил машину времени, и Светлана решила ее опробывать, отправившись в прошлое на полчаса. Вернулась она не скоро, причем так не скоро, что я совсем и забыл, что когда-то хотел жениться. Однако ее это не смутило и она отправилась опять по волнам земных лет. Что с ней было никто не знал, да и никому уже не было дело до других в настоящем – всех интересовали иные эпохи. И удивительно, что я встретил Светлану сейчас, спустя много лет, и именно на этой улице, на которой когда-то бродили, взявшись за руки. Здесь тогда играла музыка, сигналили автомашины, мигал светофор и слышался топот тысяч ног по асфальту... Теперь тишина. Только хлест холодного дождя и бульканье луж.

- Ты постарел, друг мой, - протянула она, смотря на меня, как на музейный экспонат. Наверное, так оно и было – я единственный на планете, кто остался жить в настоящем, и для других представлялся как неким недоразумением, как выпавший от тенденций современного уклада жизни. Современного? Ведь нет настоящего, как можно оценить современное? Полная философская абракадабра.
- Время не щадит никого, - тихо ответил я. Я откинул капюшон, подставляя лицо дождю, который остывал мои вдруг вспыхнувшие чувства. Я продолжал любить эту женщину, хотя не собирался теперь в этом признаваться ни ей, ни себе. А может, я просто любил то время, когда мы были вместе?
- Но время можно обмануть, - усмехнулась Светлана. – Я была в прошлом, видела жизнь своих предков, а потом отправилась в будущее и видела, как живут мои потомки – это удивителтьный мир.
- Потомков? Ты вышла замуж? Когда - в будущем?
Светлана пожала плечами:
- Не знаю. Настоящего я не знаю, наверное, это будет в будущем. А в будущем можно продлить жизнь на триста-четыреста лет. Поэтому мне там интереснее.
Я молчал, не зная, что и сказать.

Светлана нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, потом произнесла:
- Извини, что испортила тебе судьбу. Но, видимо, нам не суждено быть не прошлом, ни в будущем. Прощай! – и она нажала на кнопку на часах. Вспышка – и моя невеста исчезла. Я был уверен, что навсегда.
Прошлое – это короткий миг во временной линии. Все хотят смотреть, как сражаются за независимость или бьют врагов наши потомки, хотя заслуг самих в этом не имеют. Все хотят пользоваться достоянием цивилизаций будущего, не ударив даже пальцем для этого. Настоящее – это паразиты прошлого и будущего. Поэтому у нас его нет, и оно никого не интересует.
Но только не для меня.
Я единственный хранитель сегодняшнего дня, и поэтому я брожу по мертвым улицам.
(16 июня 2014, Элгг)


Рецензии