Молчание ягнят, или Народ безмолвствует

Молчание ягнят, или Народ безмолвствует

Портрет
современного российского общественного сознания вообще
и в связи с нечтением
самой важной книги в ближайшие 1000 лет



                «Сжечь – не значит опровергнуть!» Дж. Бруно и Одесская сотня




                1. Пресуппозиция. Архетип нынешней ситуации


    Фильм «Молчание ягнят» снят Дж. Демме по роману 1988 г. Т. Харриса к осени 1990 г. Был отмечен призом на Берлинском кинофестивале в феврале 1991 г.
    Фабула конвейерно-голливудски шаблонна, статична и статистична. Маньяк-убийца, похищающий невинных девушек и сдирающий с них кожу. Невинная, но умная сыщица с детской психотравмой. Развращённый интеллектуал-людоед в качестве психоаналитика и консультанта сыщицы. Каждый персонаж линейно воплощает лишь заложенную установку: слепая страсть кары, искренняя жажда спасения, неутолимый голод ума. Тут нет даже внешнего конфликта. Эту американскую статистику статистов движет только подтекст – мифическое, архетипическое сцепление Страстей этих персонажей, случайно симпатическое и антипатическое. Высокое качество фильма появляется только от самозабвенной игры Э. Хопкинса в роли Ганнибала Лектэра (царя-идеолога разделки тел и душ, и постольку - каннибала) и от виртуозно настроенной режиссёром фигуры английского языка. The Silence of the Lambs – буквально это молчание (тишина, безмолвие, забвение, безвестность) ягнят. Но христиански-символическое расширение точно и многопланово выражает вселенский конфликт: молчание агнцев (невинных простаков) – молчание шкур (мяс-мясников). Вся прелесть как раз в иерархии символического расширения: убиенные барашки, невинные девушки-жертвы, непорочная сыщица, простые забойщики ягнят, наивный злодей-мясник, извращённый злодей-человекоед, он же душедёр, сдирание шкуры с ягнят, свежевание человеческих тел и душ, поиск спасения-кары, создание палимпсестного покрова из шкур – тайной пергаментной Книги, чтение тайных знаков и т.д. А зрительское восприятие с естественным установочным позиционированием, сопереживающим ассоциированием себя с героями только добавляет прелести: каждый невольно самоопределяется на этом психоаналитически-христианском оселке.

   Я этот фильм посмотрел несколько позже его выхода, но поразил меня он ещё и тем, что синхронно подтвердил моё же собственное ощущение тогдашнего вселенского полураспадного миростояния, которое для меня выяснилось в стихотворении того же хронологического момента появления фильма (в СССР ещё не маниакального, а просто полуголодного). Стихотворение без названия, но с посвящением почти Иосифу Бродскому, с обязательным фонетическим прочтением инициалов его имени (сейчас будет уместно посвятить и американской Украине урков, вновь и вновь призывающей варягов володети ими). После просмотра фильма я заменил букву в слове «лектор», под которым понимался сначала только символический советский лектор-идеолог какой-то «Правды», а теперь ещё присовокупилась и фамилия важного человеческого типа. Время показывает, что за любой идеологией независимо от  её содержания стоит чисто установочная, шкурная суть, восходящая к голоду питания и выживания. Наконец, когда идеология теряет всякое отвлечённо-целесообразное содержание, у людей остаётся только идеология их прирождённых шкурных установок – кровных или словных страстей.


                * * *
                Америке И. Б.
Сахару нет – остался один песок,
голос исчез из воспалённых связок.
Всякий сверчок свой потерял шесток
и побежал за предел, ум – за  разум.

Правда исчезла из согласнейших «Правд»,
омской, тверской и, наконец, чикагской;
и в расширенье всех человечьих прав
разрешено от Бога-отца блатство.

Девочка, мучит меня не холод, не глад –
сердце, отмеренное интеллектом.
Дай испытать твой сокровенный блат,
тайну твою, где захлебнулся Лектор.

Не победить всю глупость его за раз,
если ещё не глупость то, а зараза:
нету ни вечных condom ото всех зараз,
ни к усмотрению AIDS’а в крови глаза.

Так что потребно не жить – предвосхищать
все-все напасти: твой поцелуй стерилен –
тебя целую; будь мне родная мать,
если родишь ты другим меня или

если почтишь любовью своей убить
(а не отдашься, я б'lady'ю тебя ославлю),
если захочешь, но не сумеешь жить
далее слов своих сладких: I love you.

1.12.1990, 15.3.1991





                2. Диспозиция: "тезисы о международном положении"


    Главная проблема современного сознания (и в особенности научного) – абсолютная несвобода мысли при наличии, казалось бы, бесконечного числа равноправных вариантов развития мысли. Несвобода связана с тем, что каждый (учёный) использует только алгоритмически готовые варианты мысли, предпочитая какой-то из них по внешней причине – по традиционно воспитанным (внушённым, навязанным) предпочтениям, так сказать, убеждениям по умолчанию (по умолчанию других убеждений). Все не только делают свои дела по ранее изобретённым шаблонам, но и пишут, и думают, и живут по готовым моделям. Эта проблема является следствием сложившегося порядка вещей, стихийно установленного мироустройства современного человека. Он имеет колоссальную свободу совокупной практической силы (произвол) при полной зависимости мышления не от логики, а от заказа внешних обстоятельств, хозяйства, службы, политики, в конечном счёте – от установок пропитания. Уже лет 30 мир стоит на месте и не делает следующего шага в своём духовном и материальном развитии. Вместо него – только механические перекомбинации мыслей и непрерывный пере-передел ценностей. Но как бы друзья ни садились, всё равно это ни к чему не годно.
   Нынешние события на Украине стали оселком, лучшим пытательным средством, проявляющим и вообще позволяющим заметить наглядно ограниченность и слепоту каждого индивидуального и группового мышления.  В зависимости от действующей установки этого мышления, люди понимают в прямо противоположном смысле не только одни и те же факты, но и одни и те же слова. «Мирные протестующие захватили административные здания с требованием отставки действующей нелегитимной власти». Это заявление с равным успехом делают все многая члены мирового сообщества: Злодеи-Аггелы в овечьей шкуре и Овцы-Агнцы с карающим мечом, – уж не буду показывать пальцем. Даже подписывают какие-то, полные согласия, женевские заявления с набором таких деклараций. Неужели все такие бараны и не понимают, что их общие фразы пусты, а факты зависят только от самоуверенности говорящего? Конечно, нет. В их действительности ни слова, ни даже факты вовсе никем не принимаются в расчёт. Решающим мотивом является только практическая целесообразность, облекаемая в любые подходящие по случаю декларации,  и реальная политико-экономическая сила, позволяющая достичь свои цели несмотря ни на какие, свои или чужие декларации.

     Такова норма всей практической общественно-политической жизни людей. Говоря проще: все делают так, как им НАДО, но с таким успехом, насколько МОГУТ. Слова – только дымовая завеса намерений, а полагание фактов – манипуляция  своим и чужим сознаниями для более успешного действия. Правда факта – тут всегда лишь согласованность с надобностью. Поэтому правда у каждого своя. В практической жизни так было и будет до тех пор, пока люди живут обществом личностей, розно, раз-личая разные предметы и от-личая себя от других. В этом смысле каждый индивид, народ и государство имеют полное право на свои намерения, волю и силу, концентрированно проявляющиеся в политике каждого такого субъекта. В этой сфере плохо только одно: если субъект не ведёт своей политики, поскольку не имеет силы, воли и намерения. Нам, как всегда, остаётся самое плохое.

    Но что неизбежно, хоть и часто убийственно, на практике, то тупиково в теории. Познание не делается по основаниям НАДО и МОЖНО. На этих принципах существует только идеология, а не познание. Наука основывается на истинности и логичности. Говоря упрощённо для наглядности, истина – это равнодействующая всех человеческих и нечеловеческих правд. Истина не имеет языка. Она всегда молчит, хотя косвенно высказывается в любой правде. Правда – истина практика. Поэтому каждый практик, т.е. каждый, думающий через призму собственного пропитания, с радостью ощущает себя причастным истине и наивно норовит выдать за неё свою правду. Но эта наивность и есть не логика, а самообман, самоуверенная манипуляция. Чем больше самоуверенность, тем меньше в ней логики и тем меньше истины. Именно тут можно нащупать единственный, логический критерий истины. Чем больше сомнения говорящего в том, что он утверждает, чем логичнее он соединяет в одном суждении все правды, тем ближе его суждение к истине. Так что сомнение и логика гораздо ближе к истине, чем безапелляционность и правда. Вот почему внешними признаками истины являются тихость и спокойствие, а не громкость и убеждённость.

   Хотел бы я не начинать опять с этих общих аксиом, прямо высказанных в истории познания последних 150-200 лет. Однако то, как ведёт себя вся «современная» интеллигенция, что понимают и что делают авторитеты на практике и в теории, прямо сообщает, что они ничего этого о практике и теории, об истине и правде, о мнениях и логике не знают и не понимают.
Взять хотя бы события на Украине. Любому хоть сколько-то здравомыслящему человеку ясно, что эти события произошли только потому, что все последние 25 лет никакой внятной политики российского государства на Украине не было. А последние 10 лет нет и вовсе, что не исключает, конечно, никому не видимую, шпионскую (а наш президент, как известно, Штирлиц). Как, впрочем, нет любой политики в любой сфере (кроме, опять же, тайных манипуляций). Продолжительная агония, а потом кома власти. Всё отдано в полную волю внешнего глобалистского (американского) манипулирования с периодическим спонтанным реагированием по тому или иному поводу. Самые громкие такие политические рефлексы сводились к вынужденным демонстрационным жестам российских властей. Демарш на Днестре подразделений Лебедя в 1992 г., марш-штурм Грозного с 31 декабря 1994 г. (растянувшийся на пять лет), марш-бросок на Приштину в 1999 г., марш-атака Грузии в 2008 г., марш-операция по возвращению Крыма в марте нынешнего года.

   Несмотря на то, что эти жесты становятся все более ощутимыми и организованными действиями, невозможно считать их самостоятельными спланированными политическими акциями власти. Это моторные, вынужденные, гальванические реакции государственного организма, уязвлённого внешними уколами, ударами, токами. Обнадёживает лишь то, что реакции становятся всё более осмысленными и организм власти, кажется, оживает, выходит из длительной комы. Однако пока нет никаких оснований считать этого гальванизированного Голема мудрейшим и крутейшим мачо мировой политики, натянувшим нос всем своим политическим якобы оппонентам. Пока не будет ясно сформулированных и широко объявленных российских идей, идеологии, целей,  пока не будут гласно употреблены системные средства реализации этих намерений, никакой собственной политики не будет, но только закулисная возня, интриги, мошеннические операции, мнимо обеляемые ложной пропагандой. А как следствие – провокации, ведущие к гибели простых людей. К счастью, подлинность фактов проступает даже сквозь обильную ретушь и робкую ложь. Причина этой двойной мнимости, с которой обставляются даже благие и подлинные дела восстановления России, – это слабость государственной власти, до младых ногтей зависимой от противных партнёров экономически, финансово, идеологически и духовно, и это бессилие нашего общества и лидеров, не смеющих быть самостоятельными в открытую, публично и громогласно. Впрочем, не только не смеющих, но и не имеющих в этом надобности и потребности. Молчание агонизирующих ягнят.

Вот почему отсутствие подлинных мысли и слова безудержно забалтывается мнимыми и ложными речами. Все масс-медиа с потрясающим свободным единодушием воспевают героический образ мудрейшего отца нации. Тогда как этот отец уже без малого 20 лет не может мыслить и поступать иначе, как смотрящий по инструкциям МВФ и примеру американских политикосов: т.е. контролирующий местную колонию в интересах мировой финансовой олигархии и с робкой наглостью полуинтеллигентного пахана. Всё своеобразие текущего момента в том, что местный пахан, ради интересов отечественной (наконец-то!) блат-хаты (увы!), несанкционировано, нарушая мировую табель финансового олигархата, осмелился не по возрасту сделать пару самостоятельных шагов в западных ходунках, но упорно молчит по всем насущным проблемам нашей общей жизни (и тут меньше всего имеются в виду международные дела), оберегая наличный порядок (хотя бы!) – уродский порядок угасания народа (увы!). Слава богу, что народ даже без отческого управления так просто не умирает.

Как паханы разрулят свои непонятки, мне, честно говоря, безразлично. Я бы хотел, чтобы они как можно дольше не вступали в сговор и пребывали в непонятках. Только это заставит мировую олигархию обкладывать нашу блат-хату многоэтажными санкциями, и только по этой внешней причине наши государственные бандиты, они же либерасты, поддерживаемые  и воспеваемые прикормленными интеллигентными придурками, начнут ослаблять путы с экономического тела народа и позволят свободу ума. Только после этого мы наконец сможем слушать друг друга и начнём нормально разговаривать, а не пустогласно орать благим матом. И только после этого мы начнём обсуждать реальные предметы жизни и науки, а не мнимости, навязанные МВФ и прочей мировой Педерацией. Но пока эти педерацисты прикармливают придурков, те будут пустогласно вещать о чём угодно, а о подлинном будут шкурно молчать – волки позорные, натянувшие шкуры агнцев. И лишь простаки, не ведающие ни о чём, кроме своих насущных трудов и дней, т.е. обычные люди, живущие своими практическими заботами,– это народ, который в отвлечённых темах всегда безмолвствует по отсутствию ума и языка. Парадоксально то, что праздная часть этого народа благодаря интернету безмолвствует в отвлечённых от своей практики комментах с таким громким пустогласием, что шокирует даже американских модераторов, с трудом разумеющих русский язык.



                3. Пропозиция: кому молчим


   Пустогласие в науке состоит в многократном варьирующем повторении того, что изобретено уже давно – от двухсот до пятидесяти лет назад. Нынешнее пустогласие является единственным способом общения и продвижения во всех, канонических и самодеятельных академических сферах. Все эти сферы путём привязки к источникам халявного (рентного) кормления жёстко структурированы по установочным авторитетным моделям. Любая деятельность и взаимодействие возможны только путём ритуального восстановления и поддержания установочного поведения и мышления. Необходимо лишь хорошо выучить прописи, учебники, уже известное знание (современное святое писание), а потом лишь варьировать прописанное, считая вариации новыми открытиями. Однако в этом «новом», несмотря на его числовую неисчерпаемость, новым является только сжатие, упаковка известного. А подлинно неизвестное вовсе не попадает в поле зрения такой науки.

Всё это была присказка, чтобы моя общая позиция и отношение к хозяйствующей интеллектуальной элите были чётко очерчены с самого начала. А сама сказка является многосторонним примером и раскрытием общих положений. Я хочу показать, как именно происходит контакт учёного народа с тем неизвестным, что я более чем обоснованно предлагаю в своей книге «Зашифрованная история.  Направления научного подхода к реконструкции истории и языков с помощью Влескниги» (2013). Обоснованность в том, что каждая деталь книги подготовлена десятками других книг и десятилетиями успешного практического приложения её частных идей (поскольку в одиночку можно реализовать только частности, а не всё-общее).

С самого начала я бы предпочёл просто напечатать эту книгу и выпустить в свободное плавание. Предпочёл бы – не значит надеялся. Прямо и косвенно я вращаюсь в журнально-издательской сфере с 1987 г. и очень хорошо во все эти годы вижу её деградацию, равную самоумерщвлению. Уже с 1991 г. в стране всё свелось к штучному блатному продвижению и массовому самиздату. С тех же пор я перестал самиздаваться, по бессмысленности этой процедуры, а с 1999 г. перестал участвовать и в блатном продвижении (поскольку продвигаются не идеи и труды, а родственники и друзья). Пройдя всё это, я (поскольку нет, увы, другого способа сообщить о новом) предпочёл бы сейчас самиздаться, но в такой журнально-издательской структуре, которая ещё жива и хоть как-то продвинута в своей сфере (известна, устойчива, работоспособна и т.п.). Поэтому с самого начала я предпринял массовое обращение во все возможные издательства и журналы с предложением тиснуть целиком, частями, кусками, сопричастными темами, не названными темами и любым другим образом  – в том числе за свой счёт. С декабря по март я обратился практически во все известные и  малоизвестные издательства и журналы, массовые и научные. Это пара сотен  учреждений. Формальный отфутболивающий ответ получил штук из пяти. И лишь от одного издательства «Проспект Науки» был ответ по существу. Это не значит, что положительный и заинтересованный ответ. 17 декабря 2013: «Здравствуйте! Спасибо за предложение! Наше издательство специализируется на выпуске учебной литературы. Книги, подобные Вашей, можем издать только за счёт средств, привлечённых автором. С уважением. Б. С. Генин». Это сказано хотя бы честно и недвусмысленно. И в таком виде ответ меня вполне устраивал. Однако это случилось в самом начале моих хлопот, когда я ещё ждал многих подобных ответов и ещё каких-то вариантов, чтобы выбрать из них лучшие. Было бы это, например, письмо из «Вече», то я бы сразу начал переговоры и запустил оплату и издание. Как я был наивен.

Через два месяца молчания издателей стало ясно, что назревало уже лет двадцать: издательств на сегодняшний день просто не существует. Есть блатные околотипографские производства, которые печатают своих, блатных авторов, а со всем миром, включая читателей-покупателей, даже не стремятся вступить в контакт. И вот тут я вновь задумался: что толку механически самиздаваться в этой системе?

Ситуация абсолютно уродская. У меня есть деньги, чтобы оплатить издательские издержки и даже провести рекламную кампанию. Однако нет издательств, которые проделали хотя бы свою техническую работу: прочитали текст, нашли грамотных рецензентов, заставили прочитать, обсудили, смакетировали, растиражировали, провели элементарный торговый маркетинг и расставили по нужным магазинам на нужных местах. Всё, что предлагают мнимые издательства, – это типографские услуги. Они берут мои деньги и готовый макет, передают его в типографию, а затем отдают мне тираж, который потом не возьмут ни в один магазин. Это не издание, а чистый самиздат в худшей его форме графоманского самоудовлетворения. Какой баран эту извращённую мнимость считает жизнью? Но какие же овцы живут и работают в этой реальности?  Овцы только пользуются услугами этих баранов. Вот почему я даже не пытаюсь самиздаваться в этой системе.  Но работают там совсем не овцы и не бараны, а мошенники.

Например, такие, как Любовь Ильинская. Вот её реклама на Прозе.ру: «Люблю читать. Если вам интересно мое мнение, можете прислать мне ссылку на свое творчество. Прочту и отпишусь. Если есть вопросы по публикации в периодических, "бумажных" изданиях - пишите, рада буду помочь! izdatelstwo.piter@yandex.ru» – http://www.proza.ru/avtor/izdatelstwopite. 
Совсем не интересуясь мнением женщины, интригующей только своей должностью, и ещё не зная, ради чего этот клич, я написал ей 13 апр. 2014 г.: «Здравствуйте, Любовь. Ваше предложение попалось мне на Прозе.ру. Сейчас у меня назрела проблема сделать бумажное издание в живом  издательстве с нормальной продажей в нормальных магазинах по всем крупным городам. Я уже обращался штук в 50 издательств, в том числе с предложением издать за свои деньги. Ответ пришёл только от двух-трех малоизвестных, лишь из одного -  с согласием (за мой счёт). Хоть деньги не проблема, смущает сама ситуация неответности. Невозможно даже сравнить цены. Возникает чувство, что издательств просто нет, а есть, как в советские годы, только типографии, которые тискают кого-то по блату, а реализовывать нужно по другому блату. Надеюсь, Вы проясните ситуацию. Речь идёт об историко-филологической книге, с одной стороны предлагающей революционные решения в науке, с другой – популярные темы и тексты. Я не прочь сделать хорошую рекламную кампанию, чтобы попытать сенсацию в гуманитарных науках.  Подробности после Вашего ответа. Ю.Р.»

Естественно, ответа я не получил, однако вскоре меня стали досаждать неподписанные зазывы на якобы литературно-критический сайт (http://literaturnaya-kritika.webnode.ru/blog/), где какие-то неустановленные анонимы за деньги плохо учившихся графоманов сочиняют безграмотные критические отзывы на их произведения. Типичная разводка обанкротившегося издателя.

(Добавление от 4.3.2015. В конце концов я опробовал и попытку самиздата. Причём не в одном издательстве, а в нескольких. Но везде с одинаковым успехом. Как и для Ильинской, я почти нигде уже не светил тему заранее. Получал от издателей предварительное согласие, которое, однако, ими же отметалось, едва они знакомились с содержанием книги (на уровне пролистывания; книгу не читал ни один). Нагляднее всего это продемонстрировать на примере «Вече», где был самый высокий уровень контакта – уровень главного редактора издательства.

Здравствуйте, коллеги.
Я хотел бы издать в «Вече» книгу историко-филологической тематики за свой счёт (с продажей по вашей сети распространения). Объем 500 тыс. знаков, текст без иллюстраций. Тираж от 1 тысячи экз. и более, в зависимости от затрат.
Детали сотрудничества, заключения договора, перевода денег надеюсь узнать из дальнейшей переписки.
С уважением, Юрий Рассказов
15.12.14

18 дек. в 10:45
От кого: Издательство "ВЕЧЕ". Уважаемый Юрий! Пришлите Вашу книгу для распечатки. Какой точно тираж Вам нужен?
С уважением, С.Н. Дмитриев

Сергей Николаевич, спасибо за ответ.
Текст высылаю в прицепе. При продаже по Москве, Питеру и крупным городам России меня вполне бы устроило 3000 экз., если, конечно, себестоимость не будет запредельной и цена в рознице была бы около 300 р. При этом хотелось бы вернуть свои вложения. Разумеется, я не владею ценами рынка. Если ситуация сильно отличается от моих представлений (в ту или другую сторону), то можно либо уменьшить, либо увеличить тираж. Но в этих вопросах я всецело полагаюсь на Ваш профессионализм.
С уважением, Ю.Р.
18.12.14

Сергей Николаевич, напомню, десять дней назад я по Вашей просьбе отправил текст книги, которую хотел бы издать в «Вече» за свой счёт. Не зная, какова процедура в вашем издательстве в таких случаях, я хотел бы сейчас прояснить ситуацию, поступил ли текст к Вам, что именно и сколько времени требуется Вам для решения, стоит ли вообще ждать какого-то ответа. Дело в том, что деньги у меня уже полностью приготовлены и держать их без движения неопределённое время не очень разумно. Понятно, что в этом году я уже ни с кем не договорюсь, но не хотелось бы неопределённость растягивать ещё на месяц каникул или какой-то военной суматохи.
С уважением, Ю. Рассказов
28.12.14

 29 дек. в 12:27
Уваж. Юрий  По договору встретимся после 12, на всякий случай еще раз пришлите книгу на мой адрес также (указан адрес)

Здравствуйте, Сергей Николаевич. Да, на Ваш прямой адрес текст дойдёт вернее. Надеюсь, Вы его теперь увидите, и можно будет обсудить детали прежде моей поездки (из Краснодара).
С уважением, Ю. Рассказов
29.12.14

Здравствуйте, Сергей Николаевич.
Наверно, уже можно продолжить разговор по поводу, в принципе, принятого Вами издания моей книги «Зашифрованная история».
Напоминаю, что мы пока ещё ничего не обсудили (ни тираж, ни затраты печати и распространения, ни сроки договоров, моих платежей и издания). Также не было подтверждения, получен ли Вами или редакцией текст. Я отправлял его трижды по двум разным адресам  (и на всякий случай в разных форматах).
Заранее благодарен за разъяснения.
Ю. Рассказов
12.1.15

12 янв. в 15:27
Перезвоните мне (указан номер). Сергей николаевич
Отправлено с iPhone

Суть телефонного разговора 12.01.15: В разговоре от гл.реда поступило предложение издать книгу в серии «Тайны земли русской» (очевидно, что С.Д. наконец посмотрел название книги) тиражом 2000 экз. Но надо якобы изменить заголовок и подзаголовок. Моя ирония на это, что важнее не соус серий, названий и т.п., а обсуждение технической стороны (цена, порядок, сроки). Обсчитать стоимость и остальное поручается-де одному из редакторов, который должен со мной связаться в течение двух дней.

Сергей Николаевич, наверно, будет проще, если Вы мне сообщите эл. адрес того редактора, с которым я буду иметь дело. Догадываюсь, что он завален работой и мои напоминания ему послужат стимулом для быстрых реакций.
Ю. Рассказов
19.1.15

 19 янв. в 14:16
Позвоните мне.

В разговоре от 19.02.15. выяснилось, что книга никому не передавалась, и главред сам её пролистал, найдя, что она не подходит для серии из-за «трудности чтения», но можно тиснуть 1000 экз. На иронию, что меня соус не интересовал с самого начала, а только цена и т.д., дано очередное обещание наконец обсчитать тираж в 1 и 2 тыс.

Понимая, что Дмитриев включил задний ход, я решил ускорить развязку и попутно над ним поиздеваться – хотя бы иронией:
Сергей Николаевич, я понимаю Ваше нежелание писать письма. Говорить, конечно, легче. Однако мы уже говорили дважды. Скорее всего я сам настолько стар, что не успеваю всё услышать и запомнить.  Но кажется ещё, что Вы мыслите очень быстро и не успеваете услышать собеседника, отчего разговор всегда скомкан и не доведён до дела. Поэтому, уж извините, мне будет легче, если Вы ответите письмом. Я постараюсь сформулировать вопросы так, чтобы Вы могли отделаться односложными ответами.
1. Ваша стоимость тиража в 1000 экз.
2. Ваша стоимость тиража в 2000 экз.
3. Это стоимость на совсем газетной бумаге? Или какой-то более приличный вариант?
4. Качество и оформление переплёта.
5. Будет ли при этой стоимости читать книгу редактор, корректор и т.д., производя необходимую вёрстку (вставку нумерации, оглавления и т.д., установку вставок: ударений, ятей и пр. выделений, элементарную вычитку опечаток и орфографических-пунктуационных ошибок).
6. Сроки выхода книги в печать после подписания договора.
7. Хотелось бы увидеть проспект договора и узнать порядок подписания и оплаты.
8. Хотелось бы знать, во сколько разных магазинов и во сколько разных городов поступит книга на продажу.
Можете просто скопировать мои вопросы и дописать ответ в конце строки там, где это возможно.
С уважением, Ю.Р.
21.1.15

Само собой, ответа я не получил. И на контрольный звонок дней через семь клиент тривиально не ответил. Я был уверен, что так и будет. Если бы я предлагал тиснуть за свои деньги графоманское говно и полувменяемый бред, то позволили бы любую прихоть. А в моём случае никто даже не заикнулся о цензуре. В лучшем случае поют песни о невозможности прочитать, продать или дороговизне печати (даже ни разу не назвав суммы). Учитывая предварительное согласие, ясно, что всё это ложные отговорки. Очевидно, что в этой псевдоиздательской системе нет не только деловых людей, но даже честных. Добавление от 4.3.15).


На этом фоне можно понять, что ответ из журнала, да ещё из «Вопросов литературы» был совсем неожидан для меня. Свободно, не блатоту, в таких журналах у нас не публикуют уже лет 50, а сейчас вообще – только родственников и друзей. Однако по журналам я отправлял разную информацию и заметки не для того, чтобы опубликовали, а чтобы косвенно сообщить филологам о факте существования революционной книги. В «ВопЛи» я отправил статью об Ахматовой, которая примыкает к первой части книги и в которой прямо есть её анонс. Буквально было следующее сопровождение: «25.2.14. Здравствуйте, коллеги. Прошу обратить внимание на статью Ахматова в топике. С уважением, Ю.Р.».

«26.2.2014. Спасибо, материал получен. Ждите ответа в течение месяца. Времени и сил! Игорь Дуардович.
24.3.2014. Здравствуйте, Юрий! Спасибо за предложенный материал. Увы, вынужден Вас огорчить, на редакционном совете было решено отказать в публикации. Статья любопытная, редакцию заинтересовала, но есть серьезная проблема - в этом виде она выглядит как персональный взгляд против Тюпы. Подобных "личных" материалов редакция не печатает. Было бы интересно получить не 60 тыс. знаков о Тюпе, а 45-50 тыс. - о слабости "птичьего языка" с конкретными (не единичными) примерами.
С пожеланием добра, времени и сил!
Игорь Дуардович, зав. редакцией».

 На самом деле, поскольку никакой реакции ни от какого журнала я не ждал, то был не огорчён, а прямо восхищён скоростью и внешней добросовестностью реакции И. Дуардовича. Это в высшей степени приличный человек. Славная у него бекеша. Но – всё-таки скучно жить на вашем свете, господа.

Как всё в жизни архаично, по Гоголю. Вот почему я и тут не вступил в бессмысленные разговоры. Любому, кто прочтёт статью, должно быть ясно, что статья не против Тюпы и не против птичьего языка филологов и даже не против маразмирующей академической науки. Эта статья – выжимка из моей фундаментальной книги о подлинных предмете, методологии, инструментарии филологии на обучающем примере поэтического факта и его стандартно-мнимого понимания. Нормальный человек, филолог, должен был тут же попросить книгу для чтения. Осторожный учёный-редактор должен был не уклончиво провоцировать меня на бессмысленную неопределённую переработку (дескать,  угоди, похвали меня лучше всех), а должен был либо прямо отказать без ложной мотивации, либо  сразу начать сотрудничать, если есть желание как-то тиснуть что-то. И только ловкий  политик должен поступать так, как Дуардович: и нашим, и вашим, выкручиваясь, лавируя и забалтывая сущность, но в любом случая не принимая никакого варианта, какой бы я ни представил.
 
Всё это давно известно и ожидаемо. Вот почему с самого начала рассылки я сразу же стал выходить на конкретных живых читателей, от известных до случайных, адреса кого только смог найти. Кому-то я отправлял полный текст, кому-то предложение почитать, кому-то фрагмент, сопричастную статью, краткое изложение-отчёт или просто аннотацию с предложением почитать.
При этом обращу внимание на то, что из всей сотни своих знакомых я довольно нехотя передал книгу всего двоим-троим и, как и ожидал, не только не получил от них за полгода никакого отклика, но даже спровоцировал их на разрыв, в принципе, почти дружеских с виду отношений. Всех остальных знакомых, включая сотню известных филологов (вроде Плунгяна и Барулина), уже испытанных на полную неответность, я даже не беспокоил.

Да и зачем, если даже те, кому я известен вполне положительно, реагируют по долгу этикетных приличий абсолютно неприлично по сути. Лучшим примером может быть успешный новосибирский литературовед И.Е. Лощилов. Мы с ним немного переписывались по его интересам (стиховедение и Заболоцкий), в результате чего он даже тиснул мои антилотмановские тезисы о Заболоцком в сборнике «Заболоцкие чтения» (2013 г.), демонстрируя чудеса терпения и покладистости.

«Здравствуйте, Игорь.
Появилась у меня почти свежая тема. Не специально к Вам. Но и к Вам тоже.
В русле своих занятий, исправляющих академические (но, увы, малонаучные) предрассудки я накропал решающую книгу «Зашифрованная история.  Направления научного подхода к реконструкции истории и языков с помощью Влескниги», 210 с.
   Я бы предпочёл вообще никого не трогать в гламурном обществе, тиснул бы за свой счёт и спокойно бы умирал с чувством исполненного долга. Однако издательств у нас нет; за полтора месяца я обратился с предложением  принять к чтению и в работу штук в 50; ни от кого не получил ответа; вот почему затеял просто адресную рассылку. Ирония в том, что фанатам ВК слать нет смысла, поскольку ничего в филологии не смыслят, а стандартным спецам глупо, поскольку даже не откроют книгу из-за упоминания «фальсификата». Может, Вы захотите взглянуть?  Прекрасно понимаю, насколько Вам недосуг и насколько покажется это чуждым. Однако заверяю, это самое важное для филологии, что может быть.
   В принципе, хитрую выжимку, утаивающую суть дела (её нельзя сказать, не доказав прежде методологию), я разместил в открытый доступ: «Отчёт об исследовании Влескниги» – http://www.proza.ru/2014/02/12/1933. И также слишком специальный фрагмент из книги, выделенный в самостоятельную статью «Ахматова в топике. Топ-анализ В.И. Тюпы стихотворения «Муза» и подлинные места её поэзии» – http://www.proza.ru/2014/02/10/895. Сама проблематика статьи навеяна нашим прежним позиционированием вокруг стиховедения. Тюпа – просто хороший предлог в силу чёткости его выкладок.
С уважением, Ю.Р.
18.2.14.

«18 фев. в 20:45
Здравствуйте, Юрий! Посмотрел бегло ссылки, и могу сказать, что - в отличие от Заболоцкого - в этих проблемах я совсем ничего не понимаю, и никакой пользы от меня не будет. Желаю успеха в задуманном.
С уважением, И.Л.»

Понятно: я не я и лошадь не моя. Лингвист не лингвистит, стиховед не стиховедит. На этом моё уважение с Лощиловым и закончилось.

Вот почему я предпочитаю обращаться не к тем, кого уже знаю как безответного и безответственного, а к случайным людям, полагаясь на волю судьбы. Проще всего было бы составить полный список имён, должностей, учёных степеней, мест. Но кто будет читать списки? Тем более, этот список уже был бы очень велик. На сегодняшний день, видимо, около 300 членов из самых разных уголков, сфер, ВУЗов нашей ридной державы: филологи, историки, редакторы, журналисты, писатели, преподаватели, вольные художники, администраторы, чиновники, политтехнологи, компьютерщики. Всё величины, но известные лишь в узких  кругах. Сейчас ведь широко известны только те, кто мелькают в голубом ящике (это в основном циничные весельчаки и никчёмные уродцы). Так что список мнимо известных имён тоже бессмыслен.

Назову лишь самых известных из этого возможного списка:
И.Д. Прохорова, филолог, дважды известная, как сестра миллиардера и как глава редакционно-издательской компании НЛО.
 Д.Л. Быков, многажды известный писатель-активист масс-медиа.
Г.С. Старостин, лингвист-компаративист, дважды известный как сын и внук.
С.Т. Алексеев, писатель-родновер, широко известный в некоторых кругах.
Е. В. Рахилина, лингвист-семантик, ведущая сотрудница известных структур («Вопросы языкознания», МГУ и т.д.)
М.Е. Бойко, малоизвестный интервьюер известных учёных.

В строгом смысле слова лишь двое первых в этом списке действительно известны. А потом узнаваемость резко падает. Ручаюсь, что очень малая часть учёной публики идентифицирует эти персоны. Все остальные, на кого я смог выйти, заняли бы место в этом рейтинге между Рахилиной и Бойко. Просто перечислить их – ничего не даст. А привести список имён с перечислением статуса и заслуг – это делать рекламу людям, которые на самом деле не хотят общаться, не хотят быть общественными людьми. На самом деле они хотят быть лишь чиновными персонами – общаться строго по табелю о рангах.
Надо ли говорить, что 99 процентов этих персон никак не откликнулись на моё послание ни на какой стадии. Лишь двое-трое человек этикетно поблагодарили за информацию сразу после её получения.

При этом грех мне обижаться. Поскольку где-то половина моих потенциальных корреспондентов, включая филологов, – абсолютно случайные люди, не имеющие ни нужных интересов, ни нужного образования, чтобы понять что-то по затронутым в книге и статьях темам. Реакции простых читателей, не спецов, нет и не может быть. Но так и должно быть. Представьте-ка, что крестьянину времён Галилея говорят, что Земля вращается вокруг Солнца. Что он может понять в этом и что может сказать на это? В лучшем случае отмахнётся пустой репликой.

Куда важнее, что не откликнулись те, кто должен был откликнуться по роду своих профессиональных занятий и кто мог и должен был понять что-то по сути своих специальных интересов и подготовки. Ведь они по должности обязаны знать все точки зрения на предмет. Кто-то из этих должен был отреагировать хотя бы в роли инквизиторского разноса (как в своё время В.А. Чудинов на мою статью).

Однако я очень хорошо знаю, насколько однобоко образованы все академические специалисты, и потому ожидал, что реакции не будет.  Хотя к некоторым адресатам всё-таки придумывал изощрённые подходцы, чтобы заинтриговать и заставить хотя бы начать чтение.  Таким адресатом была между прочим И.Д. Прохорова, в которой я, играя на родственных чувствах, пытался разбудить простой, без всяких обязательств, интерес филолога (не редактора и не издателя). Письмо к Прохоровой – длинное с побочными ходами. Поэтому не буду его показывать. Само собой, ответа я особо не ждал. Тем не менее, хотелось хотя бы удостовериться, дошло ли моё письмо. Ради этого я попытался связаться с парой десятков её необязательных сотрудников (менеджмент НЛО таков, что в исполнителях наблюдается непрерывная ротация незрелой молодёжи). И, как ни странно, от её секретаря получил формальный ответ, подтверждающий получение моего письма и закамуфлированно сообщающий о её нежелании идти на контакт в силу непонимания моего запроса (чего я вообще хочу, если не денег и не публикации?). Что и следовало ожидать: не будучи сыном, братом или сестрой, никогда не пройдёшь кровно-родственный ценз доступа к разговору. Глубокая архаика, родо-племенные связи – единственная база господствующего сейчас блата (а блат – это базис нашей экономики, экономистам неизвестный).

А раз ты вне ценза, сверчок вне шестка, тебя даже цензурировать нет нужды – достаточно игнорировать. Однако то, что подоплёка их неконтактности именно такова, представителям официальной академической традиции понять очень сложно. Подоплёка замещается видимостью: одно упоминание «Влескниги» в официальном контексте считается признаком нездоровья пациента (и уже поэтому – не собеседника).

Самое смешное, что и неакадемические сторонники ВК игнорируют точно так же. Это было заранее понятно (в силу очевидной самодельности их работ), поэтому я практически ни к кому не обращался.

Например, я знаю на сто процентов, что информацию о книге получили и А. Асов, и Н. Слатин и даже изучили, кто я такой. Однако на контакт не пошли. Ещё бы: есть ведь одна правильная точка зрения – их собственная. Несомненно, нетрадиционные спецы, в силу ещё большей условности их образования, ведут себя гораздо более экстремистски, как Асов, или зажато, как Слатин. При этом зажатость по-человечески гораздо более понятна в этом гадюшнике низменных амбиций и больного самомнения. Опыт показывает, что общаться никто из них не хочет и не может.

Не совсем только понятно, почему же тогда эти люди занимаются словесной деятельностью. Она ведь в своей сути является той или иной формой общения. Почему ты, человече, создаёшь текст, поступок общения, публикуешь его, предлагаешь к чтению, но при этом блокируешь и своим текстом, и дальнейшим позиционированием все виды контакта, ответа, взаимодействия? Я очень хорошо понимаю, что это парадоксальное поведение словоделателей навязано редакционно-издательской и административной системой общества, управляющей общением. Но никогда не пойму психологических мотивов каждого индивидуума, продолжающего графоманствовать, но не желающего никакого обсуждения своих опусов. А ведь именно с обсуждения какого-то текста (что возможно только после его чтения) и начинается общение, называемое словесностью, хоть в её изящной, хоть в научной форме. Сейчас его нет, вот почему я предпочитаю не публиковаться вовсе (лишь периодически делая проверки контактности, с каждым разом ещё больше отбивающие охоту печататься и самиздатом, и блатом).

Увы, сотни и тысячи самых разных словоделателей, включая, казалось бы,  профессионально обязанных к этому, вовсе не хотят идти на контакт, потому что прежде всего не хотят читать. А не хотят читать, потому что все образованы одинаково дурно и уверены в том, что заранее знают, что можно сказать на данную тему. И поэтому – лишь гиперкорректируют, цензурируют содержание текста. Но цензурируют, не вымарывая из него буквы, а приписывая буквам свои, заранее известные наивные значения и соображения. Это не только полное отсутствие культуры чтения, но это отсутствие всякой культуры ума, того, что М.К. Мамардашвили называл элементарной гигиеной ума.

Как работает эта цензура, хорошо видно по моей невеликой переписке с Д.М. Дудко, довольно известным историком и писателем, а также переводчиком, исследователем  и комментатором ВК.

Здравствуйте, Дмитрий Михайлович.
Я сейчас ищу умных и жаждущих читателей, распространяя книгу «Зашифрованная история. Направления научного подхода для реконструкции истории и языков с помощью Влескниги», 210 с. Дело в том, что издательств у нас нет; за полтора месяца я обратился с предложением принять к чтению и в работу штук в 50; ни от кого не получил ответа; вот почему затеял просто адресную рассылку. Может, Вы захотите взглянуть? Обещаю, что не пожалеете. Но при этом ничего от Вас не требую.
Юрий Рассказов.
30.01.14

31 янв. в 02:02
   Присылайте книгу. В свою очередь рекомендую Вам свое издание ВК с комментарием (серия "Антология мудрости"; электронного варианта у меня нет, возможно, есть в Интернете). Возможно, Вас разочарует мой взгляд на датировку и происхождение книги. Но, на мой взгляд, этот шедевр славянской культуры заслуживает изучения и распространения.
С уважением         Д.М.Дудко
                Д.М.Дудко

Спасибо, Дмитрий Михайлович.
Ваше издание ВК мне известно, боюсь, не полностью, что удалось найти в интернете (ссылка есть в книге). Но с позицией Вашей, если она не изменилась с 2002 г., я знаком. Частично я с ней согласен (поскольку кодекс ВК, действительно, доделывался Миролюбовым и т.д.). Однако некоторые наши разномыслия (и даже промежуточные риторические ходы формулировок) – ничто перед согласием по сути. Прочитайте всю книгу – и Вы поймёте, о чём я.
С уважением, Ю.Р.
31.01.14


5 фев. в 01:31
Уважаемый Юрий!
Ваша книга производит хороше впечатление уже тем, что она совершенно свободна от всякого национализма, от хамских выпадов в адрес противников ВК и идеологических обвинений. Вы верно отмечаете, что, прежде чем говорить о несоответствии ВК канонам жанра (эпос, летопись и др.), нужно определить сам ее жанр. На мой взгляд, он близок к Корану: хаотическая смесь наставлений, ритуальных предписаний и текстов, религиозных мифов, преданий, которую можно читать в любом порядке.
Совершенно согласен с Вами, что славяне-язычники в ІХ в. имели не только письменность (протокириллицу), но и священные книги. Прилагаю свою работу о «Голубиной книге» (вышла в той же «Антологии мудрости»).
Но при всем этом публикация Вашей книги практически нереальна. Она рассчитана исключительно на велесоведов. Когда-то такие работы печатались на ротапринте «на правах рукописи». Сейчас они дальше Интернета или публикации за счет автора не идут.
К сожалению, о себе Вы ничего не пишете. Хотелось бы знать, кто Вы по специальности. Похоже, не профессиональный лингвист. Не заметно у Вас знакомства с какими-либо языками, кроме восточнославянских, греческого и латыни. Зато есть типично дилетантская черта: выведение греческих и латинских слов из русских. Все это означает, что Ваши построения не имеют научной ценности. Все равно, как если бы я стал учить колхозников в Сковородиновке ремонтировать трактора. Сам Сталин не пытался судить о чисто лингвистических вопросах, ограничившись социологией языка. Я лично осмеливаюсь спорить с языковедами только тогда, когда их построения очень уж расходятся с археологией.
Отсутствие оригинала ВК еще не доказывает ее поддельности: то же самое было со «Словом о полку Игореве». Однако «Слово» выдержало проверку временем: его автор знал древнерусский (а также половецкий) язык не на уровне XVIII в., и его представления о славянском язычестве – отнюдь не на том же уровне. Славянских текстов IX в. мы не имеем, но есть русско-византийские договоры 912-971 гг., аккуратно переписанные Нестором. Там язык совершенно другой. А в ВК явные элементы современных славянских языков. «Языков без правил» (даже бесписьменных) вообще не бывает. А язык ВК и сулакадзевских текстов именно таков. При переводе мне приходилось по контексту догадываться, в каком падеже или времени ставить слово. А уж умышленно коверкать язык сакрального текста в ІХ в. не осмелился бы никто.
Вы рассматриваете текст ВК в полном отрыве от личности Миролюбова. Непонятна даже Ваша позиция: что же тот внес от себя? Между тем имеющийся текст полностью соответствует взглядам, интересам и уровню знаний именно Миролюбова. В частности, славянское язычество у него пересыпано индоарийскими элементами, но совершенно отсутствуют элементы иранские (я их исследую много лет; посмотрите мой раздел в томе «Заратустра. Учение огня. Гаты и молитвы» все той же «Антологии мудрости»).
Словом, если Вы хотите быть услышанным (тем более напечатанным), пишите так, чтобы было понятно любому образованному человеку. Именно так писал Б.А.Рыбаков (которому я многим обязан).
С уважением                Дм.Мих.Дудко   


Спасибо, Дмитрий Михайлович, за ответ и некоторое поверхностное внимание.
Вынужден сказать, однако, что Вы шокировали меня отсутствием действительного внимания. Всего-то требовалось прочитать.
Вы, судя по Вашим замечаниям, даже не пролистали всю книгу (а лишь ПРОЛИСТАЛИ первые страниц 30, не заметив призывов читать без своей установки). Вселенская лень ума такова, что даже не поискали, чего проще, в интернете сведений обо мне (если они Вам нужны были для окончательного вердикта). Вот почему Вы не увидели ссылок на мои занятия и работы, моих переводов и интерпретации ВК, революции в поэтике, моей основной специальности, и в общем и сравнительном языкознании (вторая специальность), а также методологической революции в историологии. Что уж говорить об алгоритме общего дела, который я предлагаю и для изучения ВК, и для восстановления науки и народа.
Само собой, Вы не первый. Всю жизнь я сталкиваюсь только с теми, кто не читают, но судят, приписывая от щедрот своего непонимания.
Смею заверить, что когда чей-то внешний авторитет убедит Вас прочитать, Вы поймёте свою наивность.
С уважением, Ю.Р.
5.2.14

7 фев. в 00:28
Уважаемый Юрий Сергеевич!
Мне как коммунисту (с 1991 г.), марксисту и работнику литературно-мемориального музея Г.С.Сковороды было приятно узнать, что Вы – противник либерализма и сепаратизма и литературовед-профессионал. Но, к сожалению, я убедился и в другом. Вы – типичный мелкобуржуазный интеллигент с раздутыми амбициями, отсутствием скромности и самокритичности и неприятием любой критики. Ваши социологические взгляды застыли на уровне поздней перестройки с ее марксистской безграмотностью, антисталинизмом и т.п. Под этот безграмотный вой разрушали реальный социализм и наше общее Отечество! И вот теперь Вы не в состоянии ни назвать строй, при котором живете (капитализм), ни указать реальный выход из порожденных им бедствий (социализм). Вместо этого предлагаете прожекты, которые буржуазная власть реализовать не будет (разве что для вида, вроде «материнского капитала»).
Остается в силе и мое замечание о вашем полном лингвистическом дилетантизме. Компетентность в таких вопросах – вещь коварная. Я как археолог занимаюсь преимущественно славянами и их ближайшими соседями (особенно иранцами), древними индоевропейцами; это все – от энеолита до Древней Руси. Но со специалистами по палеолиту, мезолиту, неолиту спорить уже не берусь. Как и с палеоантропологами (позволяю себе только сомневаться, видя явную конъюнктурщину). Вы же сами в археологии абсолютно некомпетентны.
Ко всему еще прибавляется Ваше многословие, неумение сформулировать главную мысль, развязность, полное отсутствие уважения к коллегам.
Все, что я могу Вам посоветовать – написать доступную не только специалистам работу о поэтике ВК (и без всяких народных этимологий). Высокая поэтичность этого произведения несомненна (независимо от автора и датировки).
С уважением                Д.М.Дудко 


Дмитрий Михайлович, к чему столько слов о Ваших домыслах обо мне, о которых Вы сами потом будет сожалеть. Достаточно было просто прочитать (в том числе на Прозе.ру, где Вы каждый текст смотрели по 2-3 минуты). Читать ¬ (о ВК, не обо мне), пропуская, чего не понимаете по отсутствию нужного знания. Но отдавая себе в том отчёт, что по незнанию несущественных (для Вас) деталей, а не по своей/его (автора) глупости. Я по-прежнему уверен, что если Вы прочтёте о методике обнаружения ключа чтения, прочтёте восстановленный древнерусский текст (абсолютно грамотный!) и т.д., включая все методологические (не историографические!) схемы вычитки исторического контекста, а самое главное интерпретацию природы, структуры и предназначения памятника, то Вы неизбежно поймёте, что и капитализм, и социализм, и моя мелкобуржуазность – это детский лепет. И это совсем не неуважение к Вам, это неуважение к детскому лепету, который считается серьёзным делом только по УСТАНОВКАМ успешного практического выживания.
Ю.Р. 7.2.14

9 фев. в 03:44
Уважаемый Юрий Сергеевич!
Марксизм - учение о преобразовании мира, а не о выживании мелкобуржуазных интеллигентов (выжить можно и самой подлой ценой). По сравнению с этой великой задачей и наши с Вами жизни не столь уж ценны.
   И поучитесь все-таки формулировать выводы в конце работы, если хотите, чтобы Вас хотя бы поняли.
   С уважением                Д.М.Дудко

    Здравствуйте, Дмитрий Михайлович.
    Ни одной секунды я не претендую на божественную компетентность. И никогда не думал о Вас плохо. Уже по Вашей «Голубиной книге» (я её знаю с момента издания) была очевидна Ваша основательность и добросовестность (но также и избыточная традиционность), отличающая Вас от любителей ВК, вроде Асова. Именно поэтому я ожидал взвешенного и ответственного отношения, каким бы оно ни было по содержанию. Однако Вы вопреки своей добросовестности с самого начала взялись учить меня лингвистике (в которой ничего не знаете), марксизму (ещё вопрос, кто лучше его понимает), писательским приёмам (ничего не поняв в моих, хотя книгу я ещё буду чистить и чистить), археологии и палеоантропологии (хоть я ни разу в жизни не лез в эту конкретику). Наконец, Вы учите меня нравственности.
    Из всего списка понятно, что большинство сказано сгоряча и к слову. Важны не темы, а интенции. Для меня уж точно важны. Несмотря на то, что я последовательно и жёстко преследую этой книгой свои риторические цели (совершаю словесный поступок, принуждающий к свободному мышлению), я с большим вниманием отношусь к любой реакции (без неё даже вменяемый человек в конце концов легко зарвётся). Именно поэтому я понимаю определённую справедливость даже Ваших заведомо ошибочных суждений. Вот почему уже сейчас я сделал в тексте несколько исправлений, с моей точки зрения, огрубляющих, однако, делающих кое-что более однозначным.
    Также я написал краткое содержание этой серии – http://www.proza.ru/2014/02/12/1933. Собирался и сам, но был занят тем, что казалось более важным. После Вашего нечтения понял, что невтерпёж.
Надеюсь, всего сказанного достаточно, чтобы не говорить друг с другом на повышенных тонах, как идиотам. В противном случае нет смысла говорить вообще.
 ЮР
12.2.14


    Конечно, можно что-то откомментировать, пояснить риторические ходы. Но зачем, если очевидно главное. Бедный Дмитрий Михайлович.  Я страдаю на самом деле всю жизнь от того, что слишком скромен и никому не навязываюсь. Тем более не считаю возможным орать на каждом углу рекламу самому себе. Даже здесь, в этой наглой заметке.
    Даже когда Дудко понял, что его менторская нотация маститого учёного была самоизобличающей ахинеей, он заместил её чистой идеологической демагогией и беспредметным аксиоматизированием. И даже когда он понял, что облажался из-за  того, что ничего не прочёл, но судил, и тогда он устыдился очень мало, продолжая винить меня в своей собственной неадекватности. Последняя его реплика, конечно, была чисто моторной, что характеризует Д.М. как очень живого и вполне нормального человека. Тем больший ужас меня от этого охватывает. Когда неадекватен идиот – это нормально, хоть и неприятно. Но когда вполне приличный человек не только загоняет себя в неадекват, но и считает это нормой, тогда говорить просто невозможно. И это взаимное ощущение. Я не сомневаюсь, что Д.М. так и не прочёл книги и не ответил мне как раз потому, что осознал в моей жёсткости позиционирования естественных норм общения такую же неадекватность, какую я – в его троекратном пустогласии (гораздо позже, 26.11.2017 г., я узнал, что Дудко умер спустя два месяца, в апреле 2014 г.). Таким образом, ритуальное пустогласие уже воспринимается как норма общения.

Вот такими сцепками и складывается наше общественное сознание, в котором нет ни общения, ни сознания, а только детские предрассудки, уродские комплексы и пустогласные вопли, политкорректные для того или иного заказчика – плательщика зарплат. Во всех гласных, духовных сферах – абсолютная пустыня, безлюдье, бесчеловечность. Блеют только безгласные барашки, наивно-демагогическим нахрапом считающие своё блеяние единственно возможным членораздельным языком.  Кисельное нытьё Е. Киселёва тождественно чёткому напору Д. Киселёва, несмотря на противоположность знаков, оценивающих видимость жизни с точки зрения официальной политической линии (разной во время Ельцина или Путина). Бедные люди, вы пользуетесь только теми дровами, на которых написано «дрова», вы пользуете только те темы, которые санкционированы как темы форматом свыше – от указки кормящего. Журналистский экстремизм умного В.Р. Соловьёва гораздо хуже пропаганды самого ленивого советского Лектора (поскольку точно фиксирует видимость реальности, но при этом навязывает только её политкорректное понимание = господствующее массовое понимание). Гламурно-скромные остроты ладного Путина ничем не лучше шамкания маразменного Брежнева. Всё это в лучшем случае беспредметно, вне жизни и её запросов. В  худшем – провокативно = убийствено, т.к. провоцирует людей на необдуманные крайние действия, вплоть до отчаянного военного сопротивления в Новороссии.

Глухонемота всех гласных сфер в виде пустогласия достала.

Неужели только меня одного?






                4. Композиция: схема выхода из ситуации



    На том можно было и остановиться, породив очередной пустогласный вопль в пустыне. Однако необходим новый стиль мыследействия.
    Если взялся говорить о ситуации, то пойми её не вообще, а применительно к своему местоположению в ней. Определись, как Архимед, с точкой опоры. Лишь тогда сможешь, если сможешь, сказать конкретное дело в этой ситуации. Такое, которое её может изменить.

Например, какое не пустогласное слово мог бы сказать Путин в связи с последними событиями на Украине, чтобы не блеять перед камерами, сохраняя демократическую прозападную политкорректность? Статус главы государства (если ты самостоятельный глава самостоятельного государства) позволяет не говорить гламурности, а делать своё дело. Так, присоединяя Крым, не нужно было добиваться официального разрешения Совета Федерации на осуществление полномочий верховного главнокомандующего (это фикция, чтобы языками думских подлизал снять ответственность с себя лично в случае войны). Не нужно было также трубить об этом на весь свет, провоцируя слоганом, что русские своих не бросают, и не нужно было врать, что в Крыму не действует ваш спецназ. Достаточно было сделать всё то же самое без лишней огласки, выставляя всё как самостоятельные действия крымчан.

Так же и сейчас нужно не умалчивать, мямлить и заискивать, а оказывать всемерную тайную помощь ополчению Донбасса, диктуя временному правительству Киева все самые жёсткие требования по текущим вопросам (по газу, воде в Крым, нарушениям границы, задержанию журналистов и т.п.). По пустогласному умолчанию и оговоркам власти понятно, что они изо всех сил хотят оправдаться, вступить в тайный сговор, испросить прощения за Крым, отдать за него маленькую контрибуцию, и вернуться в послушные ряды финансовой олигархии. И самое ужасное в этой пустогласной риторике, что компрадорские антипатриотические намерения и поведение истолковывается всеми как идеал отеческого государственнического действия. Того и гляди, не сегодня-завтра, как раз после завершения украинской инсценировки революций 1917 г., быть восстановлению новой царственной династии. Как раз тогда, когда его, нового царя, как самого верного варяга, призовут володеть на киевский стол. Слава богу, сам этот государь не ведает, к чему вынудят его события, и потихоньку переступает через свою мелкость. Тут я имею в виду старую мудрость нашего иностранного генерала Х.А. Миниха: "Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует". Путин и его большая семья российского рентного бюджета на 100 миллионов членов, в их безопорности, не падают сейчас только потому, что им просто некуда больше пасть. Они, т.е. все мы, можем только подняться - встать на свои собственные ноги. Но для этого они не должны быть глиняными.

Однако вернусь к своей точке опоры. На Бога надейся, но сам не плошай. Свою взрослую жизнь я построил как эксперимент осознанного управления ею. На протяжении 30 лет я прошёл на практике и в теории несколько кругов превращения намерения в результат в последовательности переходов из одно состояния в следующее. Попутно все переходы запечатлевались, документировались, исследовались и определялись. В результате детально установился естественный алгоритм, по которому мысль превращается в дело и установлены принципы и приёмы последовательных поступков продвижения к поставленной цели. Любой человек, когда он уже созрел, сначала что-то придумывает, а потом воплощает. Если он действует, и действует по алгоритму последовательно, он обязательно добивается успеха, достигает поставленной цели.

Я давным-давно достиг всех поставленных личных целей, в форме даже превышающей первоначальные ожидания  и надежды. Но мне не интересно работать только самому и на самого себя. Я хочу реализовать и общие цели, запустить в сознание наше общее дело, которое уже давно делается бессознательно. Для этого запуска на сегодняшний день нужно очень мало. Начать последовательный процесс обнародования алгоритмов общего дела, что можно сделать только путём общественного обсуждения. Это обсуждение нужно начинать с информационной бомбы, которая взорвёт спящее общественное сознание. Такой бомбой и является моя книга «Зашифрованная история.  Направления научного подхода к реконструкции истории и языков с помощью Влескниги». Она взорвёт установочный мозг любому, кто обладает хотя бы минимумом специальных филологических знаний (уровень студента-филолога и выше) и кто потрудится прочитать и понять прочитанное. При этом в популярной части её можно и нужно читать любому любителю. Все мои другие книги, практические разработки, проекты, алгоритмы и модели, являются уточняющими деталями и приложениями к этой книге. 

Я совсем не графоман, и уже давно потерял охоту что-то кому-то доказывать. Я ничего не потеряю от того, что никто сегодня-завтра не узнает о моей книге. Духовные революции не делаются в одночасье. Тем более та, которую продвигаю я. Продвигаю – не придумываю, поскольку я лишь слабое звено в этом движении. Эта революция сродни неолитической революции, породившей современную земледельческо-техническую цивилизацию, пришедшую ныне в упадок. Нынешняя революция уже длится добрую сотню лет, а теперь вступила в завершающую стадию её осознания и разумной саморегуляции. Я от этой революции всё равно ничего не приобрету. Во-первых, у меня есть все подлинные блага, которые необходимы мне для жизни вплоть до самой моей смерти. Во-вторых, я не доживу до зрелых результатов этой революции. Однако и первые её плоды тоже чудесны. Поймите, что именно это первое теряете персонально вы. Хаос общества тянется ровно столько, пока не устраняется сознательным саморегулированием.

Представьте, как можно не дать появиться Дарвину, Марксу, В.С. Соловьёву, Ницше, Эйнштейну. Представьте, если бы до сих пор был неизвестен «Котлован» Платонова, «Архипелаг Гулаг» Солженицына. Каковы бы сейчас были наши умы, и в каком навозе мы бы до сих пор копались?

В нашем общем деле я могу опереться только на тебя, случайный читатель этой заметки. Ты должен выступить посредником в нашей встрече, стать связующим звеном между книгой и теми, кто хочет, может и кто должен её прочитать, чтобы стать следующим связующим звеном с теми, кто может её понять и оценить, чтобы, наконец, связать с издателем, готовым за мои деньги поступить неформально и честно.

Ты, читатель, находящийся в родстве и с издателями, и с нужными спецами, должен, уделить мне толику своего сокровенного блата. Другого способа продвижения идей в нашей патерналистской системе нет.

Не нужно мне верить на слово, попробуйте проверить моё слово.

(Для тех, кто дочитает до указанной ниже даты, сообщаю, что на конец 2018 г. не нашлось ни одного читателя, который хоть как-то проявил голос. Что ж вы, агнцы, сетуете, что мясники сдирают с вас очередную шкуру?)


4.4.2014-24.6.14


Рецензии