Кукушка мать -Поэтический роман Глава 1 Часть 1

Кукушка мать (Поэтический роман)

Предисловие

Кукушкой ты меня не назовёшь,
вся жизнь прошла, подхожу к вратам я рая,
а может, для меня уготовлен ад?
Бог сам дорогу подготовил, знаю.
Родилась, прожила малость
В глубинке-то Сибири.
По воинским частям разбрасывалo нас,
так помнила жизнь родителей своих.
Одна в семье... не с кем поделиться,
всю жизнь из детства помню лишь военных.
Наверно, пограничная та была часть?!
Врезается из жизни той и пленный.
Но что я всё-то... о ней, о ней.
Я подросла, а тяга-то к мужчинам взрослым.
В них нет тех дисциплин... подъём,
когда в любви снимаешь пенки.
И оказавшись за воротами в шестнадцать, –
Свобода жить, свобода и любить.
Теряешь девственность в любовной схватке,
обретаешь ночь в страсти.
Меняла «мальчиш»,
как выброшенные портянки.
Из года в год красот рассвет,
как будто бы нашла, где зацепиться,
но здесь другая сторона,
что не в кого влюбиться.
Ведь в части, как и в той, где жила родня...
Подтянутые, стройные солдаты.
А здесь встречалась размазня,
всех к рюмке, наркоте тянуло.
И вот судьба, и родила... без мужа я,
Но без любви... случайно. И от кого – сама не знала.
Расписана судьба на все года,
А ведь у жизни только было лишь начало.
«Россия большая страна, и вырастят его...» –
тихонько подложив к дверям приюта.
Потом ещё, потом ещё.
Но вот какая в жизни скука.
И жизнь прошла, и горе у меня: ни мужа, ни дитя.
А где же взять сейчас детей, ведь старость.
Конечно, страх за будущее своё тебя заставит
Шагнуть по распределителям детей и детским домам,
где ты бросала,
Но поздно ведь, они-то подрастали. Всё понимали.
И не хотят общаться
с матерью такой, кукушкой заводной.
А кто и на свидание не пришёл,
а кто-то со своею второй мамой.
Простите, дети, вы меня,
дорога чистою была, свободная в любви.
Уж верно сказано – «Кукушка-мать».
Но страсть крепка в молодые годы
и велика, что ты во сне порхаешь.
Есть оправдание у меня!
Поймёте вы когда-то сами...
06.07.2014 16:35

ГЛАВА 1. НАРАСТАЮЩАЯ СТРАСТЬ

Часть 1. Детство и первые шаги в любви

Кукушкой ты меня не назовёшь,
вся жизнь прошла, подхожу к вратам я рая,
а может, для меня уготовлен ад?
Бог сам дорогу подготовил, знаю.
Родилась, прожила малость –
В глубинке-то Сибири.
По воинским частям разбрасывалo нас,
так помнила жизнь родителей своих.
Одна в семье... не с кем поделиться,
всю жизнь из детства помню лишь военных.
Наверно, пограничная та была часть?!
Врезается из жизни той и пленный.
Но что я всё-то... о ней, о ней.
Я подросла, а тяга-то к мужчинам взрослым.
В них нет тех дисциплин... подъём,
когда в любви снимаешь пенки.
И оказавшись за воротами в шестнадцать, –
Свобода жить, свобода и любить.
Теряешь девственность в любовной схватке,
обретаешь ночь в страсти.
Меняла «мальчиш», как выброшенные портянки.
Из года в год красот рассвет,
как будто бы нашла, где зацепиться,
но здесь другая сторона,
что не в кого влюбиться,
Ведь в части, как и в той, где жила родня...
Подтянутые, стройные солдаты.
А здесь встречалась размазня,
всех к рюмке, наркоте тянуло.
И вот судьба, и родила... без мужа я,
Но без любви... случайно. И от кого – сама не знала.
Расписана судьба на все года,
А ведь у жизни только было лишь начало.
«Россия большая страна, и вырастят его...» –
тихонько подложив к дверям приюта.
Потом ещё, потом ещё.
Но вот какая в жизни скука.
И жизнь прошла, и горе у меня: ни мужа, ни дитя.
А где же взять сейчас детей, ведь старость.
Конечно, страх за будущее своё тебя заставит
Шагнуть по распределителям детей и детским домам,
где ты бросала,
Но поздно ведь, они-то подрастали. Всё понимали.
И не хотят общаться
с матерью такой, кукушкой заводной.
А кто и на свидание не пришёл,
а кто-то со своею второй мамой.
Простите, дети, вы меня,
дорога чистою была, свободная в любви.
Уж верно сказано – «Кукушка-мать».
Но страсть крепка в молодые годы
и велика, что ты во сне порхаешь.
Есть оправдание у меня!
Поймёте вы когда-то сами...

Буду писать, откуда помню. Родилась в далёкой Сиби-
ри, прекрасные климатические условия, холодно очень
зимой и прекрасное жаркое лето, много пихт, и мне ка-
залось... тогда была граница, потому что, играя во дворе
нашей части,частенько слышала от детей, как говорили,
что поймали шпиона, потом повели пленного, но я сама
не видала. И что было увидеть в военном городке детям...
Только стенды с фотографиями погибших и отличивших-
ся героев, солдат, мужского пола, в большом количестве,
и поэтому запоминались только их лица, подтянутость
сильных мужчин.

Меня назвали Магдаленой. Мне говорили, что буду
всегда издавать свет во всей жизни. Вначале это, конечно,
светлое чувство в каждом ребёнке. Но со временем я ста-
ла замечать, как ведёт себя мать, особенно после сплетен
соседей я стала более любопытной. Она была очень кра-
сивой женщиной. Отца командир части часто отсылал в
командировки, по причине или нет, не знаю. Но то, что он
в эту же ночь приходил к моей маме, – это помню. Помню
даже патефон и тонкую плёнку пластинки – поставят её,
включат, а затем начинают танцевать под музыку «Бесса
ме мучо... Это зажигательная песня танго
 (https://www.youtube.com/watch?v=bbs5mdc3oho).

Я не спала, на меня действовала музыка, тем более – на
ночь. Раньше как будто бы она меня стеснялась, а может,
я была меньше и не замечала. Иногда они выжидали, пока
я засну, но чаще заходили за шторку, где стояла отцовская
широкая железная кровать. Слышала скрип сетки, потом
оханье и визг, и чаще было желание увидеть наяву ещё
маленькому ребёнку: «Чем же они там занимаются?» На
что не решилась никогда. В этой части отец служил два
года, но по просьбе отца его переводят в другую часть
вместе с семьёй. Мать, видно, была страстной и с ним,
и поэтому, может, так никогда и не расстался с ней, хотя
очевидно, что сплетни доходили и до него.

   А там то же самое. Начальник части, политрук всё за-
хаживали к нам, когда отец был на заданиях. И с каждым
его переводом по разным частям у матери появлялось
больше и больше любви к мужскому полу, и всё под одну
и ту же пластинку. Я уже ненавидела её, когда слыша-
ла. Но когда она стала приводить и молоденьких солдат,
полностью опротивело. Такая жизнь... хотелось вырвать-
ся из клетки, в которой жила, в её страсти и ночных увле-
чениях. Но железные ворота части никогда не выпустят
дитя. И постепенно всё действовало на нервную систему,
откладываясь в психике ребёнка. Я росла и чувствовала
прилив охватывающих страстей уже в пятнадцать, про
таких говорят – «бешеная матка».

    Неужели я взяла это от своей матери – в наследство?
Она уже убрала занавесь, появилась вторая комната, но за
дверью всё равно слышны позывы страсти – так, что хоте-
лось и самой отдаться в эти минуты. Но она была и строгая
мать. Лишь только ей дано баловаться. Уже к шестнадцати
годам, в последний день школы, получив аттестат, решила
сбежать. Я выбралась по делам в небольшой город. Тогда
уже дозволено подростку было выходить.

   И это мой был полёт. Я не вернулась – да и зачем... Я в
страсти проводила ночь, когда мамаша за мечтой и удов-
летворением водила в дом уже совсем юных солдат. По
причине и без них. Было собрано немного денег, и был
паспорт. Не знаю, сколько денег, но я бежала с маленьким
чемоданчиком, рванула прямо в Москву. «Там не пропа-
ду. Устроюсь работать официанткой», – думала я. Так
и вышло. Молодые кадры везде нужны, а если ты ещё
красива – клиенты, чаевые – всё в руках, но мне нужна
лишь неиспытанная страсть, голодна по любви и сексу,
невтерпёж. И где найти, кому могла отдать, к чему ещё не
тронулся червяк, который съел бы до крови...
Парнишка молодой у бара всё смотрит на меня. И вот
однажды, провожая в праздник, он на квартиру всё зовёт
меня. Накрытый стол там на двоих. Шампанское в бока-
ле играет. Он тихо-тихо раздевает. И поцелуем заставляет
отдать, что так я берегла, но и хотелось бы узнать. Ведь я,
мечтая, хотела исключить из списка те ночи, где слышала
тот визг страсти.

Ощущая блаженство прикосновения к телу,
Аромат неповторимый... лаванды дурманящей.
Прикасаясь к коже бархатной – дрожь по лицу...
Такой нежный и неповторимый всплеск эмоции...

Жаркий поцелуй, который как бы завораживает её,
С бокала шампанского по каплям лившееся на тело,
Как будто бы прожигает огнём, оставляя невидимые
Ожоги любви, чувствуя его губы, её нежно лизавшие...

Вкушаю вкус, напоминающий винный аромат...
Текущие по телу на простыню остатки шампанского...
Как сумасшедшими от страсти
                они полностью отдались...
Под кайфом нежности в любви, собой уже не владея...

   Сама не знала, как увлеклась, и страсть родилась и
охватила нас. И так всегда я после смены бежала всё к
нему в постель. Раскинув ноги, как умела – ребёнком же
была – и, «обливаясь», наслаждалась всласть. Забылась
ненависть. И страх от мамы. Ведь женская любовь – тог-
да, когда ты удовлетворена сполна. И он старался дать
мне это, но жизнь расставила препятствия и капканы,
его уже и забирают в армию – солдатом. И он молился:
«Только жди меня».

   Но как же ждать, когда ты сексапильна... ты вылива-
ешь и тогда, когда притронутся к тебе. Дрожишь, и грудь
в колокола, им больно, ты хочешь приземлиться и остыть.
Ты ищешь, где бы вдохновиться.
И вот и случай подвернулся в срок. Ночными улочка-
ми домой ты возвратишься. В подъезде ожидает моло-
дой. «К тебе подруга, пришёл я в гости. Не выгоняй, на-
лей мне чаю. Я расскажу ведь, я принёс письмо от друга,
тот, что служил, Андрюша, погиб на мостовой, меня он
защищая».

   Он слёзы Магдалены утешить был готов, прильнул он
к ней... своим он телом, накачанный уже майор, слегка
седой. Она же, обхватив его, не удержалась и вскипела,
Ивану показывая страсть, а он мужчиной сильным ока-
зался, очень силён, что ночью осыпал и разжигал в огнях
желаний. Она же этого и ждала, невтерпёж. И ласку вы-
палила огнями, и не поймёшь уже, кто давал им сил на
ночь, и днями... Он был военным, затерянным в степи,
где лишь укол от возбуждения получая, срывал плоды.
Сейчас обрушив на неё, как град в куриное яйцо, до боли
в пояснице... ой. Она стонала, переворачиваясь враз, её
мутило, но осилить можно. Она страдала, что потеря-
ла первую любовь. Найдя вторую, обретая любовника
страстного. И гладит, нежит он против волны, кусаясь,
всё взасос. Повяжет шарф, прикроет и пойдёт. А страсть
её опять на подвиги зовёт! Опять в ночь... откроет дверь
ему, с порога раздеваясь. И сколько продолжаться так
могло, пока любовь, а может, здесь ночное развлечение.
Не знала, как оно пришло. Она страдала, если Ивана не
видала. Она болела, не смогла перенести, когда уехал он
служить в Афганистан и не вернулся – кажется, военным
журналистом был. Догнала его шальная пуля, а может, и
лавина. И не жена, чтоб получить ответ. И жаль мальчиш-
ку, настоящего мужчину, он зажигался – даже не нальют
сто грамм, «а он был громадный малый» совсем юнцом.
Но страсть её переполняла бочку льдом, и ей хотелось
добавить туда снова жару.

*Произведение -частично в стихотворной прозе.
**Литературная героиня Магдалена.
***Роман несёт правду о детях,которых словно котят бросают на произвол судьбы,ради своей прихоти женской...
****Осторожно эротика, детям до восемнадцати не читать.
Начало http://www.stihi.ru/2014/07/06/7443

Nansy Ston USA 07/06/2014

http://www.proza.ru/2014/07/06/1614
© Copyright: Каменцева Нина Филипповна, 2014
Свидетельство о публикации №214070601614


Рецензии