Кукушка мать -Поэтический роман Глава 1 Часть 5

     Кукушка мать -Поэтический роман
 

Глава 1."Нарастающая страсть"
Часть 5. «Ещё и осень за порогом»

Ещё и осень за порогом,
Но тёплым снегом занесло,
И бьёт в глаза от непогоды...
Но таю я не от неё...

А от любви своей случайной,
Которая ворвалась в дом...
Слегка приоткрывшейся двери,
Бураном сердце заметёт...

Наполнила всю чашу в нём,
Любви обильного сияния,
И мягкий снег не помешал...
А только нам помог – слиянию.

Одно прикосновение – и таю,
Как снег пушистый подо мной,
Обворожительный он такой,
С тобою в любви лишь одной...

    Уж год прошёл, и нету изменений, всё пашет за харчи
на бугая Билла своего. Напашется с утра, а ночью в койку
он зовёт, строчит по рельсам, словно паровоз, нажрав-
шись пивом. Идёт – и дым столбом. От тяжести такой,
наевшись, всё лезет как в туннель своею головой. И лёг-
кий способ ему же подавай, совсем трудиться расхотел
толстяк. Она же, наоборот, от тяжести своих работ опять
ту форму приняла, которая лет двадцать тому назад была.
Похорошела на глазах. Он был вдобавок и нелюдим. Со-
всем он в гости не ходил. В конце горного посёлка Ма-
тамата в ущелье горной реки Гохт (Амстердама) был не-
большой бар. Туда-то часто уходил Билл, но один раз её с
собою взял. И сколько можно?! Пил да пил. Как надувная
бочка, живот стал большим. Пошёл отлить и задержался.
А в это время в дверях красивый парень оказался. И сразу
к ней: «Одна грустите?» – он к ней на английском.

    Но Магдалена, Магдалена моя его ведь тоже не поня-
ла. Не знала, может, в школе не учила, а может, в жизни
много пропустила. Тогда он по-голландски с ней. И не
поняв, она как сразу стала отвечать. Она тараторила, сме-
ялась, как будто был он свой родной язык. К ней облег-
чение пришло. Неужто в память он втесался, неужто стал
он для неё как свой... На русском не разговаривала три
года. Обиходная речь врезалась сразу к ней, потом кино,
телевизор, на прочность взяла она на слух. И так застал и
в разговоре её Билл, не муж, а лишь в гражданском бра-
ке. «Привет, сосед Петрович», – «А ты всё прячешь от
соседей клад», – «Да нет же, время осеннее – золотое,
ведь надо фрукты с сада собрать». Хотя он ей не помо-
гал. Одна она всё собирала и в ящики всё упаковывала.
И надрываясь, на тачке всё вручную увозила в кладовую,
где была температура, нужная для них. «Ты приходи к
нам, Петрович, в бильярд поиграть». И он пришёл и не
стеснялся, с собой бутылку захватив. Сидели они сперва
на деке, забавлялись, потом, когда вошли, пивом разбав-
лялись. Пока Билл не свалился спать в столовой. А тот
Петрович, моложав, не пил, а лишь за хозяйкой наблю-
дал, которая ни пила, ни ела. Всё бегала по своим делам и
им на стол закуски подставляла. Прорез большой халата
там, его он слишком раздражал.

   Подходит к ней, руками цепкими своими обнял и на-
чал целовать её, таких ведь ласк она не видела давно, а
только требовали секса. Целует всю её, разводит в стра-
сти, как ложкой в стакане, об стенки крутя, хватает с кух-
ни и уносит в зал, на беленький диван. И только тут, по-
чувствовав... не заснул, как Билл её. «Tакую оставлять
нельзя, погибнет, и надо постоянно орошать. Ах, эти рус-
ские девчонки». Занимался с ней, ужом входил, крутился
и сжимался. От визга несколько раз Билл уж просыпался,
но что с пьяного взять, на бок опять и так проспал всю
ночь. За это время насладившись, разговорившись, ре-
шил он ей помочь, переманить в свой дом. Прося и у него
пожить, работать в доме ей не надо, лишь только убла-
жать ночами. Но он такой из сильных-то малый, и в ночь,
и днём не прочь переворошить всё вверх дном. Она со-
гласна, очень приглянулся, живёт не пошло, и ласки хоть
куда. Она за ночь собрала все вещички, которые набила
в чемодан, лишь написав записку грубо по-голландски:
«Прощай и не ищи меня».

   Она влюбилась, любил и он, хотя по возрасту она на-
много старше. Но так красива ещё была, в постели вихрь
– мама не горюй, быть с ней – как в сказке. А через пол-
года опять почувствовала дитя. А от кого – не знала. Всё
ножками в живот играет. Она ему не говорит. А всё о ма-
лыше мечтает. Но он заметил перемену сразу. Полнеет на
ходу с каждым днём она. В постели не согнуть, пружина
словно камень. Не повернуть, не развернуть, всё лежит
она. Понял, но поздно, что сказать. Но он ещё был тот
умелый парень, на всём хотел играть. Он понял, что раз-
богатеет задарма. И ждёт, пока она родит дитя. Не думал
даже оставлять. Всё ходят люди к ним чужие. Он затеял
ребёнка её продать. Ты ж никто здесь, тебя разденут...
И вскоре схватки начались, кричит уже – рожаю! И
на дом приводит он врача... услышав плач, она в слезах
от малыша. От счастья и рыдает. Неужто сын! Неужто
сын опять... Но вскоре крик не слышит малыша. Он к ней
подходит: «Не могли спасти, – а сам в улыбке. – Мож-
но снова начинать». Она для него стала как «суррогатная
мать», которая, не ведая, что делать, рожала каждый год в
надежде иметь дитя. И он заботился о ней. И так и здесь
надежду не нашла. При ней же лишь знание голландского
и английского языка. Так и не нашедшая дитя, за которым
так мчалась она сюда, она в посольство русское идёт. И
там её сажают на самолёт.

   «Привет, Москва. Привет, мой дом. Ой, как я натерпе-
лась за рубежом...» Красива, интеллигентна она, работу
быстро нашла. Гид со знанием языка всегда нужен в го-
родах. Степенна, стройна, от силы тридцать дашь. Одета
высший класс, манер за рубежом она собрала хоть отбав-
ляй. А за плечами целый воз надежд и бед, обид и не-
решённых вопросов. Работая, искавшая детей... Но так
и не нашла дороженьку по ней. И встретив хахаля опять,
который стал с ней вместе жить. Опять на всём гото-
вом, вдобавок начал оскорблять. Терпела долго. «Пошёл
прочь, таких, как ты, я видела за жизнь», – открыла дверь
и, вытолкнув его, поклялась: больше никого! И вспомни-
ла тогда она и мать. И поняла, что не её вина. «Она-то не
была кукушка-мать, а только я. Изменять, наверно, луч-
ше было так, чем я, которая страдала от чужих... Она же
наслаждалась как могла. И лишь меня одну и родила. А
я развратница и кукушка-мать, всех разбросала я детей
и не могу собрать». Печаль её заставила письмо в часть
написать. А часть в ответ: «Похоронили за отцом и мать.
Могилка здесь... можете посетить. Они искали вас всю
жизнь. И видно, не судьба».

*Произведение -частично в стихотворной прозе.
**Литературная героиня Магдалена.
***Осторожно эротика, детям до восемнадцати не читать.

Начало http://www.stihi.ru/2014/07/06/7443


Nansy Ston USA 07/09/2014

http://www.proza.ru/2014/07/09/1302
© Copyright: Каменцева Нина Филипповна, 2014
Свидетельство о публикации №214070901302 


    


Рецензии