Денисово лето

 Дениска сидит у дороги и ждет машину. Вчера ее не было и сегодня не едет. Мать машет  из окна. Дениска на всякий случай отходит от дороги подальше. Мать открывает окно и говорит:
   - Денис, сядь на лавочку. Я тебе говорю или нет?! Сколько раз говорить? Не подходи к дороге близко!
    Денис садится на лавочку. Мимо по асфальту несутся «ЗИЛы», «Газоны», «МАЗы». Денис все машины знает и тракторы тоже: вот «Кировец» пыхтит-качается, а вот- «Жигули» промчались. Денис, когда вырастет, заработает денег и купит такую же.
   - Денис! - кричат мама. - Иди в огород, поиграй там!
  Денис в ответ машет рукой. Что там в огороде интересного? Велосипед ему надоел, машины – ненастоящие. Вот он вырастет, будет работать на машине, и рулить, как папка. Он изображает, что сидит в машине и держится за руль. Машина, которую он ждет, все не идет. Вон их сколько несется, похожи – да не те. Тот - «ЗИЛ». Денис его сразу узнает, потому что он папкин. Только не папка на нем ездит. Чужой дяденька. Но он все равно ждёт машину.
   - Денис, - опять выглядывает из окна мать. – Иди чего скажу!
   Денис неохотно подходит ближе.
   - Иди, иди в избу, - зовет она.
   Денис нерешительно топчется на месте, потом, заложив руки за спину, начинает носком ковырять землю и, глядя исподлобья на мать, плаксиво тянет:
   - Ну-у-у…, - в избу ему тоже не хочется.
   - Иди, посиди с Машей. Я в магазин схожу. Да не будет сегодня машины: в луга ее опять угнали, - не выдерживает она.
  Денис плетется в избу. Мать берет сумку и говорит тихо:
    - Ты посиди тут, послушай: как проснется – поиграй с ней до меня. Можешь яблочко ей дать, вон, на тарелочке. Или кубики ей дай. Понял? Сообразишь тут. Смотри, не разбуди её, ты у меня уж большой. Ну, я пошла.
    И она выходит на улицу. Магазин недалеко: перейти через дорогу и еще по улице  метров триста. Она идет по другой стороне, вдоль палисадников. «Господи, далась ему эта машина. Ведь каждый день караулит. Надо что-то с ним делать. Не дай Бог, шофером будет, как отец… - Нет, она этого не хочет.- Пусть лучше на тракторе, вон, на гусеничном пусть, и зарабатывают на нём хорошо…  А эти «Беларуси» носятся, как оглашенные. А на лошади, как Федя Марусин», - рассуждает она. И тут же фыркает: нет, чтоб её  Денис  на лошади, она не хочет. -  И играть-то перестал. Смурной какой-то. К Витюшке, соседу, не идет. А с машиной чего  отчудил…»
    Народу в магазине немного и она встает в очередь.
    Денис ходит на цыпочках по избе. Слышится ровное дыхание Маши. Денис  не хочет, чтобы она встала: плакать будет, к маме проситься. Пусть проснется тогда, когда мама придет. Он идет тихонечко в заднюю, берет машину и еле слышно урчит, толкая ее  по половику. Этот дяденька, что на папкиной машине ездит, плохой. Денису он сразу не понравился. Тогда, когда папка ушел на работу и не вернулся, он всё спрашивал мать: где папка, когда придет? А папка не приходил день, второй, целую неделю. И тогда он сбежал из садика в гараж. Он знал, где папкина машина, залез в кабину и сидел: ждал, когда он придет. А он не пришел. Вместо него явился тот. Денис ничего особенного не делал: легонько рулил, и нажимал на педали, когда тот открыл дверь. 
   -Эй! - прикрикнул тот. – Ты чего здесь делаешь? А? Тебя кто сюда просил?
   Дениска молчал.
   - Ну-ка, выкладывай, чего взял? – Схватив Дениску за шиворот, он постукал по его карману. Дениска вырвался и сел к двери. – Ключ брал вчера? Брал или нет?
   Дениска молчал, не понимая, о каком ключе идет речь. Тому надоело спрашивать, и он, махнув рукой, сказал:
   - Ну, давай вали отсюда!
   Денис ухватился за ручку и зло произнес:
   - Сам вали! Не твоя машина – папкина!
   Тот от удивления даже рот открыл и закричал:
   - Эй, мужики, глядите-ка! Из моей машины гонит! Это какого папки? А?
   Подошел другой шофёр, спросил:
   - Кто там у тебя? – и, заглянув в кабину, сказал: - Это Вовкин пацан.
   - Хм, - произнес плохой шофер. –  Папкина, говоришь, машина? Нет, теперь не папкина. Твой папка знаешь где?
   - Подожди, Матрос, не говори ничего, - попросил второй шофер и спросил Дениса. –  Знаешь, где твой папка?
   - В командировке, - буркнул Денис.
   - Правильно, - подтвердил шофер.
   - Командировка называется «тюряга», - съязвил Матрос.
   - Я же тебе сказал, Матрос! –  разозлился на него шофер и толкнул кулаком в плечо. – Если ещё тявкнешь – вмажу!
   - Иди сюда, - позвал он Дениску, - чего скажу.
   Дениска послушался и вылез из кабины. Шофер взял его за руку, отвел подальше от машины и сказал:
   - Твой папка хороший, понял? Он уехал в командировку. На машине на папкиной будет работать пока он, - шофер кивнул на Матроса. – А ты папку жди, он долго не приедет. Но приедет. Годика через два. Ты меня понимаешь?
   Денис не знал: «два годика» - это долго или нет? Но согласно кивнул головой.
   - А если там мамка чего… Ладно, - шофер махнул рукой, не договорив. -  Давай, садись в мою машину, я тебя довезу до дома. А сюда больше не ходи. А тебе – во! – он повернулся к Матросу и показал кулак.
   Он подвез Дениса к дому. Там его уже ждала Надежда  Ивановна, воспитательница. А этот Матрос наябедничал мамке, будто он, Денис, у него ключ брал и из папкиной машины его выгонял. А Денис не брал ничего. Ох, как не любит он Матроса, но все-таки ждет машину: а вдруг там папка сидит? Приедет из командировки – сразу на работу. Так ему начальник прикажет. Папка говорил раньше, когда Дениска просился с ним на работу, что начальник у него строгий. «А у нас Надежда Ивановна тоже строгая», - говорил ему Денис. «Ну, вот, - говорил папка, - надо всех слушаться».
Дениска толкает машину до тех пор, пока она не упирается в ножку стола. Он начинает громко урчать, приговаривая:
   - А! Забуксовала! Забуксовала! Надо за трактором идти! А может Круглов Петрович вытащит?
Он встает и идёт к порогу, где у него трактор, говорит громко:
    - Пойду к Круглову Петровичу! Он, чай, вытащит!
   Но в это время за дверью слышится плач: Маша проснулась. Денис берет яблоко и идет в переднюю.
   Купив в магазине продукты, мать торопится домой, терзается. Как они там без неё? Денис уже большой, да мало ли что? Ребенок и есть ребенок. Вон все смирный был, а тут – нате: жалобы на него пошли. С Романом подрался. И ведь Надежда Ивановна говорит: первый ударил. Спрашивала: за что ты его бил? Молчит. Так бы и не добились ничего, если бы не Светка Воробьева. Она рядом стояла и все видела. Роман говорит: «Мой папка силос на тракторе возит, а твой в тюрьме!» «Нет! – кричит. – Мой папка в командировке!» «А вот и нет! – выкрикивает Роман. – В тюряге! Мне папка говорил!» Вот тогда Денис и начал его бить. Надо его к матери увозить, отпросить на месячишко. Глядишь, забудется там.
   На следующий день мать отвела Машу в ясли и отправилась с Денисом на попутной машине в деревню. Бабушку с дедушкой Денис часто навещал. Поедет папка зачем-нибудь и Дениску прихватит. А сейчас они едут с дядей Колей. Приехали. Около бабушкиного дома остановились. У дома никого нет. Дернула мать за ручку двери,  а  та закрыта изнутри.
    - Где они? – заволновалась мать. Стоит, раздумывает: «Может в магазин ушли они или в лес?»
   Тут дядя Коля говорит:
   - Мне ведь ехать надо. Давай: или назад все поехали, или оставь Дениса у кого-нибудь.
   А тут, на счастье, соседка вышла.
   - Теть Нюр, здравствуй! – крикнула мать. – Наших-то не видела?
   - На задах они, на задах! – подсказала тетя Нюра. – Да я их сейчас крикну.
   Пошла она, из своего огорода покричала. Пришли бабушка с дедушкой, руки у них грязные.
   - Траву на усадьбе рвали, - говорит бабушка.
   - Вот, ма, Дениса привезла. Пусть поживет, а то я с ним совсем измучилась. Тут вот белье его в сумке, игрушки. А я опять с Николаем вернусь. Поживёт с месячишко, может забудется.
   - Ну, идите, идите в избу, - говорит бабушка.
   Привел дедушка Дениса в избу и говорит:
   - Ну, что? Опять приехал? Баловать будешь, как в прошлом году?
   Дениска молчит, смотрит в пол: он еще не освоился. Мать в сени отвела бабушку и тихонечко ей:
   - Ты уж, ма, с ним поосторожней. Какой-то он не такой стал, как Вовку забрали.
   - Ладно, ладно, - замахала руками бабушка, - четверых вырастили. Как-нибудь справимся.
   - Сена-то накосили? – спросила мать.
   - Да сена-то, много ли нам надо для козы? Накосим. Вон в огороде скосим еще, да с оврага натаскаем. Овец двух еще правда пустили. Ну, да им хватит.
   Дядя Коля под окном посигналил.
   - Ну, всё мам, поехала я. Смотри, Денис, слушайся бабушку и дедушку.
   - Ой, господи, что так скоро? Выпей хоть молока, - засуетилась бабушка..
   - Неколи, неколи, ма, поехала я. Ну, Денис, оставайся.
   Она поочередно всех поцеловала, и все пошли на улицу проводить её. Когда мать стала садиться в машину, Денис вдруг рванулся к ней:
    - Мама!
   Бабушка еле его удержала:
   - Ты что, Денис? Такой большой, и нате!
   - В прошлом году какой маленький был, а вел себя лучше. А сейчас, ты погляди, какой вырос, мужик уж, - стыдил его дедушка.
   - Да уж полно тебе, мамка уехала, уж чего там, - утешала бабушка. – Пойдем, молочка козьего попьешь, а потом с Вовкой поиграешь. Помнишь Вовку-то? Он к бабушке Маше опять приехал. В то лето товарищами были.
   Денис в избу идти отказывается. Он сидит под окнами и еще долго всхлипывает.
   - Пусть посидит, немного успокоится, - говорит дедушка.
   И они оставляют Дениса одного. На всякий случай дверь в огород не закрывают: поплачет, да и зайдет – там много интересного.
   Денис освоился на второй день. Встал он рано, как обычно в садик. В огороде походил немного, пополоскался в бочке с водой, корабликов попускал. Но больше его там ничего не интересовало: у них такой же огород. Вышел он из огорода - Вовку увидел и потихонечку к нему пошёл.
    В последующие дни он вставал позже. Пока дедушка с бабушкой копались вокруг дома или во дворе что-нибудь делали, он хватал кусок хлеба и, не успевали те опомниться, как он с Вовкой уже носился по лугу.
   - Денис! Денис!- звала его бабушка. – Иди завтракать!
   Но Денис лишь рукой махал.
    - Ну, не приходи у меня за куском! – грозилась бабушка. - Не дам!
   Но бабушка уходила. Денис прибегал, торопливо съедал то, что ему давал дедушка, набивал карманы сухарями, печеньем и опять убегал.
   - Господи, ничего ведь не ест, избегается весь, - вздыхала бабушка.
   - Не избегается, - говорил дедушка, - ему полезно. Что, Денис, ваша деревня не такая? Там негде бегать – одни машины, да песок.
   Деревня у них, действительно, не такая. Редко по дедушкиной деревне проезжал трактор и машина, нет асфальта на дороге. Зато есть пруды: маленький и большой. И много травы, деревьев. И еще можно бегать, сколько хочешь, не надо ходить в садик, рано вставать. Они с Вовкой целый день на маленьком пруду пропадают. Камешки, бросают, лягушек разглядывают.
   Один раз поймал Вовка лягушку и говорит Денису:
   - Давай посадим ее в банку, пусть живет.
   Сбегал Денис домой, принес банку стеклянную. Посадили они лягушку в банку и стали спорить: у кого лягушка жить должна.
   - Банка-то бабушкина, - говорит Денис. - Пусть и живет у нас.
   Пожалел Вовка, что не он банку принес.
   - Ну, ничего, ты принесешь банку - мы и твоей бабушке поймаем, - утешил его Денис.
    Принесли они лягушку в банке домой, поставили на стол, около крынки с молоком и убежали. Пришла бабушка из магазина, увидела лягушку, закричала. Страшно она боится лягушек. Дедушка тоже испугался, как услышал бабушкин крик, да прямо с топором из огорода в избу вбежал. Досталось Денису от бабушки вечером.
    На большой пруд ни Вовку, ни Дениса не пускали: плавать они не умеют, а там позапрошлым летом мужик утонул. Но страшно интересно на тот пруд сбегать. И сбежали один раз украдкой. Хватилась бабушка: туда-сюда - нет их. К бабе Маше зашла:
   - Нету, - говорит баба Маша, - уж не на пруд ли ушли, окаянные?
   Побежали они к пруду. А Денис с Вовкой увидели их - да удирать. Сорвала бабушка крапивы - и гнать их от пруда. А вечером, в сердцах, сказала:
   - Всё, Дениска, такой проказник стал! Отправим тебя к матери, чтоб слушался.
   Услышал это Денис, и захотелось ему домой. Папка из командировки, наверное, приехал, а он здесь.
   Следующий день был дождливый. Денис сидел у окна и канючил:
   - Домой хочу, к мамке, к папке!
   Целый день ныл, глаза тер. Дедушка бабушке тихонько выговаривал:
   - Ну, что, доболталась, доболталась? Вот иди, уговаривай теперь.
   - Да, чай, к дождю канючит, - оправдывалась бабушка.
   - Вот тебе и к дождю. Суетишься с языком-то.
   На следующий день жарко стало. А воды везде после дождя! Дениска и Вовкой все лужи измерили. Они на пруду видели, как большие купаются.
   - Денис, а Денис! – говорит Вовка. - Давай купаться.
   - А как? – спрашивает Дениска.
   - Как? В воду надо лечь, - подсказывает Вовка.
     Вода в луже теплая, а солнце калит. Дениска прямо в лужу и лег.
   - Эх, ты! – кричит ему Вовка. - Надо раздеться, чай, - рубашку снял и тоже лег.
    Встал Денис: грязный, течет с него.
   - Снимай, - говорит Вовка, - стирать будем.
  Стали они стирать Денискину рубаху. Постирали, выжали, сушиться повесили на забор. Домой Денис пришел весь в земле. Пришлось бабушке отмывать его в огороде прямо из ведра.
   На следующий день гуляли они около пруда. Играли в тракториста, но скоро трактор им надоел и они пошли к Вовке. Взяли по куску хлеба, и опять на улицу. Около дома соседские цыплята бегали. Покрошил Вовка хлеба и поманил их. Цыплята подбежали, стали клевать. Тут Вовка изловчился и поймал одного.
   - Какой хороший, - сказал Денис.
   - Грязный, - заметил Вовка.
   - Надо его помыть, - подсказал Денис.
   - Ага, согласился Вовка. – Вон еще один грязный.
   Тут Денис изловчился и тоже поймал, серенького. Пошли они к луже и стали цыплят купать. Цыплята вырываются: не хочется им купаться. А Денис с Вовкой приговаривают:
   - Надо, надо  умываться по утрам и вечерам, а не чистым трубочистам…
   Дальше они не успели ничего цыплятам продекламировать. Соседка Вовкиной бабушки дома была. Она из окна все это увидела, выбежала и закричала:
   - Ах, вы, паразиты! Я вам сейчас покажу! Издеваться вздумали над цыплятами! - она схватила их за уши: - Ну-ка, идите-ка со мной! – и повела к бабе Маше. Та по улице шла.
    Баба Маша говорит Вовке:
   - Вот не пущу тебя больше гулять, чтоб знал, бесстыдник!
   А соседка продолжает:
   - Паразиты какие! Так ведь всех цыплят передушат! А этот, этот-то! – показывает она на Дениса. -  Отец-то – тюремщик! Такой же, чай будет! У-у, какой!
   - Нет! – кричит Денис. - Мой папка в командировке! В командировке!
   - Да-да! Направили его в командировку! - улыбается Вовкина соседка. - Сбил там кого-то!
   - Таня, да что уж ты так? – укоряет ее баба Маша. – Чай, уж можно как-то по-другому.
   - А как же?! – озлобляется соседка. - По- другому! Они у вас вон что вытворяют! А я с ними по-другому? Вы что за ними не глядите?
Денис не слушает её, вырывает руку и бежит.
   - Нет! Мой папка в командировке! В командировке! – кричит он. – Уже приехал! Папка мой приехал! Папка мой приехал! – шепчет он. – Приехал! Он дома! Дома!
   Он бежит по улице мимо  бабушкиного дома. Он знает дорогу: они с папкой ехали, он видел. Там, дома, они все: папка, мамка и Маша.
   Он пробежал одну улицу, выбежал на другую. Вот и кончилась деревня. Две тетки смотрят ему вслед, что-то кричат, а он не слышит. Ему надо домой. Вот уже и лес, а там - речка.
   Перед командировкой папка ходил хмурый и все трепал его по волосам, говорил: «Ничего, ничего, я приеду. Ты мамке помогай, слушайся её ».
   Вот она, речка. Денис по камушкам почти перешел её, а у самого бережка все же зачерпнул воды сандалями. Ничего, дома у него другие есть. Папка «Матроса» уже прогнал, а может, ему машину новую дали. «Новую, новую»,- твердит он, поднимаясь в гору. Тут он оглядывается и видит, что его обступает тёмный лес.
   Бабушка, выйдя из огорода, замечает, что Дениса не видно. Она идет к Вовке. Вовка, наказанный, сидит дома.
   - Он ушел от нас, ушел,  - говорит баба Маша.
   Они заглядывают в переулки - Дениса нигде нет.
   - Погодь, погодь, - вспоминает баба Маша. – Его тут Татьяна обругала за цыплят. Про отца ему напомнила. Он не домой ли ударился?
   - О-ей, о-ей! – переживает бабушка. – Федор! – кричит она дедушке. – Вон, Васька на обед приехал, попроси, догоним! Заплутается ведь окаянный. Во, грех-то какой! А Татьяна-то – дура! А, дура!
   Они садятся в Васькину машину и едут вдогонку за Денисом.
   А Денис бежит дальше. Лес становится все гуще, все темней, деревья – выше. Ему кажется: за деревьями кто-то стоит.
   - А я не боюсь! Не боюсь! – кричит Денис. –  Я к папке бегу!
   Но что это? Кажется, хрустят ветки, кто-то к нему идет. Он останавливается, берёт сук и бросает в невидимого врага. Сучок попадает в дерево. Денис швыряет в можжевельник палки, сучья, шишки, приговаривая:
   - Получай! Получай!
    Сзади слышится шум мотора .
   - Вот он, вот он!- слышится бабушкин голос.
   Денис понимает - это за ним, и припускает во всю прыть по дороге.
   - Денис! Денис!- кричит дедушка с машины. – Иди, покатаем! 
   Машина останавливается около него.
   - Я к мамке! – говорит Денис.
   - Иди покатаемся, а завтра мамке позвоним,  чтоб приехала. Сегодня поздно, ты не дойдешь: много деревень проходить надо.  Лесом пойдешь - где ночевать будешь?
   - Там папка приехал, - жалобно говорит Денис.
Дедушка про папку молчит и продолжает уговаривать:
   - Завтра, говорю,  позвоним, с мамкой договоримся, когда ехать.  Иди покатаемся.
    Денис верит дедушке, дает ему руку и лезет в кабину. Машина разворачивается и едет обратно.
     На следующий день, позавтракав, они с дедушкой идут к дяде  Серёже, бригадиру, и звонят от него маме на работу. Сначала говорит дедушка, потом дает трубку Денису.
   - Денис, - говорит мама. – Как ты там? Бабушку с дедушкой слушаешься? Вот  дедушка говорит, что ты там чего-то вытворяешь. Сынок, ты уж веди  себя хорошо. Я приеду за тобой скоро, на неделе, ты уж потерпи чуток.  Маша по тебе соскучилась. Потерпи, сынок, я с дядей Колей договорюсь  и приеду.
   - Мам,  а папка приехал? - Спрашивает Денис.
   Мать замолкает, слышно, как она  дышит в трубку.
    - Я здесь, сынок.  Папка еще не приехал, - тихо говорит она. - Но мы скоро сами к нему поедем. Понял, сынок? Дай ещё трубку дедушке.
    Денис уходит от дяди Сережи веселый, подпрыгивая и балуясь. Он живет  у бабушки с дедушкой еще неделю. За это время увозят в город Вовку. И Денис  крутится возле бабушки с дедушкой. Он помогает им сушить сено,  потом они с дедушкой возят его во двор, где потом дедушка подает бабушке сено вилами на сушилы.  А Денис подгребает остатки сена в кучу. Еще он ходит с бабушкой в магазин и приносит из него в маленькой сумке булку. А во вторник  приезжает мать. Она прижимает к себе Дениса,  целует его. Денис смущается,  отворачивается.
    - Ну, что ты, Денис? – спрашивает мать.
    - Стесняется, отвык, - говорит дедушка.
     А потом мать с бабушкой быстро собирают сумку, переодевают Дениса.
    - Ну, давай, Денис! – говорит дедушка. – Следующим летом приедешь?
    Денис сидит в кабинете и кивает головой.
    - Приезжай, - говорит бабушка. - Возьми яблочко на дорожку. Молоко-то не разлейте.
-  А я вот с делами покончу да сам к вам приеду, - говорит дедушка, хитро
сощурясь.- Лягушку в банке привезу.
      - Ну, полно, полно вспоминать. Нашел, чего говорить, - ругает его бабушка.
    Машина трогается, сворачивает на другую улицу, и вот её уже не видно в клубах пыли.      
    - Вот и лето, считай,  кончилось, - с сожалением говорит бабушка.
   - Еще одно, - поддакивает дедушка. – Наше и Денисово лето.
     И они уходят в дом.

 1985г


Рецензии
Спасибо большое за Ваши творения. Прочитал все рассказы. Нет слов. Прекрасно написано. Читаются на одном дыхании. Вы Настоящий Мастер слова.
Успехов Вам в творчестве.

Игорь Сокольников   22.01.2021 14:58     Заявить о нарушении

Спасибо за добрые слова.

Алексей Кнутов   25.01.2021 11:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.