Пелымская легенда

               

     Это было в разгар лета.  Сын, одного из Пелымских князьков, вернулся в городок после недолгого отсутствия и не поверил своим глазам.  По всему городку, на улицах и в жилищах, лежали убитыми его родственники и соплеменники.  И никого не осталось в живых, чтобы можно было узнать, что же здесь произошло.  Он вышел к реке, весь берег был утоптан.  Значит, недруг пришел с воды.  Только куда дальше отправились разбойники, вверх или вниз по течению.    
     Вдруг, кто-то недалеко чихнул.  Юноша осторожно приблизился к старой дырявой долбленке, резко перевернул ее и обнаружил там девочку.  Она, сжавшись в комочек, со страхом смотрела на него, но узнав парня, девочка немного успокоилась.    От нее молодой охотник узнал, что с верховьев утром приплыли люди, на больших берестяных лодках.   Незнакомцы перебили всех жителей, погрузили в свои судёнышки все добро, а также живого плененного отца юноши и совсем недавно уплыли вниз по течению.   
     Оставив девочку в разграбленном городке, сын князя, прихватив лук и полный колчан стрел, напрямую по увалу* бросился в погоню.   На следующий день, еще до полудня, он вышел к реке, километрах в семи выше по течению от развилок Малой и Большой Пелымок**, и стал ждать.   Разбойники еще не должны были успеть миновать это место.   Вода в Пелыме спала и от городка до самого озера, это около сорока километров, почти нигде нет заметного течения.   Вода в реке словно стоит.    Поэтому, на груженных берестяных лодках, быстро не разгонишься да и остановки нужно делать на ночь да на обед.   
     Почти через сутки в конце плеса показались те, кого он ждал.  Юноша подошел к самому берегу, и когда флотилия поравнялась с ним, крикнул: 
     - Отдайте моего отца, или впереди будет сужение реки, и я вас там как рябчиков перестреляю из лука.    
     - А ты стрелять-то хоть хорошо умеешь? - засмеялись разбойники. - Вот если собьешь еловую шишку с головы отца, тогда отдадим тебе его, высадим живого, - заявили они.   
     Поставили пленного на ноги, положили на голову шишку.      
     - Стреляй, - говорят.   
     Прицелился молодой охотник, но тут он услышал голос своего родителя: 
     - Погоди сынок, подтеши стрелу немного с правой стороны, она у тебя не ровная.   
     Снял парень с тетивы стрелу, и, правда не ровная, достал нож, подтесал, вновь прицелился и сбил шишку с головы отца.   Выполнили обещание разбойники, высадили пленника на берег, и поплыли дальше.   А сын накормил ослабевшего отца, и оставил его у костра набираться сил.  Манси в лесу или у воды с голоду никогда не пропадут, особенно летом.  Сам же молодец побежал по лесу, прямыми тропами за озеро к слиянию двух Пелымок.  Там тоже было поселение манси.  Прибыв на место, он рассказал соплеменникам о горькой участи своего городка.  Во все ближайшие селения были разосланы гонцы за помощью.  Вверх по течению, по обоим Пелымкам, выставили дозоры.   
     Манси заготовили множество кольев, заострили их с обоих концов, и установили, чуть пониже слияния двух Пелымок, на неглубоком, но быстром перекате, частокол.   Втыкая колья одним заостренным концом в дно, второй конец, устанавливали навстречу течению, и немного притопляли их, чтобы не видно было.   Успели все вовремя.            
     Пока разбойники плутали по Туману.   Озеро большое, но в малую воду, его все можно перейти чуть ли не по колено, да и водорослями травой все зарастает.  На груженой лодке плыть не подарок, и если бы еще знать, куда плыть.  Да и когда  к какой-нибудь из двух Пелымок выберешься, не скоро к слиянию их попадешь.  Хоть течение в них за озером и появляется, но петляют по поймам они изрядно.   Словом, манси были готовы к тому времени, как появились лодки незваных гостей.   
     На перекате колья острием продирали дно и борта на берестяных стругах и переворачивали их.    Люди тут же вываливались в воду, вымокшие и обессиленные они выбирались на берег, там их везде поджидали мстители.   Манси вытаскивали незваных гостей из воды, и нет, не убивали, они отрезали у них носы и уши а потом прогоняли в лес.    Не слышно в дальнейшем было, чтобы кто-то, из покалеченных разбойников, живым вышел из тайги.         
     Так жестоко отомстили манси за жизнь погибших в городке соплеменников.      А место, где был городок, стали называть Вотьпа, что означает по мансийски сирота.   В честь единственной девочки, которая осталась в живых.

*)  - Увал - Возвышенное место.  В данном случае тянется по правой, западной стороне Пелыма.
**) – Перед самым впадением в озеро Пелымский Туман, река делится на два русла.   Так же и вытекают из озера две Пелымки, тоже Большая и Малая, и, пропетляв довольно большое расстояние, соединяются чуть выше по течению от современного села Еремино.

                Послесловие.
     Услышал я основу этой легенды в поселке Шанталская, что стоит на берегу реки Пелым, где-то в середине семидесятых годов, от старого местного манси, деда Дениса.   Правда, он называл разбойников, напавших и уничтоживших городок, людьми Ермака.  Я в то время был еще молодой, лет двадцать с копейками.   К рассказу вначале отнесся скептически.   Люди Ермака по Пелыму вроде не заходили, тем более на берестяных лодках.   Что у них нормальных стругов не хватало, что ли.   Но со временем, узнав некоторые детали, и логически все, осмыслив, пришел к выводу, что мог быть такой вариант событий.   
     Ермак мог отправить небольшой отряд на стругах, для сбора ясака, на Конду.      Или самостоятельно могла отделиться какая-нибудь группа для разбоя.  Там могли быть стычки с кондинскими князьками, и плыть обратно по реке Конде, а потом вверх по Иртышу было смертельно опасно, тем более зима не за горами.     Да и заплыли, возможно, слишком далеко, и чем возвращаться по старому пути, надумали они сделать круг, перевалив через водораздел.   Этот отряд мог иметь проводника добровольного или плененного, который поведал им.   Что с верховьев Иуса, притока реки Ворьи, впадающей в Конду, до верховьев притока Пелыма, Коутьи, как говорится, рукой подать.     И решили казаки подняться по Ворье до Иуса, а в течение зимы волоком перетащить лодки.    Но задача оказалась не посильная.   Завалы, чащи, болота, янга*,  да и кормится еще нужно было, мясо, рыбу добывать.    Словом пришлось бросить весной лодки, где-то посреди волока.    А может, и сразу бросили эту затею с перетаскиванием лодок, пройдя разведкой по тайге до Коутьи.      Это пешком идти относительно недалеко, а большие струги тащить по непролазной болотистой тайге и янгам хорошего мало.      Перенесли только на Коутью вещи и припасы из стругов.    Тогда и решили сделать лодки из бересты.     Из древесины сделали каркасы суденышек, а когда подошло время, и береста стала сниматься с берез, заготовили и обшили ею каркасы.    Примерно, таким образом, и могли попасть казаки на реку Пелым в берестяных челнах незамеченными, более чем за двести километров от устья.  Могли быть и другие варианты.

*)Янга – чистое болото без древостоя.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.