Таблетки

   Невыносимая жара стояла уже почти месяц. За окнами пробегали поля, выжженные солнцем, на обочинах дороги сидели вялые, сонливые птицы и не думали улетать.

 
   Хорошо, что в машине был кондиционер, иначе мозги Бориса Николаевича расплавились бы. Жужжание супруги не добавляло настроения. «Когда она только замолкнет? – думал мужчина, пытаясь не слушать, как Лариса Алексеевна в очередной раз расхваливала санаторий, куда она с таким трудом уговорила его поехать.


   - Какая там красота: недалеко от города, но дышится легко, свободно, рядом протекает река, есть выделенные места для рыбалки, - Лариса знала, чем может соблазнить супруга. – Да и нервы твои подлечат!


   Аргумент, как она считала, был убедительным. Последнее время с Борисом творилось что-то странное: ближе к ночи на него нападало непонятное беспокойство, он становился раздражительным, и ни о каком выполнении супружеского долга не могло быть и речи.


   Борис Николаевич, мужчина лет сорока, был когда-то недурен собой, но за время непростой семейной жизни от его бурной шевелюры на голове не осталось почти ничего, а достаточно округлый живот мешал рулю вращаться легко и быстро.
   Мужчина украдкой взглянул на супругу: толстушечка, сидящая рядом, отдаленно напоминала девчонку-веселушку, которой он был очарован в юности, на носу у нее красовались очки с огромными линзами.


    «Нервы! Как они могут быть в порядке, когда Лариса каждый вечер в течение месяца иронично произносит одну и ту же фразу: «Борюсик!  Мне так хочется тепла и любви!» 


    «Тепла ей хочется! Просто старается напомнить, что на юбилее у начальника она своими линзами заметила, как я смотрел на нашу новую сотрудницу!» - с горечью подумал мужчина. В тот вечер Лариса прочитала ему мораль на тему семейной жизни, припомнила все походы «налево», в которых он был замечен или о которых супруга откуда-то узнала или домыслила. Какое уж тут исполнение супружеского долга: здесь и новая сотрудница уже не сможет помочь. Да и не хотел он ничего в тот вечер: просто рядом с Марией Викторовной стояла целая бутылка водки, и Борис думал, как бы ее придвинуть к себе поближе. Короче, Лариса, чтобы исправить допущенную ей ошибку в обсуждении любовных способностей мужа, услышала где-то, что в Белоруссии хорошее и недорогое лечение, и решила свозить туда мужа. Супруг же мечтал провести отпуск около реки с удочкой в руке. Но, чтобы в очередной раз не ссориться с Ларисой и не портить себе настроение, он согласился поехать в санаторий.


   Курить хотелось невыносимо, но Борис не мог себе этого позволить: супруга запрещала дымить в машине. «А ведь когда-то ей нравилось, как я пускал дым колечками! Да, как все это давно было!» - вздохнул мужчина. Он уже хотел ослушаться и закурить, но, на его счастье, впереди показался переезд, около которого собралось несколько машин.


   Остановившись, Борис Николаевич вышел из машины, достал сигареты, нервно закурил и сделал глубокую затяжку. По телу пробежала приятная волна.   
   Через мгновение внимание Бориса привлекла вышедшая из будки дежурная по переезду, женщина довольно больших размеров. На ней был белый передник, какие очень давно носили буфетчицы, на голове – странная рюшечка.  Женщина повернулась к нему спиной, и Борис Николаевич увидел на голом теле из одежды только пояс, завязанный на бант на том месте, где должна быть талия.


   Удивленный мужчина зажмурился, потряс головой, как бы сбрасывая с себя наваждение, помедлил и разжал веки: та же самая женщина, одетая в железнодорожную форму, спускалась со ступенек, держа в руке красный флажок.


   «Что за чертовщина! Жара, похоже, помутила сознание», - успокоившись, решил он. В этот момент рядом с собой он увидел неизвестно откуда взявшегося мужчину неопределенного возраста в яркой рубашке и джинсах, глаза его прикрывали солнцезащитные очки. Он широко улыбался Борису как старому знакомому.


   - Добрый день! Как вам погода? – в голосе звучали доброжелательные нотки.
   - Невыносимо! Дышится с трудом, мозги плавятся.
    Борис Николаевич решил почему-то пооткровенничать:
    - Представляете: посмотрел на дежурную в форменной одежде, а увидел ее обнаженной и в одной переднике, как у буфетчицы!


   Мужчина понимающе взглянул на Бориса:
   - Да, это, наверное, от жары!
   Он помолчал, а затем тихо спросил:
   - Скажите, а у вас, случайно, нет проблем с женщинами?
   Борис Николаевич, сам удивившись своей откровенности, оглянулся на жену, скучающую в машине, и так же тихо ответил:
  - Никогда не было, а последний месяц постоянно терплю поражение. Вот супруга и уговорила поехать полечиться в санаторий.
   - Я так и думал! – радостно произнес мужчина неопределенного возраста. – С удовольствием помогу вам!


   Борис с интересом посмотрел на него.
   - Только ответьте мне на вопрос: готовы ли вы быть верным супругом? Иначе таблетки, которые я хочу вам предложить, будут бесполезны, - добавил он.
   Борис Николаевич задумался. Конечно, он никогда не был достойным семьянином, но все-таки в этом жуткое положении он оказался по глупости жены. И что же теперь: всю оставшуюся жизнь быть верным той, кто во всем виноват?!
   Случайный собеседник ждал ответ:
   - Вы, конечно, можете отказаться, но в вашем случае помогут только эти таблетки.


   Борис закрыл глаза: мысленно вспомнил Наташеньку, с которой встречался еще до супруги; Олечку, подругу жены; Машку из соседнего подъезда; Марину, жену друга Виктора; Жанну Викторовну, коллегу, и, конечно же, Леночку, соседку, с которой был близок уже лет десять. Мужчина неопределенного возраста прервал приятные воспоминания очередным вопросом:
   - Для вас это так принципиально?
   Борис не успел даже возмутиться, как мужчина продолжил:
   - Представьте, что без этих таблеток у вас и с супругой ничего не получится.


   Борис взмок:
   - Что, вообще больше никогда?
   - Да, уважаемый, отпущенный вам лимит уже исчерпан! – голос звучал достаточно убедительно, поэтому Борис даже не стал спрашивать, кто этот лимит ему отпустил.
   - Я согласен, - обреченно произнес он. – Только хватит ли у меня денег, я же в отпуск еду.
   - Даже не переживайте: стоит копейки, а результат… - мужчина собрал пальцы в кулак, а большой поднял вверх, выразив жестом недосказанное.
   Помолчав, добавил:
   - Только хочу напомнить, что не пытайтесь даже пробовать изменить супруге: подумайте о последствиях.


   Что может произойти, Борис Николаевич думать не хотел: хуже, чем есть, уже не будет.
   Мужчина неопределенного возраста медленно снял очки и прожег Бориса пронзительным взглядом черным глаз, от которого у того закружилась голова. Несчастный супруг покачнулся.


   - Принимайте одну таблетку в неделю, не чаще, в течение месяца, и тогда проблема больше не будет волновать вас, но, если попробуете изменить супруге, я вам уже не смогу помочь.


   С этими словами мужчина вложил в руку Борису Николаевичу маленький черный пузырек и исчез так же неожиданно, как и появился.
   «Одну таблетку в неделю! А остальные дни как?» - не удивившись тому, что мужчина странным образом удалился, Борис открыл пузырек, высыпал на ладонь четыре малюсенькие таблеточки и, подумав, зажмурился и быстрым движением отправил их в рот…


***


   Прохладный морской ветерок приятно освежал лицо. Ноги, по щиколотку опущенные в воду, отдыхали после невыносимой жары, которую Борис Николаевич переносил с таким трудом. Большой зонт, под которым мужчина уютно расположился в плетеном кресле, прятал его от заходящих за горизонт лучей солнца. В одной руке Борис держал бокал с горячительным напитком, в другой – удочку. Ему было совершенно не важно: поймает он рыбу или нет, сам факт такого сидения добавлял ему радости. Тишина, покой. Что еще нужно человеку, уставшему от суеты города, жужжания надоевшей за многие годы супруги. Он один, и это счастье!


  Неожиданно внимание его привлекла маленькая точка, приближающаяся справа. Через несколько минут Борис Николаевич уже любовался босоногой мулаткой с округлыми бедрами, прикрытыми юбочкой из больших листьев какого-то дерева, собранных на тонкой талии. На груди женщины в такт шагам раскачивались коралловые бусы. В огненно-черных волосах красовался ярко-красный цветок.
   Грациозной походкой мулатка, улыбаясь, подошла к зонту, под которым наслаждался одиночеством мужчина.


   - Борис, дорогой! Ты так рано проснулся и ушел, что забыл поцеловать свою маленькую девочку, - с приятным акцентом промурлыкала красотка. И не успел Борис Николаевич понять, что происходит, как мулатка пристроила свое стройное тело у него на коленях, взяла из его руки бокал, сделала небольшой глоток и неожиданно для мужчины прильнула к нему всем телом и страстно поцеловала в губы.


   Удочка выпала из руки. По всему телу промчалась горячая волна и замерла где-то ниже объемного живота. Борис Николаевич простонал и поддался внезапному порыву.


    Думать о том, что эту мулаточку он видит впервые, не хотелось, да и было некогда: он уже успел подхватить ее на руки и постарался аккуратно положить на теплый мягкий песок. Из длинных волос женщины выпал цветок и, как пушинка, полетел в сторону моря. Красотка заливисто смеялась, подставляя под страстные поцелуи то губы, то шею, то изгибалась, как кошка, и тогда Борис Николаевич целовал обнаженную грудь.


   Жар, сконцентрировавшийся ниже живота, начал волной ходить по всему телу. Борис одним движением сорвал с лежащей на животе мулатки юбочку из листьев и уже хотел перевернуть ее на спину, чтобы продолжить любовную игру, как увидел прямо перед собой мужчину неопределенного возраста, который смотрел на него пронзительным взглядом черных глаз, не прикрытых солнцезащитными очками.


  - Мой дорогой! Я вас предупреждал о последствиях? – голос был тверд, как сталь. – Мало того, что вы выпили разом все таблетки, так вы решили нарушить супружескую верность.


  От неожиданности Борис Николаевич замер. «Да какие могут быть последствия? Такая красотка сама ко мне пришла, а я должен отказываться?» – пронеслось в голове. И только он хотел продолжить любовную прелюдию, как услышал:
   - Неужели эта женщина лучше вашей жены?
   - Смеетесь? – отдышавшись, произнес он в ответ. – Вы видели мою жену?
   - Видел, и считаю, что вы не правы, - не унимался мужчина с черными глазами.


   Борис чувствовал себя неуютно, но не потому, что ему было стыдно, нет, конечно: просто мужчина мешал ему продлить приятные минуты. Отвечать на глупости он не собирался: желание близости было выше его. Решив не обращать внимания на назойливого собеседника, закрыв глаза от страсти, охватившей каждую клеточку, продолжил осыпать красотку нежными поцелуями, аккуратно переворачивая ее на спину.


   - Ну, что же, сами виноваты! – сквозь пелену страсти донесся издалека голос удаляющегося мужчины.
   -Да, дорогой, продолжай! – голос красотки звучал странно, как будто за несколько прошедших минут она то ли охрипла, то ли осипла.


   Борис Николаевич открыл глаза и в ту же секунду отпрянул в сторону от старухи, которая до появления мужчины с черными глазами была очаровательной и страстной красоткой-мулаткой, а теперь вид ее сморщенной кожи вызвал у него приступ тошноты и головокружение.


   Старуха рассмеялась:
   - Ну, что же ты, Борис, испугался? Иди ко мне, дорогой, я тебя поцелую.
   - Я вас предупреждал! – долетел до него голос мужчины, продавшего малюсенькие таблеточки с таким большим эффектом. – Теперь и с супругой ничего не получится.
   Борис покрылся холодным потом. Мысль, что больше никогда он не сможет предаться страсти даже с собственной супругой, так его напугала, что он расплакался, как мальчишка, у которого в песочнице отобрали любимую игрушку.


   ***


   - Борис! Ты что, совсем перегрелся? – донесся до него нервный, но такой родной голос Ларисы. – Поезд давно проехал, переезд открыли.


   Борис Николаевич огляделся: ни моря, ни зонтика, ни старухи с черноглазым не было и в помине. В машине, жестом показывая, что она думает о его психических способностях, сидела супруга. Мужчина быстро сел за руль, нежно взглянул на Ларису Алексеевну, как будто видел ее впервые, и нажал на газ. Машина медленно переползала через рельсы, когда дежурная в форменной одежде закрывала за собой дверь будки.


   Борис Николаевич радостно улыбнулся и, когда переезд остался позади, под удивленным взглядом супруги свернул в сторону леса. Как только машина остановилась, супруг быстро привлек к себе Ларису и нежно поцеловал ее в глаза, нос, губы, шею…


   ***


     Прохладный ветерок приятно освежал лицо. Ноги, по щиколотку опущенные в воду, отдыхали после невыносимой жары, которую Борис Николаевич переносил с таким трудом. Небольшой зонтик, под которым мужчина сидел на раскладном стульчике, прятал его от палящих лучей солнца. В одной руке Борис держал бутылку с газированной водой, в другой – удочку. Ему было совершенно не важно: поймает он рыбу или нет.


    Лариса, после того что произошло в лесу, поддалась уговорам и поездку в санаторий с неожиданной радостью сменила на отдых в небольшом пансионате около реки.
  Он не один, и это счастье! А главное – он мужчина!


Рецензии