Поиграй со мной!

Поиграй со мной!
На основе японских мифов и городских легенд.

Как мы познакомились? Более странных обстоятельств и не придумаешь. Тогда были не лучшие времена для нас обоих.

Я лежала на жесткой кровати, пытаясь заснуть, но пружина из матраса давила в спину, как бы я не повернулась. Кровать не принадлежала мне, как не принадлежала мне и тесная, захламленная комнатушка. Ветром из открытой балконной двери раскачивало люстру, и я боялась, что она вот-вот свалится мне на голову. Соседи за стеной и внизу скандалили, будто соревнуясь в громкости. На лестничной площадке кто-то дымил травкой. Приятная обстановка для сна, не правда ли?
Я повернулась на бок, чтобы хоть как-то обогнуть пружину, и натянула одеяло на голову. Ругань не сделалась тише, как и не стало меньше вонять куревом из подъезда, отчего жутко разболелась голова. Я горько вздохнула. В такие минуты на меня часто наваливалась депрессия и жалость к себе. Что я буду вспоминать лет через десять-двадцать? Это убогое жилище и продавленную кровать?
Я закусила губу, чтобы не позволить хлынуть слезам, но было уже поздно. И тогда я подумала: неужели сейчас кому-то может быть хуже, чем мне?
Сон не шел, голова трещала все сильнее, люстра под потолком неистово качалась, создавая немыслимые в своем уродстве тени. Если бы я могла оказаться сейчас где-нибудь в другом месте, где… а где? Где я?
Я подскочила и села на кровати, которая странно покачивалась. Или это кружилась моя голова? Очертания комнаты сохранились, но их почти заслонил яркий голубой, точно неоновый, свет. Я завертела головой, пытаясь определить его источник, но тщетно. Теперь загадочный свет залил собою все пространство вокруг меня. Я зажмурилась. Неожиданно мое тело, повинуясь неведомой силе, схожей с порывом ветра, сорвалось с кровати и вылетело прямо через крышу в ночь. Боли при этом я не испытала. Более того, все привычные ощущения – слух, зрение – атрофировались. За время полета – а то, что я перемещаюсь, сомнений не вызывало – я не видела ничего, кроме голубого света, пульсирующего и сжимающегося вокруг меня подобно крепким объятиям.
Путешествие продлилось не больше трех минут, а потом меня забросило через закрытое окно в незнакомую квартиру.
Что за бред? – подумала я, разглядывая изъеденную темными пятнами – кратерами – луну за стеклом. Когда это занятие мне наскучило, я переключилась на изучение комнаты, в которой очутилась. У самого окна располагался столик. Благодаря лунному свету я разглядела на нем горы оберток от шоколадок, кружку с остатками кофе, пустые жестяные банки и стеклянные бутылки из-под пива, набитую доверху окурками пепельницу. Несмотря на бедлам, запах алкоголя или табака в комнате не ощущался. Подле стола стоял стул, на спинке которого висело несколько футболок. На сидении лежал один кроссовок, другой валялся рядом на полу. Шкаф с приоткрытой дверцей оказался почти пустым.
Тщательно исследовав обстановку в освещенной половине комнаты, я повернулась вправо. Туда свет почти не проникал из-за задернутой шторы, и все же очертания кровати я смогла различить. Едва слышное дыхание, доносящееся оттуда, переполнило чашу моего любопытства.
Я тихонько сделала шаг вперед. Сколько я уже тут находилась, неизвестно, но луна заметно передвинулась – теперь полоса света будто служила границей, разделяющей комнату на две враждебные половины – в одной было светло, почти как днем, в другой – полный мрак и дыхание спящего человека. В том, что это мужчина, я уже не сомневалась. Разве не достаточно доказательств на столе?
Я замерла на разделительной полосе, не решаясь ступить во тьму. Дыхание спящего вдруг сбилось, стало неспокойным. Он заворочался. Рука мужчины взметнулась в воздух и упала, свесившись с края кровати. Послышались то ли приглушенные стоны, то ли всхлипы. Скорее всего, ему снился кошмар. Рука непрестанно подергивалась, будто он кого-то там, во сне, пытался схватить.
Я подождала с минуту и двинулась дальше. Дыхание мужчины только участилось. Когда я остановилась у края кровати, уставившись на его бледную руку с кучей кожаных браслетов, мне до чертиков захотелось схватить ее и прижаться щекой к ладони. Но я не сделала ничего такого, потому что мужчина порывисто перевернулся на живот, уткнувшись лицом в подушку, по которой разметались его длинные черные волосы. И тут комнату сотряс звериный вой. Доносился он… из-под кровати. Мужчина неистово принялся лупить кулаками по подушке, а потом и вовсе сбросил ее с кровати прямо на меня.
От неожиданности я отшатнулась назад, но лишь немного. Наши взгляды будто магнитом притянуло друг к другу. Между тем владелец квартиры совсем не выглядел удивленным, в отличие от меня. Я еще не оправилась от шока, вызванного диким воплем неведомого монстра. Но мужчина только смотрел на меня грустными глазами, на щеках его высыхали слезы. Что вызвало в нем такой всплеск эмоций, я даже не догадывалась, но боль, засевшую внутри него, ощутила сполна. Она сжимала грудь, не позволяя вздохнуть.
Я недоуменно смотрела на мужчину, который теперь сидел, поджав ноги. Из-под кровати продолжали доноситься шорохи, смешки и подвывания. Я собралась  было спросить, что за чертовщина тут творится, но он лишь указал на пол и приложил палец к губам, призывая к молчанию. Я пожала плечами, ничего не понимая. Тогда он, по-прежнему молча, протянул мне руку и сделал знак, чтобы я немедленно запрыгивала к нему. Прежде, чем я это сделала, совсем близко прозвучал противненький писк, мало похожий на голос человека:
- Вот вы где?! Я вас слышу.
По коже побежали мурашки, затылок стянуло от внезапно нахлынувшей волны ужаса, и я, широко шагнув, присоединилась к мужчине.
- Я Том. – Произнес он как можно тише. Волосы его пахли чем-то сладким, и этот запах сводил меня с ума.
- Селена. – Кивнула я.
Он накинул поверх наших голов одеяло, так что мы оба оказались в полной темноте. Внизу, под кроватью, кто-то настойчиво топал и недовольно ворчал.
- Что там такое? – спросила я, но мужчина покачал головой и потихоньку стал приподнимать край одеяла. Он тянул с заметным усилием, и когда стало понятно, что к уголку что-то прицепилось, с гримасой омерзения на лице сбросил на пол не только одеяло, но и простыни, до того сбитые в кучу. Я увидела, как под ворохом постельного белья что-то барахталось и пищало.
Взгляд Тома заметался по комнате в поисках укрытия и наткнулся на  старенький шкаф с приоткрытой дверцей в дальнем углу комнаты. Он потянул меня за руку туда. Мы втиснулись в пыльное нутро шкафа и закрыли за собой дверцы как раз в ту минуту, когда существо высвободилось из плена. Оно взвизгнуло от гнева и снова принялось топать по комнате.
Где-то на уровне пояса обнаружилась замочная скважина, через которую проникал тоненький лучик лунного света. Я опустилась на колено и приникла к ней. То, что я увидела, вызвало во мне отвращение и леденящую панику. Это была кукла с мраморно-белым личиком и черными провалами на месте глаз, а за ярко-алыми ее губами скрывался рот, полный острейших зубов. И все это медленно подбиралось к нашему укрытию.
- Я вас нашла! – с ликованием кукла осклабилась, каштановые локоны-пружинки на ее голове подпрыгивали при каждом шаге. Своим негнущимся пластиковым пальцем она указывала прямо на меня.
Я отшатнулась назад, врезавшись спиной в заднюю стенку шкафа, готовая закричать, но Том своевременно зажал мне рот потной ладонью. Шум, который мы создавали, лишь подстегивал куклу двигаться быстрее.
Мы оба неподвижно застыли в тесноте шкафа, прижимаясь друг к другу так плотно, что слышалось биение сердец. Лишь теперь я обратила внимание, что на мужчине ничего не было, кроме плавок, да и я одета не лучше – только в длинную футболку – ведь меня вытащили прямо из постели.
- Что это за тварь? – повторила я вопрос, когда Том убрал ладонь с моего рта.
- Не знаю, но она охотится за мной уже не первую ночь.
Мне захотелось узнать, почему же он до сих пор оставался в квартире, вместо того, чтобы поскорее уехать, но…
- Я слышу вас! Сейчас достану!!! – пригрозила кукла, стоящая у самого шкафа, однако добраться до ручки и открыть дверцы она была не в состоянии – слишком высоко.
Надолго ли ее это задержит? Мы услышали, как она начала подпрыгивать, царапая пластиковыми ногтями по дереву. Шкаф заходил ходуном, но пока оставался неприступным для злодейки.
Том схватил меня за руку, крепко сжал ладонь и, чуть-чуть повернувшись, прошептал:
- Каждую ночь, пока она ходила по комнате, угрожая найти меня и убить, я лежал в постели, укрывшись одеялом с головой, и молил о том, чтобы кто-нибудь избавил меня от этой твари. И вот появилась ты!
- Знала бы я как это сделать!
Мы стояли плечом к плечу, едкий пот струился по коже. Внутри шкафа было жарко и душно.
- Никчемные людишки, я вас все равно достану! – воскликнула кукла в комнате, и ее голос будто бы стал отдаляться.
- Уходит? – спросила я у Тома.
Он успел лишь пожать плечами, как на дверь обрушился чудовищной силы удар. Неужели существо, ростом с годовалого ребенка, способно на подобные проделки?! Как по команде мы оба кончиками пальцев вцепились в края дверей, только бы не допустить, чтобы шкаф распахнулся.
Спустя мгновение послышался новый звук – шуршание, похожее на то, как будто… спичкой чиркают о коробок.
- О нет! – взмолилась я, тайно надеясь, что в шкафу имеется потайной ход. Конечно, ничего такого не нашлось – нам некуда было деться из замкнутого пространства, а кукла готовилась спалить нас заживо.
«Думай! – приказала я себе. – Выход всегда есть!»
Банальные убеждения, но они принесли свои плоды: взгляд, мечась по узкому ящику, который, если мы не сумеем освободиться, станет двухместным гробом, натолкнулся на дверные петли. Их было четыре, и каждая крепилась тремя болтами. Если их выкрутить, мы могли бы вышибить дверцы, придавив ими существо, и сбежать.
Я совсем не заметила, что произнесла последнее предложение вслух. Том, задумавшись на секунду, шепнул:
- Сейчас!
Возле него на плечиках висела синяя куртка со светлыми рукавами. Помнится, была такая у парня из «Беверли-Хиллз 90210». Как там его звали? Неважно! Важно то, что из кармана хозяин квартиры достал отвертку.
- Не думал, что когда-нибудь буду спасен, благодаря собственной лени. – Нервно усмехнулся он. И начал раскручивать шурупы дрожащими пальцами.
К тому времени дверца снизу уже дымилась. Шкаф наполнялся гарью, так что щипало глаза, а в горле першило.
- Скорее! – поторапливала я, дыша часто, словно выброшенная не берег рыба.
- Почти закончил. – По его спине струились ручейки пота, волосы повисли мокрыми прядями.
Осталось еще два шурупа, но отвертка вдруг выскользнула из его рук и с грохотом упала на пол. Кукла торжествующе закричала за дверью, под которой в щель уже прорывались язычки пламени. Не раздумывая, я подхватила отвертку. Рукоять ее успела немного оплавиться, но я даже не заметила, что пластик горячий. Несколько поворотов – теперь шурупы едва придерживали дверь. Мы с Томом уперлись спинами в заднюю стенку шкафа.
- На счет три?
Я кивнула.
- Раз… два… три…
Мы одновременно пнули дверь. Внутри шкафа нельзя было развернуться, и удар получился не таким сильным, как хотелось бы, но дверь все-таки слетела с петель и обрушилась на визжащую куклу.
- Сюда! – закричал Том, увлекая меня к окну, через которое мы выбрались на улицу. По пути он успел схватить брюки. Несмотря на то, что тварь основательно придавило, она изрыгала проклятия нам вслед.
Разгоряченные и кашляющие от дыма, попавшего в легкие, мы побежали босиком по асфальту. Том на бегу натягивал джинсы. Мы взялись за руки, стремясь оказаться как можно дальше от дома и от воплей взбешенной куклы, которая перевалилась через подоконник. Но ее короткие ножки не поспевали за нами.
Улица была темна и пустынна. Фонари не горели, зато света луны было достаточно, чтобы освещать тротуары. На перекрестке мы остановились, тяжело дыша. Кукла отстала, так что у нас появилось немного времени обдумать ситуацию.
- Кто натравил ее на тебя? – спросила я, держась за грудь, из которой вырывались хрипы.
- Натравил? – Том отбросил волосы за плечо и удивленно посмотрел на меня.
- Ну, понятно, японской культурой ты точно не увлекаешься.
Он покачал головой.
- Это такая своеобразная игра с куклой. Прятки. – Пояснила я, озираясь по сторонам. Наша преследовательница где-то скрылась, и это пугало куда сильнее, нежели она бы по-прежнему бежала за нами.
- Ничего себе игра! Я уже несколько ночей не спал, думая, что схожу с ума.
- Ты не закончил игру, и теперь она не успокоится, пока не убьет тебя, а заодно и меня.
Том нервно усмехнулся в кулак.
- Представил, что напишут в некрологах. – Оправдался он.
- Тише. – Я приложила палец к губам и стала медленно поворачиваться вокруг своей оси, буквально кожей ощущая, как кукла, несущая смерть, приближается. Хотя ни единый звук не выдавал ее шагов.
Я потянула Тома на противоположную сторону улицы, куда свет луны не дотягивался.
- Я знаю, как с ней разделаться, но для этого нужно вернуться в дом.
- Нет-нет! – запротестовал мужчина. – Я туда не пойду.
- Придется! Во-первых, нужно разрушить коридор из зеркал, через который вызвали демона – он сейчас и управляет куклой – а во-вторых, нам потребуются нож, соль и спички.
- Ладно, если ты знаешь что… - Том шагнул с тротуара на пустующую в это время суток дорогу, но я его успела схватить за руку и отдернуть.
- Похоже, за ножом идти уже не надо. – Голос мой сорвался, так как путь нам преградила скалящаяся кукла с занесенным над головой тесаком.
- Бежим, Том! – крикнула я, дергая мужчину, но он словно бы превратился в околдованное изваяние. Стоял и смотрел в черные провалы глазниц гадкого существа. – Том!
Я потянула его за ремень на джинсах. Бесполезно. Кукла продолжала его гипнотизировать, приближаясь неимоверно быстро.
- Игра закончена! – спохватилась я, когда монстр бросился мне под ноги, размахивая ножом. Фраза застала куклу врасплох, и та заверещала так, что мне пришлось заткнуть уши.
- Нет! Нет!!! Мерзкие людишки!
- Игра закончена! Мы победили!!! – повторила я для уверенности и наступила ногой на распластанную на асфальте куклу. Выбила из ее пластиковых пальцев нож.
- Том! – толкнула я мужчину, который, хлопая ресницами, приходил в себя. – Мне нужна соль и спички. Пожалуйста, быстрее. Я ее долго не удержу.
Кукла барахталась, выкрикивала проклятия и все норовила вцепиться в меня ногтями.
- Что? Сейчас.
Он сорвался с места и побежал к дому, из окна которого вырывался дым. Я посильнее припечатала куклу к земле, молясь про себя, чтобы от подожженной дверцы шкафа не распространился пожар.
Кукла несколько раз пыталась уговорить меня ее отпустить: запугивала, что отыщет меня в любом измерении, потом просила о пощаде и снова грозилась. Но я старалась не обращать на нее внимания.
Том вернулся через несколько минут весь измазанный сажей, с целым пакетом соли и коробком спичек.
- Я проткну ее ножом, а потом ты засыплешь солью. Понял? Только оставь немного, нам еще пригодится.
Он кивнул.
Все еще удерживая куклу ногой, я потянулась за ножом. Воспользовавшись тем, что я отвлеклась, а потому не могла с той же силой придавливать ее, тварь как-то вывернулась и вцепилась мне в ногу пальцами. Я взвизгнула от боли, но сбежать ей не позволила. Тут же вонзила нож в грудную клетку существа, которая оказалась похожей на желе.
- Давай!
Том разорвал бумажный пакет и осыпал куклу солью с ног до головы.
- Поджигай, скорее!
Через секунду существо превратилось в вопящий и дурно пахнущий факел, который все еще боролся за жизнь. Пластиковые части тела и синтетические волосы плавились и растекались по асфальту, лицо провалилось вовнутрь, но еще долго в моей голове звучали демонские пожелания нам поскорее сдохнуть.
- И что теперь? Она больше не вернется? – Том смотрел, как я сгребаю кучку пепла в пакетик. Остатки соли я пересыпала ему в карман.
- Нужно развеять пепел подальше от жилища, а потом заняться зеркалами. – Мы двинулись узкими улочками с плотно пригнанными друг к другу домами. На востоке занималась робкая заря. – Ты уже догадался, кто так над тобой пошутил?
- Представления не имею.
- Подумай, кто был у тебя перед тем, как кукла появилась?
- Я, правда, не помню. Хотя… Нет. Нет!!! – Том замотал головой. – Этого не может быть. Она бы не посмела.
- Она? – я прищурилась.
- Моя девушка… бывшая. С утра я позвонил ей и сказал, что, возможно, нам стоит повременить со… со свадьбой. Она просила не пороть горячку и пообещала прийти вечером.
- Но не переубедила тебя?!
- Нет. И ушла, хлопнув дверью. А ночью начался этот кошмар. – Тома аж передернуло от воспоминаний о чудовище под кроватью, желающего заполучить его в жертву.
- Где у тебя в квартире большое зеркало?
- В ванной.
- Она туда заходила?
- Да. Мы ведь… Да!
- Выходит, она и оставила тебе подарочек.
Том замолчал надолго, должно быть, переваривая услышанное.
Мы шли долго, солнце уже начало выползать над крышами. По правилам расстояние должно равняться трем километрам, но в незнакомой местности я ориентировалась плохо, поэтому не могла с уверенностью сказать, достаточно ли мы удалились от его дома. Улицы все еще были пусты, и это радовало – успеем закончить с ритуалом до того, как толпы людей наводнят их. Выбрав какой-то закоулок возле ресторана, заканчивающийся тупиком, мы свернули туда. Я раскрыла пакет и развеяла пепел по ветру.
- Ну, вот и все. – Вздохнула я, выбросив пакет в урну. – С зеркалами ты сам справишься. Их должно быть два – большое и маленькое. Омоешь их водой, потом посыплешь оставшейся солью. Несколько щепоток бросишь на себя. Не бойся, тут примета про несчастье не сработает.
Том улыбнулся.
- Тебе нужно возвращаться?
- Да, только пока не знаю как.
- Мы ведь увидимся еще, Селена?
Не помню, что я ответила, да и ответила ли вообще. Лишь его теплое дыхание пробежало по щеке, а потом я проснулась в своей неудобной постели с чувством полной разбитости.
«Какой странный сон!» - подумала я, откидывая одеяло. Мои ступни были грязными от дорожной пыли.


Рецензии
Понравилось. Стиль написания, живые персонажи, но сюжет показался не много заезженным. Ожившая кукла пытается убить главных героев, в конце рассказа они убивают куклу каким-то способом и на этом хэппи энд. Больше похоже на страшилку, однако она заставила меня поволноваться. Спасибо за это.)

Марк Крам 1   23.09.2014 16:31     Заявить о нарушении
Это японский фольклор, просто адаптировала под себя. Спасибо за отзыв ;-)

Хэльга Штефан   23.09.2014 16:55   Заявить о нарушении