Генерал-капитанство Украина Светлейшей Республики

 ГЕНЕРАЛ-КАПИТАНСТВО УКРАИНА СВЕТЛЕЙШЕЙ РЕСПУБЛИКИ

В традиции Европы генерал-капитан (от латин. caput «голова», capitaneus «главный»)  с XIV в. является аналогом командующего округом, но также имеющим в своих руках кроме военной, еще и морскую, судебную, фискальную, торговую и исполнительную власть. Он имел право при надобности распространять свою власть на другие провинции и контролировать их губернаторов.

В Венецианской республике (с 1370 по 1797 гг.) эту должность занимал командующий флотом во время войны, имеющий право обеспечивать нужды флота всем необходимым.
 
В Британии с 1513 г. эту должность занимал регент Екатерины Арагонской, затем как командующие флотами герцоги разных домов. Ныне в Великобритании генерал-капитаном морских сил является муж королевы Елизаветы II принц Филипп, герцог Эдинбургский.

В 1587-1625 г. должность «генерал-капитан Союза» как высшую в Ниделандах (Республике соединенных провинций) занимал принц Мориц Оранский. В Баварском королевстве должность генерал-капитана занимал командующий королевской гвардией.

В Папском государстве эту должность занимал главнокомандующий папской армией (упразднена к 1700 г., а её функции переданы генерал-хорунжему). Известными генерал-капитанами Церкви были император Карл Великий (Шарлеман; VIII в.), короли Филипп VI де Валуа, Хайме ІІ Арагонский, Людовико Тревисан, Николо ди Питильяно (Орсини), Джованни и Чезаре Борджиа, Джулиано II и Лоренцо ІІ Медичи, Федерико ІІ Гонзага и др.

В 1787-1837 рр. колония Новый Южный Уэлльс в Австралии имела статус генерал-капитанства Британской короны, а также под этим статусом иногда в официальных документах определялась североамериканская колония Род-Айленд.

В 1777-1791 гг. должность генерал-капитана имел правитель незавимой Республики Вермонт (до превращения большей её части в один из штатов США).

В испанской империи генерал-капитанством была Ла-Корунья в составе королевства Галисия. В  1938-1975 гг. должность генерал-капитана, определяемую как верховного правителя  провинций Испанского государства, занимал каудильо Франсиско Франко, а с 1999 г. эта должность зарезервирована за царствующим монархом.

В колониальной Испанской империи существовали именно генерал-капитанства. Например, в состав вице-королевства Перу входило генерал-капитанства Новая Гранада, Венесуэла (как великое генерал-капитанство) и Майнас, в составе вице-королевства Новая Испания генерал-капитанства Юкатан и Внутренние Провинции (севернее от Мехико до границ США), также генерал-капитанствами были Канарские острова, Чили, Куба, Филиппины, Пуэрто-Рико, Гватемала, Санто-Доминго.
Должность генерал-капитана имел первооткрыватель Филиппин Фердинанд Магеллан. Также во время борьбы испанских колоний за независимость генерал-капитанствами были некоторые форпосты испанской короны (Буэнос-Айрес, Санта-Крус-де-ла-Сьерра и др.).

Должности генерал-капитанов занимали лидеры латино-американских повстанцев Симон Боливар, Хосе де Сан-Мартин, Бернардо О’Хиггинс, Хосе Мария Морелос, Игнасио Хесе де Альенде, а с 1990 г. как почётную должность в Чили – бывший президент Аугусто Пиночет. 

В Португалии иногда правители колоний в Бразилии (Мараньян, Сеара, Риу-Гранди-ду-Норти, Итамарака, Пернамбуку, Баия, Потру-Сегуру, Эспириту-Санту, Сан-Висенте, Санто-Амаро, Сантана, Илеус), Африке (Сан-Томе) и Индии (отдельные генерал-капитанства под общим названием «Estado da ;ndia»: Гоа, Бомбей, Мадрас, Даман-и-Диу, Дадры-и-Нагар-Хавели) получали статус генерал-капитана, управляя одновременно несколькими капитанствами.

В мире Средиземья должность «генерал-капитана Гондора» занимает Боромир. В мире Warhammer 40.000 есть «Captain-General of the Adeptus Custodes» как титул одного из Высоких Лордов Терры.

Также должность генерал-капитана, звучащую как hejtman (от нем. Hauptmann «глава; капитан») имели лидеры восставших против Священной Римской империи вожди таборитов. Среди них – Ян Жижка. Cоответственно имперские войска, направленные на подавление восстания, возглавлял «полевой генерал-капитан» (Feldhauptmann).

Начиная с конца XIII в. и до 1918 г. наместник чешского короля в Моравии носил титул моравского земского гетмана (moravsk; zemsk; hejtman). После административной реформы 2000 года, разделившей Чешскую Республику на края, гетманом называют главу края (krajsk; hejtman).

В Молдавском княжестве гетман (hatman) был вторым по старшинству (после воеводы «герцога») военачальником. Он входил в «диван» – совет при господаре, был хранителем меча и палицы. Кроме того, он являлся пыркэлабом (p;rc;lab, «начальник крепости; комендант») и портаром (portar, высокий сановник при господаре, отвечающий за охрану крепостных ворот и служивший также переводчиком при приёме иностранных посольств) Сучавы, столицы Молдовы. Гетман мог даже занимать должность великого спэтара (mare sp;tar – «главнокомандующий»).

Должности генерал-капитанов (hetman; великих гетманов коронных и гетманов польных) как наместниов короля и управителей армией были в обеих частях Речи Посполитой – Польском королевстве и Великом княжестве Литовском.

После создания в 1572 г. реестрового казацкого войска, его начальник именовался «Гетман его королевского величества Войска Запорожского» [Энциклопедия казачества. – Москва : Вече», 2007. – C. 357]. После подавления казацко-крестьянских восстаний 1637-1638 гг. титул гетмана реестровых казаков был упразднён.

В декабре 1593 г. Папа Римский Климент VIII направил в ряд государств Восточной Европы с особой миссией хорватского священника Александра Комуловича. Перед ним была поставлена задача посетить Трансильванию, Молдову, Валахию, Речь Посполитую и Московское царство в целях привлечения их к Антитурецкой Лиге, которую намеривался Ватикан создать под эгидой Габсбургской империи. Особые сложности А. Комуловичу предстояло преодолеть на территории Речи Посполитой, правительство которой категорически выступало против войны с Турцией. Поэтому папский эмиссар должен был встретиться в тайне от правительственных чиновников с представителями украинского казачества, хорошо известного в Европе своей антитурецкой и антитатарской активностью. Легату А. Комуловичу было поручено передать предводителю казаков верительные письма (полученные им, в свою очередь, от ватиканских агентов купцов Монтелупи) и попытаться убедить его совершить поход на Монкастро (ныне Белгород-Днестровский), этим спровоцировав втягивание Речи Посполитой в войну с Турцией. Письма папы римского к украинским казакам озаглавлены следующим образом: «Избранному благородному мужу, генеральному капитану казаков» и «Избранным сыновьям казацким военным», в то время как в официальных документах Речи Посполитой  вплоть до Зборовского мира 1649 г. военачальник запорожских казаков называется только «старшим». Вероятно, этим титулом папская курия подчеркивала для самих казаков их важность для ватиканской политики. Письма Климента VIII предводителю казаков и самим казакам были известны историкам, но не были объектом акцентирования их внимания. Между тем названные письма представляют собой уникальный случай непосредственного обращения главы католической церкви к украинскому казачеству. Письма сохранились в ватиканском архиве в фонде «Послания к правителям». В середине XIX в. они были опубликованы хранителем этого архива А. Тейнером в объемистом археографическом издании «Древние памятники Польши и Литвы» (Theiner A. Vetera monumenta Poloniae et Lithuaniae. — Romae, 1861. — V.III. — P.211-213). В 1953 г. названные письма были перепечатаны в первом томе ватиканского издания «Документы римских понтификов, освещающие историю Украины» (Documenta pontificum Romanorum historiam Ucrainae illustranta. – Romae, 1953. – V.I. – P.233-235), подготовленного отцами-василианами. Отчет А. Комуловича свидетельствует о том, что в мае-июне 1594 г. запорожские казаки во главе с атаманом Богданом Микошинским находились в черноморской экспедиции и поэтому он вынужден был вступить в переговоры с другими отрядами казаков – реестровых казаков снятинского старосты Николая Язловецкого и показачившихся крестьян Северина Наливайко [Плохий С.Н. Политика Ватикана в Северном Причерноморье и украинское казачество в конце XVI в. // Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. – Ростов-на-Дону: РГПИ, 1986. – С.117-126].

К сожалению, неизвестны официальные документы папской курии относительно другого предводителя запорожских казаков – Ивана Сулимы. Он был одним из самых успешных руководителей казацких морских походов против Оттоманской Порты и получил в награду от Папы Римского Павла V Боргезе  золотую медаль с портретом Папы.
 
Именно это письмо (рескрипт) папы Климента VIII, рядом с другими рекриптами королей, рассматривалось как установление (привилегия) прав казачьих вольностей и её генеральной старшины на генерал-капитанство Нижнеднепровской («Низовой») Запорожской военной милиции (т.е. казачества) Речи Посполитой.  Эти рескрипты, отобранные поляками после ареста гетмана Ивана Сулымы, хранил сторонник Польши наказной гетман и черкасский полковник реестрового казачества Иван Барабаш. У него их похищает его войсковый писарь Богдан Хмельницкий, своим авторитетом (во время восстания Карпа «Павлюка» Гудзана в 1637 г. он был генеральным писарем восставших казаков, а ранее награжден самим королем Владиславом IV золотой саблей за спасение жизни королю под Смоленском в 1634 г.) созывает на Сечи запорожцев, показывая рескрипты папы и королей. Важность писем доказывается ещё и тем, что после Желтоводской битвы, когда к Хмельницкому был послан для переговоров Адам Кисель, последнему поручалось требовать между прочим и возвращения рескриптов.
 
Избранный в 1648 г. генерал-капитаном (гетманом) Христианской милиции Низовья Днепра, Зиновий Богдан Хмельницкий герба Сырокомля (Абданк-«Ленкавица» с Крестом) для защиты посполитых от своеволия магнатов в соответствии со своим рангом государственного служащего Речи Посполитой и права на межсословную конфедерацию для защиты свобод против центральной власти (ius resistendi) распространил свою власть на часть воеводств Малопольской провинции Речи Посполитой – Подольское, Брацлавское, Белзское, Русское (центр – Львов), Волынское (центр – Луцк), Киевское и Черниговское, тем самым превратив территорию, себе подвластную, в Генерал-капитанство Украина («Гетьманщина»; Capitano Generale dell’Ucraina) Светлейшей Республики (Serenissima Res Publica; «Речи Посполитой»).

Генеральный капитан (гетман) Богдан Зиновий Хмельницкий был 27 декабря 1648 г (2 января 1649 г.). миропомазан Иерусалимским патриархом Паисием и киевским митрополитом Сильвестром Косовым у Золотых Ворот Киевских как Самодержец Руси. Миро ранее было освящено в Иерусалиме на Гробе Господнем. Патриарх Паисий во время литургии в Святой Софии Киевской отпустил Богдану Зеновию без исповеди как прошлые, так и будущие грехи, что совершается только во время коронации. Как «Самодержец Руси» он и подписывал все свои универсалы, а к правителю Москвы официально обращался как к «Царю Руси Восточной».  «Величайший из монархов религии Исуса, первейший из потомков Мессии, гетман казацкий Богдан Хмельницкий!», – именно так в декабре 1650 г. обращался к украинскому правителю турецкий султан Мегмед IV. Перед послами Польши, присланными для переговоров в Киев, Богдан Хмельницкий заявил: «… Правда есть, что я маленький незначительный человек, но это Бог мне дал, что ныне я единовладец и самодержец руський … Выбью из лядской неволи весь руський народ, а что раньше я воевал за свой вред и неправду, то отныне я буду воевать за нашу веру православную… Отрекитесь от ляхов и с казаками оставайтесь, потому что Лядская земля згинет, а Русь будет господствовать… Свободно мне там распоряжаться, мой Киев, я хозяин и воевода Киевский, дал мне это Бог… с помощью моей сабли» [Яковенко Н. Нарис історії України з найдавніших часів до кінця XVIII ст. – К. : Генеза, 1997. – С. 212].
 
Польские послы во главе с Адамом Кисилем приподнесли Богдану Хмельницкому грамоту на гетманство. Тот созвал раду в Переяславле, где принял гетманское «достоинство» и благодарил короля. До этого он подписывал письма к королю только как « войска в(ашей) к(оролевской) м(илости) Запорожского старший» [Письмо Б. Хмельницкого к польскому королю Владиславу IV, написанное вскоре после Корсунской битвы, в конце мая 1648 г. // На основаннии Зборовского мирного договора (19 августа 1649 г.) власть генерального-капитана (гетмана) признавалась Речью Посполитой над Киевским, Черниговским и Брацлавским воеводствами. В часности коронное войско и евреи не имели права находиться в этих воеводствах, уряды (governo) должны были занимать представители православной шляхты; список реестровых казаков увеличивался до 40-тысячного реестрового войска, которое должно было формироваться из 16 военно-административных единиц – полков (на Правобережье Днепра – 9, на Левобережье – 7). Каждый полк (reggimento) возглавлял полковник (colonello), избранный на полковой совете или назначенный гетманом. Полковник сосредоточивал в своих руках военную, судебную и административную власть на территории полка, то есть был не только военным руководителем, но и властью над всеми жителями полка. Территория полка делилась на 10-20 и даже больше сотен (centuria). Сотни, как и полки, отличались по площади и численности населения, были, например, сотни, в состав которых входило по несколько тысяч казаков. Запорожская Сечь (Castrum) была отдельной административной единицей в государстве.

Однако польская шляхта демонстративно не признавала положений договора, не стесняясь, переходили черту, за которой начиналась казацкая земля («генерал-капитанство Украина»). В декабре 1650 г. Сейм Речи Посполитой назначил всеобщую мобилизацию шляхты (посполитое рушение). Неприязненные действия начались с обеих сторон в феврале 1651 года в Подолии. Когда киевский митрополит Сильвестр Коссов отправился в Варшаву, чтобы принять участие в заседаниях сейма, католическое духовенство стало протестовать против его участия, и митрополит принужден был уехать из Варшавы.

Поэтому, в связи с нарушением присяги польским королём Яном Казимиром о веротерпимости, православный украинский народ освобождался от соответственной присяги королю. Митрополит коринфский Иоасаф, приехавший из Греции, препоясал генерального капитана Богдана Хмельницкого мечом, освященным на гробе Господнем в Иерусалиме. Также прислал грамоту константинопольский патриарх, одобрявший войну против врагов православия.

По Белоцерковскому договору (1651 г.) после поражения в битве под Берестечком, власть генерального-капитана, состоящего при великом коронном гетмане, признавалась только над Киевским воеводством, в котором будет отсутствовать польская армия. Но в в результате побед казаков над шляхетской армией под Батогом (1652 г.) и Жванцем (1653 г.) ситуация вернулась к условиям Зборовского договора, сейм отказал королю в созыве посполитского рушения, а территория Руси по реку Случ (граница с Волынью) была очищена от поляков.

Однако, как указывает Дм. Корчинский, будучи генерал-капитаном Украины, Богдан Хмельницкий был ограничен в своей политической маневренности – он не смог учредить Великое Княжество Русское: «… Как и швейцарцы, мы были (и остаемся) нацией наемников. Как-то мы упражнялись эту тему с эссеистом Топчием. Он остроумно заметил: лозунгом Хмельниччины было «увеличение реестра». Дошло до требований какой-то невероятной численности реестра. Большинство мужчин не желало работать, только воевать за плату от короля, царя, или какого-то другого султана. Армию такой численности тогда не прокормила бы ни одна страна, поэтому ситуация не имела решения. По той же причине Хмельницкий не мог провозгласить себя князем и основать княжество Русское. «Теперь ТЫ будешь нам платить?» – спросили бы его соратники. Сейчас ситуация значительно лучше – век угнетения породили в Украине значительную прослойку платящего налоги сословия. Сейчас у нас есть кому оплачивать нашу войну, даже при отсутствии хорошего султана»  [Корчинський Дм. Подібно до швейцарців, ми були (і лишаємось) нацією найманців //

Собственно, наличие субъектников-налогоплательщиков, возглавляемых собственными атаманами, и присекло попытку возрождения генерал-капитанства с его военно-цензовой демократией на территории, контролируемой немецкими оккупационными властями в 1918 г.


Рецензии