Илюшенька

      Город Одесса, начало двадцатого столетия. Два брата, удачливые купцы по фамилии Вовк, предчувствуя назревающие революционные события в государстве, решили эмигрировать из Украины в Америку - 'сокровищницу несметных богатств'. Ох, уж эта извечная ошибка считать добро в чужих Эльдорадо. Многие споткнулись на данной причуде, однако, только не младший из коммерсантов.

Успешно достигнув желанных берегов, 'старатель' активно проявил максимум талантов, щедро подаренных ему Всевышним. Поначалу он устроился 'боем' к автомеханику, настолько ошеломили украинского молодого человека презентабельные сухопутные корабли с сиплыми клаксонами. Там ученик поразительно ловко освоил прибыльное ремесло разом с ярким арго слесарей и кебменов. Вскоре его осенила заманчивая идея: совсем необязательно отправлять под пресс разбитые автомашины полностью, гораздо практичнее вначале рассортировывать внутренние детали по качеству металлов, выпуская специализированный листовой прокат.

Прогрессивный замысел младшего брата - совладельца общего капитала, несомненно, заслуживал одобрения грандиозной перспективой, и старший Вовк регулярно переправлял валюту, вырученную от постепенной ликвидации совместных проектов в Одессе, на банковский счёт младшего. Когда же средств для открытия американского бизнеса, поначалу весьма скромного, накопилось достаточно, иммигрант занялся воплощением в реальность заветной цели с присущими ему энтузиазмом, интуицией и трудолюбием. Дело спорилось, выглядело многообещающим, хоть списанных в утиль машин было маловато, автомобильная индустрия только набирала разбег. Тем не менее братья верили в успех, и им осталось лишь воссоединиться в Мичигане - колыбели первых 'Фордов'.

******

То злополучное утро выдалось пасмурным, отвратительно промозглым. Маяк занудливо гудел третьи сутки, не переставая. Туман - густой, кромешный, проникал через плотные дорожные макинтоши прямо в души людей, ожидавших на побережье кого-то или чего-то. Моросило. Было ветрено, холодно и тревожно.

На пирсе, с двумя чемоданами и баулом, ёжась от ветра, стояли шесть человек: дородный, барского вида мужчина; элегантная дама и мальчик с девочкой - лет по пяти, близнецы. Все четверо заметно нервничали. Двое других, предположительно, супругов выглядели проще, вели себя спокойнее. По всему чувствовалось - провожающие.

Вдалеке тускло вырисовывался силуэт гигантского по тем временам парохода, которому таможенники не открыли границу, так что последнее достижение морской техники стояло на рейде лишь для подсадки туристов и загрузки дополнительного топлива.

- Кажется наши благодетели подплывают, - стараясь выглядеть бодрым, сказал глава отбывающего семейства. - Не беспокойся, дорогая, это свои парни. Как только высадят меня с дочкой на трап вон того красавца, сразу же вернутся за тобой и Ильёй. Ну, мои родные, приободритесь, я верю в удачу. Скоро увидимся в Америке, все вместе.

Заключив в крепкие объятия каждого из остающихся на причале, он передал одному из двух перевозчиков багаж, проворно вскочил в ялик сам, затем взял на руки девочку.

- Машенька, Илюша, мы ждём вас, не задерживайтесь! - крикнул мужчина из отчаливающей шлюпки.

Это были последние слова, которые сын слышал от папы. Они остались в памяти ребёнка навсегда. Далее произошло невообразимое: в середине пути, между берегом и кораблём, на судёнышко напали бандиты. Пассажиров утопили у родственников на виду, сами же исчезли. Возникли из тумана и растворились в нём, вместе с чужим багажом, заодно, просто так - без надобности, лишили жизни четырёх людей. Оставили на берегу женщину вдовой и ребёнка сиротой. Знай грабители, что в чемоданах ничего не было, кроме одежды, судьбы присутствующих людей сложились бы по-другому.
Налётчики действовали споро - по плану, продумали каждую мелочь - детально, рассчитали благоприятный момент - поминутно, но не предположили элементарного: у богача, имевшего заграницей брата - компаньона по бизнесу, не могло оказаться при себе ни денег, ни драгоценностей.
‘Если хочешь насмешить Бога, расскажи Ему о своих намерениях’, так гласит народная мудрость. Не облагодетельствованы люди даром провидения - беда. А, может, оно и к лучшему.

Илюша - маленький нежный росточек - лишился отца с сестрой за несколько минут. Потерял бы и маму, если бы не поддержка родственников. Квартиры не было, денег и работы также. Сестра Марии предоставила несчастным бесплатную комнатку с пансионом, прониклась искренним сочувствием. Никто другой не смог бы так ободряюще и веско убедить вдову в необходимости продолжения жизни.

Судьба каждого человека неповторима: злодейским образом Илье, пяти лет от роду, выпало примкнуть к суровым будням взрослых, к борьбе - немилосердной борьбе за право на существование, за место под очаровательным, трогательным, но, чаще, жестоким, циничным Одесским небом.

Мама - она путеводной звездой озаряла мир ребёнка. Илюша любил её беззаветно, заботился о родительнице, в тяжёлую годину старался поддержать. Малыш рисовал картинки с морем и солнцем, приносил одуванчики, гладкие камушки, однако даже пушистый котёнок не отвлёк её от горестных мыслей. Одесса гремела ужасной вестью. Друзья и знакомые считали долгом лично выразить соболезнования. Многие ухажёры желали бы удостоиться руки умной образованной женщины, в ответ на проявленные ими внимание и лояльность. Пусть не сейчас. Пусть, хотя бы, через год.

Более других проявлял усердие Пётр Виталь, сын владелицы складов оптовой торговли. С ребяческих лет Петя был влюблён в Машеньку. Однажды, увидев соседскую девочку с белокурыми непослушными локонами, обрамлёнными палевым капором и шёлковыми лентами, он, впервые в жизни, не смог отвести взгляд глубочайшего восхищения от совершенного очарования, проходящего мимо него. Её серое бархатное пальтишко с круглым меховым воротом и большими вязаными пуговицами выглядело чрезвычайно широким. Складывалось впечатление, что его хозяйка не подросток, а беспомощный воробышек, потерявшийся в собственном гнезде. Хотелось охранять её, защищать от чего-то опасного. В моменты ‘случайных’ встреч на улице Маша смотрела на него вопросительно, с робким удивлением, и данный молчаливый вопрос тревожил его более всего на свете. “О чём, о чём она спрашивает?”, страдал влюблённый мальчик.
Почти каждый день, в один и то же час, девочка с гувернанткой выходили на прогулку из углового кирпичного дома, а он - отчаянный храбрец, непоседа и балагур с ямочками на щеках, всё не решался подойти к ним и представиться.

Пете понадобилось много месяцев на то, чтобы стать вхожим в дом девочки благородного происхождения. Счастливое детство пролетало беззаботно, совсем незаметно. Мария успешно оканчивала гимназию; Пётр управлял делами вместе со своей матерью. Машины подруги - выпускницы гимназии, всё чаще заводили разговоры о женихах, о семье. Естественно, девушка знала о чувствах поклонника, ведь понимать взгляды, мимику, волнение человека, находящегося рядом, даже если он не произносит ни слова, не так уж сложно. Тем не менее на выпускном балу Машенька танцевала с галантным, исключительно обаятельным, Александром Вовком. Петр - сильный, дерзкий и вспыльчивый, намеревался жестоко наказать соперника, чтобы тот впредь не заглядывался на ангажированных барышень, только предчувствие беды ядовито нашептывало: “Уймись, отступись, она любит другого”. Отвергнутый парень сник, окружающий его мир померк.
Вскоре Мария и Александр поженились, а влюблённый рыцарь занял достойное место  ближайшего друга семьи. Другого выхода не существовало, ведь Пётр не смог бы находиться вдалеке от … Ну разве можно жить вдалеке от своей души, воздуха, своего сердца?
 

Петру нравилось общаться с рассудительным Илюшей, кроме того, малыш в точности походил на свою маму - голубоглазую принцессу в атласных туфельках из сказки безмятежного детства. Мужчина ежедневно интересовался ненаглядной, давал мальчику различные небольшие задания, оплачивая выполненную работу монетками, привязался к будущему сыну всем сердцем. Уж во второй раз никому не удалось бы обойти Петра, загубив его жизнь постылым одиночеством.

******

Первые трудовые деньги. Илья, гордый собой ‘кормилец’, купил в подарок родственницам бублик. ‘Бубляшная’, так в народе звали ‘Бубличную’, расположенную на углу улиц Преображенской и Треугольного переулка. Через распахнутые окна пекарни зеваки наблюдали за двумя богатырями - искусными умельцами в нелёгкой профессии тестомесов. Рослые мужики вручную, поистине лихо, вымешивали чрезвычайно крутое тесто из муки высшего качества, зерна чернозёмной полосы Украины. Хлебобулочные изделия получались отменными, заслуженно славились далеко за пределами города: кренделя, баранки, сушки, калачи, пасхи, караваи. Ассортимент прилавков выгодно отличался от товаров конкурентов, какой-то особенно добротной, фирменной гордостью.

Сюрприз выглядел чрезвычайно аппетитным: высокий, ароматный, густо покрытый маком и кунжутом по золотистой поверхности. Вся сыновняя любовь преданного мальчика отражалась в нехитром угощении. Разломив бублик пополам, он обмазал нижние части обеих половинок топлёным маслом и густым абрикосовым вареньем. Одну порцию Илюша торжественно передал маме, вторую - черноглазой тёте. Энергичная смуглянка - антипод томной Марии - быстро поставила чайник на огонь, накрыла кружевной скатертью обеденный стол. Праздник устроили по случаю первой зарплаты их ‘ненаглядного птенчика’.

Маленький человечек не ожидал, что за благородство и щедрость получит в награду дополнительный ломтик ‘струделя’ с вишней, орехами и сливовым повидлом. Вернее, это было подобие настоящего рулета: повидла совсем мало, от орехов остался лишь запах, тесто не рассыпалось на тоненькие, тающие во рту, кусочки. И рядом не сидела  сестра, подхватывавшая ради забавы большие крошки, будто её обделили лакомством.
Восторженная, благословенная пора имела место более года назад, когда жил папа. А сейчас …

Сейчас они сели ‘кушать’ чай. В тот трудный этап жизни застолье казалось Илюшеньке настоящим пиршеством. Глаза героя торжества лучились счастьем: отныне он - самостоятельно, может прокормить семью. Ох, только дай, Боже, чтобы рядом постоянно находились дядя Петя и его мама - ‘цикавая’, однако, как оказалось на самом деле, участливая и смешливая мадам Виталь. Ведь без этих друзей одному ему не справиться.

Всё только-только начиналось …


Рецензии
Лилия, добрый день! Хороший рассказ, жду продолжения. Илюшенька,так же я обращался к старшему сыну. Сейчас ему за тридцать, поэтому и ласковость в голосе стала построже: Илья, Илюша, Илюха. Одесса, город, прославленный Бабелем, и колоритным одесским фразами и словечками. Вот этого, к сожалению, у Вас не было. А жаль. Хотя как автор возможно Вы увлеклись сюжетом. Буду считать, что это так. Но в любом случае зеленая кнопка и удачи, Е.М.

Евгений Борисович Мясин   04.04.2018 16:27     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Евгений!

Лилия Смоляр   15.09.2018 21:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.