Бабушка

    Солнышко радостно заглядывало в окошко. День обещал быть ясным и теплым.


    Ирина улыбнулась своему отражению в зеркале, поправила прическу, подкрасила яркой помадой губы. Повесив на плечо ремешок маленькой сумочки, она, в модных джинсах и футболке, удачно подчеркивающей фигуру, вышла из квартиры. У подъезда ее ожидала красавица Ауди. Удобно устроившись в кресле, взяла из бардачка солнцезащитные очки и повернула ключ зажигания. Машина медленно выехала со двора.


     За стеклами люди изнывали от жары, а она в машине с кондиционером чувствовала себя комфортно. Легкая инструментальная музыка наполняла салон.
   На очередном светофоре симпатичный мужчина на Опеле послал ей воздушный поцелуй. Ирина в ответ улыбнулась. Настроение с утра было замечательное.


   С трудом найдя место для парковки около торгового центра, она оставила машину и зашла в маленькое уютное кафе выпить чашечку ароматного кофе с любимым пирожным перед тем, как отправиться за покупками. Свежесваренный кофе приятно распространял свой аромат.


   За соседним столиком сидела весело щебечущая молодая пара. Ребята, видимо, студенты, радовались друг другу. Молодой человек нежно держал в ладонях руку подруги и, улыбаясь, слушал ее рассказ, иногда кивая головой или вставляя редкое слово в поток речи. Недалеко от них нервная молодая мамаша что-то грубо высказывала голубоглазой малышке, которая ложечкой пыталась аккуратно достать остатки мороженого из креманки. Белые капельки все равно падали то на стол, то на красивое платье девочки, она старательно влажной салфеткой вытирала их, снова капала на стол и снова вытирала. Матери, видимо, это надоело. Она выхватила у дочери ложечку и салфетку, помогла вытереть ей липкие руки и вывела из кафе. Ирина проводила девочку сочувствующим взглядом.


   - У вас свободно? – услышала она за спиной приятный мужской голос. Высокий стройный молодой человек лет тридцати-тридцати двух стоял рядом с кофейной чашечкой в руке и улыбался.
   Ирина демонстративно оглядела помещение: все столики, кроме двух, были не заняты.
   - Вы уверены, что хотите сесть именно за этот столик? -  в голосе звучало явное недоумение.
   - Конечно! С такой милой девушкой приятно утром выпить кофе.
   - Во-первых, вы мне льстите, причем, очень неприкрыто, во-вторых, за «девушку», конечно, спасибо, но с возрастом вы не угадали: я вам в мамы гожусь.


   - Ни грамма лести. Да и мне нравятся женщины постарше.
   - Рада за вас, но и мне нравятся мужчины постарше, - посмотрела в зеленые глаза мужчины. Тот совершенно не смутился и не отвел взгляд. Еще раз улыбнулся и присел.
   - Не злитесь: вам это не идет! Я же не предлагаю вам совершить какой-нибудь грех, просто поговорить, выпить кофе вдвоем.
   - О чем мы можем с вами поговорить? – усмехнулась, решив, что этот молодой нахал не сможет испортить ей настроение.
   - Предлагаю познакомиться. Кирилл! – представился он.
   - Ирина... Петровна! – добавила она, подумав.
   - Красивое имя! А можно без отчества?


   - Как вам угодно! – почти торжественно произнесла Ира. – Так о чем вы хотите поговорить?
   - Предлагаю несколько тем на выбор: машины, работа, путешествия, погода, наконец.
   - Скажите, вам на самом деле больше нечем заняться? – эта ерунда ей уже начинала надоедать. – Или у вас какие-то проблемы?
   - Вы имеете в виду – мужские? – Кирилл улыбнулся. – Нет, к счастью, проблем у меня нет. Извините меня, Ирина, я, наверное, и правда выгляжу сейчас несколько смешно. Видимо, придется признаться: я за вами наблюдаю уже месяц, но никак не мог набраться смелости и заговорить. Вы, наверное, даже не заметили нового соседа по этажу, - глаза смеялись и в то же время смотрели настороженно. – Однажды вы не очень удачно припарковали свою машину, и я чуть не опоздал на работу. Очень хотелось возмутиться, но, когда увидел хозяйку, такое желание отпало. А вот сегодня увидел, как выезжаете со двора, последовал за вами и решился познакомиться.


   - Так вы мой сосед? Я и правда не знала, извините. Но, к сожалению, все остальное – зря! У меня дочь почти вашего возраста.
   - Я знаю! И что? – удивленно произнес Кирилл.
   - И ничего, - не смогла быстро придумать ответ.
   - Вот видите: ничего страшного не происходит. И кто вам сказал, что вы не можете привлечь внимание мужчины? – молодой человек оставил шутливый тон и произносил слова очень серьезно.


   - Я не думаю, что стоит продолжать разговор, - Ирина встала и хотела оставить мужчину в одиночестве. Он не позволил ей этого: поднялся и направился вместе с ней к выходу.
  - Кирилл! Не нужно этого делать. Вам, видимо, нечем больше заняться.


  Разговор прервал телефонный звонок:
  - Мама! Ты где? Памперсы купила? – голос дочери звучал возмущенно. – Ты вышла из дома на полчаса, а уже прошло пару часов.
   - Марина! Я уже еду обратно, - Ирина была убедительна.
   - Знаю я твое «обратно»! Наверное, опять кому-нибудь глазки строишь? – Ира представила, как дочь улыбается, произнося эту фразу.
   - Ты что, я только в магазин и обратно!
   - Верю! Ладно, не торопись, нам на день хватит. Отдохни от нас немножко! – и положила трубку.


   Положив телефон в сумочку, Ирина улыбнулась, представив, как дочь рисует себе картинку маминого похода за памперсами с заходом в кафе и модные бутики. Дочь понимает, что бабушке всего-то сорок, и она всю жизнь отдала ей, а теперь вот и внучку помогает растить.


   Кирилл молча стоял рядом.
   - Извините, - улыбнулась, - приятно было познакомиться, но мне пора – дочь ждет домой с памперсами, а я вот кофе пью, - виновато произнесла Ирина.
   - Ира, вот мой телефон, если вам будет грустно – позвоните, - мужчина протянул визитку.
  - Нет, не нужно, правда, не нужно, я не буду звонить, извините! – Ирина повернулась и пошла выполнять долг бабушки.
    На выходе из кафе она все-таки обернулась – Кирилл стоял на том же месте.

 
   Спешить на самом деле было некуда: дочь ведь сказала, что сегодня Оксанка обойдется без памперсов, поэтому Ирина заглянула в несколько любимых магазинов, перемерила платья, присмотрела туфли на высокой платформе, но не решилась их купить. Расплачиваясь за памперсы в детском отделе, услышала за спиной радостный голос:
   - Ирина Петровна! Как я рада вас видеть! – быстрым шагом к ней приближалась невысокая блондинка, подруга дочери.
  - Снежана! – Ирина улыбнулась. – Давно тебя не было видно! Что случилось, почему не приходишь?
   - Небольшие проблемы личного плана, - девушка с удовольствием рассказала бы не только о проблемах личного характера, но и поведала бы о всех мировых неудачах, если бы ей предоставили такую возможность. – Но я готова снова ходить к вам на занятия. Расписание не изменилось?


   - Все как всегда! Приходи завтра, у нас новая программа, - Ирина Петровна не любила, когда клиенты пропускают тренировки. Она уже лет десять работала тренером по фитнесу в одном престижном клубе.
   - Как Марина? Гипс еще не сняли? – в голосе звучало искреннее сочувствие.
   - К сожалению, нет! Она сама уже поскуливает: на улицу не выходит, сидит у меня дома с дочкой, а муж почти месяц в командировке. Вот я и кручусь: то за детским питанием, то вот сейчас за памперсами.
   - Вы замечательная бабушка!
   - Ой, не знаю, Снежана! Мне особо и помогать-то некогда, сама же знаешь: то в клубе, то переводами подрабатываю. Так ты не забудь: жду тебя на занятии!
   Снежана, прощаясь, обещала завтра осчастливить своим присутствием.


   Ирина Петровна в свое время окончила институт и семь лет честно отработала переводчиком в крупной компании. Но, когда дочь пошла в первый класс, решила поменять профессию, чтобы больше времени оставалось на ребенка.


   На следующий день к семи вечера она была в клубе. Постоянных клиентов было мало: две подруги лет по тридцать пять; женщина под шестьдесят, шикарно выглядящая крашеная шатенка; несколько студенток, постоянно пропускающих занятия; Снежана, радостная и счастливая, что вновь будет заниматься. Впервые пришли полюбопытствовать и попробовать свои силы сотрудницы из соседнего офиса.


   Ирина поставила диск, и из всех колонок ворвалась в небольшой зал с зеркальными стенами ритмичная музыка. Сама Ира двигалась быстро и требовала от пришедших получить заряд бодрости того же. Она весело хвалила одних, помогала другим осваивать новые движения разминки.


   Неожиданно дверь открылась, и в зал вошел Кирилл, в темно-синих шортах и черной футболке, которая подчеркивала его атлетическое сложение. Все присутствующие, и даже Наталья Борисовна, крашеная шатенка лет шестидесяти, как по команде, остановились и все взгляды перевели на молодого человека, который нисколько не смутился и очень вежливо произнес:
   - Извините, пожалуйста, я опоздал. У меня абонемент на ваши занятия.
   - Проходите, но больше не опаздывайте, я вас просто не впущу, - Ирина сделала вид, что видит его впервые.


   Кирилл оглядел небольшой зал в поисках места. Снежана жестом пригласила его встать рядом с собой. Тренировка продолжилась в том же энергичном темпе. Ирина обратила внимание на то, что мужчина совершенно не обращает внимания на окружающих, старательно выполняет разминку и с явным удовольствием двигается под музыку, иногда подпевая.


   Девчонки-студентки, видимо, сразу про себя решили больше не пропускать ни одного занятия, подруги, которым было за тридцать, заметили отсутствие обручального кольца. Снежана старательно выполняла упражнения с гантелями, то и дело обращаясь к Кириллу с какими-то вопросами. Мужчина же отвечал односложно, но блондинка все равно тихонька хихикала, заглядывая ему в глаза.
   Ирина Петровна в конце концов сделала ей замечание:
   - Снежана! Все разговоры после тренировки!
   - Извините, - игриво произнесла та и в очередной раз о чем-то спросила Кирилла.


   Прозвучали последние аккорды, и, поблагодарив всех за занятие, Ирина Петровна вышла из зала.
   Приняв душ и переодевшись, она не спеша открыла дверь на улицу и с удовольствием глубоко вздохнула.
   - Ирина … Петровна! – рядом с Маздой 3 стоял Кирилл. – Давайте подвезу, вы ведь сегодня без машины, а нам по пути.
   - Молодой человек! Я же вам уже говорила, что не хочу иметь с вами ничего общего! – в голосе послышались недовольные нотки. – Я не понимаю вашего ко мне внимания, да и не хочу его. До свидания!


   Ира повернулась и легкой походкой направилась в сторону метро. Кирилл улыбнулся, закрыл дверцу машины и, просигналив, проехал мимо тренера. Та ответила эффектным поклоном.


   Телефонный звонок отвлек ее от желания пожалеть себя.
   - Мама! Как твои дела? – услышала она радостный голос Марины. – Звонил Паша, ему сократили время командировки, завтра он приезжает, и мы наконец-то оставим тебя в покое.


   - Вы мне не мешаете, можете и с Пашей пожить у меня, я уже привыкла, да и Оксане со мной хорошо, - Ирина представила, что скоро опять будет одна в своей одинокой квартире. После трагической гибели мужа она так и не устроила личную жизнь, воспитывала дочь, помогает вот сейчас молодым с внучкой.


   - Мамуль! Не переживай! Не на край света уедем: всего-то пара остановок на метро, - чувствовалось, что дочь очень рада неожиданному возвращению мужа.  «С мамой хорошо, а с Пашей лучше!» - подумала с каким-то эгоистичным сожалением Ирина, входя в метро.


   Около подъезда, рядом с ее Ауди, стояла Мазда Кирилла. На ее заднем сидении красовался огромный игрушечный мишка.
   Ирину встретила счастливая дочь:
   - Я уже почти собрала вещи! Завтра Паша нас заберет.


   - Может, все-таки задержитесь, пока тебе гипс не снимут? Тяжело тебе будет самой справляться по дому и с Оксаной, - Ира представила, как опять одна будет вечерами сидеть около телевизора или болтать по телефону с подругами. Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, произнесла:
   - Тебе Снежана передала привет. Она сегодня появилась на занятиях, сказала, что были проблемы личного характера.
  - Знаю и о проблемах, и о том, что отзанималась, и о новом молодом человеке, который начал ходить на тренировки.


  - Ох, Снежана! Она своего не упустит, - в голосе послышалась легкая ирония. – А ты знаешь, кто это такой? Наш сосед.
   - Кирилл? – Марина явно была удивлена.
   - Кирилл! А ты откуда его знаешь?
   - Мам! Ты, как всегда, живешь в облаках и ничего не видишь у себя под носом. Он уже месяц живет в соседней квартире, а до этого ремонтом занимался.
   - Пусть так! Но ты-то как…
   - На прошлой неделе ты была на работе, а у нас свет в ванной перегорел. Мне Оксану мыть, а там темнота. Не было бы гипса – сама бы лампочку поменяла. На мое счастье Кирилл подъехал, ну, я и попросила его помочь. Хороший мужчина. Ему тридцать четыре года. Недавно развелся, девочке три года вот будет. Работает юристом в какой-то страховой компании.


   - И когда ты все это успела узнать? Пока он менял лампочку?
   - Нет, конечно, он еще заходил, спрашивал, что есть интересного в нашем районе, где спортивные залы находятся. Вот, видимо, в твой и забрел, хотя, конечно, далековато. Но с такой машиной…
   - Так вот кто его направил к нам! – засмеялась Ира.
   - А ты не рада? Снежана сегодня, видимо, про него мне жужжала весь вечер: и молодой, и спортивный, и симпатичный, и свободный!
   - Болтушка она! И правильно: молодые к молодым! – задумчиво добавила она.
   - Это ты о чем? – Марина удивленно посмотрела на мать.
   - Ни о чем! Вон твой Кирилл куда-то уезжает, - Ирина смотрела в окно. Там Кирилл, садясь в машину, подошел к стоящей Ауди и вставил под дворник розу на длинном стебле. Ира улыбнулась и села за стол. Хорошо, что дочь не увидела манипуляции соседа.
   - Это он, наверное, поехал дочь поздравлять, купил сегодня здоровенного мишку, видела, как усаживал его в машину.


   На следующее день в квартире Ирины раздался звонок – улыбающаяся Снежана стояла на пороге:
   - Вот пришла загипсованную проведать, - весело защебетала она, входя на кухню, где Марина смесью кормила дочку. – А то все только по телефону общаемся.
   - Молодец, что зашла, сейчас чай пить будем, - доставая из холодильника торт, сказала Ирина.
   - Ирина Петровна, не хлопочите, я ненадолго, - Снежана многозначительно посмотрела на подругу.
  - Спасибо, мама, мы потом попьем.


  Ира отрезала себе маленький кусочек торта, взяла чашку с горячим чаем и оставила подруг наедине.


   Вещи Оксаны лежали на диване, игрушки были аккуратно сложены в коробке из-под пылесоса. Обведя грустным взглядом комнату, женщина включила телевизор, из которого тут же донесся плачущий голос Татьяны Булановой. Веселее от него не стало, и Ирина быстро переключилась на другой канал. Здесь питерские менты спасали город от очередных преступников. Устроившись поудобнее, она стала следить за развивающимися на экране событиями.


     Время за просмотром летело быстро.
    - Ирина Петровна! До свидания! – голос Снежаны звучал бодро: видимо, выведала все, что хотела.


   - Счастливо! Жду на тренировке, - Ира почему-то была рада, что девушка ушла.
   - Мама! Ты представляешь: она прикатила на другой конец города, чтобы разузнать все о Кирилле! – смеясь, сказала Марина, когда мать вошла на кухню.
   - Откуда она узнала, что он живет в нашем доме?
   - Я сама ей сегодня утром случайно сказала, - продолжая посмеиваться, ответила дочь. – Только вот мне совершенно не до нее: Паша уже едет с вокзала. Ты только не грусти, - обнимая Ирину, добавила она. – Ты же знаешь, как мы тебя любим. Приезжай, когда время будет.
   - Конечно, знаю, да и скучать некогда: обещала помочь с переводом каких-то технических документов нашему руководителю.


   Паша приехал очень быстро. Забрав вещи своих девчонок, поцеловал тещу, поблагодарил за помощь и закрыл за собой дверь.


   На минуту замешкавшись в коридоре, Ирина вышла на балкон, когда Марина уже села в машину. Паша передал ей на руки Оксану, положил вещи в багажник, помахал рукой, и машина отъехала от подъезда.


   Женщина перевела взгляд на свою Ауди: роза все еще была под дворником, только завяла. Машины Кирилла не было видно.


   Прошел месяц. Тренировки проходили по расписанию. К удивлению Ирины, никто не прогуливал. Все старательно выполняли упражнения, выучили движения новой программы. Наталья Борисовна сменила прическу, сотрудницы соседнего офиса, пришедшие на первое занятие из любопытства, теперь с удовольствием двигались под ритмичную музыку. Одна Снежана позволяла себе периодически громким голосом произносить какие-то не очень смешные фразы, и сама же над ними смеялась, поглядывая при этом на Кирилла:
   - Ты от фитнеса устала, ущипни себя за сало!
   - Снежана! Не отвлекайся, - остужала пыл девушки Ирина.


   Кирилл увлеченно выполнял все движения. Со Снежаной общался ровно, как и с остальными.


   За этот месяц он несколько раз делал попытки встретиться с Ирой наедине, но она всегда спокойно объясняла, что является только лишь его тренером. Но однажды вечером, когда тренировки не было, в ее дверь позвонили: на пороге стоял Кирилл с какими-то бумагами в руках:
   - Ирина Петровна! Извините, но мне очень нужна ваша помощь!
   - Проходите! – пропуская его в квартиру, не очень довольным голосом произнесла та. – Что у вас случилось?
  - Мне необходимо срочно перевести с английского некоторые бумаги, но, к сожалению, сам я знаю только немецкий. А вы, мне ваша дочь сказала, занимаетесь техническими переводами.


   Текст был сложный, но Ирина достаточно быстро справилась, чем приятно удивила Кирилла. Когда было дописано последнее слово, она подняла глаза и смутилась: мужчина внимательно смотрел ей в глаза. Чтобы как-то исправить ситуацию, предложила чай с пирожными:
   - Вообще-то и мне, и вам это вредно, но иногда можно себе позволить.


  Кирилл оказался весьма общительным и интересным собеседником. Начал разговор про тренировки:
   - Ну, и загоняли вы меня! Зато чувствую себя просто великолепно!
   - Не только вас – всех! – Ира улыбнулась.
   - А можем ли мы перейти на «ты»? – Кирилл выглядел как ребенок, который просил у мамы вкусную конфету перед обедом.


   Ирина рассмеялась, глядя на него:
   - Давайте договоримся так: на «ты» так на «ты», но только не на занятиях, - ей надоело выглядеть в его глазах старой, ворчливой старухой.
   - Вот и отлично! -  Кирилл чувствовал себя победителем.


   Прошло несколько дней. На тренировках они вели себя как тренер с клиентом, а вечерами сидели у нее на кухне и за разговорами пили чай. Кирилл был счастлив. Ирина же чувствовала рядом с ним себя не слишком уютно: разница в шесть лет ее угнетала. И в то же время она понимала, что такое времяпровождения долго длиться не может: все равно ей придется принять какое-то решение.


   Однажды в обед, когда Ира гуляла по торговому центру, Кирилл позвонил ей с работы и предложил провести вечер в баре. Убрав мобильный в сумочку, она направилась в сторону бутика, где давно присмотрела блузку. В этот момент ее окликнул мужской голос:
   - Ирина Петровна! Вы ли это? – не очень высокий, несколько полноватый мужчина с карими озорными глазами, улыбаясь, шел к ее сторону.
  - Валерий Анатольевич! Рада вас видеть! – в ее голосе звучала неприкрытая радость. Мужчина был отцом одноклассника дочери, на родительских собраниях всегда сидел рядом с Ириной. Замечательный хирург, хороший семьянин. Но, когда дети были в выпускном классе, овдовел и переехал с сыном в другой район. С тех пор они не виделись.


   - И я очень вам рад! Расскажите, как живете, как Марина? Мой оболтус уже женился.
   - Я уже бабушка! – Ира смущенно улыбнулась.
   - Молодая бабушка! Вы хорошо выглядите! Все еще работаете в клубе?
   - Да, и мне это нравится!


   Ира не заметила, как за разговорами они вышли из торгового центра, переместились в кафе, где продолжили интересную для обоих беседу. Ирина узнала, что Валерий по-прежнему работает хирургом, но уже в больнице, живет один, точнее, с собакой, которая скрашивает ему жизнь и помогает совершать прогулки. Валерий Анатольевич смешно показывал, как пес выпрашивает сладости, как не любит мыть лапы после прогулки. Ира рассказала о своей внучке и о зяте, к которому относилась как к сыну.


   Общение прервал телефонный звонок:
   - Ира! Я тебя потерял? Ты где? – голос Кирилла звучал тревожно.
   - Извини, я не приеду! Извини! Не нужно ничего, и ничего не может быть… - отключила телефон. На душе стало спокойно, как будто все вернулось на свои места. «Молодые к молодым!» - вспомнила она свои слова. И зачем ее понесло не в ту сторону?


   Она посмотрела на Валерия. Он спокойно ждал, когда Ира закончит разговор, приятно улыбался, умными карими глазами смотрел на нее, и от этого взгляда на душе женщины запели птицы. Она слегка мотнула головой, как бы сбрасывая ненужные мысли и освобождая место для чего-то хорошего, что должно войти в ее жизнь.


   Кофе был допит. Валерий достал портмоне, вынул тысячную купюру и положил ее в папочку со счетом. Дождавшись, когда официантка принесет сдачу, тщательно пересчитал ее и, подумав, оставил десять рублей чаевых.


   Проводив Ирину до машины, записал ее телефон в свой мобильник и, пожелав хорошей дороги, закрыл дверь. Ирина медленно отъехала от стоянки. В зеркале она видела Валерия, который неподвижно стоял на том же месте.


   Около подъезда ее ждал Кирилл.


   - Ирина! Что случилось? Я волновался, и телефон у тебя отключен, - он выглядел испуганно-удивленным. – Я и Марине уже звонил, - добавил он, помедлив.
   - Зачем? Зачем нужно было звонить дочери? Теперь она волнуется!
   - А что мне оставалось делать?
   Ирина включила телефон, посмотрела на большое количество пропущенных звонков: все были от Кирилла, и только один от дочери. «Умная девочка! – усмехнулась Ира. – Она все понимает». И все равно набрала ее номер.


   - Маришка! Ты звонила? Да все нормально, просто телефон разрядился! Не волнуйся.
   Кирилл стоял рядом и ждал объяснений. Ирина перевела на него взгляд и повторила:
   - Извини! Ничего не может быть… - и вошла в подъезд, оставив мужчину одного.


   Прошло несколько дней. За это время Валерий Анатольевич позвонил пару раз, был весел, предлагал встретиться в выходные, рассказывал о загруженности на работе. Ирина проводила тренировки, на которые клиенты приходили в полном составе. За это время Наталья Борисовна снова сменила прическу, девчонки-студентки приобрели для занятий футболки с игривыми надписями, Снежана сыпала своими глупыми шуточками. И только Кирилл не изменял себе: занимался с душой, старательно выполнял все упражнения, улыбался всем одинаково, не обращая внимания ни на Снежану, ни на Ирину.


   Когда закончилась очередная тренировка, Снежана, улыбаясь и заглядывая Кириллу в глаза, смущенно произнесла:
   - Кирюша! Мне нужна грубая мужская сила: купила полочку в ванную, а повесить некому. Поможешь?
   - Хорошо! Когда нужно приехать?
   - Да хоть сейчас, - промурлыкала девушка, слегка прижимаясь к нему.
   Кирилл не сделал попытки отодвинуться – просто не обратил на это внимания:
   - Нет, Снежана, извини, сегодня не смогу: инструментов нет.
   - Давай в пятницу после тренировки?
   - Постараюсь, но не обещаю, возможно, мне придется уехать, - спокойно ответил мужчина.


   Ирина не слышала, о чем они разговаривали, но про себя отметила, что Кирилл не очень-то и переживает по поводу ее отказа: «Таковы мужчины! Быстро находят, где и с кем отвлечься». На душе стало неприятно, легкий холодок пробежал по всему телу. Ира передернула плечами. Она, наверное, и сама не объяснила бы, почему ее так задел этот разговор молодых людей.


   В пятницу Кирилл впервые не пришел на тренировку. Заметив его отсутствие, Ира решила, что Снежана наконец-то добилась расположения единственного мужчины в группе и тот больше не будет посещать занятия. «Наверное, так будет правильнее! Молодые к молодым! Но зачем так демонстративно поступать? Глупо как-то!» - с грустью подумала Ирина Петровна.


   В субботу утром Валерий Анатольевич ждал Иру около подъезда. Рядом с ним, поскуливая в ожидании дальнейшей прогулки, сидел карликовый пудель персикового цвета. «Странная парочка! – почему-то такая глупая мысль мелькнула в голове Ирины, когда она посмотрела в окно после телефонного звонка, известившего, что ее ожидают двое мужчин, готовых петь серенады около подъезда. Парочка на самом деле была странная: Валерий Анатольевич в спортивном костюме, который выделялся огромными пузырями на коленях, в куртке-ветровке, повидавшей многое и странного цвета бейсболке, пес – в комбинезоне защитного цвета, похожем на форму спецназовцев. Смешно было видеть этого малыша в устрашающем комбезе.


   Ирине пришлось срочно менять одежду. Каблуки полетели в конец коридора, облегающее платье сменили старые джинсы и футболка. «Приглашали на прогулку, но не сказали, что гулять будет пес! – она ухмыльнулась, но все равно весело закинула на плечо маленькую сумочку и вышла из квартиры.


   Поздоровавшись с хозяином и пожав маленькую лапку пуделю, она осмотрела стоянку рядом с домом и не увидела машину Кирилла: «Наверное, уже уехал к Снежане! И правильно!» – опять уверила она себя в правильности своих мыслей.
   Валерий Анатольевич выглядел несколько возбужденным, но Ира решила, что это ее присутствие так действует на мужчину.
   - Куда пойдем? – весело спросила она.
   - Здесь недалеко есть скверик, давайте туда: Тедди там побегает, а мы посидим – поговорим.
   - Хорошо, - вслух произнесла Ира, а про себя подумала: «Интересная перспектива для первого свидания!»


   Утро было не очень ранним, но в сквере отдыхало мало народу, в основном собачники. Отпустив Тедди, Валерий Анатольевич пристроился на скамеечке и жестом предложил Ирине сесть рядом. Женщина почувствовала странный запах смешанного с алкоголем одеколона. «Показалось! Наверное, кто-то ночью здесь распивал или бутылку разбил!» - она посмотрела на Валерия, но весь его вид говорил только о том, как он счастлив сидеть вот на этой скамеечке с такой красивой женщиной. Немножко успокоившись и перестав обращать внимание на то, как одет собеседник, Ира посмотрела на пуделя, который то перекатывался по травке, то бегал за бабочкой, то пытался завести знакомство с огромной собакой, которая всем своим видом показывала, что с таким малышом у нее не может быть ничего общего.


   - Жарко! – прервал молчание Валерий. – Как прошла ваша неделя?
   Ира, увидев в глазах Валерия Анатольевича явную заинтересованность, принялась рассказывать о Марине, Оксане, о переводе, который вчера с трудом закончила.


   Неожиданно мужчина прервал ее излияния:
   - Так жарко! Хотите пить?
   Ира удивилась (жары она не ощущала), но кивнула.
   - Я быстро: одна нога здесь, другая – там. Вам сок или воду? – уже на ходу спросил Валерий.


   Тедди забросил свои попытки знакомства, посмотрел на удаляющегося хозяина, потом на Ирину и побежал за очередной бабочкой.


  Валерий на самом деле вернулся очень быстро. В руках у него был небольшой пакет, из которого он, как волшебник, достал вишневый сок и банку пива. Не дожидаясь, когда Ира откроет сок, привычным жестом нажал на ключ и приложил банку к губам. Затем озорно рассмеялся и произнес:
   - Посмотрите, как смешно Тедди бегает за бабочками. Веселый малыш! Как он скрашивает мое одиночество после смерти Юлии, - на глазах показались слезы.
   - Я вас понимаю: она была хорошей женщиной и матерью.
   - Да! Мне так ее не хватает, хотя прошло уже несколько лет. Вот сын, когда женился и переехал, подарил мне это милое существо.
   - Зачем вы купили этот угрожающий комбинезон песику? Ему бы подошло что-то воздушное: он такой маленький, – спросила Ира, чтобы сменить не очень приятную для обоих тему.
   - Это не я, а одна знакомая. Она считала, что из нас двоих с Тедди кто-то должен быть мужчиной, - Валерий засмеялся.


   Ира пожалела, что завела этот разговор, потому что затем возникла пауза, которая слишком затянулась. Хорошо, что додумалась сменить платье на джинсы: как нелепо бы сейчас выглядела она рядом с Валерием в этой смешной ветровке и брюках с пузырями, а главное – с этим утренним пивом.


   Взглянув на часы, она достала мобильник и набрала номер дочери. Заспанный голос Марины ответил:
   - Мама! Что случилось? Мы еще спим.
   - Ты же хотела сегодня в парикмахерскую. Еще не передумала?
   - Конечно, передумала: ты же сказала, что не сможешь посидеть с Оксаной.
   - Уже смогу. Скоро приеду, собирайся.
   - Хорошо! – голос прозвучал бодрее.


   Ирина поднялась со скамейки, помахала Тедди и сказала:
    - Извините, но мне нужно посидеть с внучкой – долг бабушки. Хорошей вам прогулки.
   - Конечно-конечно! Я вам позвоню! – голос Валерия звучал бодро и весело. – Бабушка – это звучит гордо.


   Попрощавшись, Ирина достала сотовый и телефон и, найдя номер Валерия, сделала пометку: «Не брать трубку!» Улыбнулась: такой человек ей точно не нужен! Видимо, смерть жены так на него повлияла, что, если и не пьет слишком, то выпивает капитально. Да и женщины там периодически появляются и исчезают, видимо, как и она. От хорошего семьянина и когда-то веселого человека остались только карие озорные глаза. И как они умудрились не потухнуть от такой жизни?


     Через час она уже нажимала на кнопку звонка. Дверь открыла счастливая Марина, прижимающая к себе Оксану. Внучка пританцовывала на маминых руках и тянулась к бабушке, широко улыбаясь и демонстрируя очередной зубик.
   - Так вот почему она так плакала! – целуя малышку, сказала Ира.
   - Да, мы сегодня уже спали хорошо! – наливая чай на кухне продолжила разговор Марина. – А почему у тебя планы поменялись?
    - Да, ерунда, все нормально! – у нее никогда не было секретов от дочери, но рассказывать об утреннем свидании не было никакого желания. – Ты помнишь своего одноклассника Бориса Немцова? У него еще мама умерла, когда вы учились в одиннадцатом классе?


   - Конечно, помню! Он тогда с отцом переехал и заканчивал школу в соседнем районе. А с чего ты вдруг о нем вспомнила?
    - Я случайно на днях встретила Валерия Анатольевича, его отца. Борис, оказывается, женился.


   - Мама! Ты, как всегда, отстаешь от жизни! – улыбнулась дочь. – Или забыла. Я же тебе рассказывала, что видела Борьку после его свадьбы. Жаловался, что отец начал выпивать, из-за этого пришлось уйти с прошлой работы, потом, вроде бы, устроился в больницу, но все равно срывается. Как он сейчас выглядит?


   Ирина вспомнила куртку-ветровку не первой свежести, штаны с пузырями. Подумала: «Странно: в торговом центре он выглядел прилично! Наверное, все-таки, это было ради прогулки с собакой.» А вслух произнесла:
   - Да вроде бы нормально. У него все такие же озорные глаза.
   - Ох, мама, любитель ты мужских глаз, - сделала вывод Марина. Но, увидев грусть в глазах матери, добавила:
   - Так я собираюсь?
   - Конечно! Мы с Оксаной найдем чем заняться!


   Время, проведенное с внучкой, пролетело незаметно. Они дружно ползали по полу, раскидывали с удовольствием игрушки, затем героически складывали их в коробку. Ирина перепела весь известный ей детский репертуар. Пять раз «на бис» исполнила любимую Оксаной «Крейсер «Аврора». Помогла внучке справиться с «Агушей» и, наконец, к приходу дочери уложила малышку спать.


   Вечером в одиночестве у себя на кухне она наслаждалась ароматным кофе и с интересом наблюдала, как за окном на ветке клена галки что-то шумно делили между собой. Толстый соседский рыжий кот с наглым видом, думая, что его никто не видит, медленно подползал по тонкой ветке к не обращающим ни на что внимания птицам. Досмотреть, чем закончится охота кота, не удалось: в дверь позвонили.


    Не взглянув в глазок, Ирина приоткрыла входную дверь – на пороге стоял Кирилл, к его ногам прижималась маленькая девочка с испуганными голубыми глазами.
   - Добрый вечер! Ира! Извините, но мне нужна ваша помощь, - смущаясь произнес сосед. – Мне нужно срочно отъехать, а Нику оставить не с кем. Это всего на пару часов.
   - Хорошо! А ты не будешь плакать? – улыбаясь, обратилась она к девочке.


   Малышка посмотрела на Ирину и быстро-быстро начала моргать, при этом черные реснички взлетали как бабочки.
   - Ника! Ты что? Не позорь меня, - Кирилл присел рядом с дочерью, нежно стер навернувшиеся слезинки, поцеловал в носик. – Я сейчас сам заплачу!
   При этом он изобразил такую смешную гримасу, что девочка не выдержала и засмеялась.
   - Ну, вот, все хорошо! Тетя очень хорошая, не волнуйся. И я скоро приеду. Ирина, спасибо, что не отказали, я вам потом все объясню, если захотите, - в голосе одновременно слышались волнение и неприкрытая нежность.
    «Сегодня бабушкин день! – грустно подумала Ира, когда за Кириллом закрылась дверь. – Весь день занимаюсь развлечением детей!»


   Ника оказалась прелестным и очень умным ребенком. Она с удовольствием составила Ирине компанию в приготовлении теста для блинов, при этом вымазала мукой не только лицо и руки, но и замечательный голубенький джинсовый сарафанчик. Когда она в очередной раз вытирала пальчики об одежду, то залилась таким голосистым смехом, что Ира тут же его подхватывала, и обе затем никак не могли остановиться.


    Блины Ника ела тоже своеобразно: она в свои три года уверенно держала в руках вилку, делала попытки ножом отрезать небольшой кусочек. При этом смешно кряхтела и отказывалась от помощи. В качестве начинки использовала все, что стояло на столе: сметану, варенье, сгущенное молоко. Аппетит у девочки был отличный. Ира вспомнила, с каким трудом кормила утром «Агушей» Оксану: «Ложечку за маму, ложечку за папу, ложечку бабушке!»


   После ужина они перебрались в комнату, где Ника с радостью обнаружила несколько игрушек.


   - Это чье? – осведомилась она.
   - Моей внучки.
   - У вас есть внучка? – удивленно и так смешно протянула последнее слово девочка, что Ирина опять засмеялась.
   - Да, ее зовут Оксана.
   - И где ее мама? – очень серьезно осведомилась малышка. – Болеет?
   - Почему ты так решила?
   - Подумала, что у всех девочек мамы болеют.
   Ирина не решилась продолжить разговор и быстро перевела его на другую тему:
   - Ника! А ты стихи знаешь?
   - Конечно, - обиженно отозвалась малышка. – Хотите прочитаю?


    Ирина кивнула. Девочка вышла на середину комнаты, подняла вверх правую руку и продекламировала:

 Осень. Обсыпается весь наш бедный сад,
 Листья пожелтевшие по ветру летят;
Лишь вдали красуются, там, на дне долин,
Кисти ярко – красные вянущих рябин.



   -Ух, ты! Кто же с тобой учил такое?
   - Мама, - на глазах Ники появились слезы.
   - Какая мама у тебя молодец! А еще стихи знаешь?
   Девочка смешно нахмурила лоб, затем улыбнулась, снова встала в позу и произнесла:



Купили в магазине
Резиновую Зину,
Резиновую Зину
В корзинке принесли.
Она была разиней,
Резиновая Зина,
Упала из корзины,
Измазалась в грязи.
Мы вымоем в бензине
Резиновую Зину,
Мы вымоем в бензине
И пальцем погрозим:
Не будь такой разиней,
Резиновая Зина,
А то отправим Зину
Обратно в магазин.



   - Прямо как я, когда мукой выпачкалась, - вспомнила Ника и звонко рассмеялась.
   - Точно! Только тебя обратно не отдадим, - добавила Ирина.
   - Можно я к вам еще в гости приду? – как бы между прочим спросила Ника и заглянула Ире в глаза.
   - Приходи! Мы в следующий раз торт печь будем.
   - Ура-ура! – захлопала в ладоши и запрыгала радостная девочка.
   Возвращение Кирилла было встречено радостно.
   - Папа! Мы с тетей Ирой блины пекли! Знаешь, какие вкусные! А потом еще и торт печь будем, - восхищенно рассказывала дочь тоненьким голоском с небольшой хрипотцой.


   Ира вспомнила стихи, прочитанные девочкой: вроде бы все читала и произносила правильно, но этот хриплый или простуженный голосок звучал по-взрослому. Похвалила:
  -  Ника умница: много стихов знает.
  - Спасибо, что помогли, я вам очень благодарен! – быстро произнес Кирилл и внимательно посмотрел в Ирины глаза. А затем тихо добавил:
   - Ты мне очень нужна!


   Не дожидаясь ответа, он повернулся, взял Нику за руку и вышел из квартиры.
   На следующую тренировку Кирилл опоздал. Музыка в зале уже звучала. Настроение у женской части группы было одинаковым: студентки посматривали на дверь, Наталья Борисовна то и дело поправляла прическу, сотрудницы соседнего офиса уныло повторяли движения новой программы. Снежана на их фоне выглядела Спящей царевной: вяло пытаясь двигаться под музыку, она не попадала в такт, так что студентки, глядя в зеркало на ее попытки выполнить упражнение, весело перешептывались и потихоньку хихикали. Та не обращала на них никакого внимания, медленно наклоняясь и делая очередной выдох.


   Кирилл появился неожиданно, когда уже никто не ожидал. В тот момент, когда одна композиция закончилась, а другая еще не началась, открылась дверь и на пороге появилась улыбающаяся Ника.
   - Тетя Ира! Можно мы войдем! – с порога радостно крикнула девочка и тут же прикрыла рот ладошкой. – Ой, извините!
   Она сразу перешла почти на шепот, но никто, кроме Иры, стоящей около двери, ее все равно не слышал:
   - Папа сказал не разговаривать громко! – добавила малышка, отстраняясь и пропуская в зал Кирилла.
   - Ирина Петровна! Извините за опоздание! Можно Ника посидит? Она не будет мешать.


    Ирина кивнула, девочка пристроилась на низкой скамеечке рядом с огромным, во всю стену, зеркалом и начала с любопытством рассматривать присутствующих.
   Ирина Петровна же с интересом наблюдала, как преобразились занимающиеся: Наталья Борисовна в очередной раз поправила прическу, студентки перестали хихикать и старательно тянули руки к пяткам, сотрудницы соседнего офиса делали вид, что им все равно. И только Снежана с удивлением уставилась на Нику и даже забыла радостно кивнуть Кириллу и сказать какую-нибудь глупость.


   «Да, девочка! А ты думала: он такой молодой, красивый и свободный! - усмехаясь, подумала Ирина, успевающая демонстрировать правильное выполнение движений и одновременно размышлять. – Что же случилось с его бывшей женой?»
    После того, как Кирилл оставлял у нее Нику, прошло два дня. Мужчина больше не заходил, машины у подъезда не было. Ирина думала, что ему опять пришлось уехать. А вот сегодня он пришел на занятия вместе с дочерью.


   Ника, спокойно просидевшая минут десять, не сдержала данное отцу обещание и начала сначала пританцовывать на месте, затем поднялась и, любуясь на свое отражение в зеркале, энергично, под музыку, стала повторять за Ириной движения. Получалось у нее смешно, но наблюдать за ней было интересно. Кирилл хотел прекратить танцы дочери, но Ира жестом его остановила.
    - Подтяните животы, смотрите, у ребенка лучше получается! – весело обратилась к занимающимся тренер. – Вы же не группа здоровья!


   Все засмеялись, лишь Снежана поджала губки и отвернулась. За всю тренировку она не сказала ни слова.


   Музыка отзвучала, Ирина Петровна поблагодарила всех за занятие, и женщины, кроме Снежаны, быстро вышедшей из зала, окружили смущенную Нику.
   Ирина в этот момент отправилась переодеваться. Она надеялась незаметно выйти из клуба и спокойно отправиться к метро, минуя Кирилла. Машину она утром отогнала в сервис на ТО, а сама на время стала пешеходом.


   - Ирина Петровна! Ира! – мужчина все-таки ее опередил. – Я видел: вы без машины. Мы вас подвезем.
   Ника радостно махала руками с детского кресла.
   - Тетя Ира! Садитесь скорее!
   Подумав, Ира открыла дверцу и пристроилась на переднем сидении.
   - А я завтра уезжаю домой, - радостно сообщила девочка. Хрипотцы в ее голосе уже не слышалось. – Маму скоро из больницы выписывают! А пока я буду с бабушкой.
    - Я очень за тебя и твою маму рада!
    Всю дорогу до дома молчали, только Ника на заднем сидении что-то весело напевала.


   Молчание прервал телефонный звонок. Ирина достала мобильник и увидела: «Не брать трубку!». Нажала на кнопку «отклонить» и тут же пожалела: звонок раздался снова. Кирилл внимательно взглянул на Иру, которая смотрела на экран телефона и как будто не замечала пульсирующую на нем трубку.
   - Тетя Ира! Это у вас телефон поет или у папы? – донесся тоненький голосочек Ники, которая прекратила свое тихое пение.
   - Кто-то ошибся! – отозвалась Ирина и отключила телефон.
   Около подъезда Кирилл, помогая дочери освободиться от сдерживающих ремней детского кресла, тихо спросил:
   - Ира! Можно я зайду, когда Ника заснет?
   Помедлив, та просто кивнула и, махнув на прощание девочке рукой, вошла в подъезд.


    Поднявшись к себе, Ирина молнией начала носиться по квартире, пряча одежду в шкаф, расставляя аккуратно обувь в прихожей; в ванной зачем-то сменила полотенце, бросила быстрый взгляд в зеркало, схватила расческу и провела ей по волосам. Опять посмотрела на свое отражение, передернула плечами, помчалась в комнату, достала из шкафа джинсы и любимую футболку, вернулась в ванную и открыла кран.


   Через пятнадцать минут успокоившаяся, посвежевшая, она на кухне достала еще одну чашку из шкафа, поставила вазочку с конфетами на стол, включила электрочайник и присела около окошка. На душе было какое-то странное волнение. Она чувствовала себя школьницей, впервые собирающейся на свидание. Сейчас, ожидая Кирилла, она впервые почувствовала, как учащенно бьется сердце, когда она думает о молодом соседе. «Ну, какой он молодой! Подумаешь, четыре года разницы! – начала успокаивать себя Ирина. – Моя бабушка была старше деда на десять лет, и ничего: почти пятьдесят лет прожили. Да и не замуж же я собираюсь. И вообще, я же не знаю, зачем он придет.» Сердце бешено колотилось почему-то в горле. Дышать становилось труднее. «Ох, и глупая ты, Ирка! Сама себе боишься признаться, что он тебе нравится. Тебе почти сорок, а ведешь себя как девчонка!»


   Чайник успел уже остыть, когда Кирилл позвонил в дверь. Вид у него был не из лучших: черные круги под глазами, лицо осунувшееся, видимо, последние события наложили свой отпечаток.


   Ирина снова включила чайник, достала баночку с медом, лимон, посмотрела на мужчину, открыла шкафчик и извлекла бутылку коньяка. Кирилл жестом показал, что последнее совсем ни к чему.
   Разливая чай, она молчала.


   - Ира! - он взял ее руки в свои ладони. – Я так рад, что ты рядом. Не перебивай, пожалуйста. Наташа, моя бывшая жена, попала в больницу. Ее … друг как-то неожиданно исчез, узнав, что у нее внематочная беременность и есть угроза здоровью. Хорошо, что хоть мне сообщил. Смылся, испугавшись, не захотел с Никой остаться. Теперь все в порядке, Наташина мама приехала сегодня вечером, завтра дочку отвезу к ней.


   Он замолчал. Потом неожиданно спросил:
   - Почему ты меня избегаешь? Я же вижу, что тебе приходится заставлять себя это делать. Глаза обманывать не умеют.
   Ира сделала попытку ответить, но Кирилл улыбнулся и продолжил:
   - Только не нужно вспоминать, сколько мне лет. Через четыре года я буду твоим ровесником.


   Он снова улыбнулся и посмотрел на Ирину. В ее глазах сверкнули огоньки, и она улыбнулась в ответ.


   - Ты самая лучшая … бабушка! – Кирилл рассмеялся, видя, как она хочет возмутиться. – И не только бабушка! Просто замечательная женщина. Ника сказала, что ты танцуешь лучше всех, даже лучше ее мамы.
   - Это самая высокая похвала, - Ира освободила одну руку и провела ей по щеке мужчины. Он медленно привлек ее к себе и поцеловал.
   - Ну, какая же ты бабушка! Ты просто девчонка! И я люблю тебя!


   Ирина, не открывая глаза, нашла рукой выключатель. В темноте она чувствовала нежные поцелуи Кирилла, из глаз ее текли слезы радости.
   «Пусть бабушка! Зато счастливая!» - пронеслось в голове.



***

   Прошло два месяца. За это время Кирилл переехал к Ирине. Ника в выходные вместе с «тетей Ирой» пекла очередные торты.


   Наталья Борисовна больше прическу не меняла, а девчонки-студентки в раздевалке выяснили, что она просто любит импровизировать с париками. Снежана же больше на тренировках не появлялась: она переметнулась на занятия йогой, узнав, что там холостой тренер.

 
   Марина, придя однажды в гости к Ирине и Кириллу, сообщила, что скоро станет мамой во второй раз.
   - Бабушка! Я тебя поздравляю! – Кирилл привлек к себе любимую женщину и хитро улыбнулся.   
   


Рецензии