Кое -что из жизни мебели

  Хозяева  уехали и надолго. Самое время  привести в порядок  свои мысли, окунуться  в  воспоминания.
-  Сколько  же лет мы вместе  - подумал  он.
-  Да уже лет пятнадцать.
 
 Они  встретились в магазине и сразу произвели на него приятное впечатление. Особенно понравилась  женщина, миниатюрная  хрупкая с шоколадными  глазами и  каким – то теплым, мягким голосом.
- Да…-
 От воспоминаний он перешел к настоящему.
-  Как же так, я ведь их так хорошо знал, намного лучше, чем они знают  друг друга,  да и самих себя. Я ведь знаю каждый изгиб их тел, каждое их движение.
   Я ведь не просто свидетель, я соучастник   их жизни.
  Как я переживал, когда под  Новый год,  женщина лежала  с температурой под сорок. Мужчина  звонил,  вызывал «Скорую…», протирал её водкой.  Хорошо,  всё обошлось.  Как она сломала  палец на ноге. В тот вечер  ещё  шёл фильм  Мартина  Скорцези « Последнее искушение Христа». Так и не довелось его досмотреть. -
-  Да, и много ещё чего было.
   
 - И вот теперь…
  Из книг,  которые  они  читали внукам,  он знал, что  когда - то  вещи служили людям очень  долго.
На одной и той же кровати давалась жизнь целым семейным династиям.
 А кожаные диваны, кресла, чего только  не пережили они за свою долгую жизнь.
 А столы, добротные  дубовые столы,  скрывавшие в своих толстых ножках  семейные  сбережения  и фамильные реликвии.

 Они жили вместе с людьми и гибли,  как и люди  в пожарах, войнах, нашествиях.
Сгорали в печках – буржуйках, согревая своих хозяев в мерзлых ленинградских стенах.  Люди вспоминали их с благодарностью.

  Потом наступили  другие  времена.  Новое поколение  хозяев  выбрасывали их старых, заслуженных на помойки и ставили в своих квартирах, извините  за  выражение  «мебель»  из прессованных опилок, которая ещё и ужасно пахла.


  Были, конечно, люди понимавшие толк в вещах, они сохраняли старую  мебель  и даже собирали  выброшенную. 

   И он снова вернулся   к настоящему  времени.
- И что  она стала мною так недовольна. То ей тесно, то ей ещё что-то …
  Уж эти  женщины! Я, конечно, не благородных кровей, но меня конструировали и делали добросовестные люди. Я не скриплю, не проваливаюсь под ними  и места немного  занимаю. Что ей ещё надо…  А моё благородное название – ДИВАН, так ещё турецкое правительство, когда  Турция  была  «Великой Портой»,  диваном называлось.
И меня поменять на какую - то кровать, пусть  даже с  песочно – часовым матрацем…
  Мужчина  за меня заступается. Мы, мужчины, конечно, несколько  консервативны,  да и мужская солидарность срабатывает.
 Он её убеждает, что кровать займет много места  и надо избавиться от швейной машины.   Зачем она была нужна, я, диван, не знаю. Сколько   в доме живу,  не видел, что бы она  работала. Иногда, мы с ней болтали,  всё- таки соседка. Другие соседи  -  книжные полки, очень высокомерные, на них стоит много умных книг и полки считают себя очень умными. В конце -  концов   гордячка  со штампованными  железными ногами  отправилась на дачу.
 Чувствую я, что скоро предстоит и мне почетная  ссылка  в другую комнату, где иногда на мне  будут спать гости.

Вот такая моя история, такая судьба.  И ещё  очень люблю сказку  Андерсена «Старый  уличный фонарь».  До свиданья.








 

.


Рецензии
Старая и добротная мебель, как и старые добрые люди сегодня, увы, нарушают постоянно обновляемый ложью мир...
Всего доброго Вам, Леонид!
С уважением,
Виорэль.

Виорэль Ломов   28.10.2016 18:52     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.