Яблочный Спас. Записки из-под колёс

Яблочный спас. Записки из-под колёс.

На стене здания мигало половина шестого, уже приближался вечерний час пик. Я, как всегда, выскочил на стоянку, как всегда, оглядывая сквозь стальные прутья забора выезд к светофору на перекрёсток, как всегда, желая побыстрее выехать и укатить из города, пока не начались вечерние пробки. Он опять, ловко перебирая большими руками, крутился среди стоящих у светофора машин на своей коляске с большими колёсами. Немолодой мужик, безногий, грязный, косматый. с пухлыми синими губами в чёрно-седой щетине и невидимыми среди морщин глазами. Я уже знал, что он появляется на этом перекрёстке два раза в неделю, по вторникам и четвергам или по средам и пятницам. Просто, катается от машины к машине, принимает от сердобольных деньги, кладёт в грязную шапку на замотанных обрубках коленей, кланяется, быстро благодарит и катит дальше.

Я давал ему денег прямо на выезде со стоянки, почти постоянно, каждую неделю, просто так, даже не задумываясь, кто он и почему без ног. Он - человек, и ему очень нелегко существовать в этой жизни. Он уже знал на стоянке многих, кто даёт. Просто видел издалека, быстро подкатывал, получал десятку, кланялся, всё также благодарил и укатывал к светофору.

Я перекладывал в карман рубашки дежурную десятку, когда впереди у светофора перед коляской распахнулась задняя дверца "Жигулей", то ли "пятёрки", то ли "семёрки". Из машины выскочила старая, седая женщина. Кивая головой, что-то быстро говоря и улыбаясь, она нагнулась в машину, что-то достала, сунула в грязные руки инвалида, потом ещё. Он слушал, кивал головой, выставив пухлые губы. Светофор вспыхнул зелёным, задние машины уже начали нервно сигналить. Старушка что-то быстро-быстро протараторила, неуклюже влезла в машину, поток двинулся вперёд, и все, наконец, успокоились.

Он заметил меня идущим к своей машине и уже катил на стоянку за очередной подачкой. Но, лихо въехав двумя колёсами в ворота, не остановился, как всегда останавливался, а быстро промчался ещё метров десять в сторону, где стоял мусорный бак.

Грязные, чёрные руки, торопливо вытряхивали из шапки и с обрубков ног крупные, наливные, красные яблоки, швыряя их в вонючее бутылочно-бумажное чрево, кишащее мухами и осами... Проворно расправившись с плодами, он, всё-таки, успел занять своё привычное место слева у ворот, когда джип проехал мимо, демонстративно поднимая боковое стекло.

Щёлочки невидимых глаз сжались, словно прицеливаясь сквозь коричневые морщины, и тут же с пухлых синих губ презрительно полетел вслед уходящей машине злой, ядовитый плевок.

Яблочный Спас, праздник, Преображение Господне, преображение людское…


Рецензии
Вы знаете, стало как-то очень горько и обидно, что Ваш "герой-убогий" оказался заурядным отморозком. Миниатюра великолепна. Несколько штрихов и образ предстает в полном объеме так, что и добавить нечего. Картина типична, у меня тоже кое-что есть относительно "профсоюза попрошаек" в "Клятве Гиппократа" и "Нет пророка". Но Ваш, извините, сволочь, конченная.

Константин Франишин 2   23.07.2017 18:07     Заявить о нарушении
Да, конечно, всё это очевидно и понятно, но... Но не так однозначно, как видится с первого взгляда, по крайней мере, с "нашей" стороны увиденных событий. Да, легко говорить, что человек должен всегда оставаться человеком и т.д. Да и тема подаяний, как таковых, тоже весьма неоднозначна со всех сторон - и со стороны просящих, и стороны подающих.

Элем Миллер   26.07.2017 21:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.