Мы же люди!

          Услышав щелчок закрывающегося дверного замка, дед Лёша потянулся, несколько раз развёл руки в стороны, согнул и разогнул ноги в коленях и только после такой процедуры встал с дивана.

          Он обожал это утреннее время! Правнук в школе, те, кому положено по возрасту - зарабатывают на жизнь, а он до вечера остаётся хозяином в доме. Обойдя пустую квартиру, дед Лёша включил телевизор, настроил его на канал Discovery и опять прилёг на диванчик, полностью погрузившись в свои любимые передачи о возникновении вселенной и жизни на земле. Реальность и увиденное на экране сплелось настолько, что через несколько мгновений он уже не отличал одно от другого…

***

          На белом песочке у самой кромки воды сидел старик и любовался закатом. Сегодня море отдыхало. Прибоя не слышно. Красиво и тихо. Покоя хочется всем.

          В последнее время старик часто впадал в прострацию. Пусть! Какая разница! Жизнь прожита, и Земля в обратную сторону не закрутится...
 
          Внезапно его зрачки шевельнулись, будто вспомнив что-то очень важное! Опершись на трость, он поднялся и побрёл в сторону старого, но всё ещё крепкого коттеджа, который уютно расположился на пригорке у берега небольшого залива.

          Дойдя до калитки, остановился передохнуть и в сотый раз подумал, что надо бы давно снять её с петель за ненадобностью. Дорожка до крылечка, когда-то выложенная красивой плиткой, заросла травой, но сам двор маленького дворца, несмотря на запустение, выглядел живописно благодаря дикому винограду, ласково обнявшему и забор с калиткой, и беседку, и часть самого дома. Дверь в нём была открыта, и старик с порога увидел своего товарища, лежащего навзничь на большой кровати. Здесь всё было ветхим: и вещи, и они оба.
 
          -- Ник, ты, как? - спросил он, внимательно всматриваясь в лицо друга.
          -- Живой! И даже съел бы что-нибудь.
          -- Сейчас организую. А давай хряпнем глоток виски или коньяку. Чего тебе больше хочется?
          -- Не поверишь... Шампанского!
          -- Шампанское есть. Но боюсь, что прокисло. Ему лет сорок, не меньше. Ты же знаешь…
          -- Тогда лучше водки, уж ей точно ничего не сделалось. И галет с огурчиком. Хорошо, что мы их замариновали впрок.
          -- Вот и ладно, - старик засуетился, радуясь появившейся заботе.
 
          Из соседней комнаты, под потолок уставленной разными коробками с продуктами, он вынес бутылку водки, банку маринованных огурцов и пачку галет. Потом вышел на крыльцо, дотянулся до лозы, прилепившейся к самой стене дома, и сорвал пару спелых кистей дикого винограда.
 
          -- Готово, - он разлил в хрустальные рюмки водку и разложил на симпатичные тарелочки огурцы, галеты и виноград. Затем сервировал ужин на маленьком столике с колёсиками, подкатил его к больному другу и уселся напротив.
          -- Ох, Алекс! Заскучаешь тут один! - Намекнул на свою болезнь и немощь Ник.
          -- Не надо об этом. Давай выпьем!
 
          Они выпили, похрустели огурцами, потом Алекс налил в маленькую пиалу немного водки и размочил в ней пару галет.
 
          -- Теперь поешь, - он подал другу серебряную ложечку и пиалу с размякшими галетами.
          -- Вспомнил! Сегодня мне исполнилось девяносто два, - оживился Ник.
          -- Прости! С утра хотел тебя поздравить, а после пошёл на речку за водой, заодно решил проведать наших женщин и забыл. Склероз не лечится! О нём просто не помнят - сам понимаешь, – пошутил Алекс. - Недалеко от тебя ушёл, всего на пять лет моложе. Ещё успел тогда родиться…
          -- Не переживай, Алекс! Это я так… Для поддержания разговора. Как там? - спросил Ник, не обращая внимания на последнюю фразу друга.               
          -- Могилку Эльзы поправил. У Мэри выровнял покосившийся крест. Поговорил, приветы передал. Там всё покойно. Нас дожидаются.
          -- Спасибо тебе! Пусть подождут...
          -- Я сейчас, - Алекс вышел и вернулся с букетом бордовых некрупных георгинов, сорванных в палисаднике. – Вот, поздравляю! И поживи ещё, пожалуйста.
          -- Благодарствую! Люблю эти цветочки. Не очень нежные, но пахучие и разнообразные в оттенках. Раньше у себя на ферме всегда их выращивал. Эльза удивлялась: почему не розы? А после…
          -- А после цветы остались, а люди выродились, - продолжил фразу Алекс.
          -- Такая горькая "селяви"!
          -- Не понимаю, Ник! И как мы с тобой умудрились дожить до стольких лет! Ни хворь, ни потеря близких нас не взяла.
          -- А подлей-ка в пиалу ещё капельку водочки. Мне понравилась твоя тюря.
          -- И в пиалу, и в рюмочку. Твоё здоровье, Ник!
          -- Так тепло и приятно стало, а перед глазами жена и жизнь наша бесплодная.
          -- И ваша, и наша...
          -- И всех, - добавил Ник.
          -- Я тут вспомнил шок, когда перестали рождаться дети, - начал их ежевечерний разговор об одном и том же Алекс.
          -- И наука не помогла, - вздохнул Ник, - а ведь это ещё древние греки предрекали!
          -- И современные фантасты.
          -- Нас оставалось всё меньше и меньше, - в глазах Ника блеснули слёзы.
          -- Не плачь, чего уж теперь, – Алекс легонько дотронулся руки товарища и замолчал.
          -- Говори со мной, пожалуйста. Я устал от тишины, - попросил Ник.
          -- Хорошо, – и Алекс спокойным тоном рассказчика уже не в первый раз стал озвучивать их прошлое. – Помню, повзрослев и прекрасно осознав случившееся, я влюблялся, веселился, читал книги и даже писал стихи. Постепенно человечество свыклось с мыслью, что земля скоро опустеет.
          -- Как в песне: "Так же пусто было на Земле, и когда летал Экзюпери...".
          -- В песне о другом: он летал, она ждала его на Земле.
          -- Мы тоже летим! На большом-большом звездолёте. Только нас никто не ждёт, - грустно ответил Ник. - А помнишь, как мы встретились?
          -- Конечно!
          -- Всё равно - напомни.
          -- Тогда ещё работал транспорт. Оставшиеся в живых, искали для себя последнее удобное пристанище. Так я увидел Америку, где познакомился с тобой и твоей супругой, - спокойно и неторопливо говорил Алекс.
          -- Ты же тогда случайно оказался на нашей ферме?
          -- Ну да! Порезал палец, а бинта и перекиси водорода под рукой не оказалось. Вот к вам и заехал.
          -- А моя Эльза сделала тебе перевязку, потом мы ужинали и долго говорили обо всём на свете.
          -- Вы мне очень понравились: дружелюбные, сердечные, простые в обхождении.
          -- И ты нам тоже!
          -- Я это понял. Потому и смог уговорить вас бросить родные места, чтобы поехать со мной в Австралию. И там я встретил Мэри.
          -- Тогда нас стало четверо! Мы вместе выбрали этот благостный уголок у моря, - Ник прекрасно помнил прошлое.
          -- Да. Выбрали именно этот. Нашим женщинам понравилось, что рядом ореховая роща, - продолжал Алекс.
          -- Выручил сад и небольшая речка. Эльза с Мери занимались огородом.
          -- А мы с тобой его благополучно забросили, - Алекс улыбнулся.
          -- Галеты пахнут мясом, – неожиданно сменил тему Ник, засунув кончик носа в пиалу.
          -- Это у тебя нервное.
          -- Угу! Глючит на всех фронтах! Ох, и достанется тебе скоро!
          -- Ничего, справлюсь. - Алекс обрадовался, что друг ещё мог шутить, и продолжил, - вкус мяса не помню! Всю живность люди давно съели. Коровок с хрюшками видел только на картинках. А новые, как и люди, больше не рождались.
          -- А я что-то помню! Может, кажется, - Ник зачмокал губами.
          -- Представляешь, давеча ворону встретил и даже слышал, как каркнула пару раз. Эта птичка может нас с тобой пережить, - Алекс опять улыбнулся.
          -- Хорошо хоть растения остались, насекомые летают, да толща воды уберегла рыб.
          -- Думаешь, что через какое-то время из воды на сушу выйдет новая жизнь?
          -- Хотелось бы…
          -- С ума сойти! Два старых больных, доживающих свой век идиота, возможно, последние из всего человеческого рода на земле, мечтают о высоком! О продолжении жизни на их планете! – усмехнулся Алекс.
          -- Почему бы нет? Мы же с тобой не какие-нибудь отморозки, которых лет тридцать назад ещё хватало.
          -- Хватало! А после как-то всё утихомирилось.
          -- Стало не до разборок...
          -- Не до них! Прежние  поколения вымирали. Те, кто успел родиться до катастрофы - взрослели, и постепенно остались только пожилые да старики, - продолжал беседу Алекс, - воевать становилось некому и не с кем.
          -- Угу! А богатства, созданного человечеством предостаточно.
          -- Обошлись без делёжки. Можно было не работать!
          -- И не говори! Дома пустые – выбирай любой! Нефть с газом уже без надобности, топи печь дровами, туши морковку с баклажанами или за счёт НЗ доживай! - разразился на тираду Ник.
          -- Коммунизм нарисовал! Мечта мирового пролетариата сбылась, - Алекс обрадовался, что ему удалось вызвать оживление на лице друга.
          -- Написать бы обо всём, что случилось. Только читать теперь некому. За что с нами так, Алекс?
          -- С кем, с нами?
          -- С нами, со всеми!
          -- Значит, было за что.
          -- И Ему от этого легче?
          -- Скоро спросим! – Алекс глянул в глаза Ника. Убедившись, что их разговор тому ещё в охотку, продолжил, - когда-то прочитал о Вселенной как о живом организме. Бесконечная во времени и пространстве - она дышит! Гаснут одни звёзды, зарождаются новые. И в космос постоянно вбрасывается огромное количество самой разной энергии и космической пыли. – Немного помолчав, добавил, - что несёт она нам?
          -- Уже принесла, - пробормотал Ник.
          -- Может и так, а может несчастье произошло из-за большой вспышки на солнце, энергия которой пробила в атмосфере Земли дырочку и, дошедшее до нас излучение повлияло на рождаемость.
          -- Ещё как повлияло…
          -- Ладно. Спи! - Укрыв друга пледом, Алекс аккуратно убрал остатки еды в шкаф и вышел на крыльцо.

          Потом пошёл к морю и стал внимательно всматриваться сначала в водную гладь, а затем разглядывать звёздное небо... Было по-прежнему тихо. Светила луна. И от неё на море в сторону дома протянулась золотая дорожка. Старик будто слился и с морем, и с небом, ощущая всеми фибрами души окружающий мир!

          Внезапно тишину нарушил всплеск воды и какой-то непонятный шорох... Он опустил голову и ошеломлённо ахнул! Из воды пыталось выскочить небольшое существо, напоминающее рыбку и ящерку одновременно.

          Алекс замер! Неужели Новая Жизнь?
          Возможно ли? Опять? Опять всё будет? Всё повторится?          
          Это ли не счастье?!
          Он ощутил его каждой клеточкой своего старого тела.
          Счастье нахлынуло и не уходило...

          Боясь спугнуть «новую жизнь», Алекс тихонько отступил и, буквально крадучись, вернулся в дом. Теперь они не одни. Теперь их трое! Или больше?

          Значит, будут жить! Жить и надеется...
          Что всё будет! Будет ещё раз!

***
 
          Дед Лёша очнулся...

          Но под впечатлением просмотра передач любимого телеканала, и пригрезившейся истории, очень долго смотрел на рыбок в большом аквариуме, подаренном правнуку к новому учебному году. Успокоившись, попил чайку и засобирался в магазин, памятуя, что обещал мальцу крутой конструктор, а слово, данное детям, надо выполнять обязательно! А ещё подумал, что давно не звонил своему верному другу Николаю. И решил сделать это незамедлительно: узнать, здоров ли тот и имеется ли у него какая-либо просьба или пожелание!

          Выйдя на улицу, дед Лёша с удовольствием отметил, что денёк намечается замечательный, что солнышко светит хотя и ярко, но ласково, а вспомнив утреннею историю, легонько погрозил ему пальцем и тихонько попросил:
 
          -- Не хулигань там шибко… Пожалуйста! Мы же люди, а не динозавры…



Фото из Интернета. Спасибо автору.


Рецензии
Проглотила рассказ не жуя, если можно так говорить о прозе. Наши люди - в булочную на такси не ездят, но чекушку и огурчики найдут даже на другой планете, на том стоят. :)))
Впечатление от рассказа как от цунами - прокатилось гигантской волной, смыло всё и вся, и надеяться не на что... И вдруг случилось нежданное, совсем уж невероятное - плеснулась, толкнулась несмело, постучалась в двери новая неведомая жизнь!
"Теперь они не одни. Теперь их трое! Или больше?...Значит, будут жить!"
Как же хорошо, как замечательно кончается рассказ, изначально обещавший трагедию, апокалипсис, умирание.
"Счастье нахлынуло и не уходило". И светло на душе. Спасибо, Светлана!

Ирина Верехтина   12.09.2016 14:08     Заявить о нарушении
...мне на другом сайте одна шибко всеведущая мадам написала, что тема не нова, что есть такой фантаст Артур Кларк, который тоже писал о данной катастрофе. Я ответила, что о любви писал не только Пушкин, но и Толстой. А после меня поддержал один человек, ответивший этой мадам, что автор не обязан быть в курсе всего-всего написанного.
А потом, мой рассказ скорее прикол...
И хорошо, что в душе после него светло.
Спасибо, Ирина! и за поддержку, и за понимание.

Светлана Рассказова   12.09.2016 14:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 55 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.