Живи-2. Глава 1. Черное и белое

От автора:
"Живи. Люби. Верь" - вторая часть трилогии "Живи..."

К первой части: "Живи. Не Бойся. Будь собой" http://www.proza.ru/2014/09/08/1719


***

Где я. Что со мной. Почему так болит голова.

Я не могу думать. Не могу защититься.

Передо мной всё, как в тумане. Пытаюсь открыть глаза. Не выходит. Как будто сплю. Слышу чьи-то голоса, но не могу различить ни слова. Перед глазами, как кадры из кинофильма, мелькают треугольники и квадраты. Они то отдаляются, то приближаются.

«Открыть глаза».

Мозг не повинуется.

Майкл, где ты.

Нет ответа.

Черт возьми, что же произошло.

Картинка начинает проясняться. Вижу какие-то черные пятна, чувствую боль в правой руке. Игла. Голоса становятся четче, но больше напоминают заезженную пластинку. Я могу попробовать. Я могу…

В кровь попала очередная порция наркоза, и я провалилась в сон.

Очнулась в полутьме на грязном полу. На потолке тускло мерцала лампочка, то затухая, то вновь загораясь. Пахло плесенью и сыростью. Холодно. Похоже, подвал. Прибежала голодная крыса. Пошла вон, я еще живая.

Попыталась подняться, но обессиленно рухнула, ударившись головой об пол. Боженьки, как больно! Из раны сочилась кровь, я чувствовала эту холодную липкую жижу. Я стиснула зубы. Терпеть и ждать. Терпеть и ждать.

Может быть, проверить снова?..

«Лечение».

Я почувствовала легкое покалывание в области головы. Неужели работает?..

Кажется, прошла целая вечность, пока рана на затылке затянулась окончательно. После мозг принялся за себя – видимо, не обошлось без сотрясения. Он восстанавливался долго, очень долго. Крыса подбегала не раз, обнюхивая мое тело, но я старалась лежать как можно спокойнее.

Закончив самолечение, мозг убрал с правой руки следы болезненных уколов – либо эти гады не могли найти мою вену, либо они просто садисты.

Наконец, я ощутила, что снова полна сил и энергии. Поднялась с пола. Огляделась. Кажется, я находилась в самой жопе мира. Это действительно напоминало подвал. Вот только вместо двери была решетка.

«Майкл... Майкл! Ты слышишь меня? Любимый, ответь…» - все еще теша себя надеждой, прошептала я.

Молчание.

«Майкл, солнышко мое, ответь…» - сдавленно повторила я.
«Ох, святые небеса! Маша! Где ты, что с тобой?!»
«О, Майкл! Слава богу… Я… я не знаю, что случилось... Наверное, меня похитили. Я в холодном подвале без окон. Здесь нет нормальной двери, только решетка».
«Они уже общались с тобой?»
«Нет, Майкл. Я не знаю, что им от меня нужно. Никто не приходил».

Майкл сокрушенно застонал и выругался:

«Черт возьми! Это я виноват…»
«Не начинай!» - твердо сказала я. Вот только Майкла переубеждать мне сейчас не хватало! Но он и сам все осознал, извинившись за свой эгоизм.
«Мы не можем определить твои координаты. «Умник» не видит тебя. Возможно, сигнал подавляют глушители частоты. Попробуй выяснить, где находишься», - в его голосе чувствовалась боль, но он старался адекватно оценивать ситуацию.

Сконцентрироваться не удалось. Что-то мешало. На автомате потянулась за коммуникатором, но в кармане его не оказалось. Я обреченно вздохнула.

Майкл задумался. По крайней мере, мне так показалось.

«Майкл, прошу тебя, не молчи! Пожалуйста… Не пропадай… Скажи хоть что-нибудь…» - в отчаянии пробормотала я.

Нарастала паника – голос Майкла был сейчас единственным лучиком солнца в темном подвале. Наконец он ответил:

«Любимая, я здесь. Пока не вижу другого выхода, как ждать. Как только тебе удастся найти зацепки, хоть что-нибудь, будем думать дальше».

Я ожидала другого ответа, и из моего горла вырвался протяжный крик.

Я не хотела чего-то этим добиться. Но около решетки мгновенно появилась фигура.

- А, уже очнулась! Быстро ты! Не зря о тебе байки слагают! – услышала я сиплый мужской голос, но как ни старалась, не смогла разглядеть его обладателя. – Сиди на месте, я позову хозяина.

Мужчина ушел, и я с тревогой окликнула Майкла.

«Майкл, сейчас придет главный. Надзиратель сообщил».

Майкл вздохнул: «Представь, что я рядом. Слушай внимательно, пропускай через себя каждое слово. Я буду следить за вашим разговором».

С замиранием сердца я принялась ждать своих похитителей. С каждой минутой становилось все страшнее, и я почти не сомневалась, что эта встреча не принесет ничего хорошего.

Решетка заскрипела, и в камеру вбежал мужчина с двумя стульями. Расположил их друг напротив друга и удалился, оставив дверь открытой. Они знали, что я не сбегу и не стану делать глупостей.

Послышались тяжелые неторопливые шаги. Каждый шаг отзывался в голове, словно удар молотком. Я почувствовала удушающий жар, пульс участился, и меня стошнило. Я пыталась успокоиться, но паника была сильнее. Хотелось бежать, бежать, но куда? Я отползла от зловонной лужи, зажмурилась и тихо произнесла:

- Сто, девяносто девять, девяносто восемь, девяносто семь…

Иногда обратный отсчет становился лучшим помощником в борьбе со страхом.

Восемьдесят пять, восемьдесят четыре, восемьдесят три… Почувствовав, что паническая атака отступает, я сделала глубокий вдох и открыла глаза.

В проходе потемнело от черноты аур зашедших людей. Их было трое. Двое мужчин с бульдожьими лицами и абсолютно пустым взглядом, и один – молодой парень лет двадцати пяти, космической красоты, с густыми темными волосами, похожий больше на итальянского актера, чем на хладнокровного убийцу. Но было кое-что, отличавшее его от звезд экрана. На киношных красавчиков можно смотреть бесконечно, а на него – всего мгновение. Красивый до отвращения. Одного лишь взгляда на этого человека хватило, чтобы ощутить все возможные негативные эмоции. Подозрительность, страх, агрессию, гнев, ненависть, опустошенность, сомнение, бессилие…

Я резко отвела глаза от его лица и прошлась взглядом по идеально отутюженному темно-синему костюму. Элегантный пиджак на двух пуговицах, небрежно расстегнутая рубашка цвета слоновой кости, узкие, до щенячьего восторга облегчающие брюки… Похоже, Армани шьет только для него. Педантично начищенные до блеска туфли и совершенно обескураживающие оранжевые носки. Страх внезапно улетучился, сменившись минутной заинтересованностью.

Итальянец опустился на стул и жестом предложил присесть напротив. Его тяжелый взгляд вновь пробудил отвращение.

- Мне и на полу удобно, - брезгливо отказалась я, уставившись на свои колени.
- Как хочешь, - весело воскликнул он. У него был звонкий, высокий голос, но слушать этого человека было так же противно, как и видеть. Он не просто смеялся. Он смеялся надо мной. Я была ему настолько отвратительна, что он даже не пытался этого скрыть.

- Изюм? – на уровне глаз нарисовалось огромное блюдо, полное золотистых сушеных ягод.

Я фыркнула и вновь занялась любованием своих ног.

- Да-да, я помню, ты предпочитаешь другой десерт. Читал досье, читал.

При виде обожаемого чернослива в шоколаде возникло непроизвольное слюноотделение, но упоминание о досье испортило всю малину. Чуть не плача, мотнула головой.

– Драгоценная моя, а почему ты отводишь взгляд? Неужели я настолько неприятен?

Не поднимая глаз, промолчала. Он усмехнулся.

- О, как я мог забыть, что тебе уже неинтересны мужчины. Как там поживает твой любимый лорд?

Я вздрогнула, но мне хватило сил сдержаться. С большим трудом я заглянула в его глаза:

- Не темните, что вам от меня нужно?

Он улыбнулся и отправил в рот несколько аппетитных шариков. От его прожигающего взгляда слезились глаза. Но я терпела, щурясь и моргая, и продолжала на него смотреть.

- Думаю, ты догадываешься, кто мы?
- Не имею ни малейшего понятия, - бегло солгала я. На самом деле я не просто догадывалась, я была почти уверена…
- Ну что ж, давай знакомиться. Чезаре Винченти, Глава гильдии темных. Ты, по всей видимости, удивлена, что я пришел к тебе лично. Обычно этой чести удостаиваются немногие.

Я презрительно фыркнула и послала ему взгляд, полный отвращения. Тоже мне честь.

- Ну что ты, не делай поспешных выводов, моя дорогая, - разразился он безумным смехом. – Я не настолько ужасен. Я заинтересован в нашем сотрудничестве и уверен, что ты не сможешь отказаться.

Ему было весело. Он жестикулировал и смеялся, как идиот. Одно из двух: либо он конченый псих, либо прекрасный актер. Классический образ чокнутого злодея. Я усмехнулась и послала его туда, откуда обычно не возвращаются, подкрепив слова неприличным жестом.

- Какая же ты горячая девушка! – восхищенно воскликнул он. – Гнев тебе определенно к лицу! Кстати, мы с тобой весьма похожи. Я тоже эмоционален, и меня легко вывести из себя. И я не считаю это пороком. Экспрессивные люди отличаются от других. Знаешь, чем? Они интереснее, они сильнее, они ярче. Этим нужно гордиться! А ты ведь любишь, когда тебя хвалят, да? Тебе это придает сил, ты чувствуешь себя увереннее. Знаешь, какая ты? Ты – особенная! Ты талантлива, умна и можешь заткнуть за пояс любого из членов своей гильдии, даже Рудольфа.
- Змей-искуситель был вашим предком? – усмехнулась я, с удовольствием заметив, что его слова меня совсем не тронули. Не та я уже, не та. Но они-то этого не знают…
- Ну зачем тебе гильдия светлых? – продолжал он, игнорируя мой вопрос. - Они не достойны не то что сотрудничать с тобой, а даже находиться рядом! Разве ты не замечаешь, что являешься простой пешкой в их руках? И, если не сделаешь правильный выбор, останешься ею до конца своей жизни. Пешка без имени, без перспектив, и настолько глупая, что готова даже собой пожертвовать ради благого дела. Ха, смешно! Зачем все это? Это же ску-у-учно! У нас ты можешь достичь всего, чего пожелаешь! Власть, богатство, недвижимость, путешествия по всему миру, вкусная еда в неограниченных количествах – всё будет твоим! Наша гильдия всесильна!

«Маша, не торопись с ответом», - услышала я голос Майкла.
«Чего-чего?.. Ты на что намекаешь? Ты хочешь, чтобы я приняла его предложение?!»
«Просто дай ему надежду. Я вижу, тебе сложно сдерживаться, и такими темпами он тебя выведет. Не позволяй ему управлять своими эмоциями. Скоро он попробует проникнуть в твой мозг. Он не должен понять, что это бесполезно».
«С ума сойти! Ты предлагаешь мне договориться с дьяволом…»

Я вздохнула и сконцентрировалась на успокоении пульса. Играть, так играть. Я поднялась с пола и села на стул. Да, так действительно было удобнее. И теплее.

- Давайте конкретно. Вы хотите, чтобы я работала только на вас или была шпионом?
- Да ты не промах! – воскликнул Чезаре с улыбкой, вскинув руки. – Вот это правильный вопрос! Я знал, вот знал же! А кем бы ты хотела быть?

Вот зараза.

- Я... я еще не решила, хочу ли на вас работать, - поспешила заметить. – Просто уточнила. Почему вы считаете, что я готова уйти с насиженного места?
- Ну хотя бы потому, что любишь ле Бланша.

В воздухе повисло напряженное молчание. Майкл не произнес ни слова, и я насторожилась.

- За ним числится один должок… - продолжил Винченти. - Он сильно обидел моего брата, и я просто не могу оставаться в стороне. Ты же знаешь – кровь за кровь, и всё такое. В идеале я должен тебя ликвидировать. Но ты слишком ценна, чтобы так глупо тобой разбрасываться. Поэтому у тебя, собственно, нет выбора. Чтобы кровная месть прекратилась и вы оба остались в живых, тебе нужно забыть ле Бланша и перейти на нашу сторону. Вот и всё! Здорово я придумал, да?
- Вы не боитесь, что он поймет причину моего исчезновения и будет меня искать?
- О нет, об этом я совсем не беспокоюсь. Ну, во-первых, найти тебя невозможно. А, во-вторых, мы пошлем ему весточку о твоей смерти.
- Но тогда он будет искать вас…
- В его случае лучше просто смириться с твоей смертью, - многозначительно посмотрел на меня Чезаре. Что он хотел этим сказать? Ведь он не знает о нашей телепатической связи с Майклом.

«Он уверен, что ты найдешь способ послать мне сообщение», - вздохнул Майкл.
«И какова наша стратегия?»
«Подыграть ему и не предпринимать никаких атакующих действий. Я найду тебя, чего бы мне это не стоило».
«Майкл, не рискуй, пожалуйста. Мы живы, и это главное. Береги себя… Я люблю тебя…»
«Маша, НЕТ!»
«Прости…» - прошептала я, едва сдерживая слезы, и поставила от Майкла защиту на разум.

- Я согласна.

Было видно, что Винченти удивился, но в его глазах все-таки пробежала тень сомнения. Почувствовав, что он хотел проникнуть мне в голову, я его опередила.

- Не стоит этого делать, я говорю правду. Выбора у меня действительно нет. Что от меня требуется?

Чезаре довольно улыбнулся и откинулся на спинку стула.

- Вот это другой разговор. Давай подумаем, что ты можешь нам дать. Ну, например, знания, способности, информацию о твоей гильдии.
- И что именно вы хотите узнать?
- О, детка, я хочу знать ВСЁ! И, прости, что не предупредил сразу. Лучше, если ты будешь говорить добровольно. Для тебя лучше. Потому что мне больше нравятся проверенные способы добычи информации. Твои мучительные крики и просьбы о помощи только прибавят мне сил.

Он говорил об этом совершенно спокойно, давая понять, что получает колоссальное удовольствие от пыток, насилия и убийств. Здесь это в порядке вещей. Да, влипла ты, Маша, не по-детски.

- Может, покормите сначала? – дерзко спросила я, изогнув бровь.
- Ну что ж, ладно. Сегодня я добрый. Отведите ее наверх, - обратился он к своим бульдогам, которые весь наш разговор не отрывали от меня глаз и как будто ждали команды «разорвать на куски».

Они схватили меня за руки и почти выволокли из камеры.

- Эй, церберы! Поаккуратнее! - процедила я. – Я девушка, а не мешок с картошкой.

Винченти кивнул, и они ослабили хватку. Я пыталась запомнить каждый сантиметр помещения, через которое меня вели. Длинный полутемный коридор, мерцающие лампочки, разбитый кафельный пол. По стенам с облупившейся краской тянулись трубы, изредка пышущие паром. В подвале было много камер – то и дело мне на глаза попадались тюремные решетки.

Мы прошли коридор до конца, очутившись в темном закутке с лестницей. Пришлось подниматься по ней почти на ощупь. Бульдоги бесцеремонно подпихивали меня вверх, и я так же грубо брыкала их ногой.

Сверху открылся люк. От яркого света я зажмурилась и потеряла равновесие, но две толстые руки тут же вытащили меня на поверхность. Теперь меня сопровождали три бульдога, Чезаре же куда-то исчез. Я находилась не больше-не меньше, а во дворце султана. Глаза рябило от изобилия ярких красок и мерцания бесчисленного количества драгоценных камней, которыми было инкрустировано всё – стены, пол, стулья, стеллажи…

Помимо многочисленных дверей и окон, я заметила лестницу, ведущую на второй этаж. Но разглядеть, что находится там, наверху, не удалось – бульдоги буквально втолкнули меня в одну из комнат, захлопнув за собой дверь. Я слегка покачнулась, но все же смогла удержаться на ногах. Эта комната ничем не отличалась от пестрого холла. Какая безвкусица…

Тут я заметила Чезаре Винченти. Он сидел на мягком красно-зеленом диване и внимательно смотрел в мою сторону, подперев подбородок.

- Присаживайся, - указал на диван напротив, и я не стала отказываться.

Между нами стоял маленький журнальный столик, заставленный тарелками с красивой едой. Но Чезаре медлил с предложением отведать блюд, продолжая меня изучать. Я уже спокойно выносила его взгляд, поэтому здесь, при свете, я смогла в деталях рассмотреть этого человека. Если вначале он показался мне смазливым, то теперь он выглядел каким-то переслащенным. Его красота отталкивала, и пухлые губы, которыми он, вероятно, очень гордился, мне казались чересчур огромными. В общем, для кого-то красавчик, а по мне – дебил сахарный.

- Я всё пытаюсь понять, что ты за человек, - произнес он, поглаживая свой подбородок. - Дерзкая, агрессивная, горделивая, экспрессивная, враждебно настроенная. С такими качествами тебе прописана только одна дорога – в нашу гильдию. Подчинить тебя не удавалось. А сейчас ты с легкостью согласилась на мои условия. Почему?
- Вы сами ответили на свой вопрос еще в подвале, - произнесла я, сцепив ледяные руки в замочек. Почему здесь так холодно? Или подсознательно я все-таки боюсь Винченти?.. Я выровняла дыхание и расслабленно откинулась на спинку дивана.
- Ах, да, любовь… Amore a prima vista! (1) Между тобой и ле Бланшем настолько сильная связь, что по-другому и быть не могло. Но, увы! Тебя мне не понять, - театрально развел руками Чезаре. – Я напрочь лишен этого чувства!

(1) Любовь с первого взгляда (итал.)

- Даже к брату, которого так защищаете? – попыталась подколоть его я.
- Ха, брат, - скривился он. - Брат – это лишь человек с родной кровью, не более. Нашел брат проблем на свою задницу, и всё, кровь закипела. Меня выворачивает от его постоянного геморроя, но послать его к черту что-то никак не выходит. Хотя очень бы хотелось, ага! Месть за кровных родственничков заложена природой. А любви не существует, детка. Да-да, это обман. Полная и-ллю-зия!
- Вы что, и к девушкам равнодушны? – с едва заметной насмешкой выдавила я.
- Киса моя, девушки – это лишь способ получения удовольствия, и только. Они продают свое тело, а я его покупаю. А таких, как ты, «влюбленных и принципиальных», я беру силой. И, надо сказать, это намного интереснее. Мне нравится, когда вы испуганы, беззащитны, еще и отбиваться пытаетесь… Я насилую вас ежедневно, во все места, и подпитываюсь вашими криками и воплями…
- Да вы просто долбанный маньяк! Садист хренов… - с отвращением выплюнула я. – Таких, как вы, вешать надо! Или на кол сажать…
- Во-о-от, и ты говоришь, что ты не одна из нас? Вешать! На кол! Да ты серьезно опасный элемент для общества!
- Выпей яду, кретин…
- Не говори, что я тебя ничуточки не привлекаю, - облизнул он свои губищи, которые занимали, наверное, половину его лица. - Девушек тянет к таким, как я, - опасным, нахальным, грубым. Не-го-дя-ям! Это на людях вы неженки, а в голове у вас такие фантазии, что мне самому бывает ой как страшно!
- А вы не лезьте к людям в голову. Меньше будете знать, больше проживете. И, кстати, от таких, как вы, меня просто воротит.
- Уж я-то проживу побольше твоего лорда, утешься.
- Ненавижу! Ненавижу и вас, и всю вашу темную гильдию! Катитесь к черту!

Вслед я послала тираду матерных слов, закончив неприличным жестом.

- Да ты любишь подерзить, детка, - хрипло произнес он, не сводя с меня взгляда, и я сжала губы.

Черт!

Прав был Майкл. Мои эмоции меня и погубят. Не стоило поддаваться соблазну кричать и высказывать всё, что я думаю о Винченти. Похоже, мое неприкрытое отвращение сносит ему крышу.

Чезаре развалился на диване, широко расставив ноги, и его рука опустилась к ремню. Сдавленные в области паха джинсы красноречиво говорили о намерениях своего хозяина.

Я замерла, понимая, что страшно влипла, но не могла придумать ни одного способа спастись. Если попытаюсь убежать или кинуть в него тарелкой, он раззадорится еще больше. Я мельком обследовала стол на наличие ножей и прочих режущих предметов, - ничего. Вилкой в глаз? Кажется, я на такое неспособна. А если силой мысли? Рискнуть? Я прикрыла глаза, чтобы попытаться проникнуть в его мозг, но доступа не было.

- Ты беззащитна, смирись с этим. Ты не сможешь применить ни одну из своих способностей, пока находишься здесь. Ты боишься и одновременно хочешь меня, я знаю. О, как это заводит!

Винченти вынул ремень из своих джинсов и с агрессивной ухмылкой шлепнул им по дивану. Затем начал медленно расстегивать ширинку и вставил туда пальцы, с хрипом рассказывая, в какой позе меня поимеет и что со своей стороны должна буду сделать я.

Я вжалась в диван, увидев, как в его руках появилась увесистая плоть. Он быстро задергал пальцами, стеклянными глазами наблюдая за моей реакцией.

- Давай, детка, возьми его. Он твой.

Я собрала волю в кулак, с трудом погасив отвращение. Изобразила на лице подобие улыбки и ласково, с самой сахарной нежностью произнесла:

- Чезаре, хороший мой, подожди, пожалуйста.

Он остановился, с изумлением на меня воззрившись. Меня трясло от напряжения, и я сглотнула, с трудом выдавливая из себя сладкий бред:

- Чезаре, я не встречала ни одного мужчину, который мог бы сравниться с тобой по красоте. Ты сексуален и обладаешь всеми достоинствами, которые так нравятся девушкам. Твое лицо, твои выразительные губы… И внушительных размеров… эээ… Ты прав, меня безумно к тебе влечет. Но… я хочу, чтобы это было… нежно. Я так соскучилась по романтике и теплым объятиям!

Винченти скривился и запихнул опавшую плоть обратно.

- Я сейчас блевану, - пробормотал он, посмотрев на меня с неприязнью. – По теплым объятиям она соскучилась. Фу, какая скукотища. И как тебя твой лорд еще терпит… Десять минут на обед, и марш в камеру. Я тебе покажу объятия и романтику.

На прощание он хлопнул дверью, и я громко выдохнула. В спешке осмотрела комнату. Сначала ринулась к выходу, но телепортация не работала. Подбежала к окнам. Одно, второе – везде решетки. По стеклу хлестали зеленые ветки, полностью загораживая обзор. Что за чертово место! Я обреченно рухнула на диван и вздохнула. Выхода нет. Помощи ждать неоткуда. Придется выживать.

Голодным взглядом уставилась на тарелки. Отравил или нет? Вряд ли. Он ведь не настолько глуп, насколько жесток. Откусив кусок котлеты, медленно прожевала, после чего опустошила всю тарелку. У меня было странное предчувствие, что это первая и последняя нормальная еда в гильдии темных. Я не стала спорить со своей интуицией и наелась до отвала. Ну и пусть живот болит, зато удовольствия сколько получила.

И я даже подумать не могла, что всё это деланное хлебосольство не что иное, как очередная проверка на прочность. Соблазн, перед которым я не смогла устоять. И очередная маленькая победа Чезаре Винченти надо мной.


Продолжение http://www.proza.ru/2014/09/18/55


Рецензии
Ну да, их много и они явно сильнее. Но надо бить их же оружием. Пусь Маша думает. Выход должен быть!

Алексей Бойко 3   18.04.2016 16:18     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.