материнское сердце. К Дню матери

 К ДНЮ МАТЕРИ.
         


                Французский писатель и мыслитель Эрнест Легуве как -то сказал:
   « Мать- единственное божество, не знающее неверующих». И это действительно так. Ради спасения детей мать способна совершать такие поступки, которые не по силу никому другому.

                Живет в г. Лермонтове обычная женщина Мария Андреевна Губанова.
 С обычной судьбой миллионов советских, а затем и российских женщин. Родилась
 в 1937 году в селе Новоромановке Ставропольского края. Родители работали в колхозе, а после окончания войны ее отец навсегда связал свою судьбу и жизнь своей семьи с армией. Мария Андреевна с детства познала все трудности военной службы. После окончания школы закончила медицинское училище и стала младшим лейтенантом медицинской службы. Стране нужен был уран, поэтому была начата добыча этого стратегически важного сырья в недрах гор Бештау и Бык. Около склона горы Бештау развернулось масштабное строительство завода по переработке урана и города, где должны были жить с семьями геологи, горняки, химики… Так возник город Лермонтов.

                Лермонтов помогали возводить и воинские строительные части. Так Мария
 Андреевна вместе с мужем стала лермонтовчанами. Губанова работала в медсанчасти, родила и растила двух сыновей и ничто не предвещало беды.
 
                В 1984 году ее старший сын, призванный в армию и служивший в Белоруссии, погиб, как ей сообщили, в дорожно - транспортном происшествии при исполнении служебных обязанностей. Сколько горьких слез пролила Мария Андреевна может знать только другая мать, потерявшая свое дитя. Поэтому, когда в 1991 году Губанова провожала в армию младшего сына, ее сердце сжималось от страха за его судьбу и судьбу всех его сверстников, призванных на военную службу.

               В этом же году по инициативе тогдашнего командира лермонтовской военно- строительной части Н.Г. Стаевского и матерей военнослужащих, при полной поддержке городской администрации было созвано собрание родителей призывников, где было принято решение об организации в городе комитета солдатских матерей.  В то время лермонтовская часть относилась к Украине, а именно на Украине, в Днепропетровске, был создан один из первых в бывшем Советском Союзе комитетов солдатских матерей с целью предоставления защиты военнослужащим в конфликтных ситуациях. Председателем лермонтовского комитета стала Губанова.

                Вскоре она узнала, что в краевом центре  уже работает ставропольский совет солдатских матерей под председательством Татьяны Георгиевны Мундиенко. Лермонтовчанки связались с ней и совместно решили в марте 1992 года созвать съезд солдатских матерей со всего Ставрополья при краевом военкомате. Съезд, на котором солдатские матери поставили ряд вопросов о положении своих детей во время службы в армии, был проведен. Так началась нелегкая деятельность Марии Андреевны по защите наших защитников. Давайте вспомним то время: развал СССР, кругом неразбериха, некоторые горячие головы договорились до того, что новой России армия не нужна, поскольку врагов у нее нет. И комитеты солдатских матерей помогали, как могли, возрождению российской армии. Особенно это проявилось во время Чеченской кампании.

             Губанова впервые попала в Чечню в 1993 году. Она приехала в Грозный по сугубо мирному  и радостному делу - сватать своего младшего сына за местную девушку.

                - Русские ходили свободно, со стороны населения особой враждебности не отмечалось,- вспоминает о своей первой поездке Мария Андреевна.

                Но в 1994 году на территории России и самой Чечни начались многочисленные террористические акты. Гибли люди, подрывались дома и поезда, захватывались заложники. В конце декабря 94 - в начале 1995 года на чеченской территории начались военные действия. 7 января Мария Андреевна приехала в Грозный, чтобы забрать родителей жены сына и попала в ад.

                Город был в огне, сплошные руины, только несколько домов в Олимпийском центре были целыми. Там засели снайперы боевиков, которые убивали российских солдат. При виде всеобщего хаоса, крови и боли материнское сердце не выдержало и Мария Андреевна стала помогать работникам мусульманской общины милосердия. Вместе с ингушскими женщинами она помогала раненым, контуженным, вытаскивала танкистов из горящих танков, особенно ей запомнился Барановский мост, где шли ожесточенные бои между боевиками и силами федеральных войск.

                -Все было перемешано, как в слоеном пироге,- вспоминает Губанова,-
 В одном подъезде полуразрушенного дома- боевики, в другом - федералы. И те и другие - в военном обмундировании. -

                Мария Андреевна, одетая, как правоверная мусульманка, вместе с ингушками отправляла всех найденных ими раненых на обычных военных машинах в сторону Минеральных Вод.


                - Мы оказывали помощь всем, кому она требовалась: и нашим солдатикам, и боевикам.  Раненый он и есть раненый. Да иногда и не разобрать было, кто есть кто. Одеты  одинаково, лица в грязи, в крови. Ужас!-

                О том, что сама Губанова сильно рисковала, выполняя свой долг, по -
 -матерински жалея каждого истекавшего кровью парня и оказывая ему помощь, она не говорит. Но ведь не зря же ингушская женщина Фатима представляла ее глухонемой, когда добровольных сестер милосердия останавливали боевики. О том,на какие зверства способны опьяненные кровью люди, с ног до головы обвешанные оружием, она узнала, когда 11 января возвращалась домой. Поезд Астрахань - Минеральные Воды был остановлен чеченскими сепаратистами. Вагоны забиты беженцами. Было очень много испуганных детей и проводница, исполняя свой служебный долг, стала на пути боевиков, не пуская вооруженных людей в вагон. Бандиты расстреляли проводницу.

                В 1995 году в Москве прошел съезд  Совета родителей военнослужащих
 России, в работе которого приняла участие и Губанова.  Вернувшись в родной город, Мария Андреевна продолжила свою деятельность в комитете, не зная еще, что впереди у нее - самые страшные испытания.

                - Война простым людям не нужна, -уверенно утверждает Губанова. - Все хотят жить в мире, иметь семью, растить детей.-

                И это утверждение не голословное. Марии Андреевны в ее деятельности по спасению российских солдат оказывали помощь часто с риском для собственной жизни чеченцы, осетины, армяне, ингуши. В 1996 году ей пришло письмо из Грозного. Старик - чеченец подобрал в районе аэропорта раненого русского солдата и выходил его. Солдатик, немного набравшись сил, написал Губановой письмо и старик отвез послание в Назрань и опустил в почтовый ящик. При помощи Марии Андреевны родители солдата смогли эвакуировать сына. Нет никаких сомнений, что пожилой чеченец сильно рисковал. Если бы боевики обнаружили бы  раненого в его доме, или письмо, которое он вез в другой город, то старика бы несомненно расстреляли. И таких случаев бескорыстной помощи, зачастую с риском для жизни тех, кто подбирал, прятал, лечил раненых военнослужащих, говорит  Губанова, немало.

                В 1997 году в августе пропало трое солдат, находившихся на излечение в больнице города Владикавказа. Похищение ребят произошло очень обыденно и просто: ребята втроем отправились в пищеблок за продуктами. Около открытых ворот стояла крытая грузовая машина, водитель копался в моторе. Мирная, обычная картина, ничто не предвещало беды. Заметив солдатиков, шофер попросил их помочь завести машину, подтолкнуть. Подошедших ребят ударили сзади, затолкали в крытый кузов и увезли. Так начались их хождения по мукам.
               
              Жили новые кавказские пленники у боевиков, выполняя тяжелую и грязную работу, после работы их опускали в земляной подвал, кормили объедками.Затем боевикам потребовались деньги и они прислали фотографию лермонтовчанина Николая( имя изменено) домой, требуя выкуп в 6 миллионов рублей. Выкуп нужно было собрать за три дня. Обратились за помощью к горожанам и деньги были собраны. Несли все, и стар и млад. Всех тронуло горе солдатской семьи. Мать Николая поехала в Чечню, где в ее присутствии деньги передали боевикам.

              Но боевики выдвинули новое условие- они передадут пленника только в руки солдатской матери. Губанова решила поехать к ним сама. Слишком уж много зависело от этой поездки - человеческая жизнь. Она уже много повидала и испытала, знала, как нужно себя вести с боевиками.
               
                И вот она идет ночью через узкий проход, проделанном в минном поле:
 шаг влево, шаг вправо- смерть. Сопровождавшие ее военные останавливаются

                - Дальше, мать, иди одна. Таково условие боевиков. -

                И Мария Андреевна пошла одна, в темноту и неизвестность. Было ли ей страшно? Конечно, было, не верьте тем людям, которые говорят, что ничего не боятся. Страшно бывает всем. Но одни умеют преодолевать свой страх, а другие - нет.

                Боевики ее уже ждали. Завязав глаза, долго везли в машине.

                - Тут произошла первая неожиданность,- рассказывает Мария Андреевна.-
 - Я сидела на заднем сиденье. Рядом со мной, увешанный оружием, с автоматом в руках сидел боевик, внешностью похожий на араба. Вдруг он наклонился ко мне и на ломанном русском прошептал на ухо: « Ничего не бойся. Держи руки прямо и смотри, чтобы не дрогнули. Смотри только в глаза».

                Наконец машина остановилась, повязку с глаз сняли и Марию Андреевну ввели в небольшую комнату. В комнате - два боевика. Один сидит около стены и смотрит в какой - то прибор, типа монитора. Другой, представившись Омаром, предлагает Губановой присесть напротив  него. Между ними столик, на который Омар предложил Губановой положить руки. Начались переговоры. Внезапно стукнула дверь и появился Хоттаб. Марию Андреевну прошиб холодный пот и она, вспомнив наставления  боевика - араба, сконцентрировало все внимание на руках - чтобы они не дрогнули.
                Хоттаб на плохом русском обратился к Губановой

        - Здравствуй, мать. Тебя никто не обижал?-
         - Нет.-
         - А хорошо обращаются?-
          - да.-

       Он по-арабски обращается к Омару, тот отвечает по- русски: « Подожди минуты две» . Мария Ивановна в напряжении ожидает развязки.

              Затем Омар говорит Губановой, чтобы она рассказала все о себе и не дай Аллах она в чем- нибудь солжет. Во время рассказа ее часто перебивали вопросами, но, видимо, боевики беседой остались довольны. Тот, третий, что сидел и смотрел на прибор, посмотрел на Хоттаба, который, стоя у двери внимательно, следил за разговором, поднял вверх большой палец, а другой рукой сделал жест, как будто чем - то посыпает поднятый палец. Боевики заулыбались. Напряжение в комнате немного уменьшилось.

                Затем Омар спросил

               - Сколько ты хочешь солдат?

                - А сколько с моим солдатом?

                - Всего их пять.-

           Мария Андреевна с замиранием сердца спросила

               Отдашь всех?

               Конечно, я же обещал.
   
          Хоттаб, выходя из комнаты, отрывисто сказал Омару

                -Смотри, я проверю. Отдашь их всех.-

           Как показалось Марии Андреевны, оба боевика с облегчением вздохнули, когда их главарь покинул помещение.

             Омар с непонятной интонацией произнес: « Вот это да! Ты - настоящая солдатская мать!».

                Губанова попросила, чтобы ей показали, где находятся пленные солдаты.
 Ее провели в подвальное помещение, где на жидкой соломенной подстилки сидели грязные, оборванные и изнуренные солдатики. Увидев ее и поняв, что появление этой женщины несет им надежду на освобождение, ребята приободрились.

               Омар продолжил переговоры

         - Двоих можешь забрать хоть сейчас. А троих - как хочешь. По воздуху, по воде, по тропам. Но учти - что если мы тебя с ними поймаем, то вас никогда в жизни не найдут.

                Глядя в звериные глаза боевика, Мария Андреевна спокойно произнесла

         -Это мое дело, как я буду их доставлять, но я их всех все равно  заберу.-

             Так как Губанова сталкивалась с боевиками и раньше, она знала, что они признают только силу и поэтому старалась быть сильной. Первым глаза отвел Омар. Договорились, что передадут  пленных 1 мая.

              И Марию Андреевну , опять с завязанными глазами, сажают в машину, везут
 высаживают там же, откуда она несколько часов назад ( хотя ей кажется, что прошла целая вечность) вместе с боевиками отправилась на их базу.
 
               Над землей повис густой туман, в котором растворились боевики. Ничего не было видно. Мария Андреевна решила - будь что будет - и пошла вперед. Через несколько шагов ее окликнули - это российские разведчики, беспокоясь за судьбу отважной женщины, подошли вплотную к позиции боевиков.

                В конце апреля боевики  передали пятерых пленников в Назрань, откуда те вылетели в Москву. 7 мая Губанова вместе с родственниками Николая была в Москве, откуда и привезли кавказского пленника домой.

                На вопрос: « Что заставляет Марию Андреевну, не жалея ни сил, ни личных средств, иногда переступая через собственный страх, спешить на помощь другим?» Губанова говорит:
                « Я не хочу, чтобы другие матери плакали столько, сколько плакала я. Мое сердце плачет и страдает за каждым раненым, попавшим в плен или  в другую беду, и не дай бог погибшему солдату».

                Вот такое оно, материнское сердце. Готовое согреть и обнять всех своих сыновей - защитников нашего Отечества.


©


Рецензии
Галина,огромное спасибо тебе, что рассказала о подвиге Человека! В наше трудное время легко потерять нравственные ориентиры. Такие личности, как твоя героиня , помогают людям крепнуть духом в их трудных ситуациях, не потерять человечности и оставаться стойким.

Светлана Ким 3   26.11.2018 00:08     Заявить о нарушении
Света, спасибо за рецензию. Эта героиня проживает в нашем городе.

Галина Терешенок2   26.11.2018 09:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.