Меч фей

Иллюстрация к этой миниатюре дарована мне двумя бесконечно уважаемыми и любимыми гениальными авторами и великими художниками - А. Разгуляем и  Г. Родственниковым, за что я им бесконечно благодарен:-))))

Моя сказка сподвигла талантливого автора Константина Дегтярева на написание собственного, куда более талантливого произведения, которое можно прочитать здесь: http://www.proza.ru/2015/08/20/1547



И вот в лучах заходящего солнца она предстала предо мной, как мечта, как грёза. Она – кузница великого мастера Оппельгарда, величайшего из смертных кузнецов! Двадцать лет, целых двадцать лет я потратил, чтобы добраться сюда. Отправился я в путь пятнадцатилетним юнцом, наивным и неопытным. Прошёл через половину нашего мира, перебрался через океан, выжил в горах, одолел бескрайнюю пустыню. Орды воинов, мертвецов, чудовищ и злых волшебников преграждали путь мой, но я прорубился сквозь их ряды, усыпал путь свой их прахом и обломками оружия. Мой собственный меч неделю назад переломился об неразрушимый алмазный шлем разбойника – барона Ательвистана, одежды мои давно превратились в лохмотья, доспех покрылся ржавчиной, я загнал восьмерых коней, две седмицы скакал, не останавливаясь ни на миг, забыв о еде и сне, и вот конец пути.


Сложенная из чёрных, как ночь, камней, покрытых чудесными рунами, с кирпичной трубой на крыше, из которой валил странноватый синий дым, с крохотными окошками с закрытыми наглухо ставенками, окружена стальным частоколом с насаженными на жерди черепами неведомых чудовищ, кузница возвышалась предо мной.


Знаете, до того ни стихии, ни смертоносная сталь, ни магия, ни ядовитые клыки не страшили меня, а здесь оробел, как мальчишка. Трижды поднимал я руку, дабы постучать в калитку, и трижды опускал. Но глупо было, после всего того, что мне пришлось пережить, отступить теперь, на пороге, в шаге от исполнения заветной мечты. Собрав всю волю свою, я закрыл глаза, представил, что передо мной вновь врата Бельгирада (столицы страны свирепых вольков), к которым я под ливнем стрел и камней на спор прибил свой старый щит, и постучал.


Стальная калитка от удара моей латной рукавицы загремела, подобно гонгу, и вот дверь в кузницу открылась, и появился он. Великого кузнеца Оппельгарда трудно было не узнать – высок, шести футов росту, всего лишь немногим ниже меня самого, широк в плечах. Фиолетовые волосы с проседью, бледная голубоватая кожа, длинная борода, заплетённая в три косы, и главное, горящий взгляд оранжевых с кошачьими зрачками глаз, чёрные кожаные одеяния и знаменитый фартук из кожи дракона.
Узрев мастера, я поспешно поклонился, низко, чуть ли не до самой земли, хоть до того не кланялся ни равным, ни старшим, ни жрецам, ни королям, ни даже самому императору троллей.


- Доброго дня  и спокойной ночи тебе, о, величайший, - произнёс я, слегка запинаясь от волнения.


- И тебе того же желаю, путник, - Оппельгард кивнул мне, - с чем прибыл ты сюда?


- Меня прислал друид Парнагират, - я нервно сглотнул, засунул трясущуюся руку в кошель и извлёк зелёную раковину, украшенную серебряными рунами, и протянул кузнецу.


- О, так ты – Аиль! – воскликнул Оппельгард, - о, как же давно я ждал тебя.


Кузнец схватил меня за плечи и заставил подняться.


- Друид говорил мне, что ты должен прибыть, но я ждал тебя в лучшем случае через месяц! – воскликнул великий мастер.


- Так вы, вы знаете моё имя? – пролепетал я.


- Ну, ещё бы! – Оппельгард хлопнул себя ручищей по колену, - кто не слышал об Аиле? Воителе, раскроившем голову василиску одним ударом топора…


- По правде говоря, никакой моей особой заслуги в том нет, - я смущённо кашлянул, - я просто был изрядно пьян, выиграл у местного палача в кости его топор и хотел как-то избавиться от этой штуки, так чтобы не обидеть собутыльника. Потащился в лес, увидал какую-то пещерку, из которой жутко воняло, швырнул туда топорик, да вдруг раздался жуткий вой, будто собаке лапы телегой переехали, а потом грохнуло что-то, так что земля затряслась. Оказалось, в той пещере мирно себе спал василиск, а я бедолаге как раз в голову и угодил.


- А тот случай, когда ты, защищая горную деревушку, один налетел на банду гоблинов и сразил пятьдесят тварей, причём вооружён был лишь колом, - не сдавался кузнец.


- Слухи, - я носком окованного сапога поковырял землю, - всего лишь пять тварей на самом деле, остальные разбежались. И никого я защищать не собирался, просто голова с похмелья болела, а единственный приличный кабак находился на равнине.


- И, конечно же, ты в одиночку не захватывал пиратского корабля? – с улыбкой поинтересовался кузнец.


- Ну, любой бы запрыгнул на борт пиратского корабля, если бы то судно, на котором плыл до того, пошло ко дну, - я вздохнул, - кому охота тонуть? И мне сразу же под руку попался какой-то шустрый малый, как оказалось – капитан того пиратского корабля, я его разок огрел кулаком по макушке, бедолага и откинулся. Потом уже мне сказали, что он был каким-то легендарным мастером меча, пираты малость опешили от того, как быстро я управился, и поспешили избрать меня своим новым капитаном.


- Даже и не знаю, - хохотнул Оппельгард, - нужно ли столь скромному и могучему герою моё скромное творенье? По-моему, ты и так прекрасно справляешься.


- Что вы такое говорите? – охнул я, - да за плохую копию ножа, оригинал коего якобы когда-то отковал ваш младший ученик, один мой старинный друг, не задумываясь, отдал караван верблюдов, гружённых золотом, и ещё считал, что ему очень повезло! Да когда друид Парнагират сообщил, что судьбой предназначено мне владеть мечом, откованным вашей рукой, я тут же бросил всё, оставил семью и родных, и отправился в путь. И днём и ночью я ни о чём другом не мог и думать, только о легендарном мече. Мечта эта была путеводной звездой, что вела меня через все опасности и беды, сколько раз смерть грозила мне своей костлявой рукой, но я лишь смеялся ей в лицо.


- Да шучу я, - кузнец хлопнул меня по спине своей могучей рукой, - получишь ты свой меч. Ты даже не представляешь, насколько тебе повезло, приятель. Это оружие – моё лучшее творение, шедевр, я бы сказал. Этот меч так идеален, что я даже назвал его ни более, ни менее, как Меч, вот именно так, с большой буквы, ибо все остальные клинки могут считаться лишь жалкими его подобиями. С этим оружием ты станешь абсолютно непобедим, ни сталь, ни магия, ни клыки с когтями, ни стихии не смогут причинить тебе вреда. С таким оружием ты, не колеблясь, можешь спуститься в ад и полностью очистить его, убить всех демонов и бесов, и души грешников освободить, а после подняться в небеса и сразить всех обитающих там богов, и самому занять их место. Тридцать лет, забыв о сне и еде, ковал я Меч, две тысячи фей подарили оружию сему силу своих заклятий, оттого клинок чудесный называют ещё мечом фей. Воистину, не создавалось ещё оружия совершенней этого и никогда не будет создано!


- О, да, - воскликнул я, - воистину, я дрожу от нетерпения узреть клинок чудесный! Мне говорил друид, что десять испытаний подготовили вы для меня, и если пройду я их, то обрету оружие, равного которому нет, и не будет вовек.


- Да подготовил, - Оппельгард поморщился, - но ваша слава, мой друг, столь велика, столь многое вы уж совершили, что, честное слово, подвергать вас испытаниям значило лишь терять время напрасно. Вам ведь приходилось сражаться с великанами?


- Сражаться – нет, - я ухмыльнулся, - но как-то с одним из их племени мы поспорили, кто выпьет больше эля, и великан позорно проиграл.


- А дракона, неужто не убили в своей жизни ни одного? – продолжал расспросы кузнец.


- Гхм, - я кашлянул смущённо, - однажды набрёл я на кладку драконьих яиц, и из одного приготовил омлет, и съел на завтрак, увы, это был единственный раз, когда я убил дракона.


- Ну, и какое испытание я могу придумать для героя, который ест на завтрак драконов? – Оппельгард пожал плечами, - как и всякий истинный создатель шедевра, я мечтаю о том, чтобы моё оружие обрело достойного владельца, чтобы клинком владел великий герой, коий прославит и оружие и мастера, его ковавшего. Пошли же, Аиль, я покажу тебе твоё сокровище!


От волнения я чуть в обморок не грохнулся, воистину, когда спускался я в теврянские пещеры, чтобы сразиться с двенадцатью вампиршами, то волновался меньше.


И вот вошли мы в святая святых, в чудесную кузницу. О, я едва не ослеп от блеска оружия и доспехов, что расставлены были вдоль стен. Чудесные сокровища, коим не было числа, за самый крохотный из кинжальчиков свободно можно было купить целое королевство! Щиты, столкнувшись с коими переломится самый прочный таран, шлемы, которые не повредит даже камень величиной с гору, упавший с небес, мечи, коими сталь и камень рубить можно, как бумагу! И всё это великолепие не шло ни в какое сравнение с клинком, что вскоре будет дарован мне!


И вот мастер-кузнец, отставив в сторону несколько копий и палиц, склонился над стальным сундучком, изукрашенным драгоценными камнями и необычными рунами, немного повозился с замком, открыл, откинул крышку и извлёк…. ЕГО. Мой меч.


- Вот, - Оппельгард повернулся ко мне и протянул оружие, - это и есть Меч, великое творение, заряженное магией фей.


- Это он? – пролепетал я.


Честно говоря, ожидал я чего угодно, но только, только не такого. Нет, клинок был, безусловно, красив. В середине гарды располагалась бабочка, чьи крылышки переливались на свету, крылья гарды заканчивались трилистниками. С противоположного конца рукоять цветка украшала роза. На ножнах также изображены были цветы, стрекозы, а на самом конце, где располагался кончик клинка – поющая стальная птичка насажена. Но смущало меня даже не совсем это, а две вещи. Во-первых, клинок и ножны были розовыми. КАК я буду смотреться с подобным оружием в руках? Представьте себе мужчину шести с половиной футов росту с широченными плечами, пудовыми кулаками, мощной мускулатурой, всклокоченными длинными чёрными волосами, бородищей и длинными усами, огромным пивным животом, одетого в средний измятый ржавый, некогда чёрный доспех, с изображенным на панцире кабаном, а в руках у него – розовый меч с цветочками, бабочками и стрекозками. А во-вторых, клинок волшебный являлся акинаком. Я протянул правую руку, сжал рукоять меча в кулаке, и она просто потерялась. В левую руку я взял свой любимый маленький ножичек (я им мясо и хлеб режу во время трапезы, иногда ногти чищу. Некогда эту игрушку я отобрал у вождя пигмеев-каннибалов.) Так вот, ножичек оказался ровно на палец длиннее акинака.  Да враги мои со смеха умрут, узрев подобное, с позволения сказать, оружие. Мне этим мечом, что, письма вскрывать? У моей младшей сестрички заколка для волос и то опаснее выглядела!


- Аиль, почему, почему твоё лицо так вытянулось, – с беспокойством в голосе спросил кузнец, - тебе не понравился Меч?


- Ну, что вы, как можно? – я поспешно улыбнулся, - меч воистину совершенен, ещё нигде и никогда я не имел счастья и чести лицезреть столь восхитительное оружие! Единственное, уж простите, отчего меч – розовый и украшен цветами?


- Так это же меч фей, - напомнил Оппельгард, - маленькие чародейки заряжали его магией, оттого это оружие так преобразилось, но поверь мне, друг мой, могущество меча столь велико, что противники твои быстро отучатся зубоскалить и смеяться.


- А, чудесно, - кивнул я, и снова низко поклонился мастеру, - до конца дней своих не забуду, сколь сильно вы облагодетельствовали ме….


Я ещё не закончил фразы, как узрел среди другого оружия у стены кое-что любопытное. Палица, длиною с мою руку, чёрная, как уголь. Навершие её, величиной с мой кулак, изготовлено было в виде бараньей головы, но, тем не менее, торчали из неё шесть шипов, длиной с мою ладонь каждый. Рукоять палицы толщиной в два пальца и противоположная от навершия часть её заканчивалась копытом и ременной петлёй.


Заметив мой взгляд, кузнец повернулся и тоже увидел палицу.


- Глаза блестят, рот открылся от восторга, как мне всё это знакомо, - с горечью в голосе произнёс Оппельгард, - я даровал тебе, о воитель, мой шедевр, но восхищён ты не мечом фей, а простой стальной дубинкой. Пускай оружие это прочнее любого иного, не боится оно ни воды, ни огня, но не обладает ни каплей магии. Обычная качественная поделка. Владелец этой палицы погиб и не успел ни оплатить работу, ни забрать её…


- Можно мне подержать палицу? – взмолился я.


Кузнец лишь пожал плечами равнодушно.


Я заткнул ножик обратно в ножны и ухватил палицу. О, увесистая, отлично сбалансирована. Я взмахнул оружием. Палица со свистом рассекла воздух. Воистину, наконец-то я нашёл оружие, что действительно было мне по руке! Да только…


- И сколько, сколько стоит эта палица? – спросил я, заикаясь от волнения.


- Ты не сможешь заплатить за неё, даже если будешь работать днём и ночью следующую тысячу лет, - Оппельгард презрительно скривился, - я специально для тебя бесплатно отковал величайший из Мечей, а ты жаждешь заполучить жалкий кусок стали.


- Зачем вы так говорите, о, мастер? – воскликнул я, - я нисколько не умаляю всех совершенств Меча и владеть им – предел моих мечтаний, но любое оружие, созданное вашей рукой – воистину шедевр. И согласитесь, меч фей, с его помощью я надеюсь бороться с монстрами и колдунами, свершать великие подвиги, но не могу же я разить чудесным мечом разбойников, пиратов и простых рыцарей, слишком много чести, а собственный свой меч я потерял в бою. Я понимаю, с моей стороны наглость - молить продать мне два ваших творения, но всё же.


- Денег я с тебя не возьму, принять презренный металл от существа столь неблагодарного, - кузнец поморщился, как от зубной боли, - ещё ни разу никто меня так сильно не обижал.


- О, простите, чтобы искупить свою вину, я готов на всё, что угодно, - с горячностью воскликнул я, - одно ваше слово и я, не задумываясь, отдам жизнь свою и кровь до последней капли.


- Если ты умрёшь, то весь труд мой будет напрасным, - Оппельгард сплюнул, - Меч изготовлен был для тебя, и любой другой, кто попытается воспользоваться им, - умрёт. Забирай оба артефакта и убирайся с глаз моих прочь.


Мастер заскрипел зубами, сверкнул на меня глазами, кулаки его сжимались и разжимались, в первый раз в жизни я испугался по-настоящему, поспешно повернулся и чуть ли не бегом поспешил к выходу. Кузнец даже не пожелал попрощаться со мной, лишь повернулся и захлопнул дверь.


Н-да, не так я представлял нашу встречу и не о таком мече грезил. Воистину, бойтесь своих желаний, ибо мечты имеют дурацкую привычку сбываться. Знал бы, что вместо артефакта мне подсунут зубочистку, да ещё – розовую и с цветочками, я бы распорядился двадцатью годами своей жизни иначе. Впрочем, ничего ещё не потеряно, моя новая палица при мне, а чудо-кинжальчик…


Я сдёрнул свой плащ, который всё одно был так стар, что не грел и не спасал от дождя, завернул в него меч фей и приторочил к луке седла. Выбрасывать жалко, продавать - глупо, подарю-ка я ножичек жене любимой. Она как раз любит необычное оружие, все стены в нашем доме им обвешала. Будет украшением её коллекции.

 


Рецензии
Меч, даже уроненный со скалы, может убить, прежде чем коснется земли. Понравилось. С теплом.

Наталья Скорнякова   19.08.2021 14:59     Заявить о нарушении
Спасибо:—))(рад вам:—)))Приятно, что понравилось:—))) с уважением:—)))

Александр Михельман   19.08.2021 17:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.