Остров Крым, крымские татары. Откровения обывателя

               "Остров Ерым" и крымские татары.Откровения обывателя.
                (Из комментариев к эссе "Страсти по Острову Крым.)

   Когда я пишу эти строки, крымская тема не сходит с телеэкранов, со страниц печати, да и с уст людей по всему свету, даже тех, кто до последних дней не подозревал о существовании такого региона! Переход Крыма из состава Украины в Российскую федерацию, в том, как это произошло, разделил мнения не только старых друзей, но вызвал споры  внутри семей! Как тут не вспомнить о знаменитом сюжете из древнегреческой мифологии  о «ЯБЛОКЕ РАЗДОРА».
  Но как – то на обочине остается одна тема, которая, на мой взгляд, требует понимания того, какой фитиль зажгли  экстремисты на киевском майдане,  из тех, которые истерично кричали об унитарной Украине, игнорируя простейший, и неоспоримый факт о многонациональности  этого государства, закрывая глаза на сложность решения межнациональных проблем,   накопившихся за долгие годы, например, о  проблеме крымских татар!!
   Хочу вставить «свои  пять копеек» в эту копилку.
 
                1. «Мы вернемся!»

  Я родился в 1936 году  в городе Симферополе, столице, в то время, Автономной советской социалистической республике Крым. Во всяком случае, так записано в моем свидетельстве о рождении, между прочим, на двух языках: русском и крымско - татарском!
 Детская память не сохранила ничего, связанного с крымскими татарами, кроме  вкуса кумыса, или напитка под названием «Буза», продаваемого в магазине «Минеральные воды».
  Когда моя семья вернулась из эвакуации из Самарканда после освобождения Крыма от немцев, татар в Крыму уже не было: «Лучший друг физкультурников» Иосиф Виссарионович, в присущей ему бесцеремонной и безжалостной манере, выселил весь этот народ куда подальше: за Урал,  в узбекские степи, далее-везде.
 О послевоенной судьбе крымских татар мне приходилось слышать вскользь, в обрывках разговоров родителей,  в намеках между строк в печати, и только в конце семидесятых годов столкнулся с реальным персонажем этих трагических событий.  Возвращаясь на машине из командировки, недалеко от города Старый Крым, я подобрал голосующую у дороги пожилую женщину с кошелками,  наполненными дарами здешних лесов, грибами и ягодами. Она попросила подвести до Белогорска, это было по пути. Уже смеркалось, и я спросил ее, почему она так задержалась на прогулке.
 «Я голосую уже больше часа!» - усталым голосом ответила она, - «да никто татарку не хочет брать!»
Тут только я сообразил, что показавшаяся мне странноватой ее одежда: головной платок, низко опоясавший лоб, просторное платье- халат, - каким-то образом, намекает на ее национальность.
  «Да и не на прогулке была я, заработок это мой!» - продолжила она.
И, словно обрадовавшись, что подвернулся слушатель, начала рассказывать историю, которую, по всему, ей не  раз уже приходилось рассказывать разным людям.
  Сын ее в Афганистане, ( она сказала: «В Авгане»), совершил  подвиг, но был тяжело ранен. Он получил от Министерства обороны высокую награду, и обещание, что он может выбирать любое место жительства в стране, в том числе, в Крыму. Но вот уже несколько месяцев она безрезультатно ходит по крымским инстанциям  в попытке получить разрешение  «на прописку» хотя бы в сельской местности, но пока тщетно!  Приютили ее добрые люди во времянке, живет лесом, который знает с детства, все, что собирает, несет на рынок, на еду хватает, но что будет дальше? Сын – инвалид, сейчас в Фергане, на лечении, но изо всех сил рвется на родину предков! Вот и  послал пробивать разрешение на переезд!
  - Он бывал в Крыму?
  - Когда ему было семь лет, мы с мужем повезли его показать нашу .землю…
Поехали в то село, откуда нашу семью в 44м…
  У нее на глаза набежали слезы, но она сдержалась. Вздохнув, она продолжила рассказ тем же  невыразительным голосом, каким школьник декламирует заученный урок:
 - В нашем доме жили люди, муж, жена, двое детей…  Когда муж сказал, кто мы такие, женщина всплеснула руками и позвала нас в дом! В моей комнате, мне тогда было пять лет, даже мебель осталась на месте! Я начала плакать, но муж одернул меня, не позорься! Попросил хозяина осмотреть дом.
Дом, двор, все, конечно, изменилось, все было, в общем-то, чужое!! Мы рассказывали сыну, как все раньше было, и тут женщина повела нас в пристройку, новую. Там стояло что-то вроде лежанки, оказался высокий ящик, а там…
  Тут татарка замолчала, и снова приложила платок к глазам. Потом  дрогнувшим голосом закончила:
  «Там были аккуратно сложены мои детские вещи. И в конверте фотографии. И несколько детских книжек на татарском. И дедушкин «Коран», он учил меня  по нему читать.   Я прижала книгу к груди, ничего не могла произнести, только
застыла в поклоне. А женщина эта, Оксана ее звали,  обняла меня за плечи и повела в кухню… Мужчины пошли за нами, нас попросили сесть, Оксана приготовила чай, мы сидели, не зная, что сказать… Что тут было говорить!
 А за чаем, Оксана рассказала, что она до войны жила в Западной Украине, Тернополь, кажется, город называется. Но перед войной семья оказалась в Казахстане, там она училась в педучилище, и была направлена в Крым  на работу в сельскую школу.  Пришла в сельсовет с направлением, секретарь привел ее в этот дом, сказал, что дом свободный, занимай!  Она вошла в дом, и ей показалось, что там живут, кругом все, как будто хозяева вышли на минутку: утварь на кухне, одежда в шкафах, детские вещи. Она все сложила, с мыслью, что хозяева могут вернуться…
  И тогда мальчик мой, ему только семь лет было, сказал: «Мы вернемся!»
  Тут женщина прервала рассказ: «Спасибо тебе, добрый человек. Я здесь сойду, тут недалеко!», и оставила меня с тяжелыми мыслями. Одно дело, абстрактно знать, что был такой эпизод в истории советского государства, выселение крымских татар (кстати, выселили тогда и немцев,  и болгар, и еще какие-то национальные группы), а другое – столкнуться с судьбой реальной семьи!
Как сказал один из мудрых: « У одного человека – трагедия, у миллиона – статистика!»

      2) «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь…»

  Начальные строчки советского гимна, принадлежащие  детскому поэту Сергею Михалкову, знал в СССР каждый ребенок. И каждый, как ребенок, был в этом убежден! Но на проверку истории оказалось, что выдавалось желаемое за действительное, и не было НЕРУШИМОГО СОЮЗА, и не чувствовали себя республики свободными: стоило государству ослабить идеологические тиски, как разрушительные центробежные силы поднявшейся волны национального самосознания привели к распаду Союза.  Губительные последствия распада тяжело ощущаются до сегодняшнего дня в событиях на восточной Украине…
  С началом Горбачевской перестройки, не гребне той самой волны, крымские татары массово устремились в Крым. В поисках работы ко мне стали заходить специалисты-энергетики из татар..  Но бюрократический барьер еще действовал, и лично я не был волен его преодолеть: без прописки нельзя было взять на работу даже нужного человека…
  Однажды позвонил вахтер: «Валерий Дмитриевич, к вам Рахимов, говорит, вы его знаете!»
  - «По какому вопросу?»
 - «По личному!»
  Фамилия, действительно, о чем-то напоминала, и я попросил пропустить.
  Вежливо постучавшись, ко мне в кабинет вошел высокий худощавый черноволосый мужчина, в короткой стрижке пробивалась седина. Не успел я пригласить его сесть, как он шагнул к столу, и протянул мне руку: «Аслан Рахимов, собственной персоной!»
 И увидев мою растерянность, широко улыбнулся: «Рахметов!»
 Память выбросила меня из-за стола! Четверть века назад судьба свела меня с этим человеком, и мы подружились в процессе совместной работы над идеями противоаварийной автоматики Крымской энергосистемы. Меня, в то время еще в статусе «молодого специалиста», начальник службы, ( в которой я, только- только, появился), что называется, «сунул» в малоизведанную, но очень актуальную тему после глобальной системной аварии в США, погасившей несколько штатов. Не представляя себе даже с чего начать, по студенческой привычке, я стал копаться в литературе, и в одном из профессиональных журналов наткнулся на любопытную статью на эту тему за подписью Рахимова, начальника лаборатории автоматики Ташкентского отделения одного из всесоюзных институтов.
 Я позвонил ему, и он, узнав, что я из Крыма, мгновенно примчался, самолично!
Он был не на много старше меня, и мы быстро перешли на «ТЫ», покатались вместе по Южному берегу, «используя служебное положение»,  балагурили за работой, я, в шутку, называл его по имени героя повести Чернышевского «Что делать», Рахметовым. Положив начало развития противоаварийной автоматики в Крыму, мы расстались, довольные друг другом, но больше не встречались!
    Растроганный воспоминаниями, я даже обнял его:
    - Боже, мой! Рахметов, сколько лет!! Как ты нашел меня?
   - Да зашел в то здание, где мы с тобой «творили», там твою фамилию знают, не скроешься!
   - Ну, открывайся, что тебя привело ко мне?
  Улыбка сошла с его лица.
   - «Кораблекрушение! - сказал он каким – то потухшим голосом, и махнул рукой. – Наши дела! В двух словах: попал под жернова! С одной стороны, люди меджелиса подкатили, что обязан ехать в Крым со всем народом, с другой, узбеки шлют угрозы, чтоб убирался из Ташкента, и угрозы не шуточные! А защиты искать сейчас не у кого!»
   - Так ты из крымских татар? – изумился я. Всегда считал его узбеком!
   - Самый натуральный! Семью мою после войны выселили к узбекам. И мою, и жены моей, я там, считай, всю свою жизнь провел! А  теперь вынужден все бросить, дело, дом, и бежать. Иначе не скажешь!  Да тебе не понять, в каком я положении! Вот, пришел к тебе искать помощи!
   До меня уже доходили слухи, что многие татарские семьи свои же заставляют ехать в Крым против их воли… Но все же, странно было слышать от, в общем-то, благополучного человека такую печальную историю…
  - И ничего сделать нельзя?
  - Не могу я, Валера, семьей рисковать! Ты не представляешь, какие вещи творятся! Вот, приехал на разведку, как тут устроиться можно!
    Я задумался. Наверное, Аслан  не преувеличивает, на него не похоже! Довели парня до ручки национальные разборки!
 - Чем я могу тебе помочь, Аслан?
- Прописка и работа… Или только прописка…
- Возможности у меня небольшие… Но если у тебя крайний случай, один вариант могу предложить! Есть подстанция в 2х километрах от поселка Скворцово. Нужен дежурный монтер. Есть при подстанции домик для дежурного персонала. Можем проехать, посмотреть…
  Проехали. Посмотрели. Согласился Аслан! Даже с радостью, мне показалось!
Вот, такой поворот судьбы!
  А татары вскоре пошли на самозахваты, окружили города самостроем, поставив руководство республики перед фактом! Но Крыму уже было не до этих «мелочей», в стране происходили дела покруче! Что касается моего «Рахметова», жив, курилка, потихоньку устаканился, нашел себя в малом бизнесе, да, и слава Богу! Или, Аллаху, как у них там?!

                3. « А почему Турция?»

    И еще одно соприкосновение с крымско- татарской тематикой, словно эхолотом высветившей мне всю глубину, даже бездонность этой,  я бы сказал. кровоточащей, животрепещущей для Крыма проблемы, произошло у меня где-то в начале 90тых годов.
 На одном из совещаний украинских энергетиков в Киеве ко мне подошел генеральный директор Объединенного диспетчерского управления Баталов: «Валера, ты же из Симферополя! Ты знаешь, где ваш Татарский театр?»
  Еще бы не знать! В помещении, которое было передано театру, ранее располагался Дом культуры профтехобразования, где некоторое время работала моя жена. Я наблюдал столпотворение народа на открытии этого театра! На первый спектакль приехали татары со всех уголков Крыма, ни зал, ни даже улица Менделеева, на которой расположен был театр, не могли вместить всех собравшихся, это был какой-то стихийный митинг, люди, что называется, светились от переполнявших их чувств, пели, плясали! Было ощущение всенародного ( но жутковатого!) праздника!
  «Ну, тогда у меня  к тебе большая просьба!- продолжал Баталов, - Мы с делегацией недавно были в Турции, и там случайно пересеклись с их выдающейся певицей, на концерте во время нашей встречи с тамошними энергетиками. Женщина потрясающей красоты и обаяния. Она, что называется, изнасиловала меня просьбой взять подарок для режиссера Крымскотатарского  театра, ну, не сумел ей отказать! Передай ему, пожалуйста, привет от нее, очень тебя прошу! Пакет небольшой, тебя не обременит, телефон на нем написан!»
  Руководству я тоже не мог отказать, сунул сверток в сумку, а по приезду, позвонил по телефону в театр, оставил свои координаты секретарю в приемной, и удобное для меня время встречи.
В означенный час в кабинет мой вошел красивый представительный мужчина, протянул мне руку: «Билял Билялов,  музыкально – драматический театр крымских татар!»
 На пакете было написано именно это имя, и я объяснил суть приглашения.
  «Да, мне звонила ..» - он назвал имя певицы,  и я протянул ему пакет. Неожиданно, он распечатал его,  извлек из него весьма солидную пачку долларов, и стал их пересчитывать!
 У меня чуть челюсть не отвалилась!  Вот это да!! Знал бы, что за подарок меня попросили передать, - по тем криминальным временам, я ни за что бы не рискнул с такой прорвой денег путешествовать в ночном поезде Киев – Симферополь! Думаю, и Баталов не подозревал, что за подарок он мне передает!
  Билялов аккуратно разложил стопки зеленых купюр, удовлетворенно кивнул головой: «Все правильно!», и с благодарностью протянул мне руку: « Это – бесценная помощь нашему  коллективу! Передайте признательность и вашему шефу! Вы театром интересуетесь?»
  Здесь моя давняя увлеченность театром дала себя знать! Я стал рассказывать о своем глубоком пристрастии к этому виду искусства, расспрашивать о репертуаре театра, пошел, что называется, разговор « в тему», и я не преминул спросить, а при чем тут Турция?
  И тут Билялов ввел меня в исторический экскурс, который был для меня откровением! Оказывается, в времена покорения Крыма, бОльшая часть крымских татар ушло в Турцию, и сегодня там их в несколько раз больше, чем в Крыму! Они сохранили язык, культуру, в них живет генетическая память об исторической родине, и турецкая диаспора очень поддерживает свой  народ, который живет в Крыму, для них существование Крымскотатарского театра – огромное культурное достижение!
                Это было интересно. Не более того…
  Но двадцать лет спустя, когда я наблюдал с глубокой тревогой в прямом телеэфире, как  на главной площади Крыма перед правительственным зданием,  столкнулись  две бурные  демонстрации,  одна из которых – пророссийская, а основу другой составляли крымские татары, мне припомнился этот разговор…
 Дело было в феврале 2014го. Пресловутый киевский майдан всколыхнул национальные движения в Крыму, и страсти на площади кипели не шуточные! Вот-вот могла вспыхнуть рукопашная, и с огромным трудом Аксенову и Чубарову  удалось развести толпу, предотвратив кровопролитие, чудовищные последствия которого трудно себе представить! Хотя, почему трудно, майские события в Одессе – тому пример!
  Появление на следующее утро  на площади «вежливых людей  в форме» спасло «Остров Крым», по моему мнению, от неминуемой катастрофы…
           Я вздохнул, с облегчением!
                *                *              *
                20. 09.14.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.