Живи-2. Глава 9. Призраки прошлого

В начало http://www.proza.ru/2014/09/17/1623


Сложно сказать, что я больше испытала – нечеловеческий страх или любопытство. С одной стороны, не каждый день можно похвастаться встречей с настоящим английским привидением, а с другой – ты понимаешь, что вышел на связь с потусторонним миром. Жутковато, в общем. Первым моим желанием было убежать от призрака подальше – спрятаться под одеяло, закрыть глаза и убедить себя, что это бред. Но я не могла. Не могла сдвинуться с места, не могла отвести от нее взгляда и даже не могла закричать.

Призрак сильно напоминал 3D-проекцию, хотя не настолько четкую и реалистичную. Кэтрин была одета так же, как и в день аварии – синий костюм с баской и черные туфли-лодочки. Она смотрела на меня по-доброму, но я не могла избавиться от чувства, что происходящее выходит за какую-то невидимую грань. Она подошла еще ближе и присела на банкетку. По крайней мере, сделала вид, что присела.

- Прости, что напугала, - произнесла она с жалостью. – Просто ты единственная, кто сможет мне помочь.

Она замолчала, будто в ожидании встречного вопроса, но внезапно приложила палец к губам.

- Не отвечай мне, просто слушай. Не хочу, чтобы Майкл проснулся… Все это время он почти не спал. Я рада, что он обрел счастье, встретив тебя, но мне больно… Он не отпускает меня… Я не могу уйти, пока он не перестанет искать виновных в моей смерти. Он не знает причин той аварии… И у него нет способности общаться с такими, как я… сейчас. Я прошу тебя о помощи. Он должен узнать правду, какой бы страшной она ни была.

Она выжидающе на меня посмотрела, и мне ничего не оставалось, как просто кивнуть, хотя на языке вертелось бесчисленное количество вопросов.

- Я чувствую, он скоро проснется. Не говори ему пока о нашем разговоре. Я приду к тебе позже. И…

Договорить она не успела. На меня накатил внезапный приступ кашля, и вскоре в ванной комнате появился испуганный Майкл. Призрак Кэтрин исчез мгновенно, будто его и не было, но сейчас меня заботило только желание поскорее откашляться. Майкл поднял меня с пола и отнес обратно на кровать.

- Я не лягу на пеленку, - с трудом произнесла я, борясь с кашлем. – Я не страдаю энурезом.

Каждое слово отдавалось сильной болью в груди, и из-за мокроты мой голос казался очень хриплым. Майкл скинул пеленку и аккуратно уложил меня, накрыв двумя одеялами.

- Как ты? - обеспокоенно спросил он, гладя меня по руке.
- Как в больнице, - фыркнула я. – Может, объяснишь, почему обращаешься со мной, как с умирающей?
- У тебя воспаление легких, - печально произнес он. – Крупозная пневмония. Ты почти пять дней была в бреду с температурой больше сорока… Тебя лихорадило…
- Сколько дней?!

Я подскочила на кровати и ошеломленно посмотрела на Майкла. Час от часу не легче. Как можно пролежать пять суток и ничего не помнить… И где я могла подхватить пневмонию? Неужели в коллекторе? Или под проливным дождем?

- Майкл, невозможно так быстро заболеть… - нахмурившись, ответила я.
- Возможно. Но, скорее всего, ты подхватила пневмококк немного раньше, а переохлаждение спровоцировало болезнь.
- Какой еще пневмококк? – все больше хмурилась я.
- Микроб, - тяжело вздохнул он, будто смиряясь с моим невежеством. - Чихнул на тебя какой-то больной или кашлянул, ты стала носителем, и пневмококк сидел в твоем организме до поры до времени.

Я прокрутила в голове все события, которые произошли со мной за последнюю неделю, и поняла, что контактировала с небольшим количеством человек. Но кашлял на меня только один – наркоман из приюта. Точно, это он.

- А с чего ты взял, что у меня именно курьезная пневмония?
- Крупозная, - спокойно поправил Майкл и вдруг посмотрел на меня с жалостью. – Мне пришлось вызвать врача.
- Майкл, нет, ну зачем?.. - расстроенно взвыла я, откинувшись на подушки. – Нас найдут…
- У меня не было выбора, сам я не в состоянии лечить такие болезни, - печально произнес он. - Каждая минута была на счету, ты… ты бы видела себя со стороны. Мне пришлось связаться с Рудо, он прислал нам доктора из гильдии.
- То есть вы меня… лечили? Не проверяли на честность?.. Я смутно помню, что вы подключали ко мне какие-то аппараты, и подумала, что вы…
- Маша, - ласково сказал Майкл. – Мы брали у тебя анализы, делали ЭКГ, измеряли давление…
- А рентген?
- Доктор сам, как рентген. Почему тебе вечно мерещатся заговоры?
- Потому что я долбаный параноик, - констатировала я. – И я в постоянном бреду.

Майкл сжал мою руку и улыбнулся. Впервые за время нашего с ним разговора.

- Не больший параноик, чем я. Так как ты себя все-таки чувствуешь?
- Слабовато… И кушать хочется немного…
- Ну наконец-то! А я-то думал, что нам уже придется вводить тебе еду через капельницы.
- Ну уж нет, не дождетесь! Никаких капельниц и пеленок! Я уже здорова, просто немного устала и хочу есть.
- Хорошо, я сейчас принесу. Не делай глупостей, пожалуйста.

Он сказал это так строго, что я поверила – лучше его не злить.

Как только он вышел, мои мысли снова переключились на встречу с призраком Кэтрин. Стоило мне о ней вспомнить, как по телу мгновенно побежали мурашки. Или она все-таки рядом? Ведь наверняка я ощущала холод от ее приближения. Хотя это мог быть просто озноб, я же болею, как сказал Майкл?

Кэтрин не успела договорить и не сообщила мне, когда выйдет на контакт в следующий раз. Не хотелось бы мне снова этих внезапных появлений… Да и кошмаров мне бы тоже не хотелось. Да и вообще – наверное, я это все придумала, я же в бреду.

Через некоторое время появился Майкл с накроватным столиком. Я набросилась на еду, как только он установил его на постели. Мне было не очень вкусно, но желудок был другого мнения. Такое ощущение, что я не ела все эти пять дней. Майкл молча наблюдал за мной с приподнятыми уголками губ.

- Через полчаса придет доктор. Не бойся его и не убеждай в том, что ты здорова. Ему лучше знать.

Я обреченно вздохнула и фыркнула. Вернее, хрипнула. Ладно, лечиться так лечиться.

Майкл помог мне искупаться и переодеться в чистую пижаму. Кажется, он успел походить по магазинам. И без меня. А ведь у меня был список. Вот так всегда.

Доктор появился вовремя. Он вышел из ванной комнаты и уверенной походкой направился к моей кровати. Я попыталась сделать вид, что в этом не было ничего удивительного, но такая беспардонность меня смутила. Я недоверчиво сложила руки на груди, но Майкл заверил, что Рудо обязательно подкорректирует его память.

Седовласый чернокожий мужчина в белом халате внимательно осмотрел мое лицо, послушал дыхание, измерил температуру (39!), залез ложкой в горло и собрал материалы для анализа. Он был дружелюбен, изредка шутил и, в принципе, убедил меня, что он хороший. Обратившись к Майклу, он сказал, что нужно продолжать принимать антибиотики по старой схеме (ого, да они сговорились!), и ввел мне внутривенно подозрительную жидкость.

- Витаминчики, - весело произнес он. О да, что бы там ни было, но это явно не витаминчики. Наверняка это какое-то лекарство с непроизносимым и ни о чем не говорящим  названием. Ну и ладно. Майкл не препятствует, значит, все в порядке.

Доктор строго наказал постельный режим, пить больше воды и не забыть проветрить спальню.

- Завтра в то же время, - он одарил нас на прощание белоснежной улыбкой и покинул комнату, скрывшись за дверью ванной.
- Ну что ж, улучшения уже есть, - радостно произнес Майкл, открывая окно. Подуло легкой прохладой, и в комнату ворвался свежий воздух. Я попыталась сделать полный вдох, но закашлялась. В груди снова что-то сдавило, и от боли на глазах выступили слезы.
- Майкл, как ты не боишься сидеть со мной? – хрипло спросила я, вытирая лицо руками. - Ты ведь тоже можешь заболеть?
- А у меня иммунитет хороший, - засмеялся он. – Мне пневмококк не страшен.
- С твоей бы уверенностью в больнице работать, - улыбнулась я. – Спасибо, мой родной.

Он погладил меня по руке и произнес:

- Я люблю тебя.
- И я тебя люблю, - прошептала.
- Что-что? Я не расслышал, - Майкл наклонился ко мне ближе, подставив ухо.
- Я сказала, что тоже тебя люблю, - ответила я немного громче и увидела его хитрую улыбку. – Ах ты… Да ты притворяешься! Всё ты прекрасно слышал!
- Слышал, - засмеялся он. – Просто хотел убедиться, что ты это сказала не в бреду, а сознательно.

Я огрела его по голове подушкой – это было первое, что попалось мне под руку – и показала язык. Он покачал указательным пальцем и строго напомнил, что активность мне противопоказана. Мы засмеялись и спорили до тех пор, пока меня снова не начало знобить. Да, не весело болеть! Укутавшись в одеяло, я закрыла глаза и через некоторое время уснула. К счастью, на этот раз обошлось без кошмаров. Или я просто их не вспомнила.

Так прошла неделя. Доктор посещал меня ежедневно, как и обещал, и его заключения внушали оптимизм. Для начала он отменил постельный режим и строгую изоляцию, поэтому теперь я могла совершать прогулки не только по спальне. Температура пришла в норму, а кашель почти перестал беспокоить. Но от слабости я избавиться пока не могла. Поэтому время на воздухе я чаще всего проводила сидя на скамейке, а обратно возвращалась у Майкла на руках.

Через месяц доктор принес радостные вести – мы его больше не увидим. Он пожал мне руку, сказав, что был очень рад знакомству, и попросил себя беречь. Я обещать не стала, но поблагодарила от души. Он кивнул на прощание и направился в сторону ванной комнаты – использовать ее не по назначению в последний раз.

Я продолжала уставать даже от получасовой прогулки, и Майклу приходилось постоянно подпитывать меня энергией. Нет, я, конечно, его об этом не просила, но его забота была мне приятна.

Призрак Кэтрин больше не появлялся, ни наяву, ни во сне, и я почти убедила себя, что это был просто лихорадочный бред. Смущало только одно – ощущения. Этот легкий холодок и мурашки. Причем Майкл не замерзал никогда и списывал все на адаптацию моего организма после болезни. Но, увы, он не смог меня убедить – мне казалось, что она постоянно была рядом, пусть и не выходила на контакт. Из-за этого моя жизнь в поместье потихоньку становилась невыносимой. Меня изводила мысль о том, что за нашей личной жизнью наблюдают. Тем более привидение, заинтересованное в этой личной жизни.

Мне не хватало смелости рассказать Майклу о кошмарах и той загадочной встрече, но он понимал, что моя тревога связана именно с Кэтрин. Он решил убрать все напоминания о своей погибшей жене, спрятав на чердаке ее личные вещи, одежду и совместные фотографии. Арнетт спрашивал разрешения выполнить эту работу за него, но Майкл отказал. Он должен был сам с этим справиться. Я не присутствовала при этом, но чувствовала, как тяжело ему с собой бороться.

С каждым днем ему становилось все хуже. Он стал более замкнут и мог подолгу сидеть наедине со своими мыслями. Он иногда пропускал мои слова мимо ушей, не замечал, как я к нему подхожу и не отвечал на поцелуи.

Он стал другим, почти чужим человеком, который, вместо того, чтобы строить планы и наслаждаться реальной жизнью, вернулся в прошлое. И меня это раздражало все больше и больше. Возможно, это глупо и неуважительно, но я начала ревновать его к покойной жене. Мне было больно осознавать, что я в его сердце не единственная, и теперь он даже не пытался доказать обратное.

Я начала его терять.

Я вспомнила тот вечер, когда мы сидели в Каминной Зале, и он впервые рассказал свою историю. И я поверила его словам о том, что он отпустил душу Кэтрин. Но теперь поняла, что это не так. Он не обманывал, нет. Скорее всего он сам заставил себя в это поверить. Он абстрагировался от прошлого, сосредоточившись на мне. Но здесь, в этом поместье, где все вокруг напоминало о ней, он сдался.

Я поняла, что мне во что бы то ни стало надо ему помочь.

И вернуть своего Майкла обратно.


Продолжение http://www.proza.ru/2014/09/21/78


Рецензии
Ох, чувствую неспроста Кэтрин появилась.
И не покушение это... а несчастный случай. СМС п телефону причина? А кто послал? Даже подумать страшно...

Алексей Бойко 3   18.04.2016 17:51     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.