Живи-2. Глава 13. Последний лучик солнца

В начало http://www.proza.ru/2014/09/17/1623


Я темная. Но этого просто не может быть. Почему из-за какой-то дурацкой способности, которая мне даже не нужна, я обязана служить в гильдии Винченти? Почему я должна вести аморальный образ жизни, если я этого не хочу?..

Майкл был напряжен. Он продолжал хмуриться и думать о чем-то своем. Как бы он ни хотел, он не сможет держать мою тайну в секрете, поэтому мне придется доказать свою преданность Рудо. Но как заставить его понять, что это никак не изменит путь, который я для себя уже выбрала?

Для начала нужно убедить себя. Я – не темная. Я полностью осознаю, что хорошо, а что плохо. Я не получаю удовольствия от того, что делаю людям зло, и не одобряю, когда это делают другие. Я не приемлю несправедливости и лицемерия. Я никогда не смогу намеренно лишить человека жизни. Я не считаю Винченти примером для подражания. И я не позволю так называемому таланту перевернуть всю мою жизнь, превратив ее в пустое и унизительное существование, фальшивку и мистификацию. Я не хочу стать кем-то другим, носить маску и оказаться ведомой кукловодом. Я хочу быть собой, я хочу остаться человеком.

- Я на твоей стороне и не изменю своего решения, - поддержал меня Майкл. – Ты никогда не станешь темной, я уверен. Как я уверен в том, что из любой темной способности можно извлечь пользу. Нельзя поработить душу человека только из-за ошибок его предков.
- Ты считаешь, что в моей семье были темные?
- Я уверен. У всех нас есть темные стороны, но не у каждого хватает силы вовремя себя остановить.
- А ты? У тебя тоже есть что-то, с чем приходится бороться?
- Конечно, я не уникален.
- А способности, которые присущи только темным?
- Разочарую тебя, но да, - горько усмехнулся он. – Есть кое-что, чем не следовало бы гордиться, работая в гильдии светлых.
- Да ты что, - удивилась я. – И Рудо в курсе?
- В курсе. Я заслужил его доверие. И тебе помогу.
- Ты мне расскажешь?
- Не уверен... Но с потусторонним миром, как ты, контактировать не умею, - он замолчал и сжал губы. - Значит, она не успокоится, пока ты не выяснишь причины ее смерти, да?
- Думаю, да, - грустно произнесла я. - Знаешь, я первое время считала, что это просто сны или галлюцинации, особенно, когда встретила Кэтрин в ванной. Это так странно совпало с моей болезнью… Но, когда я начала просматривать вырезки из газет с места аварии, то поняла, что уже видела это. Вплоть до мелочей. И теперь с уверенностью могу сказать, что это был не просто сон, а послание от Кэтрин, понимаешь? Она хотела мне это показать. Ей нужна помощь, Майкл. У меня в голове крутилось много вопросов, но с ее стороны больше не было ни одной подсказки. До сегодняшнего дня. Если она так сильно желала, чтобы я узнала правду, то почему так редко давала о себе знать?
- Сложно сказать, что ей мешало. Но скорее всего, она выходила на контакт только тогда, когда это было нужно ей. Ты ведь никогда ее не призывала?
- Нет, что ты! – испугалась я. – Упаси Боже!
- Ты говоришь, как светлая до мозга костей, - с натяжкой улыбнулся он. – Не призывай, не бери грех на душу.
- Быстрее бы этот дурдом прекратился… Иначе я и сама скоро сойду с ума.

Печально вздохнув, я взяла Майкла за руку, и он крепко сжал мои пальцы.

- Ты действительно думаешь, что я снова стану другим, когда мы вернемся обратно?.. – печально спросил он.
- Боюсь, так и будет, - нахмурилась я. – Майкл, в сегодняшнем сне Ричард сказал мне, что ты… проклят. Причем он уверен, что ты это сделал сам. Как ты думаешь, это может быть правдой?
- Я не очень-то верю в проклятья, - мрачно произнес он и напрягся. – Но, возможно, я мог что-то выпалить в сердцах после смерти Кэтрин. Я не контролировал себя и был на грани саморазрушения.
- Надеюсь, он солгал, - вздохнула я. – Потому что я пока не представляю, что нужно делать в таких случаях.
- А меня беспокоит другое, - скривился он и невидящим взглядом впился в тарелку. - Если он прав, то список моих темных способностей пополнится еще на один пункт…

Он раздраженно проткнул рыбу вилкой и разорвал ее на кусочки. Я промолчала, понимая, что лучше его не трогать. После завтрака мы вышли на воздух. Мне хотелось немного прогуляться, и Майкл незамедлительно согласился, сбегав в хижину за панамками. Он взял меня за руку, и мы направились в сторону пальмовой рощи.

Здесь в изобилии росли и бананы, и кокосы, но сейчас мне больше хотелось пить. Я подняла с земли кокос и, покрутив его в руках, аккуратно простучала. В этом не было никакого смысла, но признаться Майклу в том, что я впервые вижу сей экзотический орехофрукт, не позволяла гордость. Заметив на земле большой камень, обрушила на него кокос почти с разбега, но тот остался целым. Попробовала еще несколько раз, но уже с индейскими криками, но все было тщетно – кокос меня не испугался. Майкл наблюдал за моими попытками с усмешкой, прикрывая рот кулаком.

- Если знаешь, как разбить эту дыньку, почему не подсказываешь? – пыхтя, спросила я.
- Ты же не просишь помощи, - усмехнулся он, забирая из моих рук кокос. Легким движением руки он достал из кармана (кто бы думал!) штопор и прокрутил дырочку в одном из темных пятен кокоса, похожих на два глаза и рот. Потом, как фокусник, он извлек из этого же кармана трубочку и, вставив ее в отверстие, протянул мне кокос.
- Могу я поинтересоваться, ты всегда носишь с собой штопор? - удивленно произнесла я, поднеся к губам трубочку.
- Только когда в кокосовой роще намечается вечеринка, - засмеялся он. – Ну как, вкусно?
- Ну, назвать это кокосовым молоком весьма сложно, если только водой со вкусом кокоса, -  улыбнулась я. – Скажу так – жажду утоляет.
- Угостишь меня? – он приблизился ко мне и перехватил трубочку, слегка коснувшись моих губ.

Я почувствовала сладостный трепет и, отобрав у него кокос, подарила поцелуй. Ему такой обмен понравился, но я игриво отбежала, разбив все его надежды, и присела под пальму. Он расположился рядом и после короткого диалога «Ты только посмотри, что там!» - «Где?», снова отобрал у меня трубочку.

Когда я получила свой кокос обратно, то обнаружила, что он пуст. На смену жажде пришло дикое желание сравнить кокосовую мякоть с начинкой шоколадки «Баунти».

- А открывать кокосы ты умеешь? – лукаво спросила я, протягивая пустой волосатый стаканчик из-под коктейля.
- Еще бы, - усмехнулся он. – Для начала надо найти камень.
- Правда? А я думала, ты носишь с собой топор. На всякий случай, конечно, - прыснула я.
- У меня не было времени его искать, зато я взял кое-что другое, - подмигнул он и вышел из пальмовой рощи.

Он ходил по берегу, пока не нашел увесистый булыжник размером почти с его ладонь. Я усмехнулась, вспомнив, как безуспешно пыталась разбить эту волосатую гугуяку о скалистый валун, а орудием Майкла стал сравнительно небольшой камешек. И я была шокирована, когда ему это удалось. Он вращал кокос, равномерно простукивая его камнем, и не прилагал к этому абсолютно никаких усилий. Когда после нескольких оборотов в скорлупе появилась трещина, я задохнулась от смеси восхищения и возмущения. Майкл разломал кокос пополам и, вынув из-за пазухи ложку, вставил ее в кокосовую мякоть. Какой же он предусмотрительный – шел за панамками, а захватил целый набор инструментов. Интересно, удивит он меня еще чем-нибудь?

Я отправила в рот белоснежный кусочек. Ну что ж, вкусно, только немного жестковато. Один-ноль в пользу «Баунти».

- Майкл, - вспомнила вдруг, отправляя в рот следующий кусок кокоса, - а почему в королевстве ты скрываешь свой титул? Ведь тебя там знают, как лорда ле Бланша, да? Это тоже какая-то страшная тайна?

Я не ждала, что он ответит на мой вопрос. Мне казалось, что он расстроится, рассердится или обидится, поэтому сильно удивилась, увидев, как приподнялись уголки его губ.

- Да нет тут никакой тайны. Таким образом я просто решил расстаться с прошлым. Стать другим человеком, начать новую жизнь, вот и все. Все наставники имели титулы – в Кастлфилд своя иерархия, но лишь немногие могли похвастаться, что в них течет аристократическая кровь.
- Не думала, что ты тщеславен, Майкл, - улыбнулась я и, зачерпнув ложкой немного мякоти, угостила его.
- Я сдерживаю себя, - послал он хитрый взгляд. – Сложно быть графом и хранить это в тайне.
- Так ты еще и граф! – открыла я рот. – А я-то думала, кто именно скрывается за титулом лорда!
- Как старший внук пэра первым делом я получил так называемый титул учтивости, став виконтом. А со смертью дедушки ко мне перешел графский титул, - с гордостью произнес он.
- А почему все остальные графы, бароны и прочие, кто имеет титул в Кастлфилд, не представляются лордами, как ты? Это было бы правильнее, правда?
- Это правильно в Англии, а там система другая. Там ведь царит полный интернационализм. Это для нас лорд – нечто обобщенное, а для них – отдельный титул, отличительная черта настоящих английских аристократов.
- И много в королевстве лордов?
- Только я. Зато там есть два настоящих русских князя, несколько французских баронов, одна маркиза… Аристократов мало. Кстати, де Люмье был настоящим герцогом.
- Жуть какая… А ты не знаешь, что с ним сейчас?
- После прочистки разума он был отправлен обратно во Францию. Насколько мне известно, он ушел в монастырь и сейчас несет там послушание. Собирается постричься в монахи.

Не зря он мне тогда напомнил священнослужителя…

- Ну ничего себе, как резко изменилась его жизнь. Надеюсь, он не свернет с пути истинного…
- Рудо следит за ним. Все будет в порядке, - улыбнулся он и вдруг поднял указательный палец, как будто что-то вспомнив. – Кстати, еще одна причина, почему я остался ле Бланшем, – эта фамилия не дает мне забыть, что я наполовину француз и весьма эмоционален. Лорд Мэддингтон – это слишком по-английски.
- А еще ты мог стать Мишелем вместо Майкла, - усмехнулась я. – Это ведь одно и то же, только на французский манер.
- В таком случае, это было бы ничем не лучше лорда Мэддингтона, - засмеялся он. – Хотя, когда мы с тобой поедем во Францию, можно попробовать. Мишель ле Бланш и Мари де Кош – красиво, правда?

Я рассмеялась и покачала головой.

- Это ужасно! По крайней мере в моем случае.
- Да, Мари ле Бланш звучало бы куда лучше… - внезапно произнес он и осекся. Я покраснела, не зная, как расценить его слова. Хотя в некоторой степени это смахивало на предложение. Но сейчас мне было страшно об этом даже думать, и я накормила его очередной порцией кокосовой мякоти, будто пыталась заткнуть ему рот. Пока он жевал, я поспешила перевести тему.
- Рыба получилась шикарная. Как она называется?
- Назовем ее красноперый скалозуб, - он ответил с интонацией ведущего «В мире животных», и я хрюкнула.
- Я даже представить не могу, как ты его поймал, но ты молодец!
- Я сделал это ради тебя, - произнес он, пристально глядя на меня. - Я буду ловить рыбу, приносить бананы и разделывать кокосы, пока тебе не надоест эта однообразная еда.
- Майкл, мы вернемся в поместье завтра, - вздохнула я, покачав головой. – Поэтому давай этот день проведем красиво и с пользой.

Как в последний раз, хотела добавить я, но осеклась. Я не хотела поддаваться слабости и соблазну задержаться на острове. Это было бы так просто – взять и сбежать от собственных страхов, спрятавшись в норке. Но проблему в целом это все равно не решит.

Я понимала Майкла – он боялся не того, что снова станет другим, он боялся, что этим причинит мне сильную боль. И его предложение покинуть поместье не было проявлением трусости. Но, если бы я согласилась с ним, то трусом стала бы я. Зачем сидеть сложа руки, когда можешь что-то делать и двигаться дальше, преодолевая то, что нам мешает?

Если подумать, чего мне бояться? Я могла бы дрожать перед неизвестностью и пугающим ожиданием того, чего еще не было. Но какой в этом смысл, если я знаю, что именно произойдет, когда мы вернемся. Да, это неприятно и неизбежно, но я готова к этому и понимаю, как реагировать на всю эту ситуацию. Потому что у меня есть знания, информация – главное оружие против страха. И я не остановлюсь, чего бы мне это ни стоило. Ради тебя, Майкл. Ради нас.


Продолжение http://www.proza.ru/2014/09/21/1933


Рецензии
Да, хорошо, что герои снова вместе. Они поддерживают друг друга. Вдвоем они обязательно справятся!

Алексей Бойко 3   18.04.2016 18:31     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.