Живи-2. Глава 10. Тайны Мэддингтон-хаус

В начало http://www.proza.ru/2014/09/17/1623


Ранним октябрьским утром я встала с кровати, стараясь не разбудить Майкла шорохами. Переоделась, умылась и вышла из спальни. Оглядевшись, направилась в сторону чердака. Дверь была не заперта, и я оказалась в светлой, немного пыльной комнате. Здесь размещалось много мебели, покрытой белыми простынями, но мой взгляд сразу упал на большой сундук у окна. Присев рядом, открыла крышку. Как я и ожидала, хранилище вещей Кэтрин было именно здесь.

Я понимала, что рыться в чужих вещах неправильно, но мне хотелось докопаться до истины, найти хоть какой-нибудь намек на разгадку ее запутанной смерти. Здесь были украшения, косметика, но ни одной записной книжки или письма. Я продолжала рыться, откладывая ее вещи в сторону, и заметила несколько юридических книг. Они казались совсем новыми, будто их даже не открывали. Я уже хотела отложить их в сторону, но на всякий случай решила пролистать. На колени упал крошечный лист бумаги, и я подняла его так аккуратно, будто он мог рассыпаться в моих руках.

Это была записка, свернутая пополам, адресованная Кэтрин Мэддингтон. Мэддингтон… Я слышала эту фамилию раньше, то ли в новостях, то ли в книжках по истории… Неужели Кэтрин принадлежала к знатному английскому роду?

Я развернула записку и прочитала: «Они подозревают тебя. Будь осторожна».

Без разъяснений и без подписи. Но с прямым доказательством того, что она была в чем-то замешана. Причем еще до свадьбы, раз письмо было адресовано не Кэтрин ле Бланш.

Отправитель обладал красивым каллиграфическим почерком. Я прикоснулась к чернильным строкам и отдернула руку, как от огня. Кто бы это ни написал, он был не очень хорошим человеком.

Я положила записку обратно и продолжила изучать содержимое сундука. Следующей стала папка, в которую были аккуратно вставлены вырезки из газет об автомобильной аварии. Я тяжело вздохнула, вспомнив свои кошмары – вот Майкл, сидящий около тела Кэтрин, вот ее искореженная машина, вот ее рука, торчащая из-под простыни... Меня передернуло. Я не могла понять, зачем Майкл делал эти вырезки. Зачем возвращаться в тот страшный день и переживать утрату снова? Как будто он намеренно причинял себе боль. Я не хотела это читать, но мое внимание привлек заголовок: «Трагическая смерть леди Мэддингтон». Стоп, почему снова Мэддингтон? Она не взяла фамилию Майкла или они не были расписаны официально? Ничего не понимаю… Нужно обязательно изучить этот вопрос.

Вырезок было много – наверное, их семья в Англии довольно известна. Я закрыла папку и отложила в сторону. На дне сундука лежали фотографии – в рамках, фотоальбомах и просто россыпью. Я внимательно их изучала, но ничего подозрительного заметить не могла. Накатила усталость, и я захлопнула последний альбом, так и не досмотрев до конца. Начала аккуратно перекладывать вещи обратно в сундук и задержала взгляд на фото в рамке, сделанном в роскошном зале с антикварной мебелью. Скорее всего, это был какой-то светский прием: дамы, одетые в вечерние платья, сидели в креслах, а мужчины во фраках стояли позади, держа в руках стаканы с виски.

Лицо одного молодого человека мне показалось знакомым, но, как ни старалась, я не могла его вспомнить. Я взяла фотографию с собой и, положив все остальные вещи на место, покинула чердак.

Спустившись на первый этаж, направилась в хозяйственные помещения особняка, чтобы поговорить с дворецким. Арнетт тщательно чистил столовое серебро и не заметил моего прихода.

- Доброе утро, мистер Арнетт, - поприветствовала я его, и он резко обернулся, поставив блюдо на стол.
- Мэм? – слегка удивился он, но тут же исправился, натянув маску потомственного дворецкого. - Доброе утро, мэм. Рад видеть вас в полном здравии. Чем могу быть полезен в такую рань?
- Видите ли, мистер Арнетт, мне хотелось задать вам несколько вопросов относительно погибшей жены Майкла. Я не хочу его беспокоить на эту тему, тем более сейчас… Думаю, вы понимаете…

Арнетт вздохнул и опустился на стул. Я последовала его примеру, заняв стул напротив.

- Мэм, мне очень больно видеть его светлость в таком состоянии. Мы все уважали и любили ее светлость и тяжело переживали ее смерть, но жизнь когда-нибудь заканчивается, это неизбежно. С этим нужно просто смириться, оставив в памяти только самые хорошие воспоминания о человеке, которого с нами больше нет.
- Мне казалось, что он смирился, но в последнее время я перестала его узнавать…
- Да, мэм, вы правы, сейчас он ведет себя практически так, как тогда… Хотя вернулся домой таким счастливым… - Арнетт осекся, подскочив со стула. – Простите, мэм, виноват.
- Мистер Арнетт, вы можете разговаривать со мной свободно и сидеть в моем присутствии.
- Спасибо, мэм, - произнес дворецкий и, немного поколебавшись, снова присел на стул. – Дело в том, что его светлость мне почти как сын, я знаю его с самого рождения. Мы все очень за него переживаем, но не знаем, чем помочь. Хотя мне кажется – не сочтите за дерзость, мэм, – лучшим решением было бы покинуть Мэддингтон-хаус. Здесь слишком много воспоминаний, с которыми ему нелегко справиться.
- Как вы сказали? Мэддингтон-хаус?! – ошеломленно переспросила я, подскочив со стула. – Мэддингтон? Прошу прощения, мистер Арнетт, а какое отношение к поместью имела Кэтрин?
- Как супруга лорда Мэддингтона, конечно, - удивленно ответил дворецкий. – Свое название поместье получило от титула первого владельца, мэм.

Я покраснела, расстроившись, что не уточнила эти нюансы у Майкла заранее. Весьма странно, что в королевстве Кастлфилд он представлялся лордом ле Бланшем, человеком, которого не существует. Мне стало обидно, что такие подробности я узнаю от третьих лиц. Интересно, Рудо в курсе его титула?

- Титул… Вот оно что… - задумчиво произнесла я. – Вы уж извините. Какая путаница с фамилиями и титулами.
- Мэм, что вы, не извиняйтесь, тем более передо мной. Если желаете, я познакомлю вас с историей родовой династии его светлости.
- Спасибо, мистер Арнетт, в другой раз. Сейчас мне хотелось бы перейти к теме Кэтрин.
- Да, мэм, конечно. Что бы вы хотели узнать?
- Опишите ее, пожалуйста, какой она вам представлялась?
- Ее светлость, несмотря на свою внешнюю хрупкость, была сильна характером и умела руководить. Она была добра к нам, никогда не повышала голоса, но все равно держалась на расстоянии. Она не заходила в помещение к слугам и не вела с нами бесед, поэтому мне трудно говорить о других чертах ее характера.
- Но все равно вы ненароком становились свидетелями их с Майклом личной жизни и могли создать свое впечатление об их отношениях.
- Мэм, простите, при всем уважении к вам, я не могу говорить о личной жизни его светлости, пусть и давно прошедшей.
- Мистер Арнетт, я понимаю ваше беспокойство и признаюсь, что я не сторонница сплетен и так же считаю, что личная жизнь на то и личная, чтобы не впускать туда посторонних людей. Но дело в том, что сейчас эта информация может помочь Майклу. Вы ведь тоже хотите, чтобы его светлость стал прежним, не так ли?
- Да, мэм, но я не в силах понять, чем мои скудные сведения могут помочь. Его светлость может рассказать о ее светлости намного больше меня.
- Дело в том, мистер Арнетт, что Я ничего не знаю о ее светлости. Эта информация нужна МНЕ, потому что у меня есть все основания полагать, что смерть Кэтрин не была роковой случайностью.
- Вы действительно так считаете, мэм? – нахмурился дворецкий, и я кивнула. – В таком случае, хорошо, мэм, я все расскажу. Если вы сможете вернуть его светлость обратно, я буду вам признателен до конца своих дней.
- Я тоже очень хочу снова увидеть в его глазах счастье, мистер Арнетт, - печально произнесла я. – Часто ли они ссорились?
- Нет, мэм, на моей памяти – ни разу. Она могла его в чем-то упрекнуть, но только в шутку. Они очень любили друг друга.

- А как к Кэтрин относились родители Майкла?
- Они приняли ее сразу, как дочь. У них были очень теплые, близкие отношения, мэм.
- А родителям Кэтрин нравился Майкл?
- Они нечасто сюда приезжали, мэм, я видел их только в день свадьбы и еще пару раз. Они произвели впечатление хороших людей, но, правда, немного замкнутых. Они постоянно держались в стороне. Но, думаю, их устраивала кандидатура его светлости.
- Ох, нет, таких подробностей не знаю, мэм. Лишь слышал, что они приняли решение о свадьбе всего через несколько месяцев после знакомства.
- Как быстро… Это весьма странно, мистер Арнетт, вам так не кажется?
- Мне стыдно признаться, но я согласен с вами, мэм. К сожалению, первым делом по поместью прошел неблагоприятный для ее светлости слух, что этот брак не что иное, как спасение ее честного имени.
- Немного не поняла вас, мистер Арнетт. Вы имеете в виду, что ее подозревали в беременности?
- Да, мэм, именно это я и хотел сказать, но слухи не подтвердились. Поэтому мы были вынуждены признать, что настоящая любовь не знает сроков.
- А сколько лет они прожили в браке?
- Они были вместе всего год, мэм…
- Год… - растерянно повторила я. – Мне казалось, их союз длился дольше…
- К сожалению, нет, мэм. В их совместной жизни все произошло быстро – стремительно поженились и мало прожили вместе…
- Прожили год, прошло семь лет, но он до сих пор ее любит…
- Как я говорил, мэм, настоящая любовь не знает сроков.

Конечно, Арнетт не предполагал, какой болью отдавались его слова в моем сердце. Но я не могла себе позволить раскиснуть перед человеком, которому обещала спасти Майкла.

- А чем Кэтрин занималась? Она часто бывала в поместье?
- Только вечерами и по выходным, мэм. У нее была своя юридическая фирма в Лондоне, и она много времени уделяла работе.
- Странно, что они не переехали в город, так было бы проще.
- С Мэддингтон-хаус не так легко расстаться, мэм, - улыбнулся Арнетт. – Тем более до Лондона всего час езды.
- Согласна с вами, мистер Арнетт, место действительно необыкновенное. Получается, они с Майклом виделись не так часто?
- В силу обстоятельств, связанных с работой, да, мэм.

Все это странно, весьма странно. Чем больше я узнаю об их отношениях, тем сильнее не понимаю резких изменений в поведении Майкла. Хотя, возможно, дело не в любви, а в чувстве вины перед Кэтрин, которое до сих пор его гложет.

- Скажите, совершала ли Кэтрин какие-нибудь странные, подозрительные поступки?
- Нет, мэм, она всегда вела себя одинаково.
- Но, может быть, незадолго до смерти что-то изменилось? Она вела себя не так, как обычно?
- Я не очень хорошо понимаю вас, мэм. Не могли бы вы уточнить?
- Я имею в виду, мистер Арнетт, может быть, у нее случались перепады настроения, был намек на депрессию или сильный испуг. Может быть, она стала более скрытной, делала что-то необдуманно, случайно повысила на вас голос?

Дворецкий задумался. Я видела, что он очень старался вспомнить все до мельчайших подробностей, чтобы не упустить важную информацию.

- Кажется, я кое-что вспомнил, мэм. В последние дни она действительно была чем-то напугана или расстроена, но нам казалось, это связано с ее тяжелой работой. И однажды ночью… даже не знаю, как вам это сказать… я видел нечто странное. Услышал в коридоре шорох и покинул свою комнату, стараясь не шуметь. Я увидел ее светлость, спускавшуюся по лестнице, и спросил, могу ли чем-то ей помочь, но она ничего не ответила, будто не слышала меня. Я даже не уверен, что она меня видела – ее глаза были открыты, но они были такими холодными и пустыми, как стекла. Лицо не выражало никаких эмоций. И она не моргала. Признаюсь, ощутил жуткий страх, мэм. Она двигалась медленно, но уверенно, зная, куда идет. Как будто это была не ее светлость, а робот. Или, как любит говорить современная молодежь, зомби.
- Зомби?.. – у меня внутри все похолодело. Не может быть… Кажется, я нашла главную зацепку. Я не могла позволить даже думать об этом, не то, что собирать доказательства. И теперь я поняла, что разбираться с последствиями смерти Кэтрин будет не так уж и просто и даже опасно. Господи, дай мне сил.
- Простите, что напугал вас, мэм, скорее всего, ее светлость страдала от лунатизма. Зомби – это такая же выдумка, как и английские привидения, - добавил он с легкой улыбкой.

Я задержала на нем взгляд и резко поднялась со стула.

- Спасибо большое, мистер Арнетт, вы даже не представляете, как помогли мне. Прошу вас, не говорите его светлости о нашей встрече.

Я направилась к выходу, как вспомнила, что забыла спросить самое главное.

- Мистер Арнетт, куда все-таки направлялась Кэтрин в ту ночь?
- В библиотеку, мэм, - кабинет милорда.
- Благодарю вас, мистер Арнетт, - я кивнула в знак прощания и покинула хозяйственные помещения.


Продолжение http://www.proza.ru/2014/09/21/117


Рецензии
Кэтрин - зомби? Она с темными?
Дюбовный приворот?
Плохо дело.

Алексей Бойко 3   18.04.2016 18:02     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.