Живи-2. Глава 16. Третий граф Мэддингтон

В начало http://www.proza.ru/2014/09/17/1623


За окном уже было светло. Мне безумно хотелось спать, но такой роскоши позволить не могла. Спустившись в спальню, дернула звоночек. Арнетт появился через пару минут.

- Мистер Арнетт, скажите, в этом поместье, помимо вкусного чая, готовят еще вкусный кофе?
- У нас есть небольшой запас, мэм, но я бы вам все-таки посоветовал чай – если вы, конечно, спрашиваете с целью взбодриться и не слечь с сердцем. Лучше English Breakfast не найти, мэм!
- Я тронута заботой о моем сердце, мистер Арнетт, и обязательно воспользуюсь вашим советом лет через двадцать, но сейчас мне просто хочется крепкого кофе с молоком. Спасибо.

Он старался мне не навязываться, а я старалась ему не грубить, но наши попытки все равно получились неубедительными.

Я выпила кофе и, не дождавшись желаемого эффекта, подкачала себя силами самостоятельно. По крайней мере, напиток был вкусным. Я умылась, переоделась и направилась в хозяйственную часть. Арнетт даже удивиться не успел, увидев меня снова, но, узнав, куда я направляюсь, вскинул брови.

- Не переживайте, мистер Арнетт, вино останется на своих местах, я убежденный трезвенник, - улыбнулась я.
- Я нисколько в вас не сомневаюсь, мэм. Но считаю не лишним предупредить о низкой температуре воздуха в подвале. Пожалуйста, не проходите мимо куртки, которая висит у входа. И, прошу вас, не забудьте включить свет и держитесь за поручни. Иначе через двадцать лет вы не сможете воспользоваться моим советом, мэм.

Он говорил это со свойственной ему надменностью, и я деликатно подавила смешок.

- Благодарю за любезность, мистер Арнетт. И за вкусный английский кофе.

Он кивнул, и я продолжила путь. В подвале действительно было холодно и сыро, а также пахло плесенью. Здесь стояло много стеллажей, покрытых толстым слоем паутины, и почти все они были заполнены винными бутылками. Либо предки Майкла были такими же убежденными трезвенниками, как и я, что маловероятно, либо они регулярно пополняли свои запасы. В любом случае такая коллекция достойна восхищения.

Я прошлась по холодному подвалу, заглядывая во все углы, и в итоге тихо спросила:

- Лорд Мэддингтон, вы здесь?

За одним из стеллажей кто-то кашлянул, и я аккуратно подошла ближе:

- Милорд, это мисс Мари де Кош. Вы хотели со мной поговорить?

Из-за стеллажа появился призрак худого изможденного старичка, одетого в белую пижаму. Он стоял босиком на ледяном полу, но, как и положено настоящему привидению, нисколько не переживал по этому поводу. Наверное, умер спокойно, в своей постели. Он кивнул в знак приветствия и прокашлялся:

- Доброе утро, мисс де Кош. Весьма радостно видеть вас в моем скромном убежище. Я мог бы предложить вам чаю, чтобы согреться, но, к сожалению, мой дворецкий давно умер.

Он так тяжело вздохнул, что мне стало стыдно за свое желание улыбнуться.

- Кэтрин сказала, что у вас есть информация, которая может помочь вашему прапра…. в общем, неважно. Внуку.
- Да, это чистая правда, но вначале я прошу оказать мне любезность в виде обещания.
- Надеюсь, оно не выходит за рамки благоразумия? – напряглась я.
- Отнюдь нет. Прошу помочь моей душе обрести покой.
- Ваша светлость! Но только я вам помогу, вы исчезнете! Вы же понимаете, что унесете с собой тайну, которая, скорее всего, является последним шансом на спасение Майкла?
- Бесспорно, мисс де Кош, - с величайшей серьезностью согласился старик. – Посему и попросил лишь обещание, а отнюдь не обязательство выполнить мою волю сию же минуту. Я могу быть уверен в вашем благородстве, мисс де Кош?
- Несомненно, ваша светлость, - кивнула я.
- Премного благодарен, мисс де Кош, вы весьма великодушны. Теперь я имею все основания перейти к вашей просьбе. Я провел разговор с несколькими призраками, которые служили на темной стороне. Они поведали мне, что проклятье считается одной из наиболее опасных форм магии, но его может наслать и самый обычный человек – не без помощи темных сил. Извергая проклятье, он направляет мощный энергетический посыл, и все демоны, сидящие у него внутри, внедряются в того, кого тот проклинает.
- Вы считаете, что в Майкле сидели какие-то демоны? – скривилась я.
- Не буду отрицать, мисс де Кош. По правде говоря, в каждом из нас кроется чертовщинка, но обуздать ее дано далеко не всем. Призраки упомянули про некий баланс энергией, когда у человека всего должно быть в меру – и хорошего, и плохого. Если он очень добрый, то жизнь будет постоянно преподносить ему неприятные сюрпризы, с которыми нужно бороться, ситуации, в которых нужно проявить характер. Вот тут-то демоны и просыпаются!
- Неужели жизнь так посмеялась над ним только из-за того, что он добрый? Мне кажется, ваша светлость, либо вам скормили ложную информацию, либо вы что-то неправильно поняли!
- Право же, мисс де Кош, проявите снисхождение к человеку, побывавшему на смертном одре. И примите во внимание мой почтенный возраст. Осмелюсь напомнить, что я третий граф Мэддингтон!
- Ваша светлость, не давите на жалость. Я вижу, что вы еще сохранили трезвость рассудка, живость ума и остроту суждений. Поэтому предлагаю перейти непосредственно к делу Майкла, пока мы окончательно не запутались в теории.
- Это весьма здравая мысль, мисс де Кош. Призраки, с которыми я имел честь общаться, наслышаны о моем внуке – его называют одним из самых сильных светлых магов. Проклятия, посланные магами, считаются самыми опасными. А энергия, которая была выпущена Майклом, обладала невероятной силой! Такой, которая могла бы убить его на месте!

Я вздрогнула, представив Майкла мертвым. Я не хотела этого делать, но мои страхи приобрели визуальную форму. У меня задрожали колени, и горлу подкатила истерика. Мой любимый человек мог погибнуть. Мы бы никогда не встретились.

- Но не убила…
- Разумеется! Ведь Господь наградил его крепкой аурой! – восторженно воскликнул старик. – А, если верить преданиям, то на таких людей, а также набожных, сильных духовно и тех, кто ведет праведный образ жизни, не действуют никакие чары!
- Получается, что предания врут. Вы же сами знаете, что подействовали! Вы Майкла видели или вы из своего подвала вообще не выходите?
- Видел, мисс де Кош! Я даже присутствовал в момент наложения проклятья, - важно произнес он. Да уж, это, несомненно, повод для гордости.
- И каково ваше мнение? Вы все еще считаете, что у него крепкая аура?
- Я считаю, что проклятье имело силу, но не сразу. Он уезжал из поместья потерянным, но не проклятым! Он вернулся сюда с вами счастливым, но не проклятым! Проклятье осталось здесь, в этом поместье! Оно ждало его возвращения, чтобы исполниться!
- Вот теперь я начинаю вам верить, ваша светлость, - растерянно пробормотала я, анализируя его слова. Это действительно похоже на правду. – Ваши доводы определенно имеют смысл. Выходит, проклятье не могло просто висеть в воздухе? Оно внедрилось в какой-то предмет или в человека…
- Или призрака, - добавил граф, и я вздрогнула, сразу подумав о Кэтрин. – Знаете ли вы, что он осмелился сказать? Воспроизведу один из фрагментов дословно.

Лицо графа изменилось, приобрело суровое выражение, и к моему ужасу он заговорил голосом Майкла: «Что, ЧТО ты хочешь? Чтобы я не нашел новой любви? И не надо! Я люблю только Кэтрин! Так запомни, она всегда будет со мной, здесь, рядом, в этом поместье – в своем доме! Да будь я проклят!»

Меня передернуло от вновь испытанных эмоций – старик воспроизвел проклятье слово в слово и с той же интонацией, что и в воспоминаниях миссис Белл. Тяжело дыша, я присела на краешек стола, опершись руками о его пыльную поверхность.

- Весьма интересно, не правда ли? – призрак сделал таинственное лицо и поднял указательный палец. – Он послал два проклятья! Первое – на себя, что вынуждало его любить только свою погибшую жену, второе – на Кэтрин, чем обрек ее душу на вечное блуждание по поместью.
- Постойте, а как же обещание убить брата Винченти? Я думала, что он проклинает себя до того момента, пока не найдет его и не лишит жизни! – в растерянности воскликнула я.
- О, мисс де Кош, будь он в здравом уме, ему и в голову бы не пришли такие помыслы! Им управлял гнев, и гнев настолько сильный, что мой дорогой сердцу внук не поскупился на угрозы. Не вижу ничего предосудительного в его желании покарать обидчика. Это дело чести, мэм. Вы только подумайте. Желание смерти могло стать третьим проклятьем. Не принимайте близко к сердцу, мисс де Кош. Осмелюсь заметить, что внук уже знает правду. Благодаря вам, прекрасная леди.
- У меня сейчас взорвется мозг… - пробормотала я. – Стало быть, проклятие, которое он наслал на себя, не подействовало?
- Совершенно верно, мисс де Кош. Проклятие отскочило и попало в Кэтрин!
- Так, секундочку. Разве такое возможно? Насколько я поняла, призрак Кэтрин появился только после второго проклятия?
- Ошибаетесь, мисс де Кош. Призрак Кэтрин возник сразу после смерти и не пропал – все из-за той урны, которую мой страдающий внук возжелал разместить в доме. Если прах не был предан земле, разве душа Кэтрин могла обрести покой?
- Я все же не поняла. Если призрак Кэтрин уже блуждал по дому, значит, слова Майкла, сказанные в ее адрес, не имели смысла? Мы захороним прах, и она успокоится?

Граф глубоко задумался, почесав подбородок, и, наконец, выдал:

- Я полагаю, что в этом случае второе проклятье действительно было пустым, но отпечаток на внуке оно все же оставило – такая магия не может просто так сойти с рук, тем более светлому магу.
- Но как тогда вы объясните первое проклятье? Как оно подействовало? Да и вообще – разве можно проклясть призрака?!
- Призрака – нет, а усопшего человека – да. Душа Кэтрин приняла на себя его первое проклятье, которое все это время дожидалось слабины в ауре Майкла.
- И каким образом в ауре образовалась брешь?
- Наши ауры становятся тонкими и уязвимыми по многим причинам. В случае с Майклом имело место долгое общение с чахнущим человеком, то есть с вами, мисс де Кош. Аура оказалась сильно истощена. Благоразумнее было чаще отдыхать и наслаждаться приятными встречами за чашечкой чая. Но все усугубило страшное душевное потрясение.
- Когда он переносил вещи Кэтрин на чердак… - догадалась я.
- Да, мисс де Кош, с глубочайшим сожалением вынужден признать, что проклятье начало действовать именно в тот момент, когда в одночасье всплыли все воспоминания и негативные эмоции. Можно ли вообразить что-то более печальное? Он снова пережил тот страшный день, когда почила его дражайшая супруга.
- Это так странно…
- Могу ли поинтересоваться, что именно, мисс де Кош?
- Странно, что он обладал крепкой аурой на момент произнесения проклятья. Он был подавлен и находился в затяжной депрессии, он был обижен, зол, его жизнь наполнилась страданиями и муками. Да у него уже был запущен процесс саморазрушения! Мне кажется, что после таких эмоциональных потрясений к нему что угодно могло прилипнуть.
- С превеликим удовольствием готов поручиться за свои слова – аура была настолько крепкой, что ее не могли бы пробить и сотни проклятий. Ее поддерживала миссис Портер, достопочтенная нянюшка моего внука. Едва Майклу минуло четырнадцать, миссис Портер выразила горячее желание остаться в поместье в качестве кухарки.
- Получается, она была одной из светлых? Где она сейчас?
- С прискорбием сообщаю, что миссис Портер отбыла на небеса. На тот момент она была уже стара, и, отдав все силы на защиту Майкла, стала совсем немощной.

Я задумалась. Знал ли Майкл, что няня служила в гильдии светлых? А, может, именно она и повлияла на его дальнейшую судьбу, рассказав о том, что его призвание –  помогать людям?

- Считаю, нам стоит перейти к теме снятия проклятья, ваша светлость, - предложила я, понимая, что других вопросов больше не осталось.

Граф почесал подбородок, подбирая слова, и подошел ближе.

- Принимая во внимание все обстоятельства, я пришел к выводу, что моему внуку крайне важно посетить церковь и впоследствии действовать так, как скажет викарий.

И это всё, что он хотел сказать?.. Мог бы и через Кэтрин передать…

Призрак смотрел на меня так невинно, что я стыдливо поджала губы. Нет, обижать старика подло. Тем более пустыми упреками.

- Спасибо, ваша светлость. Но, понимаете… Я даже не знаю, как к нему подойти… Он вечно в таком состоянии, что даже слушать меня не будет.
- Вам, мисс де Кош, следует разговаривать с ним только в присутствии призрака его покойной жены.
- Но чем она может нам помочь?
- Тем, что временно покинет его тело.
- Что это значит, ваша светлость? – испуганно спросила я.
- Это значит, мисс де Кош, - вздохнул третий граф Мэддингтон, закатив глаза, - что она живет в теле моего внука.


Продолжение http://www.proza.ru/2014/09/22/893


Рецензии
Как интересно!
А главное - логично!
Спасибо!

Алексей Бойко 3   18.04.2016 19:39     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.