Живи-3. Глава 1. Новые знакомые

От автора:
"Живи. Прощай. Не забывай" - третья часть трилогии "Живи..."

К первой части: "Живи. Не Бойся. Будь собой" http://www.proza.ru/2014/09/08/1719

Ко второй части: "Живи. Люби. Верь" http://www.proza.ru/2014/09/17/1623


***

Декабрьское солнце пыталось настойчиво меня разбудить, наполняя комнату армией ярких лучей. Я зажмурилась еще сильнее, повернулась на другой бок, натянула одеяло по самую макушку, но было поздно – мозг проснулся, и глаза предательски открылись. Я сладко потянулась и скинула одеяло, позволив хитрым лучам себя пощекотать. Встав с кровати, потянулась еще раз, издав очень громкий, но действенный зевок. Помогло – взбодрилась.

Я подошла к столу и, выпив приготовленный еще вечером стакан воды, выглянула в окно. Глаза кольнуло от ослепительной белизны, и я улыбнулась, радуясь такому обилию снега. Его вчера он просто порхал в воздухе и таял, не успевая даже осесть на земле, а сегодня все дороги были застелены белым ковром. Такая погода несомненно выгонит на улицу всех снеголепов Кастлфилд – нашего волшебного и дружного королевства, в котором располагается гильдия светлых.

Приняв душ и одевшись для привычного утреннего бега, я постучала в дверь напротив, комнату Майкла, - человека, которого я люблю, и по совместительству своего наставника. Он уже собрался и выглядел чересчур бодрым. Увидев мое помятое лицо, не удержался от очередной утренней подколки. Майкл всегда мог поднять настроение и внушить уверенности – к сожалению, я постоянно нуждалась в поддержке.

Прошло две недели, как мы вернулись из его родового поместья обратно в Кастлфилд. Здесь я чувствовала себя нужной, здесь моя жизнь снова обрела смысл, дав возможность приносить людям пользу. После побега от темных я была уверена, что дорога в Кастлфилд закрыта навсегда. Но Рудо, Глава гильдии светлых, убедился в моей невиновности и попросил вернуться. От такого предложения я отказаться не могла, и теперь я снова здесь.

Не ожидала, что буду покидать поместье со слезами. Мне было жаль расставаться со служащими Мэддингтон-хаус – удивительными людьми, которые в течение нескольких месяцев мне всячески помогали и относились, как к хозяйке и другу. Чтобы не ранить их сердца, оставляя вновь одних на неопределенный срок, мы отложили свой отъезд на день.

Я была растрогана, получив от них небольшие презенты, и расплакалась, развернув подарки по возвращении в Кастлфилд. Классическое черное платье от экономки миссис Белл, сшитое ее руками, коробка имбирного печенья от повара мисс Коллинз, книга-фотоальбом «Удивительные пейзажи Великобритании» от двух сестер, универсальных помощниц по хозяйству, - мисс Пейдж и мисс Пейдж (которых мы называли просто Глория и Дороти), и две книжки от дворецкого мистера Арнетта – «Учимся вождению (в картинках)» и «Как приручить баранов». Когда я развернула последний сверток, то зарыдала. В нем оказалась рамка с их совместным фото. Я не понимала, когда они все успели, и мне было стыдно за то, что я смогла отблагодарить их только словами.

Я не знала, удастся ли мне когда-нибудь еще побывать в поместье Майкла, поэтому не могла уехать во лжи, не раскрыв своего настоящего имени. По неизвестной мне причине Майкл представил меня, как Мари де Кош. Возможно, хотел пошутить или повысить мой статус в глазах слуг, но в итоге мне пришлось жить под чужим именем, заставляя всех думать, что я важная гостья из Франции.

Едва они узнали, что я никакая не де Кош, а простая русская девушка Маша Кошкина, никто и бровью не повел, показав на прощанье свою английскую сдержанность. И только на выходе Арнетт прошептал: «Мэм, простите мою бестактность. Я всегда знал, что вы не француженка. Они маленькие, тощие, картавые и совершенно плоские. Так что спасибо еще раз, что подтвердили мое предположение, что самые красивые женщины живут в России». Я рассмеялась, что никак не вязалось с моими прощальными слезами, и обняла всех слуг, не обращая внимания на их легкое сопротивление. Ну не созданы они для такого открытого проявления эмоций, а жаль.

Мы еще ни разу не бегали по заснеженным дорожкам, так что не знали, чего ожидать. Выйдя из замка, с наслаждением вдохнули зимний воздух. Я закрыла глаза, подставив лицо яркому декабрьскому солнышку, как вдруг получила снежком по шее. Обернувшись, увидела Майкла, старательно создающего очередной снежный шарик. Его лицо сияло, как у ребенка, что было весьма милым для тридцатитрехлетнего мужчины. Опешив от такой наглости, я пропустила еще один удар, который пришелся по шапке, едва ее не сбив.

Злобный снежкомёт не торопился. Он с улыбкой смаковал лепку следующего шарика, будто трудился над произведением искусства. Я охнула от негодования и решила не медлить, запустив снежок хулигану прямо в лоб. Майкл, видимо, забывший, что еще кто-то, кроме него, имеет хороший прицел, слегка поднял брови, но принял удар со свойственной ему английской гордостью. И, совершенно случайно оказавшись рядом, сделал мне подсечку и повалил в сугроб.

Я давно не испытывала такой эйфории. Оказывается, лежать в сугробе, смотря в безоблачное небо, не так уж и стыдно. Майкл склонился надо мной, затмив своей темной фигурой голубые дали, и я закрыла глаза в предвкушении поцелуя. Но поцелуй почему-то оказался холодным и со вкусом снега. Я ошарашенно открыла глаза и увидела, что Майкл, еле сдерживаясь от смеха, аккуратно размазывал по моему лицу свой третий снежный ком.

Неудивительно, что кто-то получил увесистый щелбан. Оттолкнув нахала, поднялась с земли и начала отряхиваться.

- Не думала, что вы такой злопамятный, ваша светлость! Не соизволите поднять свое тело из сугроба и приступить к выполнению крайне важного дела, запланированного на данное утро?
- О, мэм, правильно ли я вас понял? Вы предлагаете отогреть наши замерзшие тела у камина? – прошептал он, подходя ближе и обнимая за талию.
- Милорд, не питайте ложных надежд в отношении моей обиженной персоны, - недовольно убрала его руки. – Возможно, вы удивитесь, но лучшим средством отогреть наши замерзшие тела станет легкий бег по заснеженным дорожкам.
- С лопатой… - грустно произнес Майкл и демонстративно ступил на тропинку, оказавшись в сугробе по колено.
- Чур, ты впереди! – прыснула я и вернула ему подсечку, свалив в сугроб.

Мы резвились как дети, и для нас не существовало никакого времени. Но вскоре в кармане Майкла запищал коммуникатор, и он, с серьезным лицом прочитав задание, сказал, что должен меня покинуть. По возвращении в Кастлфилд он стал работать сверх нормы. Два с половиной месяца отпуска считались непростительной наглостью, особенно для наставника, но Рудо предпочел закрыть глаза. Он всё понимал и искренне радовался нашему приезду.

Теперь я видела Майкла намного реже. Он никогда не посвящал меня в суть своих заданий, но при этом всегда был в курсе моих. Куда меня направляют, какие могут быть угрозы, когда я ориентировочно вернусь. Еще бы – ведь он мой наставник и должен контролировать каждый мой шаг. Но, как друг, с которым, как мне казалось, сложилось безграничное доверие, почему-то не стремился удовлетворить мое праздное любопытство. Секреты, кругом одни секреты…

Он проводил меня до столовой, не согласившись даже перекусить, и ушел, поцеловав на прощанье в щеку. Я без особого аппетита ковыряла тушеные овощи и не сразу заметила, что ко мне кто-то подсел.

- Привет! – услышала веселый голос справа и подняла голову. Рядом сидел молодой парень приятной наружности, с которым мне однажды довелось побывать на задании. Это был Саша, бармен из питерского ресторана.
- О, привет! – с улыбкой поздоровалась в ответ, отложив вилку в сторону. Я действительно была рада его видеть, особенно с учетом моего внутреннего затворничества в течение последних восьми месяцев. Просто не верится, что с момента знакомства с Кастлфилд прошло столько времени.
– Как ты? Все нормально? – спросила я, имея в виду последствия тех разборок в ресторане.
- О да, уже привык. Немного убеждения, и обо мне все быстро забывают, - улыбнулся он. – А как ты? Слышал, у тебя были проблемы с местным законом?
- Я бы сказала, что произошло небольшое недоразумение, - попыталась улыбнуться я. Хоть Саша и казался искренним парнем, я старалась не вдаваться в подробности. – И, к счастью, все нормализовалось, теперь я снова с вами.
- Я рад, очень рад, - улыбнулся он и как-то резко отвел взгляд. - Кстати, познакомься, это мои друзья – Джек и Сумико.

Его друзья обедали за соседним столом. Они наблюдали за нами в течение всего разговора и теперь подсели к Саше. Джек оказался огромным темнокожим мужчиной лет тридцати с немного нестандартной внешностью. Он скорее напоминал европейца, нежели афроамериканца. Да, он обладал широким носом и пухлыми губами, но его слегка раскосые добрые глаза и уложенная стрижка никак не соответствовали образу грозного головореза.

Сумико же была хрупкой и стройной девушкой с огромными, как у героев анимэ, глазами, которой, на первый взгляд, едва исполнилось восемнадцать. Такие разные, но безумно колоритные. Первой со мной поздоровалась японка. Она склонила голову в знак приветствия, и я решила не нарушать ее традиции, ответив тем же. Она ничего не сказала, лишь улыбнулась, и мне ничего не оставалось, как приподнять уголки губ. К сожалению, с моей стороны это выглядело не очень искренне.

Джек был более прост в вопросе знакомства и просто хлопнул меня по плечу своей мускулистой ручищей. Я охнула, осознав, что была близка к перелому, и потерла ушибленное место, то ли смущенно, то ли презрительно улыбаясь.

- Ох, Маш, прости его, - начал извиняться Саша. – Он все время забывает, что у него немного больше силы, чем…

«Мозгов», - хотела закончить я.

- … чем у других, - внушил надежду Саша.

- Саша прав. Я не хотел, – виновато поддержал извинения Джек, обращаясь ко мне.

Ну да, может он и не такой бестолковый, как кажется? Даже говорить умеет.

Джек снова потянулся к моему плечу, и я икнула, думая, что не всё в нашем мире поддается разумному объяснению. Но Джек лишь аккуратно положил свою ладонь на гудящее место, и боль незамедлительно ушла.

- Если вы хотели произвести на меня впечатление, вам это не удалось. Но в любом случае стало лучше, спасибо, - произнесла я, удостоив Джека лишь беглого взгляда.

Он подозрительно посмотрел на Сашу:

- Она всегда такая любезная?
- Даже, когда хочет отшить человека, - ответила я, надеясь, что понятно объяснила.

До Джека, видимо, дошел смысл моих слов, и он заметно погрустнел. Саша тоже. Он не знал моей боязни новых знакомств, поэтому перед своими друзьями ощущал себя неловко. Это не могло пройти мимо меня, и я почувствовала себя настоящей эгоисткой. Жаль только, что его друзья оказались такими скучными и стереотипными, – большой и сильный болван и молчаливая, но дружелюбная японка. И когда я успела стать такой злой?..

Борясь с противоречивыми чувствами, я все же протянула Джеку руку, пытаясь как-то исправить ситуацию.

- Шутка. Рада знакомству, - улыбнулась я.

Они с беспокойством переглянулись, наверное, подумав, что в тушеные овощи что-то подмешивают. Я и сама не могла объяснить своего поведения. Теперь, когда герцог покинул Кастлфилд и исчез из моей жизни, мне теоретически уже не о чем было беспокоиться. Но на контакт с незнакомыми людьми я все равно шла с неохотой. Я бы предпочла общаться только с Сашей, но понимала, что моя нелюдимость когда-нибудь сильно загадит мне жизнь.

Я настроилась на позитивный лад и успокоилась, когда Джек ответил рукопожатием. Хотя с его стороны это больше напоминало касание пальцами, чтобы, упаси Бог, не сломать мне кисть. Ладно, попробую допустить, что он неплохой парень. По крайней мере, он умеет не только говорить, но иногда и думать.

- Она всегда такая непредсказуемая? – послал он Саше очередной вопрос, на этот раз с улыбкой.
- Не знаю, - пожал плечами Саша, - я знаком с ней на несколько часов больше, чем ты.
- Ох, прекратите говорить обо мне в третьем лице, будто я вас не слышу, - фыркнула я. – А вы всегда такой любопытный и стеснительный, чтобы не задавать вопросы в лицо, Джек?
- Только, когда сомневаюсь, что получу на них ответ, что в вашем случае весьма вероятно. Ваша любезность граничит с тщеславием и открытым нежеланием заводить новые знакомства.
- Хм, - только и ответила я, удивленно вскинув брови и еще раз оглядев своего собеседника. Его успели подменить, когда я отвернулась? Да я скорее ожидала такого развернутого и вежливого ответа от немногословной японки, чем от этого загорелого Ильи Муромца. - Весьма дерзко по отношению к девушке, которую видите впервые.
- Но весьма честно по отношению к девушке, которая делит всех людей на врагов и посторонних.
- Ну что ж, Джек. Весьма проницательно для человека, который сначала делает, а потом думает.

Его моя подколка не задела, и он ответил в том же стиле:

- Ну что ж, Маша. Весьма проницательно для человека, который делает выводы, основываясь лишь на внешнем виде своего собеседника.

Мне начинал нравиться этот разговор, и я невольно вспомнила Арнетта, с которым мы не ленились друг друга подкалывать. От этого сравнения на душе стало теплее, и я расслабилась. Я уже хотела открыть рот, чтобы ответить что-то достойное, но в этот момент заметила какое-то движение со стороны Сумико.

- Так, всё, мне надоел этот цирк! – громко произнесла она, в сердцах срывая со своей головы черный парик и обнажая красивую блестящую лысину. – Что мы с ней сюсюкаемся? Да она нас в грош не ставит! Смотрите, как она улыбается, упиваясь тем, что унижает нас! А ты, - обратилась она к Саше, ткнув его пальцем, - слепой, раз не разглядел в ней злобную жабу. Сумико, надень парик, не надо ее шокировать, - передразнила она. – Неженка! Пошли вы все!

Она встала из-за стола и гордо покинула помещение, оставив всех присутствующих в состоянии замешательства. Пока я следила за ее удаляющейся лысой макушкой, успела рассмотреть, что ее руки были сплошь покрыты одной красно-зеленой татуировкой, которую я поначалу приняла за разноцветную кофточку. Я сидела, открыв рот не то от возмущения, не то от неожиданного превращения миловидной японки в упрямую бунтарку, и совсем перестала понимать происходящее, когда Джек достал из кармана круглые очки в толстой оправе и водрузил их на нос. Нет, это просто удивительно! Со своей изысканной речью и в таких очках он напоминал самого настоящего ботана, что с его телосложением совершенно не вязалось. Вот тебе и стереотипы! Он поспешно встал из-за стола и, вежливо передо мной извинившись, бросился за Сумико.

- Что это было? – обескураженно спросила я, когда он пропал из вида.
- Это нормальное поведение моих ненормальных друзей, - вздохнул Саша и, заметив, что на нас все еще таращатся сотни глаз, громко объявил: - Все в порядке, можете продолжать свою трапезу!

После этого снова обратился ко мне, правда, шепотом, с вопросом, хочу ли я уйти. Я ответила отказом, сказав, что я не трус, бегущий после такого необоснованного публичного унижения. И я все еще хочу есть. Я придала своему лицу спокойное и равнодушное выражение и, отодвинув овощи на край тарелки, положила себе большой кусок мяса. Потом подумала и решила разнообразить завтрак еще одним куском мяса. Так уже выглядело интереснее, но кое-чего все же не хватало. Третьего куска мяса.

Саша с усмешкой наблюдал за моим столь оригинальным выбором еды, но его позитив быстро исчез, когда он увидел, что я решила выместить на трех эскалопах всю свою злость. Если бы у меня было столько силы, как у Джека, то под воздействием гнева я бы разрезала мясо вместе с тарелкой. Я не могла понять такого предвзятого отношения со стороны Сумико. Да, они хотели мне понравиться, и я отнеслась к ним не очень воспитанно. Поначалу. Но не потому, что я гордая, а потому что просто боюсь людей. Да, мне сложно в этом признаться, потому что до переезда в Кастлфилд я этим никогда не страдала. Но за последнее время из меня получился идеальный интроверт (читать как безмятежный психопат).

Со сколькими людьми я имела общение за последние восемь месяцев, кроме Майкла? Рудо – один разговор, безумный герцог – два разговора, глупая блондинка – несколько недружелюбных фраз, люди, с которыми встречалась на заданиях – это было скорее общение на бегу, необходимое для успешного завершения дел. Кажется, только в Англии я была окружена интересным общением, которое все равно не могло заполнить пустоту в душе из-за состояния Майкла.

Саша пил сок, то и дело поглядывая в мою сторону. Он явно хотел меня поддержать, но боялся навязываться. Я проглотила последний кусок мяса и виновато на него посмотрела:

- Прости, я не была готова к новым знакомствам…
- Ничего, я сам дурак, не надо было тебе их навязывать. Просто мне показалось, что у тебя здесь совсем нет друзей, и ты общаешься только со своим наставником.
- Тебе не показалось. У меня действительно нет никакого выбора общения, когда Майкл уходит на задания. Я смирилась с этим и, в принципе, меня это даже устраивает.
- Да, я слышал, что у тебя были какие-то нелады с этой литовкой, Дайной, кажется, и война с одним из наставников. Но это же не повод всех равнять под одну гребенку.
- Ну с тобой же я общаюсь, - попыталась оправдаться я. – Но друзья у тебя, конечно, необычные…
- Они классные, - улыбнулся Саша. – Я не хотел тебя сразу пугать их противоречивым внешним видом, но получилось, что сам все испортил.
- Да, я предпочитаю шокирующую честность, нежели украшенную бантиком ложь, - усмехнулась я, отпив немного сока. - Твои друзья… они вроде неплохие ребята, но у меня было не так много времени, чтобы их понять. Расскажи о них вкратце.

Глаза Саши засветились, когда я коснулась темы его друзей. Он отставил пустой стакан и, положив на стол руки, сцепил их в замочек.

- Это две абсолютных противоположности, которых все равно друг к другу тянет. Эта парочка кого угодно доведет до безумия своими отношениями, но при этом они замечательные работники и просто хорошие люди. Джек, несмотря на свой грозный внешний вид, очень умный и спокойный парень с добрым сердцем. Только все время забывает, какой физической силой обладает. Но ничего, по сравнению с тем, что было вначале, он уже делает успехи. Сумико – настоящая оторва. Она ловкая, хитрая, смелая и решительная, но при этом вспыльчивая и абсолютно безрассудная. Она могла бы с легкостью выполнять любые задания, но почему-то усердно влипает в разные ситуации. Однажды к ней на подмогу отправили Джека, и с тех пор все задания они выполняют вместе. Ее изворотливость прекрасно сочетается с его силой. У Джека получается вытащить ее из передряг или вовсе предупредить возможную неприятность. И еще он очень любит учить ее жизни. Правда, она не всегда слушает и все равно продолжает делать по-своему. Она никогда не будет льстить, подлизываться к тебе, поэтому скажет в открытую все, что о тебе думает.
- И, видимо, я ей не очень понравилась… - я покачала головой и опустила глаза.
- Не думаю, что все настолько плохо. Ей просто не хватило терпения. В вашем с Джеком словесном поединке она услышала оскорбления, и ее вспыльчивость и обида за друга не позволила слушать это дальше.
- Но ты же понял, что мы больше развлекались?
- Еще бы, - улыбнулся Саша. – Это было здорово. Правда иногда не сразу понятно. Ну что, прогуляемся?

Я согласилась, и мы покинули столовую под веселое шушуканье своих коллег.


Продолжение http://www.proza.ru/2014/09/24/99

***
Иллюстрация автора


Рецензии
"...что самые красивые женщины живут в России»." Кто бы сомневался!
Отличные диалоги! Понравились!
Снова Ваши иллюстрации! Обожаю! И завидую!
Алексей.

Алексей Бойко 3   19.04.2016 11:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.