7-я Гл. Новейшая Библия - рождение религии

..




                Г Л А В А     С Е Д Ь М А Я

                «Новейшая Библия: рождение религии»





                — ИЗ КНИГИ :





                «Откровение Ницше: Апокалипсис Ницше»
 
                http://www.proza.ru/2014/09/27/1309   

 



В соответствии с теологическими положениями идея Откровения воспринимается как некое Сообщение, неожиданно вносящее ясность в то, что до этого оставалось совершенно непонятным для всех — представляется как воздействие сверхъестественного характера свыше на людей. Такое Извещение может принимать самые разнообразные формы, в том числе быть в виде книги! Но восприниматься оно доступно лишь немногими из людей — только Избранными. Вот именно к подобным Обнаружениям относится, по твёрдому убеждению автора, и знаковое творение Ницше.






Ещё в самом начале ознакомления с «Так говорил Заратустра» сразу же чувствуется какая-то игра травести. Ведь с виду вроде бы самое что ни на есть серьезное поэтическое произведение (каким по сути дела оно и является), но всё-таки как ни крути хорошо заметно — какое-то намеренное переполнение текста элементами пародии и чёрного юмора. И действительно эпохальный сей труд, полон гротеска — на каждом шагу в нём сталкиваются, казалось бы, абсолютно несовместимые между собой образы, воспринимаемые к тому же ни более как обычная фантастика.    






Тут же напрашивается вопрос, а не пытается ли тем самым экстравагантный литератор что-то скрыть за своими модернистскими причудами от понимания обычного человека? — Ни является ли этот изощрённый иезуитский подход сознательным литературным приёмом, вообще-то жизненно необходимым при написании любого завуалированного текста, чьё содержание изначально тщательно скрываемо от посторонних? Но в рассматриваемом случае подобная манипуляция, как предполагают наиболее прозорливые почитатели Таланта, была произведена путём травестийного перенесения сюжетной и композиционной схем ничего ни будь, а именно того классического Евангелия — уже в свою, мастера работу.   






Так ли это? Вот в чём главный вопрос, который и поныне задают многие внимательные исследователи наследия Ницше. Хотя на самом деле может оказаться и совершенно другой вариант, близкий к мистике, а потому принятый ни всеми: рукой мастера тогда двигало само Провидение… В любом из случаев выходит всё-таки одно и тоже. Ницше якобы действительно хотел донести до нас некое собственное Евангелие, но при этом ни до всех, а именно до Избранных. Чем только и можно объяснить загадочную иносказательность главного его творения, расшифровать которую дано не каждому. 






Небольшое отступление. Поначалу могло даже показаться, что лишь только тот из ярых апологетов Ницше был способен достаточно хорошо разобраться в новейшем учении, кто ни просто проникся его идеалами, а кому якобы духовно близок сам философски-мыслящий писатель. Такая возомнённая самоуверенность некоторых деятелей настолько быстро прогрессировала во времени, что любой, кто по его собственной мысли способен был достаточно хорошо понимать произведения Гения, сразу же почему-то имел право величать себя чуть ли ни одним из мужей апостольских, а то, пожалуй, даже и представлять воочию кого-нибудь из самих его апостолов. Из этих никчёмных амбиций и взросло порочное как таковое Ницшеанство. Эти деятели засоряют мозг обывателя своим личностным видением относительно содержимого бесценного кладезя.






Но вернёмся к эзотерическим знаниям якобы скрытым в фундаментальном труде нашего пара-философа. Сами тайные знания ассоциируются обывателем обычно с тайными знаниями какой-либо религиозной группы, относящейся, прежде всего к секте. А потому в связи со всем вышеизложенным напрашивается некая крамольная мысль, рождающая тут же дерзкий по своей сути вопрос. А не является ли житие отшельника Заратустры неким подобием прото-религии (своеобразных начал новой религии) и ни связана ли данная наша ситуация досконального изучения сего источника — самой первой ступенью освоения человеком совершенно новой религии? Давайте попытаемся в этом разобраться.






Итак. Выше мы уже отмечали, что многие библиофилы и книгочеи давно подметили в «Так говорил Заратустра» какую-то загадочную травестийность. Потому-то наиболее смелые из них и причислили столь грандиозное написание ни к чему-нибудь, а к особому Евангелию поражённые схожестью композиции текста этих двух величайших памятников культуры. Заратустра же по такому сверхоптимистическому сравнению автоматически становился чуть ли ни антиподом Христа, что являлось естественным следствием через-чур смелого логического построения. И даже более того, имело право на существование и другое допущение. Раз бродячий квази-философ по нарастающей градации человеческой значимости приравнивался аж к Богочеловеку, то естественно в свете такого кощунственного рассуждения он ни в коем случае не мог и не должен был быть ему подобным. Что явилось бы верхом святотатства для большей части читающей публики. Выходило, что Анти-Христос — лишь могущее, в крайнем случае, быть его имя, или же по-другому —  просто Антихрист. Вот так вот, ни больше и ни меньше: «Кто ни с нами, тот против нас»…   






А теперь, уважаемый читатель, позвольте по этому поводу высказать вам и свою точку зрения, навеянную многочисленными мистическими случаями из собственной жизни. Ничто-иное как самые настоящие подсказки, полученные когда-то буквально по наитию свыше, изменили жизнь пишущего эти строки, причём кардинальным образом. Те судьбоносные встречи с Проведением (знаки на нашем пути), способствующие, в конце концов, приближению к Ницше, были описаны ещё в первых главах сего эссе. А потому, само собой разумеется, автор поддерживает эзотерическую подоплёку «Так говорил Заратустра». Пред нами действительно религиозное комплексное произведение, включающее в себя, в том числе кроме прочего и самое настоящее Новейшее Евангелие — своеобразный аналог его классического варианта.






Ведь известно, что вторая часть Библии (Новый Завет) состоит из 27 книг, в число которых входят 4 канонических Евангелия, а также и Откровение Иоанна Богослова. Если же упрощённо  попытаться сравнить эти столпы между собой (всего лишь в первом приближении), то их главные опоры, отображённые зеркально выглядеть будут следующим образом. «Так говорил Заратустра» — Библия Новейшего Времени. Сверхчеловек — Мессия наступившего тысячелетия. Заратустра — Иоанн Креститель для Сверхчеловека. Внимательный читатель тут же спросит, а как быть с Откровением. Мол, где оно здесь? Да им просто пронизано всё произведение философствующего писателя — пропитано насквозь http://www.proza.ru/2015/04/16/1126 ! Но об этом в следующих главах. 






«Так говорил Заратустра» — это зеркальное отображение величайшей из книг, всего её составляющего, в том числе и самого «Откровение». Вот почему следует со всею серьёзностью подойти не только к изучению вновь открытого кладезя, но и незамедлительно начать проповедовать его: на повестке дня стоит острейшая необходимость скорейшего овеществления новейшей религии. Именно эти альтернативные шаги обрушат колосс на глиняных ногах, что самоуверенно именует себя почему-то «Ницшеанство», а в действительности является серьёзнейшей помехой на пути познания истинного наследия Ницше.



.


Рецензии