Рассказ о старине далёкой

              Он шёл к своему домику, покачиваясь. Его шатания видели  все соседи, потому  что его рост был более двух метров. Вот уже его дом с жёлтой акацией под окном, но зайти в свой широкий двор он боялся. Здоровый мужик с лохматыми бровями, которые делали его лицо суровым, побаивался свою маленькую ростом, но крутую нравом жену Елену Митриевну.

-Здорово живёшь Ивойло  Иваныч! - окликнул его сосед.
-Здравствуй Иван  Захарыч, - ответил он.
Ивойло  Иванович немногословен, но с людьми всегда разговаривает почтительно, при этом,  не теряя собственного достоинства.
-Елена Митревна, это я, - радостно сообщил он, войдя во двор.
- Ах, ты, Лебедок, опять пьяный,- возмутилась жена.
Лебедком его назвала  ласковая мать Пистимея  Маркеловна, когда он скакал в белой рубахе верхом на коне, но  у жены это слово  звучало обидно.

               В это время его зять Володя делал вид, что очень занят работой во дворе. Тестя он любил за доброту и немногословность. Если они вместе делали тяжёлую работу, тесть всегда брал на себя больше, жалел зятя. Поражала культура его речи. Если он собирался в туалет, а жена спрашивала его о том, куда он пошёл, отвечал: «Вода волю взяла» или «До ветра пошёл».
 
               Внучка Тамара стояла поодаль, наблюдая за перепалкой дедушки и бабушки, тем более, что ругались они не очень обидно. Дедушка, когда выпьет, произносил одну фразу:
 - Ах,  ты, екурса-марса-черви-козыри!
Никто не знал, что это значит, но все начинали улыбаться. Тамара  была застенчивой девочкой, с большими зелёными глазами и крупными завитками русых кудрей.
-Кыш ты, окаянная,-  крикнула бабушка на курицу, которая  запачкала   большой круглый камень, лежащий у крыльца.
Его недавно обнаружили  во дворе на небольшой глубине и волоком принесли к  крыльцу. Видно когда-то давно на этом месте была мельница, а камень-это жернов. Теперь речка  Козлиха стала маловодной и в ней купаются только малые дети, да гуси с утками. Тамара ходит купаться на реку Убу.  Уба когда-то была судоходной, теперь обмелела, но по ней ещё сплавляют лес. Плоты стоят на берегу и мальчишки с них ныряют. Дно и берег реки усыпаны круглой галькой, поэтому вода в реке чистая и на любой глубине видно дно. Когда босиком шли купаться, галька обжигала ноги, но так приятно согревала после купания. У каждого из ребят была своя лежанка. Гальку тщательно подбирали по размеру, чтобы лежанка была ровной и удобной. Уба несёт свои воды в Иртыш, а он отдаёт  собранное богатство красавице Оби, она несёт свои сокровища  в океан, а тот берёт-берёт, но не переполняется.

Пока бабушка прогоняла курицу, дедушка дал внучке денежку.
-Бери внучка, купишь себе что-нибудь, а бабушке не говори.
Дедушка внучку баловал. Дочь родила её от первого брака и, хотя внучку  никто не обижал, старики считали, что она обижена судьбой.Но бабушка видела всё на 360 градусов. Она была скупой, считала баловством тратить деньги на конфеты и ленты. Когда над ней подшучивали, она неизменно отвечала:
- Скупость - не глупость.
-  Дурак  старый, ты  собираешься  копить деньги  на смерть или нет? - спрашивала она.
- Умру, на лавке лежать не буду, похоронят,- последовал ответ.

Он оговаривался односложно, не меняя интонации. Было видно что,  не смотря на едкие реплики своей половины, относится к ней доброжелательно. Когда деньги переходили в руки жены, она тут же несла их в большой кованый сундук,  ключ  от которого носила на гайтане, так она называла шнурок, на котором вместе с ключом носила староверческий крестик и большую янтарную бусину.

               Тем временем дочь Маруся решила, что пора ей  высказать  своё  мнение.               
- Тятька,  ты зачем нас позоришь? Соседи скажут, что ты - пьяница,- сказала она.
- Пьяница  проспится, а  дурак - никогда. Я никого не позорю, стыдно красть, а я заработал деньги  вот этими руками, - ответил он и показал свои большие руки.
               Огорчённо махнув рукой, сутулясь, пошёл  по узкой тропинке  между кустами крыжовника к баньке. Баньку он срубил сам, она была просторная, с предбанником, где можно было отдохнуть, попить кваску. Квас  Елена  Митревна  делала знатный - слезу вышибает, нигде такого не попьёшь. В бане чисто, пахнет берёзовым веником, в мутное окно бьётся пчёлка, Ивойло  Иваныч  ложится на полок  и  не выходит,  пока  не выспится.
               Надо сказать, что выпивал он всегда, когда получал расчёт, а получал его один раз в 2-3 месяца, так как работал по найму. Он был хорошим плотником и строил дома.
               Сон не шёл, вспомнил своё детство. Семья была большая, отец работал сапожником, рано овдовел, на руках осталось четверо детей. Решился посвататься к девице, она согласилась  и родила ему Пистимея  ещё троих. Брат Никита умер в отрочестве, надорвался. Он был очень сильный, не по возрасту, его называли в селе ОсИлком.  Купцы, потехи ради, просили его поднять какую-нибудь тяжесть, он поднимал, а они ему конфеты давали за это. Началась - Первая Мировая война и Ивойлу призвали в Армию. Командиры заметили, что солдат очень способный, особенно к математике, хотели отправить на учёбу,но он решил вернуться домой,чтобы помогать отцу.

               Когда вернулся  в село,  запала в душу молодая вдова. Перед самой войной Елену взял в жёны Елисей, да погиб. Вернулась Елена в родительский дом, себя блюла, ходила, как королева, этим и покорила молодого богатыря. Сдалась не сразу, заявила кавалеру:
- Замуж за тебя не пойду, ты не нашей веры.
Она была из семьи старообрядцев, а Ивойло - православный. Но смелость - города берёт! Ивойлу  окрестили зимой в проруби. Елена не устояла,тесть дал в приданное нетель, да сундук добра, невеста была  из зажиточной семьи. Родила ему семь детей, но трое умерли в раннем возрасте.
У Ивойлы  уже  были  две  коровы  и две  лошади,  когда началось раскулачивание. К счастью, его причислили к середнякам - не тронули, а мужей  двух  своячениц  сослали, но о той горькой судьбе - другая история. В общем - хозяйство  разорили, потом голод, опять война - Великая Отечественная. Его на фронт не взяли по возрасту, но призвали в Трудовую Армию, заготавливать лес для фронта. Двух старших сыновей взяли на фронт, вернулись, слава Богу. На этой счастливой мысли он и заснул.

               А во дворе жизнь шла своим чередом.  Елена Митриевна  успокоилась, старик дома, деньги в сундуке, всё - слава Богу. Она долго не сердилась, обладая ироничным складом ума, могла  с юмором обсудить проблему, после чего проблема уже переставала быть такой уж серьёзной. Зять не переставал удивляться тёщиной мудрости и главное, откуда что бралось, ведь она была безграмотной. Сама рассказывала, как её тятенька отдал учиться в церковно-приходскую школу. Тогда писали грифелем (мелом) на доске, доска у каждого своя. Вот эту доску она в первый же день расколола о голову какого-то парнишки и убежала, на этом учёба закончилась.
Казалось, что у неё есть изречения на все случаи жизни. Если ей внучка рассказывала какую-то сельскую новость, она строго спрашивала:
- Ты на что  мне это рассказываешь?
-Все говорят,- растерянно отвечала внучка.
-Вот пусть услышат,но не от тебя, - говорит она ей.
Она хорошо готовила и любила кормить, но если кто-то жадничал, она спрашивала:
-Ты что, по обжоре память сотворяешь?
Если дочка с подругами начинали кого-то обсуждать, останавливала словами:
- Не ищи в селе, а ищи в себе.
Когда кто-то из односельчан вёл себя непорядочно и все начинали осуждать его, она подводила итог:
- Вольному - воля, спасённому - рай.
Конечно, в селе обсуждали свадьбы и частенько  люди недоумевали, мол, что Он в ней нашёл или  наоборот, тогда в разговор вступала она, заявляя:
- Не по хорошу  мил, а по милу хорош.
Когда злословили по поводу ссорящихся молодых, она говорила:
- Милые бранятся, только тешатся.
А особо разговорчивых останавливала словами:
-Не мели Емеля, не твоя неделя.
И тут же поучала внучку:
-Замуж выходи один раз и навсегда. За хорошего (жениха) –  не  досиди, да иди, а за плохого - пересиди, но не ходи!
Если слышала в свой адрес что-либо нелицеприятное, разборок не устраивала:
- С дураком свяжись, сам  дурак  будешь.
Молилась она утром и вечером, но любимой была поговорка:
- На Бога надейся, но и сам не плошай!
Над  начальниками, которые сквернословили, посмеивалась:
- Из пана пан - пан, а  из  хама пан-хам.

               Этот список можно было бы  перечислять долго, но ход  мыслей Володи прервала тёща, которая ругала дочь:
- Маруська, сколько можно мыть полы? Ты уже всю краску стёрла.
Тут уже не выдерживает внучка.
-Бабонька, а разве раньше полы не мыли? - спрашивает она.
-Мыли, но их тогда не красили, шоркай песком сколько душе угодно.
-Это как? - удивляется внучка.
-Мочишь пол, посыпаешь чистым песком и трёшь голиком (старый берёзовый веник без листьев), потом моешь чистой водой. Не ходили по нему, пока не высохнет.
Бабушка что-то вспомнила, заулыбалась.
-Мамонька как-то  мне сказала полы помыть в горнице, я младшего брата Платона посадила на подоконник, чтобы не мешал. Помыла половину и спрашиваю у брата:
- Платонка, где пол белее?
А он показал на ту половину, где я ещё не мыла. Я его с подоконника  стащила и отлупила. А он ведь правильно сказал, сухой пол - белый, а мокрый  жёлтого цвета.
Бабушка смеётся.
Тамара  вспоминает Платона, который приезжает проведать сестру верхом на коне, представляет его сидящим на подоконнике и тоже смеётся.

-Бабонька, расскажи ещё про "раньше",- просит она.
-Раньше жизнь была хорошая. Тятенька был ямщиком, привозил нам из поездки гостинцы - шали, полушалки, отрезы. Нас было четыре сестры, у каждой свой сундук, готовили приданное. Сами не бездельничали, а пряли, ткали, вышивали.  В голод  твой дедушка почти всё снёс на базар, менял на хлеб, так и выжили. Потом война, осталась я с твоей матерью, да младшим, Димкой. Опять голод, надо было солдат кормить, но никто не роптал, у всех кто-то воевал. Зимой было тяжело, а летом -  на  подножьем  корму (овощи, ягоды, зелень).
Однажды привезли к нам немцев эвакуированных. По соседству поселили немку с двумя внуками. Мне дать нечего, пошла в огород сорвала тыкву, другие овощи, отнесла им. Позже зашла проведать, а немка тыкву приготовила, каждому в отдельную тарелочку положила и вилочки дала. Чудно мне было. Я - то тыкву пополам режу, семечки выну и в печку, она распарится так, хоть губами ешь и на стол, ели ложками, как из миски. Потом узнали, что у немки сын на фронте воюет, а она - хорошая модистка, стала  обшивать  наших односельчан, а они несли, кто что мог. Так и выжили, слава Богу.

-Мама, а помнишь, как мы с Димкой на совхозное поле ходили за подсолнухами?  - спросила Маруся.
-Мам, расскажи, - просит Тамара.
-Позвала я твоего дядю за подсолнухами, но он был трусливый и не хотел идти со мной. Затея эта была опасная. Поля охраняли люди, объезжали их верхом на лошади, поэтому их называли объездчиками. Охраняли не только от воров, но и от врагов народа, которые травили (уничтожали) посевы. Я уговорила его, взяли скатерть, скалку и пошли. Брату я велела сидеть под кустом, сказала, что он будет скалкой выбивать семечки из подсолнухов на скатерть, а сама пошла к полю. Только я принялась  ломать шляпку  подсолнуха,  как послышался стук копыт. Я вмиг представила, что мне будет, если объездчик отберёт у нас скатерть и скалку. Побежала к Димке, схватила вещи и наутёк, объездчик за мной, не догнал.
Позже говорил бабушке:
- Елена, ну твоя дочка и бегает, на коне догнать не мог!
               Уже стало смеркаться и Елена Митревна даёт команду:
- Айдате (идёмте) в избу, а то уже шуликаны  ходят, детей, которые не спят,  забирают  и уводят с собой!
Тамара опасливо смотрит по сторонам,  шуликанов  она никогда не видела, но боязно. 
               Бабушка творит вечернюю молитву: молится о здравии, об упокоении.
Тамара  спрашивает у неё:
- Бабонька, а где Бог живёт?
-На небесах.
-А я смотрела, смотрела и не увидела.
-Так ты смотришь на небо,там не Бога.Он живёт на небесах,где нет бесов.
               
               Утром Тамара смотрит в окошко, а там дедонька уже двор подметает большой метлой. Бабонька зовёт завтракать, все садятся, но не начинают, ждут команды.
- Томка, зови дедушку завтракать,- приказывает бабушка.
Томка опрометью бежит во двор и возвращается вместе с дедом. Дедушка берёт в руку большую деревянную ложку и все приступают к завтраку. Бабушка пробует продолжить вчерашний нагоняй, но, не получив поддержки, умолкает, гроза миновала, где-то вдалеке  слышны её раскаты - это бабушка гремит ухватом, разговаривая сама с собой.


Рецензии
Понравился Ваш рассказ, Тамара!
Хорошая в нём атмосфера, хорошие воспоминания, судьбы, характеры.

Светлана Данилина   05.09.2015 23:20     Заявить о нарушении
Спасибо Светлана.Писала для детей чтобы знали о предках и о прошлом веке.

Тамара Антропова   06.09.2015 13:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.