Наше прошле с нами. Часть 3. 1917-1918 гг

Продолжение повести  (исторического очерка) «Наше прошлое с нами» - см.
http://proza.ru/2009/12/25/352
http://www.proza.ru/2013/08/20/356

***

Словно очередь столпилась у порога
 В мир иной из дорогих людей,
 Утверждая, что кончается эпоха
 Не заменой партий и вождей.

 Хорошо мы жили или плохо,
 Но мы были предсказуемо добрей
 С ними, украшавшими эпоху
 ОбразАми исключительных людей.

 От вождей и партий жди подвоха
 И подмены идеалов и идей…
 Нет, не ими завершается эпоха,
 А уходом, отражавших век, людей.
(Сергей Шишкин, http://www.stihi.ru/2011/05/23/3585)



Наступил роковой 1917 год. Русские войска так и не добились серьёзных успехов, но и не сдавали позиций, завоёванных в тяжёлых боях 1916 года во время «Брусиловского прорыва». На своих позициях - на реке Стырь в Белоруссии – стоял и Лейб-гвардии сводно-казачий полк.
Но, что характерно, в войска стало поступать всё больше и больше боеприпасов, оружия, продовольствия. Готовилось очередное летнее наступление, обещавшее быть удачным…

А на душе у солдат было неспокойно. Приходившие из дома письма, не смотря на военную цензуру, живописали картину, складывающуюся, как мозаика, из строчек от родных и близких – в странную, пугающую и не всегда понятную… Новобранцы только лишь усугубляли настрой своими рассказами. Страна воюет, а рабочие бастуют…, крестьяне отказываются по фиксированным ценам продавать зерно, интеллигенция и часть дворянства и офицерства – занимаются фрондой, хулят Царя-батюшку и Августейшее Семейство…  А все вместе проклинают Гришку Распутина, который и был убит 16 (29) декабря 1916 года.
В запасных полках в тылу разброд и шатания… Революционные агитаторы всех мастей призывают бросать фронт, повернуть оружие против буржуев-эксплуататоров, дезертировать, свергать Царя, в общем -  кто во что горазд…

Таких говорунов казаки уже неоднократно задерживали на позициях и «сдавали оптом» начальству. Это в лучшем случае, а то могли и нагайкой выпороть…

На позициях шли «окопные братания». Солдаты воюющих сторон выходили на нейтральную полосу, менялись табаком, спиртным, играли на гармошках, крутили патефон, пели песни… Ни офицеры, ни казаки ничего с этим сделать не могли…

Общая усталость охватила солдатские массы и России, и Германии…

В феврале 1917 года до войск докатились сведения, что в Петрограде и Москве вспыхнули бунты. «Революция»…!
И, что интересно, в это же время - 22 февраля Император Николай II выехал из столицы в г.Могилёв, где находилась Ставка Верховного Главнокомандующего. Туда же в качестве конвоя была отправлена с фронта сводная сотня казаков-гвардейцев. Так Дмитрий Давыдович Караганов, в числе других казаков - Георгиевских кавалеров, попал в Могилёв. 
23 февраля в центре Петрограда произошли первые стычки демонстрантов-бунтовщиков с полицией, казаками и солдатами (1-й, 4-й, 14-й Донские казачьи полки, Гвардейский сводно-казачий полк, 9-й запасной кавалерийский полк, запасной батальон Кексгольмского полка). «Демонстрант» здесь - не иначе, как от слова «демон»…


* * *


4 (17) марта, как гром среди ясного неба, до казаков-конвойцев дошла СТРАШНАЯ весть о том, что ещё 2-го марта: «Царь отрёкся от Престола…!!!». Казалось - Небо рухнуло на Землю…!!!

Запись Императора от 2 марта в своём дневнике, сделанная в Пскове во время своего отречения: "Суть та, что во имя спасения России, удержания армии на фронте и спокойствия нужно сделать этот шаг. Я согласился... В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман».

8 (21) марта Николай II выехал из Ставки в Царское Село. На вокзале его провожал и конвой из казаков. Грустно всё это было… Многие провожающие еле сдерживали рыдания. Император шёл сквозь строй почётного караула, взяв по козырёк правой рукой, левая  – прижата к бедру…  По щекам текли слёзы, которые он уже не мог утереть... Царь только и смог сказать: «Во имя Родины готов пожертвовать не только троном, но и жизнью. Берегите Россию…».

А вот последний письменный Приказ Императора к Российской Армии: «В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною Войска. После отречения Моего за Себя и за Сына Моего от престола - Российского власть передана Временному правительству… Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия! Твёрдо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к Нашей Великой Родине! Да благословит вас Господь Бог, и да ведёт Вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий!». 
Примечание: это обращение было скрыто от Армии и Флота.

В своём дневнике 8-го марта 1917 года Николай II записал: «…Простился со всеми чинами штаба и управлений. …Прощался с офицерами и казаками Конвоя и Сводного полка – сердце у меня чуть не разорвалось!».


* * *

В этом 2014 году исполнилось 100 лет с начала 1-й Мировой Войны.

Окопная правда это страх, страдания, смерть… Но это и Вера, и Надежда, и Любовь! Вера в Победу Жизни над Смертью, Надежда на Жизнь, Любовь к Жизни! 

Российские солдаты были уже третий год в окопах…

В феврале-марте 1917 года солдаты России почувствовали себя окончательно обманутыми. У них украли не только Победу, а часто и Жизнь - у них украли Веру в Царя и Отечество… И главным виновником этого был сам Царь…


* * *

Июль 1917 года. Белоруссия. Позиции гвардейского казачьего полка на реке Стоход.

-Дмитрий! Айда на полковое собрание! Комитет выбирать будем!
-Послушай, Макар, сколько уже говорильней заниматься будем?! По такой жаре на речку бы сходить… скупнуться… порыбалить… А?!
-После войны искупаешься и нарыбачишься! Скоро уже! Пошли!

После долгих споров, гвалта и ругани председателем полкового комитета казачьих депутатов Лейб-Гвардии сводного казачьего полка выбрали Александра Ермолаевича Карташова (1892-1937) – вахмистра 2-й Оренбургской сотни этого полка, кстати, тоже Георгиевского Кавалера. Офицеры стояли поодаль, и больше отмалчивались.

Обращаясь к Карташову, Дмитрий поздравил его с избранием:
-Поздравляю! Ну, ты теперь тоже «начальство»! Что думаешь дальше делать? А, Александр Ермолаевич!? (хитро посматривает на него)
-С офицерами надо бы разобраться…! Есть дюже ненадёжные! Царские прихлебатели!
-Ты б палку то не перегибал…! В одних окопах сидим, из одного котла едим…
-Кто-то и сидит с нами в окопах, вшей кормит! А кто, например, из штабных, только о  своём прибытке думает!
-Ну, ну…!

   После Октябрьской революции 1917 года полковой комитет поддержал большевиков и «объединённым заседанием всех сотенных командных комитетов, постановил, предложить офицерам и чиновникам, которым вынесено недоверие, немедленно оставить полк». Такое недоверие было объявлено  23-м офицерам, врачу, 2-м чиновникам и священнику.   

      Знали казаки о начавшихся в войсках расправах над офицерами и прочими "контрреволюционерами" - о расстрелах, якобы "случайных" убийствах, издевательствах и т.д. 

* * *


Странная шла «война» с февраля 1917 года. «Братания» с немецкими солдатами продолжались. Дело доходило до локальных перемирий… Дисциплина стремительно падала. Чтобы как-то пресечь это - командование отдало приказ казакам всячески пресекать контакты русских войск с противником. Не смотря на противодействия полкового комитета, казаки-гвардейцы пытались навести порядок в местах своего дислоцирования. Но процесс разложения армии принял лавинообразный характер.

В ночь на 21 августа (3 сентября) 1917 года русские войска оставили г.г.Ригу и Усть-Двинск и отошли к Вендену. Возникла реальная угроза Петрограду.

25 октября (7 ноября) в Петрограде восставшие овладевают почти всей столицей, кроме Зимнего дворца. Ночью Военно-революционный комитет объявляет о низложении Временного правительства и именем Совета народных рабоче-крестьянских, солдатских и казачьих депутатов берёт власть в свои руки.

9 ноября Совет народных комиссаров  (Совнарком) смещает с поста Главнокомандующего генерала Духонина Н.Н., и назначает Главковерхом бывшего прапорщика Царской Армии Крыленко Н.В.

15 ноября появляется приказ нового «революционного» Главковерха о демобилизации армии. Всё!!! Солдаты могли по своему желанию оставаться в новой армии, т.е. в «Красной»... Если хотят… А не хотят - идти по домам…

А уже 20 ноября (3 декабря) в г.Брест-Литовске (современный белорусский г.Брест) начались сепаратные переговоры правительства, возглавляемого В.И.Ульяновым-Лениным,  с представителями Германии. Было заключено перемирие…

16 декабря 1917 года появились подписанные В.И. Лениным и главнокомандующим Армии Николаем Васильевичем Крыленко «Декрет об уравнении всех военнослужащих в правах» и «Декрет о выборном начале и организации власти в армии». Упразднялись все воинские чины и звания, а также ордена и медали и предоставляемые их кавалерам привилегии. Но, ношение Георгиевских крестов и медалей разрешалось. Все военнослужащие получали звание «солдат революционной армии». Вся власть в воинской части предоставлялась солдатским комитетам. Солдатские комитеты получили право избирать и смещать командиров, переводить их на более низкие должности и даже разжаловать в рядовые. Командиры выше полкового уровня и начальники штабов избирались съездами соответствующих комитетов.

Российская («Царская») Армия – ещё очень мощная и боеспособная – перестала существовать…

3 марта 1918 года сепаратный мир с Германией был официально подписан Советской делегацией.


* * *


        Так А.Е.Карташов стал, фактически, «ключевой фигурой» («командиром») Лейб-гвардии сводно-казачьего полка, или, вернее, того, что от этого полка осталось…

Царя нет… Многие остались и «без царя в голове»… Возникли два вечных вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Но, ведь, и войны нет. Россия ни с кем уже не воюет…

Сводно-казачий полк грузился (с полной амуницией и конями) в эшелон, который отправлялся на восток страны.



* * *


Полк казаков-гвардейцев закончил свою историю в январе 1918 года,  когда казачий эшелон под Челябинском разделился на две части. Одна половина направилась на Троицк, куда и прибыла к 14 февраля. Вторая половина двинулась по Транссибирской магистрали.

 Уральская 1-я гвардейская сотня ушла со знаменем полка в Уральск. Оренбуржцы же (2-я сотня полка) практически все вошли  в состав вновь сформированного Красно-казачьего полка имени Стеньки Разина под командованием вахмистра А.Е.Карташова.
3-я сотня (сибирцы и забайкальцы) и 4-я (астраханцы, семиреченцы, амурцы и уссурийцы) отправились к местам своих казачьих Войск.

Разошлись стёжки-дорожки… Однако, они ещё сойдутся вместе в 1919 году. Кровавые следы останутся на тех тропах…



* * *


Конец февраля 1918 года.

Когда поезд вполне спокойно миновал Тюмень (похоже, что в городе было безвластие), Макар Волков, облокотившись на перила открытой теплушки, обратился к Дмитрию Караганову:

-Помнишь, Дмитрий, ты мечтал о рыбалке?
-Помню…
-Уже почти сбылась твоя мечта… и года не прошло…


* * *

На фотографии: Карташов Александр Ермолаевич, 1914 год, казак из Тарутинского посёлка станицы Михайловской Оренбургского казачьего войска(Троицкий уезд Оренбургской губернии).



Продолжение повести: http://www.proza.ru/2015/02/09/1415


10 октября 2014 года









Рецензии
Привет Дмитрий Караганов!

Ты не мог бы уточнить: что, что там с нами (в смысле с вами)?
Кот.

Кот Базилио 2   17.11.2017 16:11     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.