Ступерь III Страх. 2

  Этот самый план, как нетрудно догадаться, состоял в попытке самостоятельно найти место "тусовки" городской нечисти.
  Кто-то назвал бы сие симптомом нехватки мозгов в организме, но я видел всё происходящее в ином свете. Осознав накануне своё место в реальной пищевой цепи, я очень озаботился необходимостью научиться защищаться. А чтобы защищаться, для начала надо научиться замечать опасность заранее. Поэтому-то мне стало позарез необходимо выяснить, могу ли я обнаружить хоть одного нечеловека без посторонней помощи. И смогу ли при этом остаться незамеченным сам.
  "Популярных молодёжных мест" в городе оказалось не так уж много. Забавно. Ещё года четыре назад их было несоизмеримо больше. Последний кризис, увы, пережили далеко не все. А если судить по отзывам, внимания так вообще стоили единицы.
  Для пущей уверенности я привлек к делу коллегу, в своё время плотно сидевшего на этой теме. Разочарование выбранной стратегией себя ждать не заставило: место, куда он меня притащил, было способно привлечь разве что малолетних наркоманов. Выпив стакан отвратного, воняющего затхлыми консервами "виски" и понаблюдав минут двадцать за подростками в чёрном, обвешанными побрякушками, будто  депрессивные новогодние ёлочки, я молча встал и покинул заведение.
  "Номером два" в списке приключений стал просторный, но уютный паб с живой рок-музыкой и подобием танцпола. Место из тех, что открывают на папины деньги романтичные студенты-"бизнесмены". На сей раз никаких претензий ни к атмосфере, ни к публике у меня не было. Кроме одной: слишком цивильно. Не спасали ни сцена с самозабвенно хрипящим с неё вокалистом, ни общительность двух косматых татуированных барменов, ни обилие сортов крепкого алкоголя. Гости вели себя слишком… прилично, чтобы я смог приметить в них хоть что-то сверхъестественное.
  Не сказал бы, что вернулся домой расстроенным после того паба. Помню, даже решил заглядывать туда время от времени. Нет добра без худа, что называется.
  Но "добро" "добром", а мой список "мест с нечистью", и без того не слишком-то объёмный, стремительно сокращался. Поразмышляв с минуту над следующим пунктом, я сделал выбор в пользу небольшого клуба. Располагался он в центре города, славой пользовался средней, ничем особенным в новостях не гремел.
  Никогда не любил клубы. Прежде всего за шумную разношёрстную толпу. Находясь в толпе, очень сложно держать на виду всех и сразу. А значит, легко и наткнуться на любую неприятность от карманника до психа с ножом.
  Да-да, знаю. Предубеждения. Брюзжание старого ворчуна. Фейсконтроль, системы наблюдения, сканеры, стойки и прочая-прочая-прочая. Расскажите это несчастным, которых покалечили уроды, с лёгкостью прошедшие все эти проверки и украсившие криминальную сводку.
  Впрочем, отказываться от своей идеи я был не намерен, а значит, деваться мне так и так было некуда.

  Когда я добрался до нужного здания, в бородатые времена носившего скромный статус ресторанчика-бистро и лишь недавно доросшего до полноценного РК*, бояться было уже поздно.
  Внутри цветастой "коробочки" клуба гудело и грохотало. Снаружи группками тусовались молодые люди с бумажными браслетами на запястьях – курили, пили, ржали и мыли общим знакомым кости, не стесняясь в выражениях. Кто-то входил, кто-то выходил, кто-то тёрся у машин и скамеек. Мимо меня продефилировала рыжая девица, раскрашенная под индейца. За ней тянулся шлейф какой-то сладкой пакости с солодовым послевкусием. Баночные "коктейли"… Слева раздался взрыв хохота. Компания парней у обочины удивлённо оглянулась на звук, но быстро потеряла интерес к его источнику.  Возле дальней мусорки на асфальте красовалось большое мокрое пятно, рядом – осколки бутылки. Возле дверей подвыпивший лоб доказывал что-то флегматичному "деловому костюму".
  Вечер пятницы в самом разгаре.
  Я нерешительно остановился, не дойдя до входа пары метров. Для начала неплохо бы осмотреться. Мало ли, вдруг и внутрь не придётся заходить. Признаться, не очень-то хотелось. Встав у стены чуть в стороне, я достал телефон и сделал вид, что сосредоточенно общаюсь с картой. На меня не обратили ни грамма внимания. Неудивительно: кому вообще интересен какой-то левый тип с телефоном.
  К моему лёгкому недоумению, неформалов в толпе оказалось совсем немного. А личностей из ряда вон – вообще ни одной. Может, конечно, все кадры уже собрались внутри…
  Пустая трата времени. Ни один мало-мальски разумный нечеловек не станет вести себя так, чтобы его легко выделил в толпе любой желающий.
  Я убрал телефон и двинулся вдоль здания. Прогуляться перед тем, как сунуться внутрь, в любом случае не помешает.
  Пройдя мимо дверей, у которых пасся флегматичный дядечка в костюме охраны, я свернул в узкий переулок. Кажется, туда должен выходить один из чёрных выходов.
  Никаких монстров. Никто не сверкает глазами из тьмы, никто не рычит по углам, не царапает стены когтями. Парадоксально приятное разочарование. Я тут же расслабился и смело завернул за очередной угол.
  И замер.
  Поворот переулка выходил во внутренний двор, образованный двумя параллельными друг другу пятиэтажками. Я оказался на небольшой забетонированной площадке метра три в длину и хорошо если полтора в ширину. Справа стена какой-то пристройки, слева и сзади – углом стены клуба, дальше по левую руку – бордюр. За бордюром растянулся газон метра в два шириной, доходящий до высокого железобетонного забора с выстроившимися вдоль него зелёными насаждениями. Моя площадка тремя широкими ступенями спускалась в тот самый двор.
  А у подножия ступенек застыл силуэт.
  Плотная смольно-чёрная масса с ненормальным количеством конечностей, неподвижная и настолько сюрреалистичная, что могла смело встать в ряд с лучшими творениями Масахиро Ито*.
  Пока я безуспешно пытался призвать свои нервы к порядку, жуткая живая тень медленно осела на землю и наконец разделилась на две отдельные фигуры. Вполне себе антропоморфные.
  Красавец, Клёст. Заработай инфаркт, едва взявшись за дело.
  Один из силуэтов тем временем поднялся на ноги, постоял, опустив голову, будто глядя на лежащее у его ног тело, и повернулся ко мне. Первым – и самым разумным – моим порывом было дать дёру. Развернуться на сто восемьдесят и рвануть обратно через переулок, поближе к людям, к толпе, которую я ещё минуту назад так ненавидел.
  Но как только я вознамерился… нет, лишь подумал о том, чтобы двинуться, до моего слуха донесся четкий шёпот:
–Стоять.
  Я застыл. Уже второй раз за последнюю минуту, не в силах не то что бежать – даже пикнуть.
  Что я только что видел? Кто он такой? ЧТО он такое? Как я услышал его шёпот на таком расстоянии? Что с человеком на земле? И что теперь грозит мне самому? В паре метров за углом уйма народа, в любой момент сюда может забрести пара идиотов вроде меня, он побоится…
  Нет. Уже не побоялся. А я в очередной раз просто…
  Мои беспорядочно мечущиеся мысли оборвались. Неизвестный стоял прямо передо мной. Я пропустил момент его приближения. Я даже его движения не заметил. Твою мать!
  Светлая, характерного для северян цвета кожа, внимательные тёмно-серые глаза и такого же металлического оттенка короткие волосы. Средний рост. Не высокий, не низкий, жилистый, даже сухощавый – не самого грозного вида противник.
  Меня грубо толкнули к стене. Воздух с глухим "ух" вылетел из лёгких, по спине разлился неприятный жар. Запоздало заныл затылок.
–Ну, кто тут у нас?
  Жуткий, тихий, вкрадчивый голос. Точно таким голосом маньяк в фильме спрашивает жертву, какую часть тела ей отрезать первой.
  Против воли нервно сглотнув, я постарался отвлечься, рассмотреть его повнимательнее. Заметить какие-то особенности – что-нибудь, что пригодится, если придётся отбиваться кулаками. Увы, с такого расстояния хорошо – и то относительно – я мог рассмотреть разве что лицо. Чаще всего верхняя губа у людей тоньше нижней. У этого же типа наоборот, казалось, нижняя губа совсем немного, но тоньше верхней. Эта маленькая особенность придавала ему неуловимо бандитский и одновременно мальчишеский вид. Вряд ли я вообще отметил бы подобную мелочь, если б он не стоял ко мне вплотную.
–Да я… так… мимо гулял…
  Мой голос заметно дрожал. Экспромты прижатым к стене мне практиковать ещё не приходилось. Полезный опыт. Надеюсь, не последний.
–Не слишком удачное место для прогулок.
  В тоне сероглазого не слышалось ни единой угрожающей нотки. Это, впрочем, не мешало мне покрыться мурашками при одном его звуке.
  Он чуть прищурился:
–Ты что-то искал?
–Нет, – он сощурился сильнее, и я торопливо поправился. – Да. Остановку. Я шёл на остановку.
  Гениально, Клёст. А главное – убедительно.
  Сероглазый вдруг улыбнулся.
–И, видимо, заблудился.
–Да, уже понял…
  Я запнулся. Что-то в этой немножко ироничной улыбке подсказало мне, что последняя фраза была лишней.
–Многовато ты понял.
  Точно была.
  Я снова невольно сглотнул. Серебристые глаза пристально смотрели в мои собственные, буквально приковывали к месту. Малоприятный взгляд. В груди растекалось тяжёлое чувство, горечь скопилась на корне языка. Я никак не мог собрать мысли в кучу и придумать, как выкрутиться из ситуации. А заодно – как избавиться от сильно мешающего кома в горле.
  Почему он медлит? Почему просто стоит и рассматривает? Если бы минутой ранее меня не вжали в стенку… Но ведь он может передумать? Что бы он ни собирался сделать. Вспомнить о крохах человечности в себе, поверить в мою придурковатость?
  Может, действительно прикинуться дурачком?
  Я постарался изобразить самую простецкую физиономию, на которую был способен:
–Ну да. Понял, что к остановке дворами не пройти. Попробую по улице.
  И я, быстро развернувшись, собрался рвануть к переулку, через который попал на эту злосчастную площадку, тайгой она плетись. И – в который уже раз не заметил движения. Лишь ощутил боль от пальцев, вдавивших моё правое плечо в стену.
–Нет, – второй рукой он взял меня за подбородок. – Не попробуешь.
  И повернул мне голову.
  Я зажмурился. Больше ничего сделать я не успел.
–Не поверю.
  Знакомый голос. До боли знакомый.
  Сероглазый закаменел. Я ощутил, как он мгновенно подобрался. Ощутил раздражение, завибрировавшее под кожей держащих меня рук, готовность ринуться в драку, если придётся.
–Чему?
  Произнесённое почти шёпотом слово холодком прошлось по моей коже. Мурашки подняли дыбом все до единого волоски у меня на затылке.
–Что можно быть настолько невнимательным.
  Мне показалось, или Макс улыбался? Какой спокойный тон – и какое неприкрытое ехидство. И как минимум часть его ехидства обращена ко мне. "Нашёл кого искал? Доволен?" Нет, признаться, не очень.
  Шею начало сводить. Я попытался размять напряжённые мышцы, но едва шевельнувшись, ощутил прохладу чужого дыхания на своей коже.
  Мать твою!
  Меня пробил озноб. Всегда ненавидел это фатальное ощущение беспомощности. Я мелко дрожал, вжимаясь в стену, и ничего не мог с собой поделать.
–Будь добр, отпусти его, – мягко произнёс Макс.
–Или?
–Или я расстроюсь.
  На несколько секунд весь мир замер. Даже моё сердце забыло про свои прямые обязанности и решило подождать окончания разборок молча. Ощущение хищной пасти, застывшей в нерешительности в считанных миллиметрах от моей глотки – самое бодрящее, что я чувствовал за всю свою жизнь. Ещё чуть-чуть – и я имел все шансы потерять рассудок и наделать глупостей.
  Сероглазый отпрянул. Так стремительно, что я пошатнулся. Правое плечо засаднило, на подбородке осталось ощущение твёрдых холодных пальцев. Бывает, когда тебя слишком крепко держали. Я покрутил головой, наконец разминая сведённую шею и попутно растирая плечо. Руки по-прежнему дрожали. Если этой златовласке взбредёт в башку броситься на меня снова – убежать я не успею. Не успею вообще ничего. И неизвестно, чем обернётся дело, если Макс вздумает ввязаться в драку.
  Ну каким же надо было быть идиотом, чтобы не взять с собой оружия?!
–Твой питомец? – поинтересовался, глядя куда-то в тени, сероглазый. Зубоскал грёбаный. Нисколько не сомневаюсь, Макса он видел и видел прекрасно, в отличие от меня.
  Лет двадцать с копейками. Может, двадцать пять. Ни грамма смазливости, хотя внешность в целом приятная. Такой типаж часто нравится девушкам старшего школьного возраста. Показная миролюбивость и абсолютно иррациональное ощущение опасности, разлитое в воздухе вокруг него и поднимающее дыбом всю шкуру от затылка до пояса. Спокойный взгляд, чуть  ехидная улыбка – и ледяная голодная злоба за ними. Интересно, в какой бы угол вы, милые дамы, забились, столкнувшись с подобным персонажем в реальности?
–Можешь считать так, – ответил ему тёмный силуэт.
  Питомец, значит. Отлично. Это лучше, чем разорванная глотка. Нервный озноб в моих руках медленно превращался в мелкую дрожь раздражения.
  "Питомец".
  Переживу.
–Как звать?
–Серым.
  Мог бы догадаться. Более подходящее имя придумать было бы сложно. На миг я даже подумал, что он назвался прозвищем.
–Я Макс.
–А это?
  Светское знакомство, ничего особенного. Сердце, колотившееся у меня в горле, забилось медленнее.
  Раздражение от страха. Интересное чувство. Никогда его раньше не испытывал.
–Алекс, – буркнул я. Голос мой стал ниже и заметно осип.
  Назвавшийся "Серым" бросил на меня короткий оценивающий взгляд. Теперь, по-видимому, я стал для него условно неприкосновенным, хотя по значимости всё ещё находился где-то между муравьём и коровой.
–Научи своего питомца не соваться в переулки без оружия.
  Я сжал зубы. Моя собственная мысль, озвученная кем-то другим, показалась мне в десять раз обиднее. Я открыл рот, собираясь ляпнуть что-то не слишком умное по поводу "питомца", но передумал: светловолосый уже потерял ко мне всякий интерес. На Макса он впрочем тоже не смотрел. Всё его внимание было направлено куда-то вглубь двора.
  Макса я видел очень слабо, но по внезапной тишине понял, что нечто там, впереди заинтересовало и его тоже.
–…Да что ж вас всех тянет-то сюда сегодня, – едва слышно проворчал Серый.
  И я наконец заметил, о ком идёт речь.
  Неторопливо проступая из темноты двора, в нашу сторону будничным шагом двигался высокий силуэт. Мужчина, судя по росту и походке. По мере его приближения постепенно стали различимы светлые пятна лица и рук, строгая чёрная куртка, отлично подогнанная по фигуре, серый с синевой свитер под ней, чёрные брюки и хорошие матовые ботинки. Я вдруг понял, что не слышу шагов. Расстояние до незнакомца сократилось настолько, что я уже различал черты лица, но обувь его при ходьбе по-прежнему не издавала ни звука.
  И как только я отметил эту деталь, мне сразу стала очевидна вторая. Странность его манеры передвигаться. Нехарактерная для человека лёгкость и пластика делала его неуловимо схожим с огромным чёрным котом.
  Однажды я уже видел нечто похожее. У Макса.
  Приблизившись, странный субъект мельком оглядел нас, подошёл к телу у ступенек и остановился, рассматривая лежащего. В полной тишине я уловил едва различимый звук, похожий на усмешку.
–Проблемы, красавица? – тут же отреагировал Серый.
  Незнакомец поднял на него глаза. Совершенно обычного болотно-зелёного цвета, они смотрели из-под хищно изогнутых чёрных бровей спокойно, даже отстранённо. Угловатые скулы и челюсть выдавали в своём владельце далёкие южные корни. О них же говорили смольно-чёрные волосы, аккуратно подстриженные и причёсанные. Облик дополняла узкая вертикальная борода, смягчавшая резковатую линию скул.
  Брюнет вдруг мягко улыбнулся.
–Какая… удивительная встреча.
–И правда, – подал голос Макс.
  Очевидно, они были знакомы.
  Серый помрачнел. Происходящее ему не нравилось и не нравилось уже довольно давно. По моей коже плясали мурашки, вызванные ощущением его злости. Никогда раньше не встречал людей, чьи эмоции можно ощущать буквально физически.
–Что ты тут делаешь? – Макс сделал ленивый шаг по направлению к собеседнику, выходя наконец на свет, – Помнится, ты зарёкся появляться "в этой срaной дыре".
–Помнится, я зарёкся появляться в ней, пока где-то поблизости обретается Анкар, – в тон ему ответил брюнет.
  Ну и имечко, господи. Не удивлюсь, если оно принадлежит какому-нибудь повёрнутому на мифологии маньяку.
–Вон оно что, – холодно протянул Макс. – Анкар вон из города – и Артурчик тут как тут. Ну что ж, из двух зол… хотя вы друг друга стоите.
  Глаза его оппонента на краткий миг потеряли миролюбиво-отстранённое выражение. В их глубине мне вдруг почудилась тот же ледяной голод, который я заметил в глазах Серого минутой ранее.
  Впрочем, иллюзий о природе этого Артура я не питал с самого начала. Не мог простой человек вызвать такую настороженность у двух кровожадных чудовищ сразу.
–Давай, ещё разок просвети меня, какой я ужасающий моральный урод, – ровным тоном предложил он, глядя на Макса в упор.
–Цели твоего присутствия конкретно здесь я так и не уяснил, – отозвался тот.
–Я проходил мимо.
–Охотно верю.
  Я не ошибся: неприязнь Макса сквозила во всём его виде. И он не собирался её скрывать. Артур отвечал ему прохладным спокойствием с налётом неодобрения. Из-под которых, как ни странно, просвечивал кажущийся совершенно неуместным азарт.
  Собеседники вдруг замолчали. Я даже подумал, что дальнейший диалог между ними проходит на уровне телепатии.
  Интересно, а существуют ли телепаты на самом деле?
  Почему бы, собственно, и нет.
  В конце концов и эта пауза окончилась.
–Я никогда не сомневался в твоей вере в меня, Макс, – хмыкнул брюнет. – С этой верой я тебя, пожалуй, и оставлю.
  Он быстро глянул на меня, на пару секунд задержал взгляд на безвольном теле у подножия ступенек, затем перевёл его на светловолосого.
–Прибери за собой.
  И, не дожидаясь ответа, он отвернулся и направился в сторону ближайшего проулка.
  Первым от шока очнулся Серый.
–Это ещё что за крокодил?
–Старый знакомый, – глухо отозвался Макс.
–Борзый, будто у него блат в аду.
–Вполне может быть.
  Серый недовольно цокнул через боковые зубы.
  Несмотря на то, что и я, и Макс познакомились с этим сероглазым демоном всего пять минут назад, я не мог отделаться от ощущения, что чужой здесь именно я. Я – тот самый приблуда, что мешает общаться двум собратьям. И не важно, как давно они знакомы и одного ли вообще вида: что куда важнее – оба они нелюди. И лишний здесь – я.
  Не знаю, сколько мы так пялились в темноту. В какой-то момент Серый повернулся ко мне. Я ждал, что он что-нибудь скажет или не дай бог сделает. Но – нет. Хмыкнув в ответ каким-то своим мыслям, он спустился по ступенькам, прошёл мимо тела и просто растворился в темноте двора. Вот так, без пояснений и послесловий.
  Логично было бы удивиться или даже рассердиться, но я почувствовал лишь облегчение. Рядом с Максом я ощущал себя неуютно. Рядом с Серым – так, будто меня сейчас выпотрошат.
  Макс проводил его задумчивым взглядом.
–Вечер удивительных историй.
–Не сочти за неблагодарность, но… – я прищурился, поворачиваясь к нему, – … ты как узнал, что я здесь?
–Ехал мимо.
  Не обращая внимания на мои подозрительные рожи, он приблизился к телу и присел рядом на корточки.
–Заметил тебя ещё за квартал отсюда.
–И ехал за мной целый квартал, чтобы просто поздороваться?
–Догадался, что с такой целенаправленностью можно бежать лишь навстречу невероятным приключениям.
  Макс повернул тело на спину. Не прикасаясь, осмотрел лицо, шею, кисти…
–Хорошо, – я скрестил руки. – А теперь серьёзно.
–Что именно ты надеешься услышать? – со вздохом поинтересовался Макс. – Что я выследил тебя, узнал твой адрес, устроил круглосуточную слежку за твоим домом...?
  Я растерянно повёл плечами. Звучит как идиотизм, конечно, но… а чёрт, да я же сам недавно таким вот идиотизмом и занимался! Откуда мне знать, что у него в голове?
–Как он?
  Макс поднялся на ноги.
–Не знаю. Я ведь не врач. Жить будет, полагаю.
–Он его вот так просто взял и бросил?
–Скажи-ка мне, – вдруг перебил меня Макс. – Ты знал, что он будет здесь?
–Кто?
–Серый.
  Я открыл рот, собираясь возмутиться. Как бы я это узнал? Я что, Ванга или Нострадамус? Но спустя миг я понял, что вопрос не такой уж бессмысленный.
–И да, и нет.
  Макс непонимающе прищурился, и я снова дёрнул плечами:
–Я надеялся, что найду здесь что-то. Кого-то. Но ни о ком конкретном я не думал.
–Если действительно так жаждешь смерти – можешь просто сказать мне, и я сделаю всё без ненужных сложных схем.
  У меня в груди ёкнуло. Готов поклясться, боль, кольнувшая сердце, была абсолютно настоящей.
–А как же договор с Олегом?
–А что он сделает против твоего искреннего желания?
–Я не хочу умирать.
–Правда?
  Мне захотелось отвернуться. И без того тяжёлый взгляд Макса стал совершенно невыносимым. И тем невыносимее, чем больше в нём проявлялось сарказма.
–Ты втянул меня в мир, в котором едва ли не каждый первый способен сожрать меня в один присест, – слова шли из меня с трудом. Язык пересох. – Я просто хочу научиться защищаться.
–Добровольно влезая в меню ко всем голодным, – Макс фыркнул. Презрительно, как мне показалось, – Для того, чтобы учиться выживать, ты выбрал наименее подходящее место из всех доступных.
–А откуда ж мне знать, какое из них более подходящее?! – не выдержал я.
  Макс помолчал. Не потому что его как-то задели мои слова или тон. Подозреваю, ему вообще были до лампочки мои переживания.
–Я обещал, что не трону тебя. Но нянчиться с тобой я не нанимался. Сегодняшнее – разовая акция.
–Я благодарен, – негромко ответил я. – Правда. Я осознаю, что было б, если бы не ты.
  Макс хмыкнул.
–Больше такого не будет. Учти
***********


Рецензии