Ночь среди песков

 – Ох, какие люди! – улыбнулся Эль-Джин при виде человека, расположившегося у его стойки. – Не ожидал тебя так скоро увидеть, Маркус. Рассказывай, как торговля, как там ваши бандитские дела?.. И не опрокинуть ли тебе наконец стаканчик «лунного» абсента?
   Человек по имени Маркус мрачно усмехнулся и, покачав головой, сказал в ответ:
 – Ты знаешь, Эль, что сегодня я пришёл не за абсентом.
   Он не стал продолжать, но все, кто был в баре и слышал их разговор из любопытства машинально придвинулись поближе. В самом деле, это было в новинку – бывалый посетитель этого бара на отшибе отказывался от своего любимого алкогольного напитка. Не иначе, как он уже заблаговременно перебрал лишнего, иной причины быть и не могло. Однако посетитель был как будто на удивление трезв, чем и заинтриговал большую часть разношёрстной в прямом и переносном смысле толпы завсегдатаев межзвёздного кабака.
 – Тогда выкладывай, что у тебя на душе, – хмуро ответил хозяин бара, лукаво прищурив один глаз, – только не затягивай, а то я тебя знаю.
 – Что ж, я буду предельно краток, – сухо сказал Маркус, пристально взглянув на Эля. – Как ты знаешь, за время скитаний по Галактике я насмотрелся многого, видел я и прекрасных сирен, и злобных карликов, и всевозможных монстров, не говоря уже об ужасных аборигенах с наших удалённых колоний, но эта история приключилась со мной совсем недалеко от Земли.
   Случилось так, что когда до моей родной планеты оставалось не больше, чем один грёбаный парсек, мой новый челнок, купленный по дешёвке, вдруг взял да и вышел из строя. По счастливой случайности я пролетал мимо одной планеты, где уже жили люди, причём вполне цивилизованные, и мне оставалось просто слегка повернуть штурвал, чтобы меня по инерции вынесло на их орбиту. Я немного заработал в полёте, и у меня было достаточно бабок, чтобы не беспокоиться о дальнейшем. Вручную я довёл челнок до ближайшего орбитального дока и, договорившись с мастерами, сразу оттуда отправился в тамошний кабак.
   Взяв стаканчик рома, я оценил обстановку. Это явно была заброшенная дыра в космосе, причём похлеще самых крупных «чёрных дыр». Да и сам кабак был жалким подобием серьёзных питейных заведений, по сравнению с которым твой бар, Эль-Джин, просто фешенебельный ресторан. Там сидели несколько рабочих с орбиты, фермеров с суши и никого, с кем можно было хотя бы сразиться в «звёздный» покер; попросту никого, кого можно было бы нормально, по-хорошему развести. Ты же знаешь мои потребности, Эль, немного азарта, немного ловкости и немного приятно шуршащих купюр, вот и всё, что мне надо. Так вот, я не заметил ничего интересного, кроме одной симпатичной особы, прикорнувшей за каким-то коктейлем в дальнем углу. Мне показалось, что она скучала не меньше, чем я, поэтому первой же моей мыслью было заказать ещё один коктейль и предложить ей выпить вместе. Разумеется, прежде чем заказать напиток, я осведомился у бармена, что пьёт эта особа и кто, собственно, она такая? Тот ответил, что она – вдова и приходит в этот бар один раз в год в день смерти своего мужа, несчастного фермера, погибшего в пустыне при нападении гигантского тушкана, местной жуткой твари. Самым интересным было то, что вдова хранила память о муже уже третий год, и мне показалось это очень печальным. У меня было приподнятое настроение (ведь я чуть не погиб в открытом космосе и чудом уцелел), поэтому я подсел за столик к незнакомке, предложив ей ещё один коктейль.
   Мы разговорились, и я узнал то, что, в общем, знал и так от бармена – вот уже три года она живёт совсем одна, изредка прилетая на своей авиетке в этот кабак и вспоминая мужа, также любившего здесь в свое время опрокинуть стаканчик. Я же рассказал ей о себе, о жизни, проведённой в космосе, о тех опасностях, через которые мне довелось пройти и вечном поиске смысла жизни. Наконец то ли в силу воздействия винных паров, то ли усталости, то ли коварного желания обмануть вдову, дабы осчастливить эту прекрасную женщину на одну ночь, (а она, скажу тебе, Эль, была совсем недурна), я обмолвился о том, о чём, если честно, уже начинал подумывать и на трезвую голову, – как мне до безумия надоела эта беспокойная жизнь и как бы мне хотелось наконец-то остепениться, осесть где-нибудь в спокойном закутке Галактики и заняться честным бизнесом. Она спокойно выслушала меня и, сославшись на поздний час, совершенно без лишнего кокетства предложила мне продолжить этот разговор в её особняке.
   Мы сели в её авиетку и понеслись над каньонами и пустынями этой песчаной унылой планеты. Время пролетело быстро, и я не успел опомниться, как мы оказались в высоком белокаменном доме с колоннами и удивительными фресками на стенах. Признаться, я редко видел такую роскошь и не мог поверить, что этот особняк, окружённый искусственным оазисом, буквально похоронен посреди мертвой пустыни. Вдову звали Аэлла и, надо сказать, это удивительное имя ей очень шло под сводами этого красивого и таинственного дворца.
   Робот-дворецкий заранее накрыл на стол в роскошном холле и удалился, оставив нас одних. Искусственные канделябры, расставленные повсеместно, источали загадочный голубоватый свет.
  – Нано-сапфиры, – пояснила Аэлла. – Эти светильники дороже, чем колье с натуральными бриллиантами.
   На столе стояли столовые приборы, сделанные из чистого серебра. В хрустальные бокалы было налито редкое дорогое вино, то самое, из последних разработок ученых, расслабляющее, но беспохмельное, а яства, украшавшие стол, были лучше всяких похвал. Мы поужинали, затем немного посидели перед камином в мягких, будто набитых лебяжьим пухом, креслах, дегустируя бренди, вкуснее и крепче которого я еще не пробовал. Ну а затем, вдова, похоже, решила перейти к делу, предложив мне отойти ко сну. Она провела меня в просторную спальню, где возвышалось поистине королевское ложе с алым шёлковым балдахином, в пуховых перинах которого можно было просто утонуть. Аэлла без малейшего стеснения предложила мне разместиться на этой пышной царской кровати, после чего скинула с себя платье и... попросила немного подождать, пока она примет душ. Она исчезла, как призрак, а я опустился на кровать, чувствуя себя маленьким ангелочком, приготовившимся выстрелить во вдову своей смертельной стрелой, едва только она появится из своего душа.
   Я ждал, а она всё не шла. Из раскрытого окна со стороны пустыни дул лёгкий ветерок, неся аромат сухой полыни, прожжённого на местном солнце перекати-поле и, возможно, ещё каких-то одурманивающих трав, из-за чего мои веки постепенно тяжелели, и я не заметил, как уснул.
   Проснулся я от палящего солнца, мучась от жажды. Или от тяжёлого похмелья, уж и не знаю. Я встал на ноги и не поверил своим глазам – вокруг куда не кинь взгляд простиралась бесконечная пустыня. Да, друзья мои, вокруг было море жёлтого песка, барханов и серых дюн, и больше ничего и никого. Прекрасный дворец, вожделенное ложе и очаровательная вдова пропали, будто сон. Объяснить это было невозможно, да я и не пытался. Теперь моей первой задачей было – выжить в пустыне, причём не где-нибудь на Земле, в родной Сахаре или Каракумах, а на неизвестной планете, где вместо ящериц может водиться чёрти-что! Ну и, конечно, нехватку воды я почувствовал тут же, и это было страшнее всяких ящериц. В первый же час я проклял себя за свою обычную несдержанность при распивании крепких напитков, будь то «лунный» абсент, ром или, что куда страшнее, неизвестных коктейлей, состоящих из абсента, рома, беспохмельного вина и бренди, чудеснее которого, как помнится, я ещё не пил!
   Солнце поднималось всё выше, а мне становилось всё хуже. Кажется, на третий час этой долгой дороги в дюнах, я увидел Маленького принца. Он стоял поодаль и с лёгким укором в прекрасных голубых (или, может быть, серых, уже и не вспомню) глазах смотрел на меня, словно хотел что-то сказать. Однако он не мог ничего посоветовать, и я послал его к чёрту! На пятый час пути я заметил гигантского тушкана, жадно наблюдавшего за моими попытками выдавить немного влаги из какого-то кактуса. Влаги, впрочем, кактус не дал, хотя одарил меня множеством иголок. По-моему, уже вечерело, и солнце клонилось к закату, когда над моей головой внезапно что-то пронеслось. Друзья мои, хотите верьте, хотите нет, а это был большой сверкающий шар – впервые в жизни я увидел НЛО! Он улетел и спустя полчаса вернулся с помощью. Это был робот-беспилотник, контролирующий поверхность планеты, и за мной прилетели рабочие с орбиты, поскольку ждали меня уже третий день с бабками.
   Разумеется, едва придя в себя, я наведался в памятный бар, однако не нашёл там ни вдовы, ни того самого бармена, который рассказывал мне о её тяжёлой судьбе. Больше того, на меня посмотрели, как на сумасшедшего, а настоящий бармен ехидно осведомился, какие именно напитки я в тот вечер употреблял и сразу успокоился, когда я упомянул про коктейль.
   Что ещё добавить? Я рассчитался с рабочими и смылся с этой планеты, словно из Преисподней. И больше никогда не слышал ни об этой затерянной планетке, ни о прекрасной вдове. А напитки, Эль-Джин, после этого я решил всё же больше никогда не смешивать.
  – Ну, с твоим последним выводом, конечно, не поспоришь, – кивнул бармен с одобрением, обведя многозначительным взглядом толпу выпивох, гревших ухо-хоботки, слизистые отростки, антенны и прочие органы слуха вблизи стойки. – Слушайте, бродяги, что говорит вам этот великий путешественник и космический странник! Никогда не смешивайте напитки и пейте только в проверенных питейных заведениях вроде моего… Но, может, всё же выпьешь чистейшего абсента? – спросил он у Маркуса.
   Тот покачал головой, не сводя странного упёртого взгляда с Эль-Джина, от которого тому вдруг почему-то стало очень неловко.
  – Ну, тогда говори, о чём ещё наболело на душе? – немного сердито обронил бармен. – А я всё-таки приготовлю тебе стакан на случай, если ты передумаешь.
   Посетитель помолчал немного, опустив глаза, словно о чём-то раздумывая, и продолжил:
  – Всё бы ничего, но этот случай не давал мне покоя ни днём ни ночью. Даже во сне я видел эту незнакомку и хотел во что бы то ни стало её найти. Но чтобы выйти на неё, мне было нужно вначале найти того бармена, который также бесследно исчез. Вы скажете, что это была одна шайка, ищи ветра в поле и так далее. Однако желание найти их было непреодолимым, и я отправился в долгое странствие, останавливаясь в каждом попутном кабаке, пабе или баре, где те могли всё ещё промышлять.
  – В каждом, – взвизгнул один из слушателей, рептилоид довольно свирепого вида, хоть и невысокого роста – всего в полуметр. – У тебя, должно быть, теперь хороший опыт по этой части?
  – Счастливчик, – простонал какой-то грустный мутант, закинувший хобот в объёмный стакан с коктейлем ядовитого фиолетового цвета. – Сколько вёдер абсента ты выпил за всё время?
   Однако Маркус проигнорировал и этот вопрос и произнёс:
 – В одном из заведений мне подсказали, что существует Гильдия барменов, уж ты-то, Эль-Джин, должен о ней знать.
  – Ты прав, я не только знаю, но ещё в ней и состою, – ответил хозяин кабака.
  – Так вот, я связался с её главным администратором, наведался к нему в гости и рассказал эту историю. Надо сказать, он выслушал меня абсолютно серьёзно, угостил отличным, но совершенно незнакомым мне напитком и объяснил мне, где я могу найти этих людей. Затем он дал мне точный адрес, произнёс его несколько раз и даже сунул в руку записку, в которой адрес был указан письменно, но всё, что я помню, это как ноги сами вынесли меня из стен Гильдии, и я очнулся лишь спустя сутки на койке в своём межзвёздном челноке. Адрес я так и не вспомнил, а записку, видно, безвозвратно потерял. Насколько я понял, напиток администратора был столь крепок, что начисто промыл мне мозги. Но, как ни странно, похмелья от него не последовало. Правда, он всё-таки обладал одним неприятным побочным эффектом, – проспавшись, я забыл не только адрес того жуликоватого бармена, которого искал, но и всей Гильдии.
  – И что теперь? – спросил Эль-Джин, с какой-то издёвкой глядя на посетителя. – Мне дать тебе адрес Гильдии снова, чтобы ты снова его забыл?
  – Да, я всегда подозревал, что вы покрываете друг друга, точно масоны прошлого, тайная секта Барменов и Стюардов. Но… я пришёл сюда и не за этим. Вернее, я и не хотел сюда приходить, если бы не одно «но». Ты знаешь, что я решил отправиться на самый край света, ведь, следуя логике, те, кого я искал должны были оказаться лишь в самом дальнем межгалактическом баре на самой далёкой захолустной планете, иначе где бы ещё мог промышлять этот бармен с Аэллой, который уже явно проведал, что я иду по его следу. А когда я иду по следу, ты знаешь, со мной лучше не шутить.
  – Да, это правда, – поддакнул угрюмый моллюск по имени Кривозуб, продемонстрировав одно из своих укороченных щупалец, обрубленное каким-то холодным оружием. – Видимо, эта дамочка выгребла из твоих карманов много денег, прежде чем выкинуть в пустыню.
  – Отнюдь нет, – с грустной усмешкой возразил Маркус. – Я был лишён не денег, а надежды. Всего лишь надежды на будущее – а это, скажу я вам, подчас бывает самым ценным, что у нас есть… Правда, – добавил космический странник, – похоже, ребята, вы это всё давно пропили.
   Кривозуб задрал безволосую голову к потолку, всплеснул всеми щупальцами, задрожал всем телом, словно в каком-то безумном припадке и взвыл таким душераздирающим голосом, что все, кто был вокруг, мгновенно попрятались по углам, очевидно, ожидая от инопланетного моллюска неких опасных метаморфоз.
  – Истинная правда, вся жизнь к чертям собачьим, – прокричал моллюск и обессиленно рухнул на стойку, случайно сметя пустой стакан, тут же звонко разбившийся на мелкие осколки у ног Эль-Джина.
   Бармен проявил профессиональную расторопность и поспешно поставил перед Кривозубом ещё один такой же стакан, плеснув в него полупрозрачной жидкости, напоминающей подозрительную смесь виски с водой.
  – Ну, продолжай, – ласково бросил бармен Маркусу. – Не отвлекайся, твоя история становится с каждой минутой всё интереснее.
  – Так вот, – произнёс посетитель, – я очень долго путешествовал по самым отдалённым мирам, пока наконец не достиг самого края Вселенной. Поверите ли вы мне, но да, это был он. Хотя, возможно, мне это показалось, и это была всего лишь одна из аномалий космоса или гигантская сверхплотная «чёрная дыра». Как бы то ни было мой межзвёздный челнок упёрся в непроницаемую стену, и я не смог продвинуться дальше ни на сантиметр. Я хотел было развернуть свой корабль, однако на меня как будто снизошло озарение, меня осенило, и я понял, что мне просто нечего терять. Я навел на стену бортовой квантовый гипер-усилитель, сфокусировал самый мощный испепеляющий луч и нажал на пуск. Сверхмощный лазерный луч пробил стену, и меня увлекло и засосало в иное измерение. Необъяснимые гравитационные силы выкинули меня на какую-то неизвестную планетку прямо к дверям бара под названием «У Джина». И вот я здесь. Вот и вся история, Эль. Вот и всё, что я хотел сказать. А теперь твой черёд.
   Бармен долго смотрел на Маркуса, не зная, что и ответить. Остальные выпивохи также притихли, из толпы доносился только тихий испуганный шёпот, пока наконец тишину дерзко не нарушил Кривозуб, чьи несколько пар мутных глаз неожиданно прояснились, словно на него вылили ушат холодной воды:
  – Иначе говоря, Маркус, ты хочешь убедить нас в том, что все мы – плод твоего больного воображения, а бара «У Джина» и вообще всей этой прекрасной планеты, которой мы гордимся, любим и лелеем, попросту нет, и все это за гранью реальности?!
   Реплика Кривозуба будто разбудила и отрезвила посетителей бара, и в сторону межзвёздного странника посыпались гневные выкрики, лай, писк, вой, улюлюканье, проклятья и презрительный смех. Вдобавок ко всему, самые несдержанные и захмелевшие клиенты наставили на Маркуса стволы своих бластеров, шокеров и прочих орудий истребления на месте. Однако всех разом успокоил Эль-Джин, произнеся негромко, но вполне отчётливо:
  – Оставьте его! – и повернувшись к Маркусу, снисходительно добавил:
  – Ты знаешь, я тебе не верю. Но хочу, чтобы ты выпил стаканчик этого чудесного «лунного» абсента. Уверен, ты забудешь о трагедии всей своей жизни и утопишь свою грусть на дне стакана. Ты долго странствовал, Маркус, и, по-моему, ты просто устал.
   Бармен ловко подхватил высокий изящный бокал, плеснул в него жидкость изумрудного оттенка и подтолкнул по отполированной поверхности стойки к посетителю. Землянин с минуту смотрел на бокал, словно сомневаясь, стоит ли его брать, но наконец-таки решился и неуверенно пригубил, произнеся вполголоса, так что кроме него, этих слов почти никто не услышал:
  – Аэлла, где же ты?
   Моллюск Кривозуб осторожно похлопал его щупальцем по плечу и весело пропищал:
  – Послушай, приятель, там за дальним столиком всё это время скучает за коктейлем какая-то дама. Это случайно не она?


Рецензии
Странный рассказ. Чуть бредоватый. И это не укор. Скорее, наоборот.
Вообщем, мне понравился.

Отдал кому-нибудь на озвучку уже?

Александр Лобынцев   22.10.2014 22:59     Заявить о нарушении
Нет, Сань. Еще нет, вот думаю, кому бы сбагрить данную бредоватую миниатюру.=)

Марат Чернов   22.10.2014 23:14   Заявить о нарушении
И спасибо за отзыв!

Марат Чернов   22.10.2014 23:19   Заявить о нарушении
Максу отдай.

Александр Лобынцев   22.10.2014 23:22   Заявить о нарушении