На перекрестке двух миров

Весной как-то все по-другому. Весна все равно что поне-
дельник, все хочется начать с чистого листа, старое скомкать
и выбросить, а новое… новое ощутить всеми фибрами души
своей: подмерзшей, окоченелой, но какой-то ненасытной...
впрочем, у всех всё по-разному. Но, в отличие от понедельника,
весна случается нечасто. Шурша зелеными нарядами, загляды-
вает она к нам мимоходом, манит своими девственными кра-
сотами и невинными лобызаньями, сыплет цветами и пленит,
пленит своей прелестью... Ценность ее от этого, само собой,
подскакивает, что и понятно, но, какую бы цену на нее ни зало-
мили, народ не мелочится, чуть не на перегонки выворачивает
сундуки да карманы, скидывает тулупы. Да, не жаль ему ради
такой забавы раскошелиться, не жаль и вовсе без родимых
порток остаться... Эх, только бы не прошла дева мимо, только
бы... с размаху ударить во все бубны да по всем струнам.
Алиса сидела в городском парке на скамье, щурясь от ве-
сеннего солнца. Прямо напротив скамейки через узкую тропин-
ку, посыпанную гравием, раскинулся куст... На все еще голых
ветках суетились воробьи. Тельца их раздулись, словно шарики,
перья топорщились во все стороны, воробьи сновали среди пу-
таницы веток, до неприличия громко чирикали, зазывая всех на
свой летучий балаган. Подул ветерок, Алиса подняла воротник
легкого пальтишка, воробьи сорвались с веток, чиркнули мол-
нией перед ее носом и, пролетев несколько метров, облепили
дремлющее деревце боярышника.


Девушка, проводив их взглядом, стала озабочен-
но озираться по сторонам. В парке было безлюдно. Алиса
недоверчиво глянула на часы. Оставалось минуты три, не
больше.

Странно, неужели что-нибудь перепутала? Алиса бес-
покойно оглянулась и вдруг поднесла часы к уху. Тикать часам
было нечем, но они все же подмигнули ей, сменив двойку на
тройку.

Может, скамейка не та? Девушка посмотрела направо, по-
том налево вдоль аллеи. Других скамеек, кроме той, на которой
сидела она, не было. Нет, та… Алиса опять нырнула в воротник,
но не успокоилась.

Нет, ну неужели нельзя указывать место точнее! Девушка
с удовольствием зацепилась за повод уколоть начальство. А что
если бы оказалась не одна, а две, три скамейки? Что ж ей тогда,
разорваться? Скакать туда-сюда, что ли?


Алиса надулась. Скамейки, конечно, стоят теперь у кого-
нибудь на фазенде, дачники – народ ушлый. А наши-то и не зна-
ют, что у нас тут на местах творится.

Последнее замечание было совершенно несправедливо, но
распыхтевшаяся, как чайник, Алиса не унималась.
Нет, ну сколько можно относиться к ней, как к девчонке!
Алиса, наверно, и дальше бы с удовольствием распекала
начальство, но вдруг спохватилась, внутренне собралась, тут же
себя приструнила: «Смотри в оба, а то проморгаешь… сама же
и дашь им повод пощипать себе перышки».

Девушка мигом выкинула из головы всё ненужное и сосре-
доточилась на изучении обстановки, вообще-то, работу свою
она любила, хоть и смотрела на нее в последнее время, как на
штанишки, из которых успела вырасти.

Воробьи вдруг сорвались с боярышника, всё затихло. Сле-
ва, в конце аллеи, Алиса заметила приближающийся силуэт. Че-
ловек шел быстро, почти бежал. Спина ее инстинктивно выпря-
милась, она подобралась, чуть подалась вперед, как змея перед
броском, и стала вглядываться вдаль. До фигуры было с полки-
лометра, Алиса уловила пока только общие черты. Кто он, этот
летящий к ней человек? Дворник, забывший метлу на другом
конце парка? Старичок, в приступе заботы о своем здоровье
увлекшийся трусцой? А может, почитатель ходьбы с палками,
сейчас таких в парках пруд пруди…


Да, кстати, чувства юмора ее начальству не занимать: в по-
следнее время ее отправляли только к мужчинам, и даже если
последние и были не совсем в ее вкусе, то уж точно во сто раз
приятней Квазимодо.


«Спасибо благодетелям», – Алиса опять не удержалась,
чтобы не поддеть начальство.

Человек приближался, и только что нафантазированные
Алисой образы лопались один за другим.

Между ним и Алисой оставалось несколько метров.
Ну, точно, по времени всё совпадает. Девушка выдохнула.
Полдела сделано, самое важное, однако, впереди: что от нее тре-
бовалось дальше, Алиса и сама пока не знала. До последнего нет
твердой уверенности в том, что выкинет человек.

Алиса стала с интересом разглядывать мужчину.

«Пупсик», – тут же нарекла его девушка. По инструкции,
конечно, такое фамильярное отношение запрещалось, но де-
вушка позволяла себе это маленькое баловство. В конце концов,
молодой человек никогда не узнает о том, что творится у нее
в голове, а ее собственное начальство если когда-нибудь и за-
интересуется этим конкретным случаем, то будет это не рань-
ше, чем Алиса что-нибудь напортачит. Но пока работа ее была
сплошной рутиной, справлялась с ней Алиса неплохо, и пригля-
дываться к ней повнимательнее оснований не было.

Приближаясь к скамейке, молодой человек стал замедлять
шаг, еще издали ему показалось, что на скамейке кто-то сидит.
Теперь он ясно видел – скамейка пуста.

Причудливое наслоение веток, неожиданно принявших
образ человека, расплылось, не оставив и следа.
Человек остановился.

Алиса сжалась в пружину.

«Ну, вылитый Рейнальдо», – пронеслось в голове у девуш-
ки. – Курчавый, сильный, лоснящийся… Алиса до сих пор была
под впечатлением от матча с бразильским бомбардиром: зна-
комство с традициями и ценностями места пребывания также
входило в ее обязанности.

Молодой человек выругался.

«Ай-ай-ай, штраф, тюрьма, наказание…» – Местные зако-
ны Алиса тоже знала.

– Ну, где же выход, черт бы его побрал! – не стесняясь в вы-
ражениях, выругался кучерявый. Голос у него был глубокий и,
несмотря на легкую шероховатость, неожиданно приятный.
У Алисы дрогнуло где-то под коленками, девушка удивилась
необычным ощущения, хотела кокетливо поправить волосы, но
тут же спохватилась: «Дурочка, толку-то!»

Молодой человек, вдруг растерял воинственность, поник,
как загнанный зверек, закрутился на одном месте:
– Срезал, называется, дорогу…

Потом совершенно неожиданно для Алисы он сделал раз-
машистый шаг к скамейке. Алиса как по команде вскочила, пре-
граждая ему путь. Молодой человек замер – наконец заметил
надпись на скамейке.

– Этого еще не хватало, – выдохнул он.

Девушка недоуменно посмотрела на молодого человека,
попятилась назад, осела обратно на скамейку и тут же вспыхну-
ла, как спичка.

Неужели ее сюда направили только для того, чтобы спасти
штаны этому олуху?! Это уже ни в какие ворота не лезет! Алиса
готова была разнести начальство в пух и прах, но на руке ее все
так же мерно тикали часы. Время здесь течет неустанно, здесь
нельзя терять ни минуты. Алиса, скрепя сердце, начала сообра-
жать, как поскорее помочь этой заблудшей овечке, скользнула
взглядом вдоль аллеи, пристально посмотрела в ту часть парка,
где находился выход. Поверх макушек деревьев, нарушив тиши-
ну, разлетелась музыка.

Молодой человек завертел головой, оживился и… лома-
нулся через деревья и кусты в ту часть парка, откуда донеслась
музыка.

Ну, конечно же, выход был где-то там…

Алиса проводила его взглядом, привстала со скамейки. На
слегка потрепанном бумажном листке крупными буквами было
выведено: «Окрашено». Алиса от нечего делать отряхнулась, ни
смысла, ни необходимости в этом жесте не было: не на всяком
может оставить свой след краска.

До следующей встречи оставалось чуть больше часа, Али-
са еще раз глянула на просыпающиеся деревья и последовала за
молодым человеком. Скамейку со всех сторон окружили воро-
бьи и вновь учинили бедлам.

Выйдя на городскую улицу, она направилась вдоль тротуа-
ра. Солнце заглядывало ей в лицо, то же солнце, которое драз-
нило ворон и воробьев, то же солнце, которое подгоняло тень,
скачущую по городскому парку… Девушка подошла к останов-
ке. Шевеля усиками, подъехал троллейбус. Алиса нашла себе
местечко за спиной у старушки и мальчишки-школьника, при-
липла к окну и так же, как все, перестала замечать все вокруг. За
окном шалила весна, мелькали дома, вывески и витрины, и ни-
кому не было дела до молоденькой девушки, уткнувшейся но-
сом в стекло. Троллейбус остановился, люди гуськом пошлепали
через дорогу, Алиса проводила их взглядом: Кто они, эти вечно
спешащие прохожие? Такие же, как она, летящие к кому-то на-
встречу, или такие, как этот ее бестолковый пупсик?
А может, взять и назло всем инструкциям подойти и спро-
сить? Девушка неопределенно пожала плечами. Глупость, ее все
равно не услышат.


День прошел быстро и незаметно, впрочем, как всегда.
Оказавшись в своей маленькой квартирке на окраине города,
которую она шутливо называла базой, она проглотила чашку
кофе, загрузила вечернее сообщение.

«Алиса», – высветилось на экране.
Девушка усмехнулась своему временному, все еще непри-
вычному имени и продолжила читать. После короткого офици-
ального сообщения о результатах за истекший день, как всегда,
шли три короткие инструкции.

Улица Юннатов, напротив ателье… 9:45

Перекресток Индустриальной и Лесной… полдень

Начало Проспекта Космонавтов… 17:15

– Еще бы муху заставили из паутины вытаскивать, – хмык-
нула себе под нос девушка, тем не менее запомнила три адреса.
В душе шевельнулась жажда чего-то большего.

– SOS, появляется ненасытность, свойственная чело-
веку… – Девушка улыбнулась. – Издержки окружающей дей-
ствительности…

Но тут же опять стала серьезной. А может, неспроста ее
здесь так долго держат? Может, она что-то делает не так на всех
этих точках, зависших на пересечении времени и простран-
ства?

Алиса налила себе еще одну чашку кофе, вокруг все стало
сладко-горьким и каким-то нежным. Перед глазами проплыла
другая дымящаяся чашка кофе, приклеенная к троллейбусному
боку где-то в городе… Дерзкий, приятный, изысканный – на
губах заиграла улыбка – ажур-тужур, плезир-инжир... нагро-
мождение всего и вся, всё до того бутафорское, ненастоящее...
впрочем, как и всё здесь…

Алиса вдохнула дразнящий кофейный букет и съежилась
от удовольствия.

И все-таки как здесь приятно! Весна! Все эти местные ощу-
щения… ни с чем не сравнимы, эти покалывания, подергива-
ния… У них все они давно себя изжили, а здесь… здесь – раздо-
лье, всё еще можно испытать, здесь они даже поощряются для
лучшего ощущения действительности.

К тому же здесь столько всего интересного и даже мисти-
ческого. Алиса сделала еще один глоток, и ей захотелось узнать,
что случилось бы с ее пупсиком, не окажись она тогда… в пар-
ке… на его пути? Да и вообще, что стало бы со всеми её protege,
не окажись она в нужное время в заданном месте?


Рецензии
Водянистого вступления уже достаточно, чтобы понять, что текст не очень

Григорий Дерябин   22.01.2017 20:17     Заявить о нарушении
Благодарю за отзыв и замечание!
С уважением,
Ольга

Белова Ольга Александровна   23.01.2017 22:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.