Дунай, Дунай, а ну, узнай...

 Цюрихские гномы встретили не ласково.  Времени для пересадки на стыковочный рейс до Будапешта было и так в обрез, а тут еще бравый швейцарский гвардеец затеял игру в раздевание.

В прениях на англосаксонском эсперанто Геннадий Вадимович имел привычку  ненавязчиво ввернуть  популярные  татаро-монгольские  междометия.
-Снимите, пожалуйста, ваши туфли, -с фальшивой  вежливостью запустил рака за камень европеец.

Геннадий Вадимович пожал плечами, что в международном сурдопереводе  обычно означает: « ну что ж любопытствуйте  на здоровье, только шузы взад верните.  В дорогу он обычно надевал что-нибудь изрядно растоптанное, не полную ветошь, конечно, но чтобы после набора высоты можно было  раскрепостить  нижние конечности,  а при посадке  обуться обратно, не прибегая к помощи стюардессы с сапожными инструментами.

Дотошный секьюрити брезгливо  поднес подозрительную  обувь  к своему длинному носу и  грустная немецкая сентенция насчет мерседеса, в процессе эксплуатации превращающегося в опель, должно быть отразилась на его лице так, что Геннадий Вадимович хотя и невольно, но солидарно подумал про импортный  саламандер, стоптавшийся в посконный скороход.

-Что-то  металлическое  внутри,-  проведя рамочкой по подошве и постучав согнутым пальцем по каблукам, задумчиво констатировал охранник.
-Могу только предположить,возможно, там гвозди. Когда я служил в Красной армии, у меня таких гвоздей полные сапоги…

-Вытащите из брюк ремень,- перебил охранник.
"Про Красную армию это я зря погорячился"-запоздало сообразил Геннадий Вадимович, но вслух, подпустив  толерантности в голосе,  вздохнул:
-Да ради бога, будь ласка,- и стал рассупонивать подпругу.

-Спустите брюки вниз,- продолжал руководить стриптизом  человек в униформе.
"Ни хрена себе, в Европу по делам слетали,- мысленно расстроился  Геннадий Вадимович,- вот педрила, неужели  глубже копнет?" - холодком отдалось в промежности.
-Это для вашей же безопасности, -заметив колебания пассажира, добавил вазелину в жесткий командный баритон контролер.

-Я понимаю, конечно, все для нашей же безопасности,- обреченно согласился Геннадий Вадимович и разжал пальцы, судорожно сжимавшие пояс брюк где-то под животом.

Подчиняясь земному тяготению, штаны упали вниз. Досмотр с пристрастием проходил в небрежно зашторенной кабинке,  и  любопытным взглядам  скользящих  мимо пассажиров  открывалась вся цветовая гамма и даже геометрический узор  на трусах Геннадия Вадимовича. Однако на этом стриптиз не закончился.

Заведенный однажды механизм швейцарских часов продолжал неумолимо тикать, а часовщик, проинформировав, что  сомнительные туфли, возможно, требуют рентгеноскопии, вышел из кабинки, не запахнув за собой шторку.
 
И хотя, к удивлению Геннадия Вадимовича, никто не столпился, не захихикал и не стал показывать на него  пальцем, он, бросив в досмотровую зону,- кина не будет,- моментально задернул шторку и поспешно натянул штаны.

Когда стрелки хронометра сдвинулись еще на пять минут,  швейцарский дозор вернулся  с известием, что с обувью все окей.  При всем при том он  пожурил недисциплинированного пассажира, мол, команды одеваться не было.

Однако, заметив, что глаза Геннадия Вадимовича страдальчески увлажнились, опять добавил вазелина и настаивать на повторном  снятии штанов не стал, а только попросил достать все содержимое из карманов. Когда Геннадий Вадимович достал бумажник, тот шустро протянул к нему руку.

-Ага, нашел дурака,- сообразил Геннадий Вадимович и ухватил всю наличку- рубли вперемешку с евро - с намерением сноровисто сунуть деньги обратно в карман.
Но его визави тоже обладал недюжинной сноровкой  и двумя руками вцепился в портмоне и небольшую пачечку купюр.  Причем, левой в портмоне , а правой в пачку. Портмоне Геннадий Вадимович отпустил, а с купюрами уперся.

-Щас, так я тебе и отдал мои бабки, нашел лоха,- выдохнул он в лицо сыскарю.
Но тот продолжал настырно прощупывать купюры непосредственно в руках пассажира, быстро перебирая пальцами и не обращая никакого внимание на явную глупость ситуации.

Геннадий Вадимович хотел ехидно поинтересоваться, мол, что, служивый, нашел бомбу? Но вовремя сообразил, что слово  «бомба» будет,  пожалуй, лишним и может взорваться хотя и виртуально, но так, что мало не покажется.

К счастью, по закону о конечности всех однажды начавшихся процессов,  обыск с пристрастием наконец закончился, и изрядно взмокший Геннадий Вадимович вышел из кабинки к ожидавшей его Виолетте Кимовне.

-Почему так долго, я уже минут пятнадцать жду. Чего он от тебя хотел?
-Истерзан смутными сомнениями, потерялся  в догадках.
-Небось ляпнул, как всегда, что-нибудь, типа пошутил.
-Начальник, моя не шутила, аусвайса моя гражданину кантона Цюрих не понравилась.
-А я тебя предупреждала поменять паспорт! С таким местом рождения, не до того еще можно достукаться.

-Аусвайса, это не документа, это моя лисо, начальник. А насчет краснокожей паспортины, я тебе словами классика скажу...
-Только не надо ничего доставать из широких штанин, люди кругом.
-Нет, не пролетарского классика, другого. "И дым отечества нам сладок и приятен"- с пафосом процитировал Геннадий Вадимович. Ну как я могу предать мою малую родину?
-Одни неприятности от твоей малой родины, сорок лет как спустился с гор на русскую равнину, и вот вам, пожалуйте бриться.

-Насчет бриться, я то без бороды, это они все козлы альпийские сами со своих монбланов  как следует не слезли , а жителя российской культурной столицы в чем то заподозрили. Да и нации-то такой нет, швейцарцы, такие же недотыкомки, как и бельгийцы. Говорят, фтора у них в воде не хватает, вот они и того.

-Йода.
-Что йода?
-Когда не хватает йода, в организме  проявляются эти признаки.
-Какие признаки?

-Ну ты же на что-то намекаешь?
-На вторичные половые признаки?
-На первичные... На их дебилизм!

- Какие уж тут намеки, вся Европа в курсе.
- А вот шоколад они отличный делают. Кстати, и бельгийцы тоже.
-Тоже дебилы?

-Шоколадом славятся.
-Думаешь, дело в шоколаде?
-Ну не знаю, но, похоже, у них все в шоколаде.
-Надо понимать - это фигура речи.

-Понимай как хочешь, но они, как сыр в масле по сравнению с нами.
-Сыр с маслом в шоколаде. Извращенцы конченные.
-Все, посадку объявили на Будапешт, не успели даже в дьюти фри заскочить
-За шоколадом?

-Ну всех заклеймил. Просто  посмотреть, что у них почем. Когда еще в Швейцарии побываешь, тут шенген не работает, своя виза нужна.
-Да бог с ними шенгенскими швейцарами, нас румыны ждут не дождутся.

-Венгры, ты хотел сказать.
-Ну да, конечно, венгры, Бухарест, Будапешт, я вечно их путаю, как Киркорова.
-Филя-то здесь причем?

- А он же, вроде, румын, а его с болгарином путают.
-Наоборот, Филя, как раз, болгарин.
-Шуток ты, мать, не понимаешь, кина хорошего не смотришь.
-Ох уж эти сказочки! Ох уж эти сказочники! Пошли уже! Нет, лучше побежали!

В Будапеште октябрь, скорее, летний месяцем. Ну или бабий летний. Судя по температуре +25 и буйной зелени, оно еще продолжалось. Сказать, что до отеля добрались без приключений, было бы преувеличением.

Еще на ленте, при выдаче багажа, Геннадий Вадимович с прискорбием констатировал, что с колесами на их чемодане не все в порядке. Одно  явно отсутствовало.  Хотя при сдаче багажа в родном аэропорту оба были на месте.
 
-Может, как цинично острят пилоты, шасси не вышло,- вяло попытался пошутить он.
-Ни фига себе не вышло, с мясом оторвали варвары! А ведь я предлагала тебе упаковать чемодан! Жалко, он мне так нравился, такой красивый и почти новый.

-Ну и что бы это дало, если  пленочкой чемодан обернуть? Тут же вон  как вырвано: с потрохами, в извращенной форме, с особым садизмом.
-Нужно заявить!

-Куда заявить?
-Ну, я не знаю, есть же здесь что-нибудь в аэропорту, типа полиции.
-Ага, то ли  Будапештские, то ли  Цюрихские такелажники оторвали, а может и наши  местные насильники, ищи свищи.

-Нет, ну так же тоже нельзя, чемодан дорогой, ущерб налицо!
-Да хоть роскошный! Не потеряли и на том спасибо.
-Какой ты равнодушный.

-Да, равнодушный, это же мне теперь его на себе переть. Не цирк шапито, на одном не поездишь.
-Уже заныл. Тут и тащить-то до такси и всего.

-До шатла. У нас трансфер до отеля заказан.
Шатла ждали недолго, пол часа и всего. Еще пол часа понадобилось, чтобы добраться до отеля.

Отель обосновался в самом  что называется центряке, в Бельвароше.
То есть, буквально все за углом. Ну, или почти за углом. Тут тебе и памятники архитектуры, и торговые лавки улицы Ваци, и изобильный центральный рынок.

Геннадий Вадимович робко надеялся, что можно будет слегка сэкономить на питании, если не круглыми сутками обжираться в ресторанах, а немножечко готовить дома. Хотя бы разок в день. Тем более, шикарный рынок, щедро ломившийся всякой съестной всячиной, очень удобно раскинулся буквально рядышком, у моста через Дунай. Апартаменты  отеля включали две просторные комнаты плюс кухня с отменным оборудованием.

-Знаешь, как мне дома вся эта готовка, уборка надоела, могу я хотя бы на отдыхе этим не заниматься. Тем более я маникюр дорогой сделала,- аргументировала твёрдое намерение сачкануть и дезертировать с кухни в загранпоездке Виолетта Кимовна.

-Тут же посудомоечная есть,- откозырял  джокером Геннадий Вадимович.
-Ага, сама посуду собирает, сама загружается, сама моет,- легко отбивалась  от  мойки Виолетта Кимовна.
 
-Я тебя  не заставляю. Хочешь, я сам могу готовить,- щедро пожертвовал пешку Геннадий Вадимович
-Жадничаешь? Скупердяй! -не приняла жертву и атаковала сама Виолетта Кимовна.

-Попрошу не выражаться. Причем здесь жадничаешь, можно ведь и рыбку съесть и… сэкономить,- В последний момент цензурно съехал со скользкой темы Геннадий Вадимович,-  Ах, какие продукты свежайшие на рынке... пах, пах, пах,- он по турецки закатил глаза.

-Можно подумать, мы с голодающего Поволжья. Видела, видела, я здешнюю роскошь, только вот насчет вкусноты, что-то  сомневаюсь,- выуживала Виолетта Кимовна.
-Почему это?- клюнул Геннадий Вадимович.

-Шеф повар как-то мне не показался,- продолжила троллинг Виолетта Кимовна.
-Каша из топора в моем меню, возможно, и не значится,  но  ведь и проконсультироваться  по старой дружбе не возбраняется,-  предложил дружить кулинарными рецептами Геннадий Вадимович.

-Ладно, посмотрим, как оно тут все. Только давай не сразу, не в первый день, впрягаться в стряпню лучше постепенно,- пошаговую готовность к компромиссу демонстрировала Виолетта Кимовна.
-Вот и договорились, вот и ладушки,- миротворцем заблажил Геннадий Вадимович.

Знакомство с Будапештом решили логично начать сверху вниз. Сначала Буда, с её холмами, а потом плоскостной  Пешт. Поднялись на фуникулере на Замковый Холм, Вархедь.

Великолепная панорама на Дунай и левый берег с Пештом открывалась с площадки перед бывшим королевским дворцом. В наше время здесь разместилась национальная картинная галерея.  Посмотрели развод караула у дворца Шандора, где, если верить гидам и путеводителям,  ныне приютился и снимает угол сам президент.
 
Четыре тысячи форинтов - стоимость билета в картинную галерею не то что бы дорого, но на эти деньги можно было пообедать.
 
"Рублей семьсот по-нашему",- быстро включил внутренний калькулятор  Геннадий Вадимович, когда вдруг увидел на стенде полезную информацию. Оказывается, для их с Виолеттой Кимовной возрастной категории предусмотрены скидки аж в пятьдесят процентов.

 «А ведь и в нашем пенсионном положении есть полезные бонусы»-,согрешил  супротив  рожна  он крохоборным помыслом, аккуратно отсчитывая четыре тысячи форинтов за два билета. Но  молодой мохнорылый кассир почему-то выдал ему только один билет.

Мохнорылым  Геннадий Вадимович окрестил его уже постфактум.  Мохнорылый-  это как бы  с лицом, поросшим не то недобородой, не то запущенной небритостью. Ну не любил Геннадий Вадимович такой неопределенности в лицах, натурально Кончита какая-то, типа Вюрст, понимаешь.

Виолетта Кимовна, достав паспорта из сумочки, суетливо пыталась объяснить кассиру, мол, пенсионеры мы, имеем полное право на два билета за эти деньги.  Кассир брезгливо поморщился при виде краснокожих паспортин и  нахально возразил, что скидки только для европейцев.

-Да, да наивно закивала  головой Виолетта Кимовна,  мы из Санкт-Петербурга.
-Я м сори итс нот Европа, - кассир с деланным сожалением констатировал неудачный для пенсионеров геополитический расклад.

-Он, наверное,  в школе географию прогуливал, Европу от Азии не отличает пентюх,- громко шепнул Геннадий Вадимович жене.
-Онли фор ситизен ЕU, -как будто бы уловив смысл сказанного, уточнил кассир с ехидной улыбкой  мелкого грызуна.

«Крысеныш»- подумал Геннадий Вадимович, а вслух переспросил:
-Факинг EU?
Красеныш показал мелкие зубы.
 
-Что ты ему сказал?- поинтересовалась Виолетта Кимовна.
-Небольшая цитата из Вики Нуланд.
-Из Википедии?

-Из неё самой.
-Ну ладно, если так, сколько это в рублях?
-Семьсот.

-Да  Бог с ним, купи еще один билет.
-Ну, уж нет, здесь попираются основы демократии.
-Ну что ты несешь, какая демократия, пойдем лучше живопись посмотрим.

-Да что бы из города с Эрмитажем ломиться за шальные деньги на их мазню любоваться… Не знал ни одного мадьярского художника  и знать не желаю.
-Какие шальные деньги? Вздор какой.  А в Эрмитаже,  когда  ты последний раз был?

-Вот, вот, спасибо, что напомнила, вернусь, туда лучше схожу.
-В Эрмитаж мы в любой день сходить можем, а тут, когда еще такая возможность представится?

-Ну, раз тебе представилась, вот ты и иди, а я снаружи погуляю, ландшафтами полюбуюсь
-Ну и любуйся, а я пошла.
 
-Выйдешь, позвони, только ноги не сноси, у нас большие планы на сегодня, еще много чего не охвачено.  В Греческом зале, в греческом зале,- пропел он вслед удалявшейся в недра музея супруге, передразнивая кого-то из классиков жанра.
Геннадий Вадимович  обходил дворец против часовой стрелки, иногда пощелкивая фотоаппаратом. Со стороны внутреннего двора во дворец тоже вели  двери причем, не одни.

-А не зайти ли нам с тыла, -  сам себе сказал Геннадий Вадимович и сделал по сказанному.
Кассир за стойкой выглядел  одного с ним возраста  или даже чуть старше.
-Сколько стоит билет?- аккуратно поинтересовался, Геннадий Вадимович.
-Четыре тысячи,- ответил кассир.

-А есть скидки для пенсионеров?
-Конечно. Две тысячи форинтов.
-А если я не гражданин Евросоюза?
-Не имеет значения, если вы действительно пенсионер.

-Вот мой паспорт.
-Не нужно. Вы из России?- по-русски спросил кассир.
-А как вы догадались? Из Санкт-Петербурга,- уточнил Геннадий Вадимович.
 -Просто выглядите молодо, но уже пенсионер. Я знаю, у вас раньше выходят на пенсию. Я вот еще вынужден работать, хотя здоровье неважное.

-Да, здоровье-это главное в нашем возрасте,- дежурно согласился Геннадий Вадимович
-Ленинград очень красивый город, Я когда то  учился там в институте.
-В каком?
-В Санитарно-гигиеническом.

-Вот  как, а почему кассиром работаете, а не врачом?
-Долгая история. Вы будете покупать билет?
Геннадий Вадимович слегка замялся. Хорошо бы, конечно, отыскать в  живописных лабиринтах  благоверную и взять реванш  билетом с дисконтом, мол, знай наших, утерли мы нос крысенышу.

Но Геннадию Вадимовичу как-то расхотелось вдруг  заодно утирать нос и супруге. Пусть думает, что купила  удовольствие за  истинную цену, не стоит  портить впечатления.

-Знаете, я не один, надо поискать жену, она где-то недалеко, -почти не лукавя, сказал он кассиру.
-Пожалуйста, пожалуйста, милости просим, конечно, возвращайтесь вместе.

Геннадий Вадимович побродил еще немного по окрестностям Замкового Холма, сделал штук тридцать   снимков с видом на  Геллертхедь, кораблики на Дунае, мосты, парламент на другом берегу, на набережную и соборы Пешта. Затем, притомившись, присел в  плетеное кресло на террасе кафе, рядом со входом в музей со стороны кручи над великой европейской рекой.

Примерно через час позвонила Виолетта Кимовна и поинтересовалась, где он?
- Сижу в кафе, недалеко от входа.
-А, вижу тебя,- телефон смолк.
-Ну, как тебе живопись?

-Знаешь, мне очень понравилось, особенно современные художники. Правда, я их не запомнила - имена  трудные, но так замечательно выписано женское тело, так вдохновенно, с большой любовью.
 
-Вот непруха, а ведь я большой знаток и ценитель этого  жанра, выходит много потерял, пролетел как фанера над… Будапештом.
-Выходит. Кто-то теряет, а кто-то находит.
-Кстати, я мог с другой стороны за пол цены войти

-И чего не зашел?
-Не захотел тебя разочаровывать.
-Чем же это?

-Как это чем, я за пол цены, а ты за полную.
-Ну, ты же пенсионер и хотя ценитель жанра, но за пол цены сойдешь, а я еще женщина молодая, меня не грех и за полную стоимость  заценить
-Не свисти, полноценная жертва толерантности, пролетела на две тысячи форинтов и рада.

-Ты тоже не сильно радуйся, тот вход, куда ты хотел так хитро протыриться -это вход в исторический музей. Там бы тебе экспозицию  борьбы с тоталитарным прошлым показали, возможно даже в стиле ню, типа коммуняку на гиляку.
-Ты ничего не перепутала, на гиляку – это в хохляндии.

-Да какая разница, если Украина-це Европа.
-Действительно, - процедил Геннадий Вадимович, задумчиво почесывая репу.
-Ну что, пошли  дальше, какой у нас маршрут?

-Крутой. Сейчас идем по холму, на север, в сторону церкви святого Матиаша , Там же рядом Рыбацкий бастион,  потом по улочкам на спуск, а там полно автобусов, трамваи, метро.

-Обедать-то,где будем?
-А кушать хочется всегда, да? Господи, да тут тебе на кажном угле... кафешек всяких, ресторанчиков тьма.

-Не хотелось бы ошибиться и пролететь с кухней, как некоторые ценители с живописью. Ты хоть почитал отзывы гурманов в путеводителе?
-Почему всё я? Я и маршрут прокладывай, я и пищеблоком заведуй.
-А как же путь к сердцу мужчины, который лежит через желудок? Тут тебе и маршрут к пищеблоку.

-Пока пробу не снимешь, все сам не попробуешь, кто ж тебе скажет?  Каждый кулик свое болото хвалит, всяк к себе зазывает, у всех самый вкусный гуляш и прочая требуха с ливером.

-А вот в путеводителе у Кука написано, что в Рыбацком бастионе классная кухня.
-У них, наверное, гуляш из этого самого Кука готовят, вот он и нахваливает.
- Гуляш из Кука сготовили где-то  у каннибалов, на островах. И потом так давно это было, что уже остыло, а я горячей пищи хочу.

-Согласен, да и  далеко  это заведение, так далеко кушать мы не попремся. А давай в церковь Матиаша зайдем.
-Давай, но, по-моему, туда вход платный.
-Похоже на то, что тут все входы платные.

-А ты как думал, за все хорошее нужно платить, у нас разве по-другому?
-Но это же вроде как церковь.
-Церковь- то церковь, но скорее  на музей для туристов похоже.

-Какая  потрясающая красота,- восторгалась Виолетта Кимовна внутренним убранством храма, его витражами, фресками, иконописными картинами и скульптурами. У рыбацкого бастиона все было разрыто, натужено кряхтели приземистые,  рукастые землеройные машины.

Обедать там расхотелось. Не судьба,- решили туристы и двинули, минуя площадь святой Троицы мимо новостроя Хилтона, нагловато  пристроившегося к древней колокольне  и далее, по  улице Фортуна на север к Венским воротам.  В одном путеводителе площадь внизу, у северной подошвы холма называлась Московской, а в другом –  Селля  Кальмана.

 Резонно рассудив, что Московская –это из прошлой жизни, супруги спустились к Кальман тер и одноименной станции метро на красной линии. Пообедали в знаменитом кафе –кондитерской 19 века Жербо, на площади Вёрёшмарти. Гуляш стоил быть съеденным, а вот рекомендованная юной официанткой, как национальный венгерский десерт, галушка показалась слишком приторной, с большим излишком растекающегося шоколада.

Впрочем, о вкусах не спорят, тем более, когда дело касается национальных предпочтений.  Нравится венграм галушка, ну и пусть её.  После обеда пешком отправились на бульвар Андраши, но где-то после Оперы Виолетта Кимовна сломалась, и пешая прогулка на этом интересном месте оборвалась.

Вернулись к площади  Деака и по синей линию метро доехали до своей Кальвин тер. Передохнули перед дальнейшим забегом, а вечером направились  вдоль купеческой  Ваци,  постепенно смещаясь к  набережной. Как пишут в школьных сочинениях школяры, « усталые, но довольные они вернулись домой» В смысле, в отель. День один.

Вай фай в апартаментах функционировал не везде как надо. Почему-то на кухне он безбожно халтурил. А именно её по застарелой вредной привычке держаться поближе к холодильнику Геннадий Вадимович выбрал своим ночным офисом. Надо заметить, что организм Виолетты Кимовна имел стойкое свойство отходить ко сну по Санкт-Петербургскому времени, а внешне забубенная натура Геннадия Вадимовича, напротив, имела изрядную внутреннюю гибкость и легко перестраивалась на Гринвич.

То есть, в то время, когда супруга видела уже не первый сон, он прокладывал по карте маршрут завтрашнего дня, корыстно сверстывая планы ближе к своим интересам. Впрочем, интересы супруги тоже не игнорировались, но, как это порой случается в жизни, а не в театре, по ходу пьесы сценарий частенько переписывался и вместо стадиона имени легендарного Пушкаша на другой день они направились в купальни Геллерт.

 У Подножия одноименного холма стоит знаменитый отель с термальными купальнями. Термальные источники в провинции Паннония были известны еще римлянам, а уж при страстных любителях банных церемоний, турках они расцвели в полный рост. Что и говорить, любили уставшие махать ятаганом янычары  понежить тело в бассейнах с термальными водами и прочими хамамами.  Как там у пролетарского оракула…Глупый пингвин тело жирное в утесах. Словом, вот и разнежились, а тут  Габсбурги, губа не дура, подсуетились.

-А знаешь, я зауважал Габсбургов, хотя ничего хорошего о них в нашей отечественной историографии не написано,- заметил Геннадий Вадимович.
-И за что же им такой респект и уважуха?- откликнулась Виолета Кимовна.
-А ты разве не видишь? Не жадничала империя, не крохоборничала, не одна жемчужина- Вена сверкала в ее короне.

И даже не  вдаваясь в детали и источники финансирования строительства дворцов и других архитектурных ансамблей, налицо полноценнные  вливания и в провинциальные столицы типа Будапешта,  Праги или таких  городов как Львов или Краков.

–И хотя тирада твоя вышла ну очень витиеватая, согласна,  как-то хватало в казне средств  для раздачи всем сестрам по серьгам, не тащила одеяло исключительно на себя столичная Вена.

-Мы с тобой сегодня одинаково тирадны.
-Насмешил, нет такого слова тирадны.
-В оригинале звучало небрежны.

-Знаешь, какая печалька случилась, мы купальники дома забыли.
-Ты забыла!
- Ну хорошо, пусть я, и что будем делать? Ты ведь тоже не полезешь  в публичный бассейн без плавок.

-Я думаю, не проблема, наверняка у них там есть какие-нибудь магазинчики с нашими размерчиками.

Кассирша посоветовала при такой конфузии наготы  купить отдельный номер. Там  можно,  не пугая  назойливым нудизмом почтенную публику,  устроить  достойный отдых душе и телу в тех же термально минеральных водах, в персональном мини бассейне. Правда, стоило это удовольствие раза в два дороже, но зато шампанское и фрукты за счет заведения.

Да уж не дураки  были эти древние римляне и более моложавыми янычары. Тело пело, благодарно отзываясь на ласковую заботу, и казалось, обещало горы свернуть не только по окончанию процедуры, но и, как минимум, на следующий день.
 
До городского парка Варошлигет, примыкающего к площади героев Хёшёк тер, лучше всего доехать на метро желтой линии. Кстати, она самая древняя. Уступает только Лондонскому. Начало функционирования, ужас, позапрошлый век 1896г  Станции выглядят так же, как и сотню с лишним лет назад. Стальные столбы опор с заклепками, деревянные  билетные киоски и стеновые панели.  Маленькие желтые вагончики дополняют картину.
 
В центре Площади Героев стоит Монумент Миллениум в честь тысячелетия прихода предков венгров на берега Дуная. Позади монумента высится мощная  колоннада, минуя которую попадаешь в парк Варошлигет.  С северной стороны площади, слева от входа расположен Музей Изобразительных Искусств. Южную сторону прикрывает Художественная Галлерея.

 Статуи  вождей семи мадьярских племен занимают пространство ниш колоннады и символизируют предания старины глубокой. Весь комплекс  создан в конце позапрошлого века и призван увековечить тысячелетнюю историю венгров.
 
-Ну и зачем они сюда приперлись, чего им за Уралом не жилось, как полагаешь?- провоцировал супругу Геннадий Вадимович.
-Что значит приперлись, они просто пришли, сгладила агрессивные устремления древних угров Виолетта Кимовна.

-Ага, шли, шли и пришли… Так шли,  что только пятки сверкали,- усомнился, что все было тишь да гладь Геннадий Вадимович.
-Гунны тогда были главной силой, у всех сверкали. Великое переселение народов,- констатировала Виолетта Кимовна.

-Ну а этим чего не сиделось, чего они-то всех гнобили? -докапывался Геннадий Вадимович
-Да кто их разберет, может мир хотели посмотреть типа как мы, туристы,- излишне лояльно про гуннов предположила Виолетта Кимовна.

-Ничего себе туристы. А я думаю, все проще, они же кочевники, вот у них скотина траву в одном месте сожрет, они дальше кочуют, а те соседи, что на запад от них жили еще дальше откатывались,- приземлил поползновения племен хун-ну Геннадий Вадимович.

-А зачем они на запад шли, а не на восток, там что, травы больше?- попутала ботанику с географией Виолетта Кимовна.
-Ну это был такой типа Дранг нах вестен,- новую, интересную версию выдвинул Геннадий Вадимович.
 
-Я  нах остен слышала, а чтобы нах вестен..,-усомнилась Виолетта Кимовна.
-Нах остен -это потом, так сказать, наш ответ Чемберлену, пардон, Чингисхану,- все смешалось в версиях Геннадия Вадимовича.

-И что, вот так все просто, бараны сожрали, повытоптали траву, и колесо  истории покатилось в другую сторону?-Удивилась столь  ничтожной причинно-следственной мотивации исторического процесса Виолетта Кимовна.

-Ну не только, как ты выражаешься, бараны, там и крупный рогатый скот и лошади опять же,- дополнил историческое полотно новыми субъектами Геннадий Вадимович
-Я в принципе имела в виду,- попыталась подытожить Виолетта Кимовна.

-В принципе, на лошадях люди, вроде чабаны, но не совсем. Стада же охранять надо от посягательства других конных и пеших, вот они и пасли их с луками да с колчанами стрел, да с сабельками острыми. Потом оглянулись друг на друга, батюшки святы, да нас цельная тьма, кто супротив нас? И че мы тут простыми пастухами ишачим в холод и зной, и день и ночь.

А пойдем- ка мы к дорогим соседушкам и сделаем им предложение, от которого они не смогут отказаться. Пусть они пасут наших баранов, а мы будем петь да плясать, мед пить, пировать добро наживать, ясак получать,-узрел в самый корень Геннадий Вадимович.

-А кельты, которые здесь прежде жили, куда подевались?- полюбопытствовала Виолетта Кимовна.
-Кто куда. В основном истребились, кого-то ассимилировали, а кто-то типа валлийцев потихоньку и сегодня спиваются с горя в Уэльсе,- свернул на антиалкогольную тропу Геннадий Вадимович.
 
-Значит, проигравшие тихо спиваются, а победители гунны куда делись?- недоумевала Виолетта Кимовна.
-История об этом умалчивает, хотя венгры и духарятся, что  именно они и есть потомки Атиллы и гуннов, но это вряд ли,- не поверил в местечковую версию теории этногенеза Геннадий Вадимович.

-Смотри, какой красивый, дворец!  Нет, не дворец,  скорее замок, вон там, за мостиком. Пойдем туда,- ловко сменила пластинку Виолета Кимовна.
-Надо глянуть  на карту, что там такое. Написано Сельскохозяйственный музей.  А это что, Замок Вай-да-хунь-яд. Вот оно как, с одной стороны, замок хрен выговоришь, а с другой сельхоз музей,- трудности мадьярской фонетики не остановили намерений Геннадия Вадимовича познакомиться с замком поближе.

Через подъемные ворота, как в любом порядочном замке, можно было попасть во внутренний двор строения. На удачу,  во  дворе большая группа русскоязычных туристов под водительством гида внимала интересному рассказу об истории создания замка. Оказывается, чуть более ста лет назад здесь  выстроили уменьшенные копии интересных в архитектурном смысле зданий из разных земель Венгрии.

Сборный ансамбль, как временное сооружение  из легких материалов типа дерева и чуть ли не папье-маше простоял недолго, но идеи архитектора так понравились горожанам, что было решено воплотить их в камне. Не смотря на  историю создания новодела он  все же  представляет неподдельный интерес, как некий  строй-коктейль, где смешаны готика, барокко, ампир и прочие архитектурные рококо.

Во дворе зеленела оксидом меди любопытная статуя, «анонимус», посвященная  неизвестному монаху-летописцу. По городской легенде, если подержаться за его до блеска отполированное руками посетителей перо и загадать желание, оно непременно сбудется.
 
-Ты загадала?
-А ты?
-Я первый спросил.
-Не помню.

-И я не помню.
-Как думаешь, сбудется?
-Поживем – увидим.

Речные экскурсии по Дунаю, наверное, похожи на аналогичные экскурсии по другим рекам, в других городах, будь то Сена в Париже или Влтава в Праге, а то и Нева в Питере.  В том смысле, что и река, и кораблик, и маршрут от одного реперного моста, до другого да  и время экскурсии схожи.

И только другие  берега сподвигают людей вновь и вновь приходить на разные пристани  Европы, чтобы увидеть  города  с воды, в необычном ракурсе. Ночные экскурсии с современной подсветкой зданий и памятников - особый случай. В ожидании кораблика на причале отдельно друг от друга стояли две группы туристов.

Впрочем,  «стояли» не совсем верно отражает суть ожидания. Стояла  только одна группа почтенных пенсионеров. А другая - сплошь из подростков- школяров -  растекалась по пристани и собиралась обратно,  как капельки ртути, кричала и прыгала, как стайка мартышек. Геннадий Вадимович с Виолетой Кимовной ожидали особняком, не примыкая ни к каким группам.

И хотя по статусу они  могли бы составить компанию старшему поколению, все же средний возраст группы  заметно зашкаливал за их возрастную категорию. Словом, рядом сыпались песчинки, как в песочных часах и они стояли сосредоточенно и молчаливо, с каким-то непередаваемым выражением на лицах, как будто уже что-то видели и смирились с увиденным, с тем, на что боятся даже взглянуть люди помоложе.

-Смотри, какие смирные старички, стоят себе и ждут, не то, что эта пацанва.
-Ну, там не только пацанва, там и девчонок полно.
-Я не в гендерном смысле, пацанва, в значении молодая кровь.
-Да уж,  молодая кровь не то, что старая, наверное, они такие смирные потому что им грустно.

-Грустно от чего?
-От того, что прошла жизнь. А тебе не грустно?
-Не дождетесь, я еще мужчина в самом расцвете сил.
-Как Карлсон?
-В смысле, пропеллера?

-В смысле настроения.
-Я конечно козликом скакать не стану, но настроение у меня самое подходящее для круиза.
-И у меня подходящее.

Ассортимент напитков во время экскурсии удивил спартанской скудостью.
Бутылочка сока или минералки. Можно было так же на  выбор чай или кофе.
Возможно, такая скромность трапезы оправдывалась тем, что посмотреть было действительно на что, а так бы выпивал и закусывал, а самого главного-Будапешта в призрачном свете и не заметил. Особенно потрясающе смотрелись Замковый Холм и сверкающая светом громада парламента.

-А не сходить ли нам еще разок в купальни? После терм такой заряд энергии, так ноги отдыхают, можно пешком часами ходить,- предложил Геннадий Вадимович.
-Я не против, только давай сходим в другое место, хочется везде посмотреть, все попробовать.\
-Ага, все понадкусывать. Нет, все пробовать не рекомендую.  Я  в путеводителе почитал -  тут есть рассадники извращенцев, места их сердечных встреч.
-Ужас, нет в такую не надо, лучше еще раз в Геллерт.

-Можно в Сечени сходить, очень популярное место среди аборигенов.
-А там... не того?
-Нет, там в смысле того, не того.
Давай купим купальник мне и плавки тебе, не обязательно шикарные, можно недорогие, типа разовых, чтобы только в бассейне не расползлись.
 
Комплекс купален Сечени представляет собой овальное сооружение с анфиладами залов с термальными бассейнами разных температур, от холодных, до горячих. Во  дворе искрятся под лучами солнца большие водоемы от плавательного бассейна с обычной температурой, до горячего бассейна с искусственной волной, гейзерами и водопадами. Возможно, все это кому-то покажется  аквапарком. Ничуть, термальные купальни все же нечто другое.

На улице Ваци можно не только прикупить что-нибудь нужное или ненужное, но и нарваться на аферистов. Предлагают поменять валюту на вполне сносном русском языке. Рубли в Будапеште не то, что в Праге - на каждом углу,  в каждом  обменнике не поменяешь. Лучше всего это делать в Сбербанке.

Утром следующего дня наши туристы решили пополнить отощавшие кошельки  форинтами и обменять энное количество рублей на местные купюры. Геннадий Вадимович перед сном внедрившись  в банковскую систему Будапешта обнаружил подходящий сбербанчок на улице Ракоци.

В 10.45 утра  перед дверью забранной решеткой, с родным веселеньким логотипом  стояли двое руссо туристо. Через стекло, за решеткой виднелись столы с оргтехникой, а за столами сосредоточенно колдовали клерки.

-Не понял, закрыто что ли?- удивился Геннадий Вадимович.
-Может,  они с одиннадцати открываются,- Предположила Виолетта Кимовна,- давай пройдемся чуть-чуть туда-сюда, обратно.
 На обратном пути в двух шагах от заветной двери неожиданно подскочил средних лет мужчина.
 
- Полиция! Прошу предъявить документы!- он сунул под нос удостоверение.
Геннадий Вадимович впал в легкий ступор и, повернувшись  к Виолетте Кимовне, уже хотел было сказать жене,- у тебя в сумке, давай, показывай.

Но Виолетта Кимовна повела себя неадекватно, вместо того чтобы, как положено, открыть сумочку и предъявить паспорта, она лишь крепче прижала её к  себе и русским по белому задала вопрос:

-Что мы сделали не  так, в чем наша вина?
-Финансовая полиция, обмен валюты на улице.
-Но мы ничего не меняли, у нас и валюты никакой нет. Рубли здесь за валюту не считаются.

-Ничего не знаю, в полицейском участке с вами проведут дознание и разберутся.
-Отлично, давно мечтала побывать в венгерском полицейском участке.
-О`кей, свободны, только учтите - обмен валюты на улице строго запрещен. Тут кругом полно мошенников.

-Сам первый мошенник и есть, - с возмущением выдохнула Виолетта Кимовна вслед лжеполицейскому,- Иди, ищи других придурков.
-Слушай, а я ведь повелся, -наконец вышел из ступора Геннадий Вадимович,- уже готов был карманы вывернуть.
 
-А я тебе говорила, меньше по интернетам шарься, а больше Куку доверяй. Я об этом сравнительно честном способе отъема денег только пару дней назад у Кука в путеводителе прочла.

-Ах, вот оно что, домашняя заготовка, а я было подумал.., даже зауважал тебя.
-Причем тут домашняя заготовка, я вообще-то с этим живу.
-С чем это с этим?
-С чувством, что я ни в чем закона не нарушила, ни у кого ничего не взяла и вообще  никому ничего плохого не делаю. А ты сразу уши прижал, значит, что-то  не чисто с совестью.
-Со своей совестью мы как-нибудь сами договоримся.
-Вот, вот, все вы мужики одним миром мазаны, договорщики… И в банк этот мы зачем-то за сто верст киселя хлебать приперлись.
-А куда надо было?
-Я где-то рядом с домом видела, только забыла, на какой улице… Кстати, Рубик джан, я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся. Твой дверь не здесь, а десять метров дальше.
И действительно буквально в десяти  метрах была та самая заветная дверь в Сбербанк, которую они проскочили, зачарованные  логотипом над следующей дверью.
Поменяли один к шести и с чувством новых возможностей решили, наконец, отдаться в лапы шопинга.  Как  говорится, делу время, потехе час. Правда к чему отнести шопинг в Будапеште,  к делу или потехе сказать затруднительно, ибо шопинг не задался сразу. Виолетта Кимовна, измученная нарзаном Питерских бутиков, скучно скользила взглядом по вывескам со звучными  фирмами и известными брендами. Геннадий Вадимович,                напротив, заскочив в первую же лавку,  сразу же наткнулся на любимый размерчик и, ничтоже сумнящася, взял, примерил,  заплатил.  Так что с шопингом в Будапеште не все так однозначно.
А вот с общественным транспортом все наоборот. Общественный транспорт Будапешта работает как часы в прямом и переносном смысле. Мониторы на остановках выдают исчерпывающую информацию о времени прибытия нужного вам номера транспортного средства. То есть, всегда видно через минуту или три, или пять придет ваш трамвай.  Удивительно, но трамвай чуть ли не самый популярный вид транспорта. Очень продумано проложены маршруты, трамваи мягкие, тихие и весьма скоростные. Одно исключение- маршрут номер два, что по набережной в Пеште, где трамваи почему-то старые, а пути порядком раздолбанные. На этом же маршруте, особенно в вечерние часы встречается много бомжей и прочего маргинального элемента.
После неудачного шопинга и для поднятия настроения на следующий день, в пятницу решили сходить на концерт органной музыки в базилике святого Иштвана. Такие концерты обычное дело для Европейских столиц. В тамошних храмах частенько имеются органы. Особенно этим отличаются большие католические  соборы. Базилика святого Иштвана именно такой храм. И что опять же немаловажно пенсионерам на такие концерты билеты продаются с дисконтом. Билеты взяли не самые дешевые, на хорошие места. А зачем дешевить в таком деле как музыка сфер?
Вечер, как говорится, удался. И музыканты и меццо-сопрано Жужанна Гион были на уровне.  Но днем, во второй уже раз промахнулись мимо экскурсии в парламент. Оказалось, что туда попасть не так-то просто. Каждый язык идет в свое время, со своим гидом и случайные наплывы руссо туристо вносят сумятицу и диссонанс.
-Жужанна - по русски Сусанна, а  уменшительное Жужа. Помнишь Жужу?-спросил Геннадий Вадимович.
-Какую Жужу, собачку из мультика волшебное кольцо?- Вопросом на вопрос ответила Виолета Кимовна.
-Да нет, фигуристка такая была во времена моей студенческой юности, Жужа Алмаши.
-Нет, не помню такую.
-Это потому, что вы в Ленинграде избалованы были зрелищами. И Хоккей по телевизору, и фигурное катание вам, а в нашем южном, пыльном, промышленном городе  тогда только начались первые трансляции чемпионатов Мира и Европы. Это был такой фурор. Имена чемпионов и просто участников были у всех на слуху. Коренастенькая  Жужа Алмаши - вечно третья, ломовая австриячка Беатрис Шуба -  вечно первая за счет обязательной программы. Помнишь, раньше всякие фигуры выписывали?
-Да не помню я их никого, ни просто Жужу , ни Жужу в шубе. А вот в тулупе  помню. В тройном.
-Тулуп, он и в Африке тулуп, а Жужа…Я, когда женщину подходящей комплекции вижу, мысленно называю её Жужей. Ну, вот хотя бы ту, которая нам педикюр в Сечени делала.
-И неплохо делала, надо сказать.
-Надо-то надо, но лучше не надо. Не надо никому говорить, что я педикюр делал.
-А что здесь такого, все делают, это очень даже полезная процедура.

-Так то оно так, но в некоторых суровых мужских кругах это дело считается не совсем.., как бы это помягче сказать…Одним словом, мужики могут неправильно понять.

Перед отъездом по обычаю бросили в Дунай монетки с моста Маргит, у одноименного острова.
-Дунай, Дунай,  а ну, узнай, где, чей подарок,- напел Геннадий Вадимович.
-Ты же никогда не любил Пьеху.

-Не любил. Это у меня наследственное от отца. Он, когда её песню Каролинку слышал, чуть на стенку не лез от возмущения и вырубал рубильник.
-Тоже суровый мужчина.

-Времена такие были, суровые.  Он такое прошел, а тут песня Каролинка и эта фря.
-Да Бог с ней, не самая плохая певица.
-Согласен. А вот кто бы мог подумать тогда, помнишь? «Вышла мадьярка на берег Дуная, бросила в воду цветок. Утренней Венгрии дар принимая, дальше понесся поток…»

-Говоришь, не любишь, а песню вон как хорошо помнишь.
-Ну, не всю. Кто там дальше, что бросил? Щас вспомню, словаки –алые маки, болгары, знамо дело, розы, а румын бросил мандарин.

-Не свисти, откуда у румын мандарины, не растет зимою цитрУс, знает даже карапуз.    Лилию в росах бросил румын.
-Интересно, что они бросают в реале сейчас –по слухам, рыбы в Дунае кот наплакал, и ту есть нельзя. Заметила, в ресторанах рыбы практически нет, одно недоразумение?

-Заметила. И правда, куда все делось? Где тот исчезнувший мир? Каким ветром всё унесло? Там еще про югославский жасмин пелось. Где она, эта Югославия?

-Ладно, мать, не будем о грустном. Пора!- пропели трактора.
-Какие трактора?
-В смысле, самолеты. Давай собираться, пора лететь домой.


Рецензии
Виталий, доброе утро!
Очень хороший путевой очерк, всё очень живо написано, как будто я там с вами присутствовал.
Поздравляю вас с наступающим праздником - Днём Защитников Отечества, а по-нашему Днём Красной Армии и Военно-морского Флота! Желаю здоровья, благополучия, мужества!
Я не пишу прозы, но зато опытный рифмоплёт:
*** *** ***
В краю родных берёз и берий

Горацио, налей-ка мне, дружище,
хорошего грузинского вина.
Давай с тобой поговорим о жизни,
которая, как водится, - одна.

Пусть мы ослы, что мы сейчас не в Осло,
и годы уплывают, как вода...
И жизнь начать по новой слишком поздно,
но это, друг, конечно - не беда!

В душе ведь до сих пор я свято верю
(пусть суждено мне скоро умереть),
что здесь, в краю родных берёз и берий,
приятна и желанна - даже смерть.

И что с тобой мы жили не напрасно,
и наша жизнь кому-то дорога,
она - ужасна, но при том - прекрасна:
ты лишь взгляни на реки и луга!

Давай за тех, кого уже нет с нами,
но в сердце память так же горяча!
Поднимем мы поруганное знамя
и понесём на сгорбленных плечах.

Гляжу я вдаль, в мелькающие лица,
друзей припоминаю имена...

Раздайте патроны, поручик Голицын,
Корнет Оболенский -
надеть ордена!



Александр Красин   22.02.2015 07:04     Заявить о нарушении
Ведь от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней! Александр и я поздравляю Вас с Днем защитника отечества. Желаю счастья и верных рифм. Непременно почитаю.

Виталий Бондарь   22.02.2015 17:03   Заявить о нарушении