Герр Виктор Фридрихович

     Г е р р  Виктор Фридрихович (Федорович)  - инженер-химик,
 обладатель первой бакинской премии им. Эм. Людвиговича Нобеля, советский ученый в области нефтепереработки нефти (1875-1942).
 
      Родился 6 сентября  1875 г., в местечке Ташань, Переяславского  уезда,  Полтавской губернии (в настоящее время  Переяслав-Хмельницкий район, Киевская область, Украина) в семье немецких колонистов-земледельцев евангелическо-лютеранского исповедания. Семья – германо-поданная, граждане Саксонии.  Отец- Фридрих Вильгельмович был служащим, занимался агрохимией и садоводством. Мать- Матильда Вильгельмовна, ур. Кристер, 1849 года рождения. Сестры–Элеонора (1874 г.) и  Валентина (1886 г.). Проживали в г. Киеве, где Виктор на средства родителей окончил  5 классов  1-й мужской гимназии.  Свою трудовую деятельность  начал в 1891 году (1).
  С  1895 года жил  в Германии, где  отбывал воинскую повинность(2). В 1897 году поступил  учиться   на  химическое отделение   Королевского  Высшего   Баварского  технического училища в  Мюнхене. Затем  вернулся в Киев  и  с  25 сентября  1900 года  работал в  Киевском  «Акционерном газовом обществе», где  заведовал газовым  отделением заводов (производством и сетью).
     30 октября 1902 года в Киевском Германском консульстве В.Ф.Герр получил паспорт за №1683 и, оставив по собственному желанию 1 ноября службу, выехал в Мюнхен. В 1903 году он сдал в Баварском  техническом училище практические экзамены  и  15 сентября 1903 получил  диплом за №6821 инженера-химика по специальности: технология органических красящих веществ. Знал немецкий язык, понимал французский и говорил на украинском и русском языках(3).
    Вернулся в Киев в 1903 году и поступил в Киевский  Политехнический институт, где работал  на кафедре органической химии  и  был  личным  ассистентом  профессора М.И. Коновалова. Он также являлся сотрудником журнала: "Известия Киевского политехнического института».
    В 1904 году Виктор находился в Италии и  25 апреля   получил в Российском Императорском  Консульстве  в Генуе (Италия) паспорт за №4 для проезда в Россию.  4 мая прошел таможню в Волочиске.  Согласно описанию  внешности в паспорте, это был человек среднего роста, нормального телосложения  с серо-голубыми  глазами, темными волосами,  без особых примет. Паспорт позволял ему пребывать в Российской Империи до 4 ноября 1904 года. Для дальнейшего проживания он должен был  испросить в Киеве установленный для иностранцев  Русский билет. В связи с этим, 13 сентября 1904 года он подал прошение в Киевскую Городскую полицию, а 14 сентября 1904 года Дворцовый полицейский участок Киева дал ему вид на  жительство в доме №36 по ул. Левашовской, где проживали его родители (1).
   В 1905 году он оставил службу в Политехническом институте. В Киевском Германском консульстве  21/8  ноября 1905 года  он получил паспорт за  №1365 сроком на один год,  что позволяло  ему выехать в Германию, посетить граничащие  с  ней земли и возвратится в Россию. 1/14 мая 1906 года Виктор был в Дрездене, а  9/23 мая  возвратился в Киев.
    В этом же году  В. Герр впервые приехал  в Баку. Поездка  была предпринята  по  совету  проф. М.И. Коновалова  и  преследовала цель  проведения  научных  работ   по  нефтехимии. Это позволило  бы  ему собрать  материал для магистерской диссертации и,  с учетом  напечатанных ранее трудов,  получить степень  доктора-магистра химии. По рекомендации киевского профессора  его приняли помощником лаборанта в химическую лабораторию Бакинского Отделения Императорского Русского Технического Общества (БОИРТО), где он провел  ряд научных работ  и  напечатал их результаты в Трудах БОИРТО: »Исследование белой Сураханской нефти», »Исследование ароматических углеводов в  Грозненских и  Биби-Эйбатских нефтях», »Техническое исследование нефтяной газовой смолы», »Полные исследования нефтяной газовой смолы», «Новый тип дефлегматоров для фракционирования нефти», » Uber mono und disulfozaure Jabze des monobentylamilius …» и  пр.(3).
    Интенсивно развивающаяся добыча нефти и ее переработка делала Баку привлекательным и  благодатным местом  для научных исследований и новых   открытий. В городе работало много разных специалистов, в основном, это были иностранцы. Не удивительно, что трудолюбивый и инициативный  В. Герр   принял   предложение БОИРТО  и  21 мая 1907 года  был назначен  и.д.заведующего химической лаборатории.   
   13 сентября  1907 года  на Международном нефтяном конгрессе в Бухаресте доктор  В.Ф. Герр сделал (совместно с А.Т. Предит ) доклад о химическом составе бакинских нефтей,  который вызвал большой интерес  у  участников(3). 15 октября 1907 года он подал прошение госп. Технику Бакинского Технического Комитета (БТК) горному инженеру Семену Кузьмичу Квитко с просьбой зачислить его в кандидаты на должность химика-лаборанта.  В своем ответе  от 16 декабря С. Квитко заверил, что при открытии вакансии на должность нового лаборанта БТК, а также в случае надобности найти лаборанта до утверждения нового, он будет считать  Герра  первым кандидатом на это место.
    В феврале 1908 года  В.Герр  был  избран на  должность заведующего лабораторией БОИРТО(4). В его двухкомнатной  квартире  в доме М. Нагиева по  Меркурьевской улице д. 92, которую он занимал с краткосрочными перерывами  вплоть до  29 июля 1913 года, был установлен телефон(1).    
    В.Ф.Герр постепенно становился известной личностью в городе. Губернское правление и Городская Управа часто привлекали  его в качестве химика-эксперта в различных  ситуациях. В это время армянские банды постоянно устраивали  террористические вылазки. Переселившись на Кавказ с Турции и Персии, они поняли, что никто не собирается создавать  им на земле Российской Империи «Великую Армению» и начали массированные  нападки на чиновников разных рангов  и вымогательство денег у богачей.  Главным оружием  их были самодельные бомбы. Так, 1 декабря 1908 года на Губернской  улице во вновь строящемся доме известного богача М. Нагиева была обнаружена бомба. Городовой доставил ее за город и пригласил  инженера-химика Герра, который в присутствии следователя и пристава пытался ее разрядить, но она оказалась не заряженной (5).10 сентября 1910 года в городском саду, в том его месте,которое примыкало к верхней стороне летнего здания Общественного собрания,недалеко от ворот,выходящих на Садовую улицу был найден тяжелый сверток,лежащий на земле. Вызвали городового,полицию и оценили место.Оказалась там бомба македонского образца. Вызвали заведующего лабораторией при Городской управе г.Пашковецкого и химика БОИ Российского технического отделения г. Герра. По его рекомендации бомбу перенесли в поле и там взорвали. А вот на Шемахинке, у дома другого богача Г.З.А.Тагиева, Герру пришлось обезвредить настоящую бомбу прямо там(6).   
  Еще  в  1904 году в связи с 25-летием »Товарищества братьев Нобель» при БОИРТО  была учреждена ежегодная премия им.Эммануэля Людвиговича Нобеля за  лучшие труды или изобретения по отраслям знаний, неразрывно связанных с нефтяным делом.  Но из-за войны с Японией тогда посчитали не корректным выдавать премии,  и  только  в 1909 году она была  присуждена в первый раз.   23 мая 1909 г.  жюри  признало  достойным этой премии  работу инженера-химика В.Ф. Герра : «Получение двухосновных жирных кислот ряда щавелевой кислоты  при помощи окисления фракций Бакинской нефти от 50° и до 163°С азотной кислотой удельного веса 1,4"»,но  выплатили премию в половинном размере. 
   13 июня 1910 года Виктор Фридрихович, получив  в Баку новый заграничный  паспорт №376 ,  выехал на лечение к профессору Нейссеру  в г. Бреслав. 26 июля  1910 года в Императорском Российском консульстве он получил  билет  для обратного проезда и  через Шипиорнскую  таможню  вернулся в Россию. В качестве подарка вез сигареты, что было отмечено на таможне. В 1912 году по рекомендации проф. Нейссера он ездил на курорт Даркау (Австрия, Галиция). К этому времени он изменил свою внешность, завел усы, бородку и стал похож на настоящего профессора.
    В эти годы  в мировой науке интенсивно шло  изучение  процессов получения бензина путем перегонки  нефти  и нефтяных остатков с использованием перегретого пара. В  России первые работы по нефтепереработке  были проведены в Баку инженером  С. К. Квитко.  31 августа  1911 года он  подал заявку в Министерство промышленности и торговли  на  «Способ добывания бензина и иных продуктов из нефти, нефтяных остатков и пр.». Он также разработал аппарат,  где
 проходил технологический процесс  под давлением в жидкой фазе, в непрерывно действующей кубовой батарее с широкой регенерацией тепла, уносимого отходящими продуктами. 30 июня 1912 г. ему  была выдана привилегия. Этот способ  был совершеннее, чем  запатентованный   в  США в том же 1912 году процесс  Бартона  .
      Работа была перспективной и 29 июля 1912 года в БТ Комитете  наконец-то открылась вакантная третья штатная должность  лаборанта-химика   и 1 августа   В.Ф.Герр  был  назначен в штат. 20 августа он согласился на предложение занять там же по совместительству вакантную должность секретаря. БТ Комитет тогда располагался на Меркурьевской улице  № 9  в  д. Муссы Нагиева.
     10 сентября 1912 года 37-летний Виктор Фридрихович  лютеранского исповедания  бракосочетался  в  Спасо-Преображенской железнодородной церкви Баку  первым браком с 20-тилетней  русско-поданной православной грузинкой Екатериной Николаевной  Тхиладзе. Свидетелями по жениху был крестьянин села Севастьяновка Саратовской губернии Камышинского уезда Александр Александрович Паули; по невесте - крестьянин села Турков, Саратовской губернии, Балашовского уезда Григорий Григорьевич Кадников. Венчал  их священник Дмитрий Виноградов. В церковной книге было записано, что невеста - жительница селения Панири,  Кутаисской губернии   и  уезда.   
   15 февраля 1913 года  В.Ф.  Герр, «в память 300-летия Дома Романовых и в порядке закона от 1894 года»,  подал прошение Бакинскому градоначальнику о принятии его в русское подданство . К прошению  было приложено трудовое удостоверение, которое выдал ему  5 июня  1912 году  пастор  Евангелическо-Лютеранской церкви Св. Екатерины в Киеве за №532 (с переводом на русский язык) и свидетельство о рождении и крещении за № 541. Из его семьи никто ранее не был принят в русское подданство. В прошении  указывал, что  его права на немецкую национальность не утрачены, но  связь с Германией он не сохраняет. Недвижимости  в Германии и России не имеет. Под судом и следствием не состоял, в делах политического характера  не участвовал. Служит секретарем в БТ Комитете, где получает 1300 рублей,  и  по совместительству в БОИРТО с содержанием в 303 рубля, что позволяет ему  обеспечить себя и свою семью.   
    27 апреля 1913 года  в семье родился сын. 21 июня его крестили в той же Железнодорожной церкви и дали имя – Георгий (день ангела- 14 июня). Восприемниками были дворянин г. Баку Всеволод  Беляев и дочь дворянина Петра Ивановича Ярченко- девица Зинаида. Крещение проводил священник Сильвестр Хундадзе .    
    25 июля  1913 года  Герр  по собственному желанию уходит с должности зав. химической лаборатории в БОИРТО, где проработал 7 лет. Не оставляя службу в БТК, он  принимает заманчивое  предложение «Т-ва Бенкендорф и К°» занять по совместительству должность зав. химической лаборатории при постройке  толуольного завода.
    27 февраля 1913 года  прошение о принятии русского подданства  было направлено в канцелярию Наместника Е.И.В. на Кавказе.  27 марта этого же года Бакинский градоначальник сообщил ему через 7-й полицейский участок о необходимости  принесения им Присяги на русское подданство.  16 января 1914 года  Герр  обратился  к  Председателю БТК С.К. Квитко (который с 1914 г., согласно приказу Горного департамента, стал занимать две должности: Председателя и Техника БТК) с просьбой допустить его к принесению Присяги.  20 января С. К. Квитко официально  приглашает для этой цели пастора Бакинской Евангелическо-Лютеранской церкви Спасителя немецко-шведского прихода Лионелля фон Шлеера. 21 января 1914 года в помещении БТ Комитета (который теперь располагал по Биржевой улице №16 в доме Скобелева) и в присутствии Председателя Комитета С.К.Квитко, и.о.секретаря Валерия Дмитриевича Рудковского и письмоводителя, Виктор Фридрихович произносит вслух « Клятвенное обещание:  пред Всемогущим Богом, Святым его Евангелием в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу Самодержцу Всероссийскому… верно и нелицемерно служить, и во всем повиноваться, не щадя живота до последней капли крови…., и всякую вверенную тайность хранить ..,  благопристойно  весть  и поступать, как  верному Е.И.В. подданному ..., и как пред Богом и судом его страшным всегда ответ дать могу. В заключение свой клятвы целую слова и крест Спасителя моего. Аминь»  .  22 января  « в вознаграждение за исполненную требу» БТК официально уплатит пастору 5 рублей.
    Сдав в канцелярию Градоначальника б. паспорт, выданный ему Германским консульством 27 апреля 1912 года,  Виктор Фридрихович  получил  15 марта 1914 года  бессрочный гражданский  российский  паспорт за  №155   и   официально  стал подданным Российской Империи.   
    С увеличением семьи появилась необходимость улучшить свои жилищные условия. 29 сентября 1914 года  семья переезжает  в  новую 4-комнатную квартиру (с кухней, передней и кладовкой), которую арендуют в доме Назарова на углу 1-й Канитапинской  и  Спасской  № 64/129.      
      1 августа  1914 году Германия объявила войну России. Начались проверки  всех  немцев и немецких учреждений.  В Министерстве юстиции  были возбуждены дела о германских и австрийских союзах. В Киеве было ликвидировано Германское консульство. Во время  обыска  там были  изъяты  списки жертвователей на  «Главный Союз Германского национального воздушного  флота», среди которых значился и В.Ф.Герр. 22 сентября 1914 года Начальник Киевского Губернского Жандармского Управления направил  по этому  поводу запрос  в Баку.
     17 октября  Бакинское  Губернское Жандармское Управление, руководствуясь ст. 23  Правил о местностях, объявленных состоящими на военном положении, выдало предписание  ротмистру Гусакову  приступить к расследованию деятельности В.Ф.Герра . В ночь с  18  на  19  октября 1914 года  в квартире В.Ф.Герра  в присутствии понятых был произведен обыск. Дома была жена с малолетним Георгием и прислуга Софья Матяшева. В тумбочке  рядом с кроватью  был обнаружен револьвер системы браунинг и 60 патронов к нему. Хозяин Герр не смог предъявить разрешения на его пользование.
    В большом количестве была изъята  переписка на русском и немецком языках, разная литература и журналы (»Русское богатство»,1910 г., №11; «Заветы», 1913, №4 и «Prometheus»,1912-13 г.г.), 18 визитных карточек, 7 телеграмм,  31 лист рукописи (на русском и немецком языках), 16 записных книжек  и два ключа. Один из них был от кабинета в конторе « Т-ва Бенкендорф и К °»,  другой - от  несгораемого ящика в Русско-Азиатском Банке. Обыск окончили в половине 4 утра, а самого  В. Ф.Герра «с целью исследования его преступной деятельности» арестовали сроком до 2 ноября, обвинив в принадлежности к  жертвователям  на германский флот. 
      Виктор Фридрихович объяснил, что на государственной службе не состоит, но  исполняет  все  обязанности  чиновника по  VIII разряду  и носит  соответствующий мундир. Он счел нужным добавить, что его лично хорошо знает Бакинский губернатор, его помощники, а также прокурор  по надзору, который часто   вызывает   его  в качестве эксперта-химика.
     19 октября  произвели обыск по месту службы  в БТ Комитете и в конторе «Т-ва Бенкендорф и К°» на Старополицейской ул., дом №16.  Понятыми были Александр  Михайлович и Александр Александрович  Бенкендорфы, а также Михаил Васильевич Драгневич. Там Герр работал в свободное время, получал жалование и имел письменный стол. Проверили 9 ящиков, которые принадлежали Герру, но ничего предосудительного не было обнаружено, о чем был составлен протокол, подписанный всеми  присутствующими.
     20 октября 1914 года  в Русско-Азиатском банке, который располагался на Горчаковской улице в доме №5 , были изъяты все вещи из его персонального ящика №304. С 1911 года он там хранил деньги, драгоценности, личные бумаги, дипломы, свидетельства о службе и т.п. При вскрытии были  обнаружены 4 немецких  паспорта. Среди них  был паспорт, выданный 26 июля 1910 года в Германском консульстве в Бреслау,  паспорт- выданный в 1913 году  и  заграничный паспорт, выданный 9 апреля 1913 года.  Все - на имя Герра.  Там же лежало разрешение на хранение револьвера с целью самообороны, выданное Бакинским градоначальником Шубинский  7 января 1908  года сроком  на один год.
      В.Ф.Герр дал первые объяснения. Его родители Фридрих Вильгельмович  и  Матильда   Васильевна жили в Киеве на  Левашовской улице в д. №44,  в связи  с чем, начиная   с 1906 года,  он там  бывал  4-5 раз, отдыхал на даче и лечился. В 1911  или в 1912 году, будучи в Киеве в очередной свой приезд, он обратился  в Германское консульство по поводу получения паспорта (матрикула), где секретарь консульства г. Форнер попросил подписать его лист на 3 рубля, как  пожертвование на воздушный флот. «Союз Германского национального воздушного флота» существовал в Германии, но в России его  не было. Герр отдал деньги, считая, что консульство является официальным органом и его действия были законными. Квитанции ему не дали.  Больше он никогда и нигде  не давал денег.
   К этому времени в Тифлисе был  изъят Устав »Главного Союза  Германских флотских союзов », членом которого был германо-поданный Франц Картгаус.  Но Герр отрицал знакомство с ним. Кроме того, он не состоял ни в каких немецких  обществах, поэтому не мог сообщить что-либо по этому поводу.  Что же касается   револьвера, то  в 1908  году он получил свидетельство, которым разрешалось  хранить  оружие,   но срок его через год истек. В последующие годы он этот вопрос не возбуждал.
    Журналы  он   купил в Баку в книжном магазине Сегаева. Раньше этот магазин был под фирмой »Сотрудники». При покупке ему не сообщили, что эти номера были изъяты из обращения. Немецкий журнал «Prometheus»   был  приобретен БТК, где он взял их для чтения, так как являлся  и. д. редактора трудов БОИРТО.  Что касается одного немецкого иллюстрированного журнала »Illustrirte Zeitung» за 1912 год, то это был юбилейный номер и представлял для него  научный интерес по газовому делу.  За границей бывал в связи с болезнью.
     Перед следствием встал вопрос  об установлении  личности  подозреваемого,   называвшего себя В.Ф.Герром.  Этот факт могли подтвердить только в Киеве, куда   был направлен запрос  и отослано фото Виктора Фридриховича. Все  это  требовало  дополнительного времени, поэтому 22 октября пом. начальника Бакинского Губернского Жандармского управления обратился к Бакинскому градоначальнику с просьбой продлить срок ареста. 28 октября 1914 года и.д.помощника градоначальника подполковник  Назанский  продлил  срок  содержания под стражей  до 19 ноября. Все старые паспорта переслали  полицмейстеру в паспортный стол, а деньги и ключи  вернули жене. Также была возвращена вся частная переписка,  только  журналы остались у полиции.
   29 октября полковник Шредель из Киевского Жандармского Управления телеграфировал,  что  у них нет  претензий к Герру. По делам Бакинского Жандармского Управления он  также не проходил.  30 октября 1914 года  ротмистр отдельного корпуса жандармов Гусаков подвел итоги проведенного расследования и установил, что при обысках ничего, относящего к сбору пожертвований в пользу немецкого воздушного флота  или преступного  в  действиях В.Ф Герра,  обнаружено не было.   С учетом этого  было принято решение дело продолжить, но от ареста его освободить.   
   Следствие продолжалось. Пришел протокол с объяснениями родителей от 1 ноября  1914 году. Они жили в  Киеве  на   Левашовской улице в д. 44. Отец Фридрих Вильгельмович  был  больным и дряхлым человеком, поэтому все объяснения давала мать Матильда Васильевна. Ей предъявили фото Виктора Федоровича, в котором она признала своего единственного сына. В доказательство она  показала  шесть  фото Виктора в разном возрасте  и  их приобщили к делу.  Она рассказала, что    живут они  на средства детей.  Дочь Элеонора (Элля ) замужем за издателем и содержателем книжного  и музыкального магазина в Киеве на Николаевской улице  д. 9- Карлом Вильгельмовичем  Шеппе.  Вторая дочь Валентина замужем за профессором Чилявским и живет в Томске. 
    24 января 1915 года начальник  Бакинского  Губернского Жандармского управления Леонтьев представил сведения о степени политической благонадежности инженера-химика Герра и было принято окончательное постановление о прекращении следствия.  20 февраля 1915 года  и.о. Бакинского градоначальника полковник П.Мартынов прекратил дело без последствий.
    Но В.Ф.Герр нес ответственность за хранение револьвера. Отсутствие  установленного разрешения на хранение браузера давало основание на привлечение его  к  административной ответственности с соответствующим наказанием : либо месяц тюрьмы,  либо  штраф в 100 руб. Герр выбрал последнее и 3 марта 1915 года с него был взыскан штраф,  о чем сообщила газета «Каспий».
     Казалось бы, все утряслось, но 1 января 1915 года  Герр  вынужден был оставить службу в БТКомитете.  И в дальнейшем ему еще не раз придется объясняться  и оправдываться по этому поводу. Возможно, именно в результате этих событий   Виктор Фридрихович  » изъявил  решительное желание»  принять  православие.  4 июля 1915 года  он  через помазание Св. Миром присоединился к Православной Восточной Кафолической Греко- Российской Церкви с оставлением ему прежнего имени в честь мученика  Виктора (день ангела -18 апреля). Тогда же он приобрел отчество-Федорович. Помазание проводил священник Дмитрий Ярош вместе с диаконом Владимиром Хохановским в церкви Рождества Пресвятой Богородицы. При помазании присутствовали   крестьянка Воронежской губернии, Острогорского уезда, Ольховатской волости и села - Ирина Ивановна Марченко и счетный чиновник Бакинской Казенной Палаты Александр Николаевич Тхиладзе. По всей вероятности   это был  брат  Екатерины Николаевны. Он родился 7 июня 1884 года. Его отец Николай Лазаревич Тхиладзе- крестьянин селения Кулаш  Кутаисской губернии и уезда, мать- Пелагея Ивановна. Крещен 15 июля в православной церкви. Восприемниками были: крестьянин села Геджаты Новосенакского уезда Кутаиской губернии и Дария Ефимовна- жена крестьянина Ефимия Гагуа из  села Нигорозгово, того же уезда и губернии.  Жил в Баку с самого рождения. Его дед Лазарь Тхиладзе умер в 1906 году в Кутаисской губернии, где имел какой-то участок земли. Александр учился в Михайловском училище по полному курсу, но не закончил его и вышел из 5 класса в 1902 году. С тех пор получал содержание »по трудам и способностям». С 1903 года работал  вольнонаемным писцом  в Бакинской Казенной палате, с 1910 был зачислен в штат на должность счетного чиновника, где проработал до 14 мая 1918 года- день упразднения палаты Народным Комиссаром финансов Баксовнаркома.  С 21 августа 1919 года был принят на работу в Азербайджанскую Казенную палату Министерства финансов АДР.  Проживал в собственной квартире в доме Малхазова №49  на углу 3-й Канитапинской и Будаговской улиц.  В 1905 году  женился на  мещанке г. Пензы девице Евдокии Михайловне Таракановой. Имел детей: Антонину-1908 г.р., Николая-1911 г., Виктора-1913 г. и  Георгия- 1916 года.   
      В.Ф.Герр продолжал работать главным инженером по строительству  толуольного завода  «Т-ва Бенкендорф и К°». Но 1 июня 1916 года  его  опять   пригласили  в БТКомитет на  должность зав. химической лабораторией. В это время Комитет интенсивно занимался работами по пирогенизации нефти с целью  выработки толуола (исходное вещество для изготовления взрывчатых веществ) и  получения высококачественных горюче-смазочных материалов(разного вида бензина и пр.). Все это относилось к военной продукции, которая была так необходима в обороне государства.  Тогда же было решено пустить в эксплуатацию кубовую крекинг-установку для переработки  той   нефти, которая поступала в казну в качестве определенных отчислений. В основе установки   был  аппарат   инженера С. К. Квитко, разработанный в 1912 году.
     В связи с текущей войной  шли призывы в армию. В июле 1916 года С. Квитко направил Бакинскому градоначальнику список сотрудников, выполняющих   спецработы и попросил освободить их от призыва на военную службу в соответствии с Положением о порядке предоставления отсрочки, утвержденного 6 декабря 1915 года Советом Министров. Среди  них был и инженер-химик Герр. 1 августа 1916 года Бакинский уездный комитет по предоставлению отсрочек военнообязанным выдал удостоверение о предоставлении всем сотрудникам  лаборатории БТК (кроме Рудковского В.Д. - он был призван ранее) отсрочку до 1 июля 1917 года .   
    В начале 1917 г. Морское министерство утвердило  план постройки в Баку крекинг-завода по патенту С.Квитки и под его руководством. Были ассигнованы достаточные средства, отведен участок земли. Но сделать это не удалось -прогремел  февральский переворот. Образовался Бакинский Исполнительный Комитет, который 11 марта 1917 года пригласил Председателя БТК С.К.Квитко (совместно с другими начальствующими лицами г. Баку) в здание Городской Управы «на заседание  по вопросам,  выдвинутыми нарождением нового государства». 1 мая 1917 года Квитко командировал  лаборанта Герра В.Ф. в распоряжение Бакинского Исполнительного Комитета.  15 августа 1917 г. скоропостижно  скончался С.К.Квитко ,а  в  ноябре  1917 года произошла Октябрьская революция.
      Власть поменялась. Несмотря на все последующие политические события и изменения, В.Ф. Герр  проработал  в БТК почти 8 лет-  до 1924 года. 25 апреля 1918 года в Баку был образован Бакинский Совет Народных комиссаров (БСНК). Возобновилась работа  Бакинского Технического Комитета  и  1 мая 1918 года В.Ф. Герр был опять принят туда  штатным лаборантом  с окладом в 800 руб., а 24 июля 1918 года его  назначили  зав.химической лабораторией.   
     28 мая 1918 года была провозглашена  Азербайджанская  Демократическая  Республика. И опять – новая власть. Правительство появилось в Баку только  17 сентября 1918 года.  Герр  продолжал работу в  БТ Комитете. 16 октября  1919 года  он  подал   рапорт в Министерство торговли и промышленности  об увольнении по собственному желанию  и  10 ноября  1919  года  оно было   удовлетворено.         
    1 сентября 1919 года  был  открыт Бакинский Государственный университет (БГУ) с двумя  факультетами: историко-филологическим (с восточным отделением) и медицинским. 10 сентября В.Ф.Герра  приняли туда по совместительству   на должность  доцента. Согласно личному листку, заполненному Герром 10 февраля 1925 года для Народного Комиссариата просвещения Аз. Республики, он работал в Университете со дня его открытия и с 15 ноября 1919 года преподавал  аналитическую химию на медицинском факультете.      
    В последующие годы  он постоянно  совмещал педагогическую, научную и производственную деятельности  .       
     28 апреля 1920 года  в Азербайджане  была установлена  Советская власть. Министерство Народного Просвещения было реорганизовано в Народный комиссариат просвещения АзССР  и  все учебные заведения, в том числе и Бакинский Государственный Университет,  были переданы в его подчинение. В.Ф.Герр  остался там преподавать органическую химию на кафедре патологической  анатомии  медицинского факультета.
    В июне 1920 года  БТ Комитет  был  национализирован   и   передан   в  Государственное объединение Азербайджанской нефтяной промышленности (Азнефть). Там была организована Центральная химическая лаборатория, где В.Ф.Герр с 1922 года  работал  заведующим контрольным отделом (контрольно- химической лабораторией), был  членом  инженерно-технической секции (ИТС) Азнефти  и членом  инженерной секции Союза Горняков  Городского района Баку.
   В 1922 год  университет был переименован в Азербайджанский Государственный университет (АГУ).  Виктор Федорович  преподавал там  физическую химию  на  физико- математическом  факультете. К этому времени он автор более 20 печатных трудов.  Часть из них составили основу  его  диссертации на тему: »Сульфаты моно и дибензолаты»,  которую он защитил в 1922 году. Ему было присвоено  звание доцента  АГУ.         
     В молодом советском государстве остро стоял вопрос  развития   автомобильного и воздушного транспорта, что требовало увеличения выработки  высококачественного бензина. Одним из способов, позволяющим увеличить выход бензина, являлось термическое расщепление углеводородов нефти и нефтепродуктов, в результате чего образуются углеводороды с меньшим числом атомов углерода в молекуле. Этот процесс называется крекингом. Тогда и вспомнили об успешных работах С.Квитко по перегонке мазута под давлением и его изобретения. На то время специалистом в этой области был В.Ф. Герр,  который еще в 1913 году разрабатывал этот вопрос в БТ Комитете.  «Азнефть» 22 апреля 1923 года привлекает  его  к  проектированию  и сооружению первой опытной крекинг-установки по системе С.К.Квитко.  15 января  1924 года  его переводят в Управление 3-й группы заводов Азнефти - Управляющим заводом им. Буденного в Фабрично-Заводском районе (Черный город). В мае 1924 года создается Комитет для строительства заводской установки термического крекинга, председателем которого избирают В.Ф.Герра. 
   По разработке Герра  в течение 10 месяцев  был построен  один из десяти кубов опытно-промышленной установки.  Переработка  200 пудов нефти    проходила  в аппарате периодического действия с единовременным заливом. За пять часов перегонки было получено 65%  готового  бензина. Остаток представлял собой  мазут без признаков кокса.
    Виктор Федорович  жил   с семьей теперь на 5-Черногородской улице № 35.  По всей вероятности, до работы он добирался с извозчиком, что сразу же стало основанием  для  критики. «Московский крокодил» в Баку  расценил это как «буржуйскую привычку»,  дал в газете «Бакинский рабочий» сообщение о том,  инженер  Герр,  Управляющий 3-й группой заводов, «забронировал  за собой пару казенных рысаков и  фаэтон» и предложили  «забронировать»  его  на вилы Крокодила. Неизвестно, какая была реакция на это выступление, но в семье Виктора Федоровича она не осталась незамеченной.
     17 июня 1925 года трест »Азнефть»  пустил первую крекинг-установку  в производство. Под руководством Герра на установке изучалась  технология крекинга  при  различных условиях  его работы. Он внес много новых элементов в технологический   процесс,    и  вскоре   были получены  хорошие результаты.   
      В 1924 году в Университете прошло реформирование, в результате чего был создан педагогический факультет с  тремя отделениями. Герр продолжил свою работу доцентом кафедры органической химии на естественном  отделении (с 1925 года - естественно-математического), где читал химию, химическую технологию, качественный и количественный анализ и вне курса руководил вечерней подготовкой студентов. Имел 16-й трудовой разряд. Среди его студентов были Попов, Вагнер Р.Р., Межебовская, В.И.Тихомиров, Гурвич и др. Вместе с ним ассистентом  кафедры работала б. его студентка  Пипик Ольга Григорьевна. Как доцент, он читал лекции  и  на кафедре аналитической химии.  В 1927 году на Герра  была возложена обязанность  директора  кафедры органической химии.   
     С 1924 года  Герр  активно участвует в различных научных обществах. Так, он   является членом   правления «Доброхим», переименованного позже в «Авиахим». С 1924 года  Герр избирается  членом Президиума  Инженерно- Технической секции (ИТС), а в 1927-1928 году -  Президентом, затем  -  в  1928-1929 годах был   просто членом секции. В феврале 1927 года Виктору Федоровичу в виде поощрения выдали двухмесячную зарплату за изобретение муфельной печи для кокса. С 1927 года  он  член  и попечитель Дашкесанского Комитета, в  1929 году был  избран Председателем  и  членом технической  секции при Союзе Химиков.
   В 1926 году в Баку шел сбор денег на беспризорных, который  был организован в виде соревнований: Лиля Каган вносит 1 руб. и вызывает  на соревнование Адочку Гельфанд и Фиру Одинцову, которые дают деньги и, в свою очередь, вызывают Бэлочку Лейкину и Песю Ганопольскую  и т.д.  13-тилетний     Георгий  Герр .сын Виктора Федороаича,  просто сразу  дает  5 рублей.   
   В 1929 году  В.Ф.  Герр уходит с производственной   работы  завода им. Буденного. В 1930 году по указу Совета Народного Комиссариата Азербайджана  АГУ  был упразднен  и  на его базе был создан Высший Педагогический  Институт и др. В связи с  этим  24  сентября  1930 года В.Ф. Герр уволился. Ему 50 лет, он беспартийный.
 Наступил 1930 год, который был объявлен  Годом Великого перелома.         Провозгласили  полную коллективизацию и индустриализацию. Это все  вылились в раскулачивание и борьбу со всеми «темными силами , которые занимались контрреволюционной вредительской и шпионской деятельностью». Немцев и  немецкие организации  стали рассматривать, как шпионские группировки.
     Коснулось это и семьи Герра в Киеве. К. В. Шеппе (муж его младшей сестры Валентины) был старостой общины Киевской Евангелическо-Лютеранской церкви Св.Екатерины. 75 -летнего  старика  обвинили в связи с немецкой разведкой через общение с секретарем немецкого посольства Брауном  и  арестовали. 5 сентября 1935 года спецколлегия  Киевского областного суда засудила  его к трем годам   тюрьмы. Он подал кассационную жалобу  о смягчении приговора,  но получил отказ. Сердце не выдержало   и  в 1936 году К.В. Шеппе скончался.
     В конце 1930 года прошла волна  обвинений  ученых и работников нефтяной промышленности СССР, в том числе и «Азнефти»,  в  контрреволюционной шпионско-вредительской  деятельности. Но  В.Ф. Герра вроде «не заметили»,  в 1930-1932 годах он  продолжал  работать в «Азнефти» главным  инженером  и управляющим  лаборатории  по пирогенизации. В феврале 1930 г. было начато строительство первой в СССР отечественной крекинг- установки «Советский крекинг», где Герр являлся научным консультантом. В апреле 1932 года он подает в  ЦБРИЗ предложение и методику получения озокерита из Сураханской амбарной грязи. После проверки это предложение было признано  рационализаторским .     Сам факт, что начавшиеся преследования  обошли его стороной, дает основание предположить, что  на этот момент   он  был очень важным и ценным сотрудником для государства.
    15 октября 1929 года на базе научно-исследовательской  химической лаборатории при Управлении »Азнефти» был создан Аз. Нефтяной исследовательский институт нефти (АзНИИ). Вскоре он был переименован в Аз. Научно-Исследовательский Институт Нефтеперерабатывающей Промышленности им. В.В.Куйбышева (АзНИИ НП) Аз.филиала Академии Наук, известный сегодня, как Институт нефтехимических процессов имени академика Ю. Г. Мамедалиева в системе НАНА. Главной целью института на то время было получение высококачественного отечественного  авиабензина.   
    В 1932 году Герр принимает приглашение занять должность заведующего сектором крекинг-пиролиза отдела нефтепереработки института  и вплотную заняться вопросом очистки бензина.  Одновременно он является Управляющим спецотделом этого института. Его научные труды печатаются в журнале  «Азербайджанское нефтяное хозяйство». Так, в  1932 году  были опубликованы статьи:  «Заводское получение антидетонирующего бензина в паровой базе без давления», вместе с О.Пипик и Межебовской; «Получение этилового спирта из нефтяного газа» и »Получение изопропилового спирта при помощи фракционирования газа углеводородов»; «Разработка методики регенерации отработанного активированного угля»  вместе с О. Меликовой  и др.   
    Виктор Федорович участвует в исследовании продуктов реформирования дистиллятов и в получении авиабензина на  установке  завода  « Советский крекинг», печатает обзорные статьи по этому поводу. Но печаталась только часть результатов исследований. Большинство  же работ были засекречены и остались только в виде отчетов «для служебного пользования». В  1934 года он  продолжает работы по изучению различных адсорбентов  при получении авиабензина на этом же заводе. Выполняя исследовательские работы на военную тему, он тем самым   выполнял реализацию  займа  на оборону.  С 1935 года сектор АзНИИ НП занимался вопросами переработки газа.  Шла новая тема  по изучению процесса окисления крекинг-бензина,  которой руководил Герр.
    В 1931-34 годах В.Ф.Герр  является членом бюро Аз. Научно-Исследовательского  Технического общества Нефтяников (АзНИТОН), членом АзОРНИТСО,   председателем Бюро ИТС Союза Нефтяников и членом  Аз. отделения Всесоюзной Ассоциации работников науки и техники (ВАРНиТсо). Принимает активное  участие в общественной работе и читает лекции и доклады на научные темы для ИТР.
    Свою научную деятельность он совмещает с преподавательской.  С  18 декабря 1932 года В.Ф.Герр занимает должность профессора кафедры химии нефти в Азербайджанском Краснознаменном нефтяном институте (АКНИ) им. Азизбекова.
    В анкете, заполненной 20 декабря 1933 года,  он указывает, что  имеет 30 печатных трудов и один советский патент на муфельную печь. Общий стаж работы по химии- 33 года.  Педагогический  стаж -13 лет. Проживал   с семьей  на 4-й Завокзальной д. 3, кв.11.  С 1933 года заведует лабораторией по прикладной химии,  ст. н. сотрудник. 7 февраля 1934 года его зачисляют на должность и.о. доцента кафедры химии нефти. 
    В.Ф. Герр подает документы во Всесоюзный Комитет по Высшему образованию при ЦИК СССР  на получение звания профессора. К этому времени он  имеет 40 печатных трудов и 12 рукописных. В отзыве, который дают ему  13 апреля 1934 года директор АзНИИ НП им. Куйбышева М.А.Капелюшников  и научный сотрудник Р.Р.Вагнер написано: «Прошлое В.Ф. Герра с точки зрения научно- исследовательской, педагогической и производственной деятельности (10 лет на педагогической работе в АГУ на кафедре аналитической химии и в АКНИ) обеспечивает ему высокий теоретический и практический уровень знаний. Это крупный, активный и энергичный ученый нашего социалистического строительства. Еще в 1918 году в период Баккоммуны он был назначен Баксовнаркомом на должность зав. хим. лабораторией  Технического Комитета. Имя Герра известно не только среди специалистов нефтяников, но и во всех странах мира, которые часто ссылаются на его работы».
      Зам. директора этого института,  б. начальник  спецотдела Азнефти П. Кошелев пишет: » Знаю его по совместной работе в спецотделе Азнефти с 1926 года. По распоряжению спецотдела ВСНХ СССР им была организована и возглавлена научно-исследовательская лаборатория по разработке ряда важнейших тем:  1.фракционирование газов крекинга и пиролиза при помощи активированного угля, в результате чего получен  ряд  высших спиртов, использующих  в производстве синтетического каучука (Трест «СК»).
2.получен на печах Пиккеринга авиабензин с высоким октановым числом.  Применен  на Московском газовом заводе  треста »Авиатор».
3. в результате разложения газа  был получен  водород, который  использовал «Гипроазот» и др. В.Ф.Герр- знающий, энергичный и преданный работник, оказавший значительные услуги спецотделению Азнефти. Был во главе лаборатории три года, а затем целиком перешел на работу в АзНИИ » .    
     5 апреля 1935 года Высшая Аттестационная Комиссия Всесоюзного Комитета по Высшему техническому образованию при ЦИК СССР под председательством Р.М.Кржижановского утвердила доцента кафедры химии нефти   Азербайджанского Нефтяного института Герра В.Ф. в ученом звании профессора, ученая степень-доктор  наук  химии. Виктора Федоровича  включают  в  Комиссию содействия ученым при Совете Народных комиссаров СССР.      
    В последующие годы Герр преподавал в Азербайджанском Педагогическом Институте (37),  но подробностей об этом периоде жизни узнать нам не удалось.   
   Казалось бы, все складывалось удачно. Но тревога не покидала. Только этим можно объяснить  тот факт, что  заполняя 18 сентября 1935 года очередную анкету, он пишет в графе  «национальность»  -  украинец?!  Позже  это вызвало  вопросы  у первого отдела института.      
     В 1936 году  в АзНИИ НП вместе со старшим научным сотрудником О.Г. Пипик и мл. научным сотрудником Ассман они изучают физико-химические методы исследования бензинов и его очистку  по методу остерстрома.  Частично результаты уже в 1936 году были опубликованы. Проходили работы по повышению октанового числа бензина. Вместе с ним работает научным сотрудником Р. Р. Вагнер, окончивший АГУ по специальности химика. 15 января  1937 году  после преобразования  сектора   в лабораторию крекинг- пиролиза  ст.н. с., профессора Герра назначают ее  заведующим. Вместе  с  ним работают над  методами  получения высоковязких масел и остатков «Адко» -  Абезгауз И.М.  и  мл.н.с. А.Г. Мирзабеков.  Работа была окончена 27 января 1938 года.
     Пленум ЦК ВКП(Б), прошедший с 23 февраля по 5 марта 1937 года в Москве,  определил политический курс  по  началу  масштабной  кампании   борьбы  с  «врагами народа, вредителями и шпионами». Машина по фабрикации   обвинительных дел и убийству невинных людей заработала по всей стране. В Киеве 14 декабря 1937 года  опять  вспомнили  «старого шпиона» Шеппе К.В.  и  арестовали его сына - Арнольда Карловича Шеппе (племянника Герра), 1905 года рождения, биолога, мл. научного сотрудника Института зоологии и биологии. Его обвинили в шпионаже в пользу Германии. 22-23 декабря  1937 года Арнольд  мужественно отрицал все эти обвинения, но уже 27 декабря   «признался», что еще в 1934 году имел разговор с секретарем немецкого посольства Брауном  и информировал его об изобретательской  и исследовательской работе  вузов,  о работе  Академии Наук, в частности об  Институте зоологии и биологии,  рассказывал ему о настроениях студентов и научных сотрудников, сообщал ему о структуре и продукции Киевской фабрики научного оборудования, где он временно работал после ареста отца. А.К.Шеппе  расстреляли 29 января 1938 года.
    Виктора Федоровича пока не трогают, но он  вместе  с другими  чувствовал всю трагичность наступившего  времени.   За доктором наук, профессором, заведующим кафедры химии Азербайджанского педагогического института и консультантом Азербайджанского Нефтяного исследовательского института   В.Ф. Герром , пришли 31 марта 1940 года .
     14 июня 1941 года  НКВД Аз ССР   предъявило ему  обвинение по ст. 68 УК Аз.ССР в шпионаже. Они утверждали, что он еще  в 1913 году В.Ф.Герр был завербован владельцем перевозочной конторы в Баку и агентом германской разведки Бенедиктом. В 1920 году  перед отъездом за границу  Бенедикт  связал Герра  с А.Ф. Вакано,  б. владельцем  Торгового дома «Т-ва Жигулевского пивоваренного завода Вакано и К°»,  имевшего    завод  в Баку( по- видимому, речь идет об одном из его сыновей), которому передавал материалы о количестве экспорта нефтепродуктов и их качестве.  В  1921 году якобы  Герр представлял  разные сведения б. директору нефтеперегонного завода им. Андреева М.А.Пэнгу (7.12.1937 года был осужден к ВМН), а затем – приехавшему из Германии немцу  Вирту.  В 1931 году Герр « сообщил» Р.Р. Вагнеру( выехал в Германию) способ получения высококачественного бензина на печах системы Пиккерита, технологию выделения озокерита из мазута, передал  материалы по работе коксовальных печах беспрерывного действия  и пр.    
    «Во вражеской работе» он изобличался показаниями Гелленера,  Сурабекова    и  очными ставками с ними.  Гелленер Ричард-Сергей Юрьевич, 1891 г. рождения, ур. г. Москвы, гр.СССР, беспартийный,  автомеханик,   работал инспектором Госснаба Азнефти и по совместительству начальником изыскательских работ Всесоюзной конторы «Лакокрассырье».  Был арестован  10 августа 1938 года, как агент немецкой разведки. Сурабеков Г.С.( 1881 г. рождения, инженер химик, окончил в 1907 году в Мюнхене Политехнический институт, б.управляющий нефтеперегонными заводами фирмы Бр. Гукасовых  и б. главный инженер фурфуролового з-да)  был арестован 14 января 1940 года, как агент английской разведки.  Они были «связаны с Герром по  шпионской работе»  и якобы получали сведения от него о выработке авиабензина и специальных сортов масел для нужд армии.
     Мы получили некоторые сведения из уголовного дела(в том числе и фото Виктора Федоровича)  но,  к   сожалению, познакомится с ним  нам не удалось. В. Ф. Герра осудили на 8 лет лишения свободы. Отбывать этот срок его отправили в Саратовскую область в город Атраск, где 6 марта 1942 года Виктор Федорович  скончался и   был  там похоронен.      
   21 июля 1941 года началась  война с Германией. На основании  Указа  от  28 августа 1941 года все советские  немцы были депортированы  в Казахстан. 49-летняя Екатерина Николаевна Тхиладзе  и  26- летний сын Георгий Герр на то время оставались в Баку.  Дальнейшая их  судьба  и  судьба семьи ее  брата- неизвестна.
     12 сентября 1956 года Судебная  Коллегия Верховного суда АзССР пересмотрела уголовное дело и реабилитировала Виктора Федоровича Герра  посмертно.
     Прошло  почти 60 лет. За эти годы научные и производственные  достижения   по переработке нефти  трудно даже оценить. Несправедливым кажется,  что научные исследователи и историки  науки и техники нигде и никогда не вспомнили Виктора Федоровича Герра , не привели ссылок на  его научные труды,  не дали им  научной оценки и не определили его место в плеяде ученых, работавших в области химической переработки нефти Азербайджана. Есть только упоминание о том, что с ним  после 1933 года работал  известный азербайджанский химик Ю.Г. Мамедалиев, чье имя носит теперь Научно –исследовательский  институт  нефтехимических процессов Национальной   Академии Азербайджанской республики  .      

 

 
газета "Вышка",2015 г,30 января- 
Ссылки и литература № 37.
Фото.
 


Рецензии