Хрустальные туфли

     Глава 1.

Послушай, какую удивительную, почти сказочную историю я тебе расскажу. Случилось это давным – давно.

В живописной долине  реки Дунай, среди зеленых пологих холмов и заливных лугов раскинулась деревня, жители которой занимались тем, что пасли на пастбищах скот и выращивали на своих огородах овощи и плоды, продавая их потом на рынке.

 На окраине этой деревни жил один крестьянин с женой и маленькой дочкой, которую звали Элизой. Семья жила безбедно и счастливо, пока в один год не случилось несчастье: умерла жена. И  радость навсегда покинула дом крестьянина.

Спустя несколько лет он снова решил жениться, рассудив, что если приведет новую хозяйку – счастье и достаток снова вернутся к нему. Нашел в соседней деревне подходящую женщину и привел в свой дом.

Однако, мачеха оказалась недоброй женщиной. С первых дней она невзлюбила маленькую падчерицу: придиралась к малышке по пустякам, заставляя выполнять самую грязную работу. А вместо того, чтобы позволить девочке лишний часок поиграть со сверстниками во дворе, прогоняла бедняжку пасти гусей или пропалывать огород.

Крестьянин во всем поддакивал жене и соглашался с тем, что та наговаривала про его родную дочку. Неудивительно, что вскоре он совсем перестал замечать дочкины слезы и равнодушно отмахивался от неё, когда та подходила к нему.

Когда Элизе исполнилось пятнадцать лет, она превратилась в прелестную девушку. Чем краше она становилась, тем больше злилась её мачеха.  Дошло до того, что завистливая женщина только и думала, как бы навсегда избавиться от падчерицы.

В один год в стране случилась сильная засуха. Пшеница и рожь полегли под лучами раскаленного солнца. А осенью нагрянули проливные дожди, которые уничтожили весь урожай. Многие жители деревни не успели сделать припасы на зиму. В их числе оказалась и семья этого крестьянина. Наступил голод.

Однажды вечером, крестьянин с тяжелым сердцем улегся в постель. Долго не мог он заснуть и ворочался с боку на бок, с грустью размышляя о том, что в его амбаре ничего, кроме голодных мышей, не осталось. Жене его тоже не спалось. Толкнула она мужа в бок и говорит:

– Послушай, муженек. Нам уже и самим стало нечего, есть. Давай отдадим Элизу в подмастерье к Иоганну – сапожнику.

– Ты в своем уме, жена? Для такого ремесла – только парень сгодится, – ответил крестьянин.

–  А ты посмотри, как сапожник живет. В его доме не переводятся деньги и богатство. Что ни день, так жена сапожника меняет свои наряды. А их сыночек Ганс, не смотри, что горбатый – имеет столько башмаков, сколько  нет ни у кого в деревне, – ответила завистливая женщина.

И это было сущей правдой. В то время, как  жители деревни голодали, из трубы на крыше дома Иоганна - сапожника с утра до вечера поднимался вверх белый дым, завиваясь колечками. И от этого дыма по всей округе разносились чудесные запахи куриного супа, телячьей отбивной или вкусного жаркого из ягненка. Бедняки шли мимо, с досадой отворачиваясь и глотая голодные слюни.

– Чему ты завидуешь, жена? – рассердился муж, – лучше порадуйся за наших соседей, что у них дом полная чаша. Глядишь, и нам Бог поможет. Ты только погляди на бедного Ганса, – какой он горбатый, хромой. Это же несчастье для матери, видеть увечье у родного сына. И вот тебе мой ответ – ноги моей Элизы не будет в чужом доме!– с этими словами крестьянин отвернулся и громко захрапел.

Однако, жена не послушалась и уже на следующий день вновь завела свой разговор. Уж так ей хотелось поскорей избавиться от падчерицы. И так она его уговаривала, и этак... Вскоре, крестьянину надоело препираться с женой, и он согласился.

Злой женщине только того и надо было.
– Правильно ты рассудил, муженек, – похвалила она его, – глядишь, и нам полегче будет без лишнего рта.

Уже на следующий день крестьянин стучал в калитку Иоганна-сапожника. Навстречу вышел сам хозяин и спросил:
– Здравствуй, сосед. С чем в гости пожаловал? 
– Здравствуй. Да, вот пришел просить тебя, чтобы взял ты мою дочку к себе в подмастерье, – ответил крестьянин.
–Да ты что! В своем ли уме? – удивился Иоганн-сапожник, – где это видано, чтобы молодая девица, как сапожник ботинки и сапоги тачала?

Но к его удивлению, крестьянин обрадовался:
– Спасибо, сосед!  Пойду-ка я поскорей домой, да расскажу жене – что ты отказался взять мою дочку в подмастерье. Пускай она тоже порадуется вместе со мной,  – с этими словами он развернулся и весело насвистывая, зашагал прочь.

– Постой, – окликнул его Иоганн-сапожник, – я передумал. Так и быть. Приводи свою дочь ко мне. Обучу я её сапожному делу. Но только, чур! – уговор. Пока она будет у меня жить, ни ты, ни жена не должны её навещать. Вот через три года приходи за ней и забирай дочку обратно.
Понурился крестьянин: что было делать? – Делать нечего. Сам напросился. Да, и жена, – останется довольной.
Пришлось ему отвести Элизу в дом Иоганна-сапожника.

Глава 2.

Привел Иоганн-сапожник Элизу на кухню.
Видит девушка – хлопочет возле печи жена сапожника Ханна. Позади неё, на низенькой скамейке сидит горбатый парень и огромным кухонным ножом чистит лук, вынимая его из корзины. Это был Ганс.

– Принимай помощницу, – говорит Иоганн жене.
Обернулась Ханна, строго поглядела на Элизу и говорит:
– Надевай передник. Садись рядом с Гансом и чисти лук.
Элиза была девушка работящая. Сложила она свою котомку в угол, надела передник и присела рядом с парнем на скамеечку. Тот отдал ей свой нож, а сам,  вместо того, чтобы чистить лук, принялся вырезать из деревянного бруска игрушечного человечка.

Вот хлопочет Ханна у печи. Некогда ей обернуться и посмотреть, чем дети за спиной занимаются. Спрашивает она сына:
– Чистишь ли ты лук, Ганс?
– Ещё как чищу, милая матушка, – отвечает тот. А сам – вместо лука, человечку руки и ноги вырезает.
– А ты чистишь ли лук, Элиза? – спрашивает Ханна.
– Чищу, хозяюшка, – отвечает девушка. Перечистила Элиза весь лук, смахнула слезы и отдала хозяйке корзинку. Сама присела рядом с Гансом на скамеечку и смотрит, как он деревянному человечку башмаки из кусочка кожи шьет.
Вот закончила хозяйка делами заниматься, к тому времени и Ганс деревянного человечка доделал. И получился тот человечек похожий на Ганса, как две капли воды.

Вытерла Ханна мокрые руки об передник и говорит:
– Пришел час обеда. Садитесь к столу.
Уселись все за стол. Спрашивает Ханна у стоящего на печи глиняного горшка:
–Эй, господин горшок, готов ли суп к обеду?
Тот отвечает:
– Готов, госпожа Ханна.
– Ну, так прыгай скорей на стол. Да, накорми нас!

Вот спрыгнул горшок с печки, перелетел по воздуху через кухню и опустился на стол. Элиза от удивления даже ахнула – вот так чудеса!

А Ханна говорит горшку:
– Открой крышку, господин горшок.

Видит Элиза: приподнялась крышка – а оттуда такой чудесный аромат по кухне пошел, что язык проглотить можно. Вспомнила тут Элиза, что уже несколько дней ничего не ела.

А Ханна тем временем говорит лежащему на столе половнику:
–Ну – ка, господин половник, разлей по тарелкам суп.

Подпрыгнул половник и давай куриный суп в тарелки наливать.
Взяли все ложки, стали есть. Едят, едят, – смотрит Элиза, – а суп-то в горшке и не убывает. Как был полон чудесный горшок – такой и остался.

 Спрашивает  Элиза у Ганса:
– А почему суп не уменьшается?
– Да, потому, что горшок волшебный, – улыбнулся тот.

Тут приказала Ханна ножу мясо и хлеб порезать. Подскочил нож и давай, хлеб резать. Да так ловко и быстро. Сколько не отрежет, – буханка хлеба не уменьшается. Закончил нож резать хлеб, за мясо принялся.

Снова спрашивает Элиза у Ганса:
–А почему хлеб и мясо не убывают?
–Так нож, тоже волшебный. Ты погоди, скоро и не такие чудеса увидишь, – отвечает он.

Обрадовалась Элиза – кому же не хочется на всякие диковинки и чудеса поглядеть? А Ганс тем временем шепчет:

– Спасибо, что не выдала меня. Прими в подарок деревянного человечка. Я для тебя его сделал, – и протягивает ей только что вырезанную игрушку. Взяла девушка человечка, поблагодарила:
– Спасибо, Ганс. Он похож на тебя.
– Не на меня, а – на моего родного брата Жана, – пояснил Ганс.
– А где же твой брат? Почему его нет за столом?
– Он давно исчез, – грустно ответил Ганс, – это очень печальная история. Хочешь, расскажу?
Элиза кивнула.
– Я тогда был маленький и не носил на своей спине этот уродливый горб, – был стройный, как тростинка. Однажды под вечер играли мы с Жаном возле горящего очага. А за окном разыгралась страшная метель. Ветер так сильно выл и стонал, будто раненый зверь. Внезапно кто-то постучался в окно. Отец открыл дверь, и мы увидели на пороге странного карлика. На нем был надет длинный черный плащ, с которого на пол стекала грязная вода. На огромной голове карлика, росшей прямо из плеч – красовался высокий коричневый колпак. Такую одежду я больше ни на ком не видел. На спине у карлика болтался мешок, а в руке он держал огромную сучковатую палку, выше его роста. Карлик попросился на ночлег. Матушка, как увидела его, очень испугалась – такой он был страшный. Его пронзительные маленькие глазки злобно засверкали, когда он поглядел на меня и брата. А голос так ужасно и визгливо скрипел, будто ржавые дверные петли.  Матушка велела карлику убираться прочь. А я, хоть и был ребенком, смело вышел вперед и, сжав кулаки, повторил за матерью те же слова, указав страшному карлику на дверь и приказав убираться прочь. Ох! Как же сильно он рассердился. Глаза его сверкнули злостью, когда он взглянул на меня. Я даже вздрогнул от страха. Но мой добрый отец строго прикрикнул на матушку, а мне отвесил подзатыльник.
–Опомнись, жена, разве можно в такую ужасную непогоду гнать несчастного путника на верную смерть? Оставайтесь на ночлег, милостивый  сударь. И не обращайте внимания на мою жену. Она – глупая женщина, и не ведает, что говорит, – сказал мой отец. Ах, если бы он знал, какой черной неблагодарностью отплатит ему злой карлик за его доброту, то ни за что не пригласил бы его остаться.

Отец велел матери постелить для карлика самую лучшую постель, и поставить скамью поближе к очагу, чтобы тому было теплей. За это карлик подарил отцу волшебный горшок, чудесный нож и половник. Ты сама видела, как ловко они скачут по кухне и управляются по хозяйству. Утром, когда мы проснулись, то обнаружили, что страшный карлик исчез, а вместе с ним – исчез и мой брат Жан. А у меня на спине появился этот ужасный уродливый горб. Как же горько тогда заплакала моя несчастная матушка! Она схватила волшебный горшок, нож и половник и хотела их тут же выбросить за дверь, но мой рассудительный отец остановил её. Мать до сих пор уверена, что к нам в тот вечер приходил злой колдун, который искал ученика. С тех пор, Элиза, прошло много лет, но мои родители до сих пор не теряют надежду отыскать бедного Жана. Поэтому-то мы и переезжаем с места на место, и не задерживаемся долго ни в одной деревне, – объяснил Ганс. Он помолчал и грустно добавил,  – скоро наступит день, когда мы уедем и из вашей деревни.

После обеда Ханна отвела Элизу в маленькую комнату, которая оказалась на редкость уютной и теплой. Хозяйка объяснил девушке, что теперь это её комната. Потом хозяйка провела Элизу по всему дому и объяснила, что ей предстоит делать по хозяйству. Остановившись возле одной из запертых дверей, Ханна отдала Элизе связку ключей и сказала:

– Вот тебе ключи от всех комнат в нашем доме. Ты можешь заходить в любую из них, кроме этой. И запомни, моя милая, если я узнаю, что ты сюда входила – я тебя выгоню. А сейчас, переодевайся и живо приступай к уборке. Потом можешь отдохнуть.

Глава 3.

Для Элизы началась новая жизнь. Все члены семьи Иоганна – сапожника трудилась, не покладая рук. Ханна хлопотала по хозяйству, хозяин каждый день сидел у окна в мастерской, шил и тачал сапоги и ботинки, которые ему приносили со всей округи, а Ганс трудился в поле, саду и на огороде.  У Иоганна-сапожника оказалось очень большое хозяйство:  на птичьем дворе жили куры и утки. Вокруг дома раскинулся большой сад. Росли в нём различные плодовые деревья, которые подальше от дома образовывали густые заросли из одичавших яблонь и груш. Иоганн вместе с сыном ухаживали только за ближним к дому участком, предоставляя остальным деревьям, расти так, как им вздумается.
 
Каждое утро Элиза поднималась вместе со всеми и принималась за работу. Она мыла полы, стирала и штопала белье, помогала хозяйке на кухне, иногда шла в поле, сад или на огород, помогать Гансу.

Волшебный горшок тоже вносил свою лепту в общее дело: он ловко варил вкусный суп или рассыпчатую кашу, нож резал хлеб, запасы, которого никогда не уменьшались в амбарах. Может, потому, что все дружно трудились – в доме Иоганна-сапожника всегда был достаток?

Раз в месяц Иоганн-сапожник с женой и сыном уезжали из дома на несколько дней. И хотя они не объясняли Элизе причину своего отъезда, она догадывалась, что они ездят по округе и расспрашивают местных жителей про своего пропавшего сына Жана.

Так пробежало два года.  Элиза и не заметила, как полюбила горбатого Ганса. Он был добрый малый и умел сочинять чудеснейшие истории. Частенько юноша и девушка уходили к Дунаю смотреть, как садится солнце, и догорает алый закат. Ганс наигрывал на дудочке нежные мелодии, которые посвящал Элизе.  А когда они вдвоем сидели в укромном и заросшем уголке сада на скамеечке, среди цветущих роз и, взявшись за руки, тихонько напевали или сочиняли всякие истории, то забывали обо всем на свете. И вскоре Элиза уже не замечала уродливый горб на спине у Ганса. 

 Однажды пригожим летним днем Иоганн - сапожник с женой и сыном, как обычно, покинули дом на несколько дней. Переделав все дела по дому, Элиза подошла к запертой комнате и остановилась в  задумчивости.

Она никому не рассказывала, но однажды, когда она мыла рядом с этой комнатой полы, ей почудилось, как за дверью зазвенел чей-то тонкий и мелодичный голосок: « Дзинь!» , после чего кто-то быстро отбежал прочь.  Этот звук напоминал тот, какой раздается, когда по краю хрустальной конфетницы слегка ударить кончиком ножа. Элиза замерла и прислушалась, не повториться ли снова странный звук? Но все было тихо. Но, когда она снова отошла на несколько шагов, за дверью кто-то снова весело и звонко рассмеялся ей вслед, как будто хрустальные шарики рассыпались на серебряном подносе. Когда же Элиза подбежала к двери и прислушалась – все стихло. Так повторялось несколько раз. И это было похоже на игру в прятки. С тех пор любопытство не покидало девушку. Запертая комната манила её своей таинственностью, как магнит.

 « Что с того, если я загляну внутрь, хотя бы одним глазком? Никто же не узнает…, » –  подумала Элиза. Она зажгла свечу, вставила ключ в замок… и бесстрашно толкнула дверь.

И что же она увидела? – Самый обыкновенный тёмный запыленный чулан. Девушка даже чихнула несколько раз: «Апчхи!»
Подняв свечу вверх, Элиза с любопытством огляделась и увидела высокие шкафы со стеклянными дверцами. На полках стояли и сидели детские игрушки – маленькие  фарфоровые куколки изображали очаровательных пастушек, рядом на травке стояла беленькая пушистая овечка, а оловянные солдатики построились в боевом каре. В углу стояли большие и маленькие кораблики, вырезанные из дерева. Ещё на одной полке Элиза увидела книги с картинками. А ещё ниже, на полке была устроена настоящая кукольная комнатка с диваном, шкафчиком, маленьким столиком и такими же стульчиками. У Элизы в детстве никогда не было таких замечательных и милых игрушек.
 
В другом шкафу на полках лежала обувь – старая и новая. К каждой обувной паре крепилась бирка с именем и адресом владельца. Перечитав все надписи, Элиза поняла, что здесь собрана обувь всех жителей из окрестных деревень. Она даже нашла ботинки своего отца и мачехи. Вот только своих башмаков, как ни старалась, не нашла.

 « Наверное, мне не подойдут ни одни башмаки. А  я бы с удовольствием поменяла старенькие туфли на новые, » – с грустью подумала она и посмотрела на свои туфли.

И вдруг в темном углу она заметила какой-то блеснувший огонек. Элиза поднесла свечу поближе и увидела на полке стоящие отдельно от всех красивые хрустальные туфельки. Как только свеча осветила их, туфельки весело подпрыгнули на месте, издав тот самый тонкий и нежный хрустальный:  « Дзинь!», который Элиза слышала раньше.
 Улыбнувшись, Элиза взяла в руки хрустальные туфельки и хорошенько рассмотрела. На подошвах она увидела аккуратно прибитые серебряными гвоздиками изящные каблучки. А на мысках туфель были приделаны тонкие серебряные ободочки, на которых крошечными буквами было выбито "Туфли для Элизы".

« Вот так чудеса! – обрадовалась девушка, – оказывается, эти чудесные туфельки предназначены для меня. Интересно, кто же их сделал? Этот человек должен быть настоящим мастером своего дела.  И это они играли со мной в прятки! – подумала Элиза, – какие же вы миленькие и чудесные. Примерю -ка я вас. Возможно, вы мне подойдете по размеру? » – она быстренько скинула старенькие туфли и переобулась.
 
И вот же, чудо! Хрустальные туфли пришлись ей впору. Элиза даже исполнила несколько танцевальных па. Но долго оставаться в этой комнате она не могла, поэтому, ещё раз проверив, что все ботинки и туфли стоят на своих местах, она закрыла дверь на ключ и пошла в сад.  Ласково припекало солнышко, и пели птички. Стрекотали кузнечики, и над ромашками и одуванчиками летали красивые бабочки.  Элиза присела на лавочку под цветущей акацией. Она любовалась бабочками и цветами….. Голова её клонилась все ниже и ниже…

И вдруг она почувствовала, как её подхватила какая-то сила, которая перенесла и аккуратно поставила  на землю перед распахнутыми железными воротами, возле которых, вытянувшись во весь рост, стояли два огромных стражника в металлических доспехах. В руках они держали грозные и острые секиры и сурово смотрели на Элизу.

Девушка в изумлении огляделась. Мимо неё в сторону ворот шли и ехали на мулах и ослах, незнакомые люди, одетые в светлую летнюю одежду. Это были крестьяне и ремесленники, которые везли и несли в мешках и корзинах свои товары на городской базар. Элиза пошла следом за ними и вскоре очутилась на шумной базарной площади. Никто из местных жителей не обращал на неё никакого внимания. Девушка пошла вдоль рядов и  увидела сидящих на мешках торговцев овощами и зеленью, живой птицей и домашними животными. Они громко зазывали проходивших мимо покупателей, хватаясь за рукава или края их одежды. Элиза прошла дальше и вскоре очутилась среди торговцев живым товаром. У них в корзинах сидели коричневые утки и важно крякали, белые гуси сердито гоготали, вытягивая длинные шеи и стараясь ущипнуть зазевавшегося прохожего. Миновав этот гогочущий и крякающий ряд, девушка  очутилась возле рядов с одеждой и драгоценностями. Возле прилавков толпились молоденькие девушки и их служанки, которые носили за ними корзинки с покупками.
« У кого бы мне узнать, где это я очутилась?» – подумала Элиза.

В этот момент на дворцовой  площади, примыкающей к базарной, громко и призывно зазвучала труба глашатая. Толпившиеся на базаре люди, с любопытством переговариваясь, направились туда. Вместе со всеми пошла и Элиза. Она увидела на середине площади гарцующих на конях королевского глашатая и четырех стражников. В руках глашатай держал свиток и громко выкрикивал:

– Всем! Всем! Всем! Приказ его величества короля. Наш достопочтенный король Жан пожелал выбрать себе невесту. Он назовет женой ту девушку, у которой на ногах окажутся хрустальные туфли! А тот счастливчик, который первый укажет на избранницу короля, – получит в награду сто талеров.

Как только глашатай дочитал до конца указ, вокруг понялась страшная суматоха. Мужчины и женщины вокруг Элизы возбужденно зашумели и стали осматривать всех стоящих рядом молоденьких девушек, в надежде найти на ногах одной из них те самые хрустальные туфли, о которых сказал королевский глашатай. Каждому захотелось непременно стать тем самым счастливчиком и получить в награду сто талеров. Элиза сразу смекнула, что к чему и беспомощно огляделась в поисках укрытия. В этот момент ей больше всего хотелось спрятаться за спины людей, чтобы её никто не заметил.
Но было уже поздно!
Находившийся рядом с ней толстый торговец в фартуке, из карманов которого торчали пучки с зеленью, увидел на её ногах ослепительно сверкающие под яркими лучами солнца хрустальные туфли. Радостно подпрыгнув, он ткнул в неё пальцем и громко завопил:

– Я! Я нашел их – хрустальные туфли! Вот они.

Элиза побледнела от страха. В этот момент на торговца зеленью накинулись несколько мужчин. Между ними завязалась потасовка. Воспользовавшись заминкой, девушка попятилась назад, в надежде, что она успеет ускользнуть. Не тут-то было! К ней тут же подбежал ещё торговец и, крепко ухватив за руку, с силой потащил за собой.

– Я! Я первый нашел её! – радостно выкрикивал он на ходу.  Элиза упиралась ногами и безуспешно вырывалась из его цепких пальцев. Все напрасно!

  Когда они приблизились к глашатаю и стражникам, торговец грубо вытолкнул Элизу прямо под ноги коню, на котором сидел королевский глашатай, так что она упала. С горделивым видом, этот торговец задрал голову кверху и, тыча себя пальцем в грудь, хвастливо заявил сидящим на лошадях глашатаю и стражникам:

– Это я первый нашел невесту короля. И хочу получить обещанные сто талеров.
–Ага! Ты хочешь получить сто талеров? Так получай, грубиян, – сурово ответил один из стражников и толкнул торговца копьем. Тот упал на песок рядом с Элизой и стал обиженно выкрикивать:

– Вы не имеете права! Отдайте мои сто талеров! Это нечестно и несправедливо.
–Не тебе судить о справедливости, жадный торговец. Я видел, как грубо ты тащил эту бедную девушку, – возразил королевский глашатай. Соскочив с лошади, он приблизился к побледневшей девушке и помог её подняться. Потом вежливо произнес:

– Надеюсь, ты не ушиблась? Утри слезы, прелестное дитя. На твоих ножках я вижу хрустальные туфли. И очевидно, ты и есть – та самая невеста нашего короля, которую мы ищем по всему королевству . Позволь проводить тебя во дворец, – и с этими словами он протянул руку смутившейся девушке.

– Вы, наверное, ошиблись, сударь. Я самая обыкновенная девушка. И не знаю, как здесь очутилась. Позвольте мне остаться на базаре и не ходить во дворец, – дрожащим голосом произнесла Элиза, –  тем более, что я вовсе не собираюсь выходить пока замуж. Я даже не видела в лицо вашего короля,  – Элиза была очень растеряна.

Посмотрев на неё, глашатай сочувственно произнес:
–Я вижу, что ты смущена и напугана. Дам тебе добрый совет – поезжай с нами во дворец. Если ты останешься здесь и станешь на виду у народа отказываться от чести стать нашей королевой, этим ты выскажешь неуважением к королю. А король Жан, хоть, и безобидный малый, но слишком подвержен влиянию главного советника. А тот страшно не любит, когда его величеству отказывают. Тебя могут бросить в темницу, – с этими словами он ободряюще подмигнул Элизе.

Вздохнув, Элиза согласилась.  По приказу глашатая к ней подвели прекрасную белую лошадь, запряженную в  золотую карету. Девушка уселась в неё и её с почестями проводили до дворца.

Глава 4.

Поднявшись по парадной лестнице, она очутилась в празднично украшенном и сверкающем тысячью огней танцевальном зале, в котором вальсировали нарядно одетые дамы и кавалеры.

На балконе играли музыканты в черных фраках. Громко и весело звучали трубы. Их звонкий торжественный гул переплетался с нежной и плавной мелодией флейт и скрипок. Слаженной игрой оркестра управлял дирижер в черном фраке. Возле стены Элиза увидела многочисленные столики с белыми скатертями, на них стояли огромные фарфоровые вазы с живыми цветами и блестела золотая и стеклянная посуда с едой и напитками. Все вокруг Элизы сверкало и переливалось в свете огромных хрустальных люстр, свешивающихся с высокого потолка.

Неожиданно танцующие дамы и кавалеры заметили Элизу. Как будто по мановению волшебной палочки музыка стихла, и они, окружив смущенную девушку, громко и дружно зааплодировали ей.

Элиза смутилась. Она стояла в середине круга – с пунцовым лицом и бьющимся сердцем, не понимая, чем заслужила такой торжественный прием.
Как будто не замечая её скромного серого платья и старенького передника, мужчины в великолепных синих и красных камзолах с золотыми пуговицами, по очереди подходили к ней,  снимали широкополые шляпы и, почтительно кланялись:
–Приветствуем тебя, наша королева, – серьезно и важно говорили они.

Нарядные дамы в красивых бальных платьях, также по очереди подходили к ней и приседали в реверансе. Мило и вежливо улыбаясь, они говорили:
– Сегодня ты прекрасней всех, наша королева.
 «Неужели они не видят, что я не королева, а бедная девушка?» – растерянно подумала Элиза.

В этот момент снова заиграла музыка. И дамы с кавалерами перестали обращать на неё внимание. Они отошли от неё и закружились в вальсе.

 « У кого бы все-таки узнать, где я очутилась?» – подумала девушка и огляделась. Вдруг она заметила возле столов посудомойку, которая собирала на поднос тарелки и чашки.
 
«Она – то мне и нужна, » – решила Элиза и со всех ног бросилась к посудомойке.
– Не могла бы ты объяснить мне,  о чем говорят все эти люди? – спросила Элиза.

– Они говорят о том, что ты будешь нашей королевой, – ответила посудомойка,– сегодня утром главный советник короля Жана объявил во дворце, что сегодня ты появишься  на балу. Мы все с нетерпением ждали тебя. Ты очень красивая, – с восхищенной улыбкой добавила посудомойка.

– Король Жан? Я ничего не слышала о нем, – пожала плечами Элиза.
– Ничего удивительного. Девушки, которые оказывались на твоем месте, тоже ничего раньше не слышали о нашем короле Жане. Какие же они были глупышки! Ни одна не согласилась стать женой короля Жана и за это поплатилась своей свободой. Сейчас они сидят в темнице и проливают горькие слезы, а могли бы спать на пуховых перинах и есть из золотых тарелок. Смотри, не повтори и ты их ошибку. Если ты откажешь королю, то тебя ждет такая же печальная участь, – добавила посудомойка и многозначительно посмотрела на Элизу.

– Неужели ваш король Жан так некрасив и плох, что ни одна девушка не захотела стать его женой? – удивилась Элиза.

–Что ты! Король Жан очень мужественен и красив, к тому же ещё и сказочно богат. Но большего я сказать тебе не могу. Ты и сама все поймешь, когда взглянешь на него, – посудомойка с беспокойством огляделась по сторонам и, понизив голос, тихо добавила, – признаюсь, что и я сама ни за что не пошла бы замуж за короля Жана! Даже за тысячу талеров, – и она с загадочным видом замолчала.

– Не понимаю, откуда король узнал обо мне? И почему именно я? – задумчиво пробормотала Элиза.

– Главный советник посоветовал ему жениться только на тебе. Он сказал, что хорошо знает, какая ты красивая и порядочная девушка. Теперь и я вижу, что советник не ошибся – ты очень красивая. Советник также сказал, что ты хорошо знаешь семью короля.

– Я знаю семью короля…? – удивилась Элиза.

 И вдруг её осенило. Ну, конечно же! Как же она сразу не догадалась? Король Жан – наверное, и есть тот самый пропавший брат её Ганса. А главный советник, по-видимому, – тот самый ужасный карлик, который его похитил.

–А ты можешь описать, как выглядит главный советник?– попросила Элиза.

– Он маленький и очень противный карлик. Ты скоро его увидишь. Извини, но мне пора уходить. Я уже и так заговорилась с тобой, – посудомойка неловко присела в реверансе. А так как у неё в руках был поднос с грязной посудой, она чуть не выронила его.

В этот момент раздался грохот литавр, и стоящие на балконе трубачи громко дунули в свои золотые трубы. Отворились двери, и в зал стремительно вошел высокий и стройный молодой человек в золотой короне. Это был король Жан. За ним ковылял на коротких кривых ножках уродливый карлик. Как только они вошли, карлик сразу же огляделся по сторонам.

    Элиза сразу поняла, кого он ищет её. Она испугалась и решила убежать на кухню следом за посудомойкой.

    Но карлик уже заметил её и показал на неё пальцем.
    Король Жан направился к ней. Когда он подошел близко, Элиза убедилась в правильности своей догадки – ведь, перед ней стоял юноша, как две капли воды похожий на Ганса. Только на спине у него не было уродливого горба.

Но если глаза горбатого Ганса светились теплотой и весельем, то глаза его брата   показались Элизе похожими на две колючие льдинки. Брр- р! Элиза даже вздрогнула, когда поймала на себе его пристальный изучающий взгляд.

–Здравствуй, Элиза!– сказал Жан, – теперь я вижу, что ты и вправду очень красива. Главный советник не ошибся в выборе невесты. За это он получит обещанную награду, – с этими словами Жан многозначительно посмотрел на стоящего рядом карлика, который не сводил жадных глаз с хрустальных туфель на ногах у Элизы.

– Великий король Жан, я знал, что ты сдержишь слово, – льстиво улыбаясь, заявил карлик, с трудом оторвавшись от созерцания хрустальных туфель,– ты знаешь, что я хочу получить в награду за свои труды! – и с этими словами он показал на туфли.

– Да, да. Не беспокойся. Я помню, – ответил король. Он обернулся к Элизе и напыщенно произнес:

– Послушай, Элиза, ты скоро станешь моей женой. Мне даже не надо спрашивать у тебя согласие на брак. Потому что я уверен, что понравился тебе с первого взгляда . А если ты откажешься, я прикажу посадить тебя в темницу к десятку таких же дурочек, которые мне отказали, – и довольный собой, он презрительно рассмеялся.

– Позволь мне отдохнуть и осмотреть твой замок, – сказала Элиза и присела в вежливом реверансе. Она решила выиграть время.

–Хорошо. Позволь мне проводить тебя в твою комнату, – произнес Жан. Он подал руку и отвел Элизу в роскошную комнату, не забыв запереть дверь на ключ, который тут же отдал злому карлику. Таким образом, девушка оказалась запертой, словно пойманная птичка в золотой клетке. 

Глава 5.

Несмотря на непривычную для неё роскошную обстановку, Элиза нашла, что в комнате довольно мило и уютно : в камине весело потрескивал огонь, освещая очаровательную банкетку на гнутых ножках.  На стене висели старинные часы с кукушкой.

Как только девушка вошла в комнату, они пробили: «Бом-Бом!»  Красивые картины в позолоченных рамах, с изображением натюрмортов и пейзажей, и зеркала висели на стенах, обитых голубой тканью. Мягкие  персидские ковры лежали на полу. В стене виднелась дверь, ведущая в ванную комнату. А в глубине комнаты Элиза увидела широкую кровать с белым шелковым покрывалом. Рядом стоял стеклянный столик с едой и напитками на серебряном подносе.
 
Умывшись и подкрепившись, Элиза разулась и прилегла на кровать. Как только её щечка коснулась атласной подушки, как она почувствовала, что её обвевают теплые воздушные крылья. Элиза закрыла глаза и погрузилась в сон. Она проспала весь день. Наступила ночь, но Элиза так устала, что продолжала крепко спать.

В тот момент, когда часы с кукушкой пробили полночь: « Бом! Бом!» , Элиза явственно услышала, как кто-то повернул ключ в замке. Вслед за этим раздался странный шорох со стороны двери. Девушка замерла от страха. В иных обстоятельствах – девушка, конечно же,  нисколько не испугалась. Но не будем забывать, что она находилась в незнакомом странном месте, в замке короля Жана.

И так… , на середину комнаты выкатился  знакомый Элизе гадкий карлик. Он быстренько подбежал к её кровати и, громко пыхтя, схватил в свои короткие ручки хрустальные туфли. Элиза  увидела, как туфли заискрились, засверкали разноцветными огнями. На мыске каждой туфельки появились симпатичные круглые глазки, маленький носик и ротик. Сердито глядя на карлика, туфли стали вырываться из рук карлика и возмущенно кричать:

– Немедленно отпусти нас, гадкий карлик!
–Ну, уж нет! - ответит тот, - я так долго вас искал, что теперь ни за что с вами не расстанусь. И вы исполните все мои желания.

Элиза поняла, что хрустальные туфли исполняют любое желание.
–Даже если ты нас натянешь нас на свои ужасные короткие ноги, мы ни за что не исполним твоих желаний, – сказали туфли и обиженно надулись.
– Тогда я вас разобью, – пригрозил карлик.

Туфли призадумались.
– Так и быть. Но с одним условием, принеси для Элизы  взамен какие-нибудь тапочки. Не может же она ходить по дворцу босиком, – сказали они.
–Э, нет. Пока я буду искать тапки, вы можете скрыться или сбежать, – не поверил карлик. Он был очень подозрителен.

–Ну, что ты. Куда мы пойдем без ног. Мы сами ходить не умеем. А наша хозяйка крепко спит.
Карлик  посмотрел на Элизу и, убедившись, что она спит, кивнув головой, поставил туфли снова под кровать Элизы. После чего выскочил из комнаты.
–Проснись, Элиза! – громко завопили туфли. Они стали высоко подпрыгивать, при этом сверкали и переливались всеми цветами радуги, – проснись, если не хочешь остаться здесь навсегда.
–  А я и не сплю, – сказала Элиза. Она быстренько вскочила с постели, – скажите, миленькие туфли, что мне нужно сделать?

–Обуй нас на свои ножки и прикажи, чтобы мы перенесли тебя обратно домой.

–Но я не могу так поступить, – произнесла Элиза. Она была в отчаянии, – я хочу, чтобы Жан вернулся вместе со мной к своим родителям и брату.

Туфли возмущенно фыркнули и сердито посмотрели на Элизу:

– Это невозможно, глупая девчонка. Карлик не отпустит тебя и Жана, пока не завладеет нашей силой. Ведь, раньше именно он был нашим хозяином. Этот карлик – злой волшебник. А когда мы сбежали от него, он потерял половину своей силы. А мы сбежали, потому что он страшно неряшлив и плохо обращался с нами: никогда не мыл нас в воде и не протирал чистой тряпочкой. В его руках мы не блестели, и были похожи на туфли угольщика или трубочиста. Столько же на нас было грязи…
Брр-р! Это ужасно! Поэтому, не мешкай, одевай нас на ножки.

–Нет, нет, ответила Элиза, – я останусь и что-нибудь придумаю.

– Хорошо, оставайся. Только надень нас поскорей! Пока мы у тебя на ногах, карлик не причинит тебе вреда.

Элиза так и поступила. Ох, и вовремя же она это сделала! – Распахнулась дверь, и в комнату вбежал рассерженный карлик. Увидев на ногах Элизы хрустальные туфли, он  страшно разозлился:

–Ну, погоди, глупая девчонка! – пригрозил он, – ты все равно их снимешь когда-нибудь. Клянусь, что ты поплатишься за все.

На следующий день, Элиза встала рано. Она вышла в сад, который рос позади дворца и присела на скамейку под цветущий розовый куст. Вокруг неё цвели и благоухали удивительные цветы, порхали разноцветные бабочки, а на ветках заливались соловьи, но Элиза не замечала пригожего летнего дня, красоты бабочек и цветов. С болью в сердце вспоминала она родной дом, Ганса,  раздумывая, что предпринять?

Она опустила руку в карман и достала деревянного человечка – подарок Ганса. Как же она могла забыть про него? Ведь, она никогда не расставалась с ним. Девушка стала его рассматривать, представляя перед собой Ганса.

–Что это? – спросил король Жан, который незаметно приблизился сзади к Элизе.

–Это подарок твоего родного брата Ганса. Может быть, ты вспомнишь его? Ганс вырезал его и подарил мне, сказав, что это ты.

На лицо короля Жана набежала легкая тень далеких воспоминаний, но хотя он  усиленно морщил лоб и тер виски – все равно ничего не смог вспомнить.

Тогда Элиза рассказала ему про Иоганна-сапожника, Ханну и горбатого Ганса. В заключении она добавила:

–Если захочешь, ты сможешь вернуться назад!

Но к её удивлению король Жан громко расхохотался над ней:

–До чего же ты глупа! – воскликнул он, – неужели ты думаешь, что я захочу перебраться из своего великолепного дворца в нищий дом своего отца, после того, как побывал королем и жил в такой роскоши? – и он с видом превосходства  указал на свой блистательный дворец.

– Но ведь тебя ждут мать и отец, – воскликнула Элиза.

–И горбатый братец…, – с едкой иронией добавил Жан.

Элиза отшатнулась. Слова Жана показались ей жестокими, а глаза его – похожие на колючие злые льдинки, холодно смотрели на неё.

–Мне нечего добавить, – сказал он, – ты останешься здесь и станешь моей женой. А если не согласишься – я прикажу заточить тебя в темницу. А потом прикажу отрубить голову за твое упрямство, – он очень разозлился и не скрывал этого.

–Но я же не люблю тебя! – в отчаянии воскликнула Элиза.
–Это не беда. Полюбишь, – отрезал он.
– Но это невозможно, потому что я люблю другого, – ответила Элиза.
–Кто же этот счастливчик?– в глазах Жана промелькнул интерес.
–Я люблю твоего брата Ганса…, – прошептала Элиза.
–Ха-ха! – Нищего и горбатого Ганса? Ты предпочла жалкого горбуна – мне? – Могущественному королю….? Ха-ха! – И он начал смеяться.
Как же он хохотал. Даже слезы брызнули у него из глаз – вот до чего ему было смешно.
– Да что горбатый Ганс представляет из себя – жалкий и нищий человек, – сказал Жан.
–Нет, – крикнула Элиза, – он замечательный и добрый. Посмотри, какого человечка он сделал своими руками?
–Ну-ка, отдай его! – с этими словами Жан выхватил из рук девушки деревянного человечка и бросив на землю, ожесточенно наступил на него сапогом.

И вдруг поднялся ужасный ветер. Он дул все сильней и сильней…

И Элиза увидела, что с Жаном творится что-то странное. Вначале с его головы под порывом ветра слетела и унеслась куда-то золотая корона. Потом вместо красивого камзола с золотыми галунами и такими же пуговицами – на нем неожиданно появилась коричневая куртка с многочисленными карманами, которую обычно носят  ремесленники, а ноги Жана оказались обуты не в высокие королевские сапоги – а в грубые, но прочные башмаки…

А ветер дул все сильней…

Когда же он перестал дуть, Элиза увидела стоящих перед ней двух красивых юношей, двух братьев – Ганса и Жана. Весело улыбаясь, они глядели на  неё.

Да, и она сама снова сидела на скамейке в саду, возле пруда под цветущей акацией.

Но, что же это? – На спине у Ганса уже не было никакого горба. Он был также строен, как и его брат.

–Элиза! Милая Элиза! – радостно воскликнул он, беря её за руки, – вот ты где! Ты наверное спала, и мы просто сбились с ног, пока искали тебя.  Познакомься – это мой родной брат Жан. Помнишь, я рассказывал тебе о нем? Случилось чудо: когда мы возвращались домой, он вышел из дома нам навстречу, как ни в чем не бывало. А самое главное, посмотри! Милая Элиза – исчез мой ужасный горб….-,  Ганс был очень счастлив.

С той поры много утекло воды. Злой карлик больше никогда не появлялся в тех краях. Также бесследно исчезли и хрустальные туфли.

 И на этом можно было бы поставить в этой сказочной истории точку. Ведь, все завершилось просто чудесно. Правда, никто так и не узнал, где был Жан все это время.

А что же  Элиза? – Она крепко держала свой рот на замке и никому не рассказывала об этой истории. Остается добавить, что она вышла замуж за Ганса и была с ним очень счастлива.


 


Рецензии
А вот эта сказка - мне невероятно понравилась! Хочется увидеть ее в книжке, да, с иллюстрациями. Милая героиня, много поворотов, много волшебства!

Екатерина Горбунова-Мосина   25.03.2016 14:22     Заявить о нарушении
Спасибо, коллега). Хорошо бы выпустить сборник со сказками разных современных авторов! Это моя мечта. Пока увы, нереализуемая. Вы здесь давненько. Сами видите, сколько у нас талантливых пишущих детских авторов. Это здорово!

Валерия Карих   25.03.2016 16:45   Заявить о нарушении
Я здесь редко. Нашла друзей, и хранилище для текстов - и ладно ;)

Екатерина Горбунова-Мосина   25.03.2016 18:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.