Шаль

  "Ничто не производит столько мрака, сколько ум человеческий, рассуждающий по-земному и не принимающий озарения свыше" 
                (Иоанн Златоуст)
   

   - После смерти время бежит  быстрее, чем при жизни, - с ускорением,  правда, Виталий? - задумчиво глядя в зеркало, изрекла Елена Алексеевна, собираясь в храм  к заутренней службе.
   Год назад внезапно умер коллега ее мужа, муж подруги, талантливый  врач-реаниматолог. Человек, спасший жизнь тысячам львовян, тихо почил на рабочем месте, так неожиданно, что все реанимационное отделение рыдало в бессильном отчаянии.
   - Теперь он, наверное, - пред вратами рая... там будет счастлив и спокоен.  Там вечность, там нет времени.
   - Врач от Бога, вечная ему память, - согласился Виталий. - Леночка, одевайся теплее. На улице холодина, да и в церкви вряд ли тепло будет, простудишься, вот бронхит твой воспрянет и возрадуется, - пытался шутить муж. - Хронь - не дремлет.
   - А в прошлом году, в день похорон, погода была теплая, почти летняя  для октября, - надевая зимние сапоги и пальто, вспомнила Елена Алексеевна. - Платочек шелковый мамы-покойницы возьму с собой. В храм с непокрытой головой нельзя.
   - Какой еще шелковый платочек! Я тебе говорю: на улице минус десять! У тебя же шаль вязанная из козьего пуха есть!
   - Точно, я про нее совсем забыла. Жарко в ней будет. Эта шаль,  как огромное покрывало, тысячи коз своей шерсти невинно лишились, ради такой красоты.
   - "Жар костей не ломит", моя козочка, - заботливо покрывая голову жены шалью, прошептал Виталий.
   Ранним утром улицы Львова были пусты, спасаясь от непривычного холода и злющего ветра редкие прохожие бежали, смешно подпрыгивая.
   - Была бы у них такая шаль, как у тебя, шли бы степенно, - обнимая
жену, заметил Виталий.
   - Еще бы и перчатки не помешали, - нежно взглянув на мужа, ответила супруга.
   Рядом с храмом, на скамейке, накрыв ноги картонной коробкой, сидела маленькая, скукоженная старуха в болоньевом плаще. Ветер трепал ее волосы, выбившиеся из-под ситцевого платка. Печальными глазами, похожими на глаза Богородицы, нищенка взглянула на Елену Алексеевну.
   "Так смотрела на меня мама и бабушка в далеком детстве", -  удивилась женщина.
   Елена Алексеевна машинально сняла с себя шаль и накрыла посиневшую Богородицу, маму и  бабушку.
   - Бережить свого пана, хай він береже вас,  хай  буде вічним ваше
кохання! - вымолвила  старушка.   
   В храме Елена Алексеевна стояла, как дева с непокрытой головой, как великая грешница.  Десятки неприветливых  взглядов прихожанок устремились на нее. Даже хорошие знакомые косили осуждающим взглядом. Она, замужняя женщина, одна опростоволосилась и преступила законы церкви. Виталий положил руку ей на голову, пытаясь защитить от испепеляющего взгляда праведниц. Песнопения панихиды принесли облегчение душе и не надолго утешили. Но, многочисленные святые с икон тоже не одобряли ее проступка.
   Опустив глаза, грешница, чувствуя себя не в своей тарелке, замерзая, еле отстояла долгую службу, боясь встретиться взглядом с глазами молодого священника.
   Аллилуйя.  Аллилуйя. Аллилуйя. Панихида и молитвы присутствующих помогли душе покойного перейти в  вечную жизнь, в рай. 
   Елена Алексеевна с облегчением подняла глаза к куполу храма. Вседержитель улыбался ей лучезарной улыбкой. Тепло разлилось по всему телу, согревая душу.
 


Рецензии
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.